Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

МУРОМСКИЙ В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ
Т. 48, С. 8-13 опубликовано: 4 апреля 2022г.


МУРОМСКИЙ В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ

Муромский Успенский мон-рь. Картина. Кон. XIX — нач. ХХ в.
Муромский Успенский мон-рь. Картина. Кон. XIX — нач. ХХ в.

Муромский Успенский мон-рь. Картина. Кон. XIX — нач. ХХ в.
(Петрозаводской епархии Карельской митрополии), находится в 15 км от дер. Гакукса Пудожского р-на Карелии, на вост. берегу Онежского оз., недалеко от устья р. Муромки. Считается одним из древнейших мон-рей на территории Карельской митрополии. Основан в XIV в. прп. Лазарем Муромским († 1391), мон. Высокогорского мон-ря (Петров. 1886. С. 100-107; Будовниц. 1966. С. 113-120). Сведения о начальной истории М. У. м. содержит Житие прп. Лазаря, составленное на основе устного автобиографического рассказа святого, записанного его преемником игум. Феодосием (Новый Олонецкий патерик. 2013. С. 40-48). Известны 15 списков Жития, 2 пространные и краткая редакции, датируемые кон. XIV-XVII в. (Барминская. 1989; Литвинова, Прохоров. 1988; Новый Олонецкий патерик. 2013. С. 42). Возможно, Житие появилось только в XVII в., т. к. имя прп. Лазаря ранее не встречается ни в актовых материалах, ни в писцовых описаниях мон-ря, ни во владельческих записях в рукописях из обители (Новый Олонецкий патерик. 2013. С. 42).

М. У. м. был устроен на о-ве Мурма (Мучь), к-рый, согласно Житию, новгородский посадник Иван Захарьевич Фомин продал прп. Лазарю за 100 серебряных гривен. Преподобный поставил на острове крест, «малую хижину» и небольшую часовню. Первоначально прп. Лазарь столкнулся с враждебным отношением со стороны языческих финно-угорских племен («лопяне и чюдь и страшивыя сыроядцы»), обитавших на вост. берегу Онежского оз. Язычники неоднократно избивали подвижника, поджигали его хижину, изгоняли с острова, но он скрывался в пещере на горе Тетеривице. После того как основатель мон-ря исцелил слепого сына старейшины лопарей, язычники изменили отношение к прп. Лазарю, многие из них приняли крещение.

Первый храм в честь Воскрешения друга Божия прав. Лазаря преподобный построил на месте чудесного видения: Пресв. Богородица, св. Иоанн Предтеча и ап. Иоанн Богослов измеряли «вервием» место для храма, а посвящение престола было начертано «ангеловою рукою» на кресте, перед к-рым молился основатель обители. Лазаревская ц. предназначалась для погребения близ нее умерших насельников и странников. Собравшаяся братия построила еще 2 деревянные церкви: в честь Успения Пресв. Богородицы и в честь Рождества св. Иоанна Предтечи (трапезную). Обитель создавалась как общежительная; первыми монахами были старцы из Киево-Печерской лавры Иона и Евфросин, а также афонский мон. Феодосий, который «вериги тяжки на теле своем нося». Перед смертью прп. Лазарь обратился к насельникам с наставлением, назначил своим преемником священноинока Феодосия и завещал похоронить себя рядом с Лазаревским храмом.

Основными источниками сведений о ранней истории М. У. м. являются писцовые и переписные книги, актовый материал. В XV-XVII вв. мон-рь возглавляли прп. Афанасий Муромский (почитается наравне с прп. Лазарем, его имя упом. в дозорной книге 1620 г.), игумены Ефрем (1508), Лаврентий (1537-1539), Зосима (1582/1583), Иоасаф (Иосафат) (1586), черный поп Мисаил (1628-1629), черный поп Савватий (1647), строитель Иларион (1650), игумены Афанасий II (1673), Иоасаф II (ок. 1686), строитель Варлаам (1689, 1695) (Докучаев-Басков. 1886; Строев. Списки иерархов. Стб. 1008-1009).

В XVI в., при игум. Ефреме, мон-рь получил ружное содержание на 37 старцев: «В Муромский монастырь Успения Пречистые Богородицы да Иоанна Предтечи на Онеге озере идет милостыни игумену Офрему да старцам тридцати семи человеком идет по три рубля и по три деньги, да по пуду с четью меду, по пуду с четью воска, а деньгами за мед и за воск по два рубли. И всего милостыни и за мед и за воск пять рублев три деньги» (Запись о ружных церквах. 1856. С. 34).

Монастырская вотчина начала складываться в период независимости Новгородской земли. В краткой редакции Жития приводится грамота новгородского посадника Славенского конца (одного из 5 районов Новгорода) Ивана Захарьевича на «остров Муч со всею землею и озеро Муромское». Документ интерпретируется и датируется исследователями по-разному. Согласно традиц. мнению, это духовная Ивана Захарьевича Фомина, переданная прп. Лазарю сыном умершего посадника Феодором. Из-за хронологических и проч. несоответствий в тексте принято считать грамоту подложной и датировать ее только 2-й пол. XVII в. (Валк. 1937; Янин. 1991. С. 358-359; Чернякова. 1998. С. 219-221; Амелина. 2008. С. 71-72). Появление поддельного документа связывают с длительной земельной тяжбой М. У. м. с Корнилиевым Палеостровским в честь Рождества Пресвятой Богородицы монастырем. По др. мнению, данная грамота не фальсификат, а подлинный акт 50-х гг. XV в., к-рый «подтверждает ранее совершенную монастырскую купчую XIV в. и передает эти земли монастырю уже на безвозмездной основе» (Мусин. 2000). Предполагается, что «остров Муч» прп. Лазарю продал в сер. XIV в. новгородский посадник Есиф Захарьевич, а его внук, тоже новгородский посадник, Иван Фомин подтвердил покупку земли вкладной грамотой, выданной прп. Афанасию Муромскому в сер. XV в. Имя Ивана Захарьевича появилось в тексте Жития из-за ошибки его автора или редакторов (Там же).

Колокольня и часовня-«футляр» (кон. XIX в.) на монастырском кладбище в Лазаревой роще. Фотография. Нач. ХХ в.
Колокольня и часовня-«футляр» (кон. XIX в.) на монастырском кладбище в Лазаревой роще. Фотография. Нач. ХХ в.

Колокольня и часовня-«футляр» (кон. XIX в.) на монастырском кладбище в Лазаревой роще. Фотография. Нач. ХХ в.
Согласно писцовой книге Заонежской половины Обонежской пятины 1563 г., ближайшими к обители землями на Муромском п-ове владели новгородские вотчинники Оксинья Микитина и Иван Патрикеев. Из 3 деревень, стоявших на Муромском Носу, только одна, Родионовская, в кон. XV в. принадлежала братии. После присоединения Новгорода к Москве все поселения Муромского п-ова вместе с угодьями вошли в вотчину М. У. м., первоначально на условиях оброчного содержания, вероятно в связи с запустением (Амелина. 2008. С. 72).

Крестный ход во главе с митр. Петрозаводским Константином в престольный праздник Успения Пресв. Богородицы и в день торжества в честь 625-летия преставления прп. Лазаря Муромского. Фотография. 2016 г.
Крестный ход во главе с митр. Петрозаводским Константином в престольный праздник Успения Пресв. Богородицы и в день торжества в честь 625-летия преставления прп. Лазаря Муромского. Фотография. 2016 г.

Крестный ход во главе с митр. Петрозаводским Константином в престольный праздник Успения Пресв. Богородицы и в день торжества в честь 625-летия преставления прп. Лазаря Муромского. Фотография. 2016 г.
В 1582/83 г., как явствует из писцовой книги, монастырская вотчина включала 7 деревень на р. Гакуксе, на р. Андоме и на Муромском п-ове, 2 пустоши (Борисовская и Тетеревиная Гора). Основная часть земельных владений М. У. м. располагалась в Гакукской вол. (Андомский погост). Писцами фиксируется единичное поселение на р. Андоме, а также земли и рыбные ловли в Унойской губе Онежского оз. По сведениям К. А. Докучаева-Баскова, в 1-й четв. XVII в. некий Федор Иванович Морозов пожаловал мон-рю 2 деревни и пустошь в Спасском Шальском погосте (Докучаев-Басков. 1886. С. 514). В переписной книге 1647 г. зафиксировано 8 монастырских деревень: 2 - в Шальском погосте в Унойской губе, 5 - в Гакукской вол. и одна на р. Андоме (Амелина. 2008. С. 73).

По-видимому, границы владений М. У. м. в XVI - 1-й пол. XVII в. не были четко установлены, что стало причиной продолжительных земельных споров монастырских крестьян с жителями смежных волостей, в частности Нигижемской (Петров. 1886). В 30-х гг. XVI в. велась тяжба с Палеостровским мон-рем из-за земель и рыбных ловель в Унойской губе. Муромские монахи проиграли дело, представив подложную духовную новгородского посадника Панфилия Селифонтова (Корецкий. 1959. С. 449-450; Амелина. 2008. С. 70-71). Межа земельных владений М. У. м. детально описывается в жалованной грамоте 1650 г., полученной строителем Иларионом: от устья р. Андомы на юге и оз. Рандозеро по верховьям рек Сормы, Нигижмы, Гакуксы к Тетеревиной Горе на севере (Амелина. 2008). В XVII в. М. У. м.- значительный среди местных обителей земельный собственник: в 1628-1629 гг.- 30 крестьянских и 5 бобыльских дворов (всего 70 чел.), в 1647 г.-27 крестьянских и 3 бобыльских двора (всего 63 чел.), в 1678 г.- 23 крестьянских двора (105 чел.) (Иванов. 2007. С. 494-496).

Сохранились сведения о М. У. м. в писцовых и переписных книгах 2-й пол. XVI-XVII в. Самое раннее из них содержит писцовая книга 1563 г. Андрея Лихачёва: «В Никольском погосте в Андомском в Юрьеве писме Костянтиновича Сабурова манастырь не писан, а ныне по новому писму на Онеге озере на Муромском острову церковь Успенье пречистые, другая церковь Рожество Ивана Предтечи, да за манастырем третья церковь Лазорь святый на Гробищах, а в манастыри 3 священники да пол-40 старцов» (Писцовые книги Обонежской пятины 1496 и 1563 гг. Л., 1930. С. 201).

Муромский Успенский мон-рь. Фотография. 2016 г.
Муромский Успенский мон-рь. Фотография. 2016 г.

Муромский Успенский мон-рь. Фотография. 2016 г.
В писцовой книге 1582/83 г. упоминается «монастырь Муромской на озере на Онеге на Муромском острову», в к-ром имелись: деревянная Иоанно-Предтеченская ц. с трапезой; «место церковное, что была церковь Успенье Пречистые Богородицы, да за монастырем церковь Лазарь святый»; кельи игум. Зосимы, свящ. Никона, келаря Иосифа «да 16 келей, а в них живут 35 братов. А церковь Успенье Пречистые и около монастыря ограда згорела» (Писцовая книга Заонежской половины Обонежской пятины. 1993. С. 263). Новый Успенский храм на месте сгоревшего был построен и освящен в 1586 г., при игум. Иоасафе (Иосафате), что следовало из надписи на закладном кресте, хранившемся в обители в XIX в. (Докучаев-Басков. 1886).

В 1612/13 г. М. У. м. был разорен «немецкими и литовскими людскими ворами». В переписных книгах 1628-1631 гг. упоминаются построенные «клецки» Успенский храм, теплая ц. Рождества св. Иоанна Предтечи с трапезой, шатровая колокольня («колокол в 20 пудов, другой в 16 пудов, третий в 12 пудов, колокол в 6 пудов, два колокола зазвонных в 2 пуда»), 13 братских келий, хозяйственные службы, за оградой - конюшенный и коровий дворы, «да под монастырем пашни паханой 4 чети с осьминою в поле, а в дву потому ж, а пашут на монастырь служки и детеныши. Да за монастырем же, за полем церковь во имя Лазарево воскресение, древяна, клецки… И всего Муромского монастыря в отчине 8 деревень живущих да 2 пустоши» (Олонецкие ГВ. 1850. № 47). В 1673 г. была возведена новая Иоанно-Предтеченская ц., в 1686 г.- Успенский храм. В 1700 г. за М. У. м. числились 23 крестьянских двора (Ведомость. 1850; Петров. 1886).

По данным переписных книг 1628-1631 гг., монастырская б-ка насчитывала ок. 40 рукописных книг, из к-рых по крайней мере 5 сохранились в собраниях БАН, РГБ и НА РК (Пигин. 2010).

В сер. 80-х гг. XVII в. М. У. м. был преобразован в женский. После челобитных игум. Неониллы Новгородский митр. Корнилий переселил в обитель стариц из Ильинского мон-ря Шунгского погоста, к-рые, по их словам, подвергались притеснениям со стороны местного приходского духовенства. Муромские монахи были переведены в Палеостровский мон-рь. Но через несколько лет из-за многочисленных жалоб вкладчиков М. У. м., обращавшихся и к церковным, и к высшим светским властям, обитель со всеми владениями вернули прежним монахам (Дело о переводе. 1887). В краеведческой лит-ре преобразование М. У. м. в женский ошибочно датируется 1786 г. (Петров. 1886. С. 116; Докучаев-Басков. 1886. С. 521).

К сер. XVIII в. число насельников М. У. м. уменьшилось. Если в 1738 г. община включала строителя иером. Кирилла, келаря мон. Германа, казначея мон. Тарасия и 17 старцев, то в нач. 40-х гг. XVIII в. в ней оставались 6 монахов (РГАДА. Ф. 311. Оп. 1. Д. 1. Л. 49а об.; Кожевникова. 2009. С. 67). К нач. 60-х гг. XVIII в. к мон-рю были приписаны «малобратные» Рубежская, Сунарецкая и Вашеостровская пустыни (РГИА. Ф. 834. Оп. 3. Д. 2457. Л. 85-88 об.). Во время реформы 1764 г. М. У. м. первоначально был оставлен «на собственном содержании», со строителем и 6 монашескими вакансиями. Обитель возглавляли игум. Тарасий (1764-1773), при к-ром была возведена ц. в честь Богоявления (1768), иеромонахи Пафнутий (1775-1784) и Иосиф (1784-1785).

К сер. 80-х гг. XVIII в. мон-рь пришел в упадок (РГИА. Ф. 796. Оп. 66. Д. 569. Л. 1-1 об.), в 1786 г. по предложению Олонецкого и Каргопольского еп. Амвросия (Серебрянникова) упразднен, а освободившееся место «за штатом» отдано Стороженскому мон-рю (Кожевникова. 2009. С. 85-87). Деревянные церкви Успения, Богоявления, Рождества св. Иоанна Предтечи и Воскрешения Лазаря стали приходскими (НАРК. Ф. 25. Оп. 20. Д. 29/322; Оп. 16. Д. 9/1). Известны имена священников, служивших в храмах упраздненного мон-ря: Иаков Ларионов (1784-1798), Феофилакт Терентьев (до 1825), Косма Феофилактов (до 1867) (см.: Петров. 1886. С. 116). Источниками доходов для причта служили 160 дес. земли разного качества (большая ее часть сдавалась в аренду местным жителям), а также мельница на р. Самина. Доход приносили проценты с «вечного» капитала, пожертвования богомольцев «на поминовение душ умерших». Упраздненный М. У. м. не имел собственных прихожан. Из-за неудобства путей сообщения с соседними деревнями и опасности «неправильного народного ропота» епархиальные власти не решались приписывать к его церквам кого-либо из местных крестьян (НАРК. Ф. 25. Оп. 16. Д. 9/1. Л. 4-6). К нач. 60-х гг. XIX в. строения упраздненного мон-ря обветшали. Богоявленская ц., 2 часовни и развалившаяся кладбищенская ограда нуждались в срочном ремонте, но у причта не хватало на это средств (Там же. Оп. 4. Д. 33/12). По инициативе свящ. Космы Феофилактова с 1855 г. началось строительство нового, кирпичного Успенского храма.

В кон. 30-х - нач. 40-х гг. XIX в. на территории М. У. м. недолго существовала жен. община, сложившаяся из жительниц окрестных деревень и странниц. Ее возглавляла крестьянская девица Феодосия Кизилова из Воронежской губ. Епархиальные власти не разрешили официально учредить общину из-за отсутствия надежных источников финансирования и наличия в Олонецкой епархии жен. Успенского монастыря в Каргополе.

Церковь во имя Всех святых. 1891 г. Фотография. 2016 г.
Церковь во имя Всех святых. 1891 г. Фотография. 2016 г.

Церковь во имя Всех святых. 1891 г. Фотография. 2016 г.
Возрождение М. У. м. стало возможным благодаря финансовой помощи пудожского купца Ивана Ивановича Малокрошечного и активной поддержке местного населения. В 1867 г. муж. мон-рь был открыт «без всякого пособия от правительства» с условием создать при нем «приют для престарелых и убогих» (Кожевникова. 2009. С. 127-132). Основу монастырского капитала составили 10 тыс. р., пожертвованные Малокрошечным и положенные им в опекунский совет в 5-процентных билетах, что давало братии 500 р. ежегодного дохода. Дополнительно купец выделил 2 тыс. р. на текущие расходы. Первыми управляющими М. У. м. стали священник Троицкого храма г. Пудожа Иоанн Георгиевский и казначей Александрова Ошевенского мужского монастыря иером. Феодосий.

Во 2-й пол. XIX в. в М. У. м. появляются каменные строения. К 1866 г., еще до офиц. открытия обители, на средства Малокрошечного была достроена каменная одноглавая Успенская ц. с 2 отапливаемыми приделами («в трапезе») - Рождества св. Иоанна Предтечи и прп. Иоанна Рыльского, а также с колокольней (на старинном позвонном колоколе имелась надпись: «Лета от мироздания 7016 колокол сей слит при Государе благоверном князе Василии Ивановиче и при преосвященном архиепископе Серапионе повелением игумена Ефрема святому Ивану в дом, а мастер Микита Васильев»). В 1891 г. возвели каменную 5-главую ц. во имя Всех святых. В 1896 г. в каменном братском корпусе был освящен домовый храм во имя свт. Николая Чудотворца. В роще на братском кладбище «как памятник глубокой древности» сохранялась ц. Воскрешения Лазаря в часовне-«футляре» (1887). К нач. ХХ в. в М. У. м. располагались 2 двухэтажных деревянных дома для братии, каменный корпус с трапезной и настоятельскими покоями (на 2-м этаже), кухней и просфорней (на 1-м этаже), каменная кладовая с погребом, вне ограды - гостиница для богомольцев, скотный двор с работной избой, мельница, хозяйственные постройки (НАРК. Ф. 25. Оп. 1. Д. 82/11. Л. 62 об.- 63; Ф. 127. Оп. 1. Д. 1/16).

Колокольня и ц. Воскрешения прав. Лазаря на месте часовни «футляра». Фотография. 2016 г.
Колокольня и ц. Воскрешения прав. Лазаря на месте часовни «футляра». Фотография. 2016 г.

Колокольня и ц. Воскрешения прав. Лазаря на месте часовни «футляра». Фотография. 2016 г.
Братия возрожденной обители стремилась вернуть земельную собственность (Кожевникова. 2009. С. 148-149). По решению Олонецкой палаты уголовного и гражданского суда местным крестьянам, переселившимся на земли мон-ря после его упразднения, достались положенные законом 15 десятинных пропорций на человека (5484 дес. 1700 кв. саж.); в пользу монахов отошло 229 дес.; остальные земли остались в единоличном владении казны. Монастырское начальство не признавало права гос-ва на большую часть своих бывш. владений. Указом Сената от 21 мая 1887 г. прежнее решение Олонецкой палаты уголовного и гражданского суда отменялось, спорящим сторонам предлагалось договориться о том количестве земли, которое отойдет каждой из них. В 1898 г. многолетний спор был прекращен. К тому времени в собственность обители перешли 399 дес. 1303 кв. саж. земли, из них 299 дес. леса в урочищах Тетеревиная Гора и Тюля-Нос. Часть пашни (12 дес. 1669 кв. саж.) находилась в чересполосном владении с крестьянами Гакукского прихода, что стало причиной последующих мелких конфликтов с ними. М. У. м. имел рыбные ловли на р. Муромке, при этом лов производился совместно с местными жителями. Своей мельницы на р. Самине мон-рь лишился во время весеннего паводка 1867 г., и братия стала возить зерно в Андомскую вол. (НАРК. Ф. 25. Оп. 4. Д. 3/12).

Расцвет М. У. м. в посл. четв. XIX - нач. ХХ в. связан с деятельностью настоятеля архим. Онисима (Савинова), управлявшего обителью с 1873 г. (Там же. Ф. 127. Оп. 2. Д. 1/3; Ф. 25. Оп. 20. Д. 48/551). «Сам из крестьян, умный, весь ушедший в заботы об обители, он очень близко держится к народу и пользуется за то в окрестностях большой популярностью»,- отзывались о нем современники (Ол-н. 1905). При нем в М. У. м. начали действовать новая паровая мельница «с локомобилем» и кожевенный завод; монахи продавали рыбу, скот, масло, овес и проч. Использование технических новинок в хозяйстве («жатвенные снаряды, молотилки и веялка-сортировка») позволяло обеспечивать братию собственным зерном круглый год (НАРК. Ф. 25. Оп. 20. Д. 9/97. Л. 11 об.; Д. 11/111. Л. 10). В нач. ХХ в. М. У. м. занимал 3-е место среди муж. обителей Олонецкой епархии по размерам основного капитала (20 564 р.). В 1901 г. монастырское стадо включало 40 голов рогатого скота, содержали 7 лошадей; с полей и огородов были собраны 55 четв. ржи, 50 четв. овса, 300 мер картофеля, 700 кочанов капусты (Там же. Оп. 1. Д. 82/11. Л. 63).

М. У. м., окруженный болотами с востока и севера, находился в «малолюдной и труднодоступной местности», в стороне от почтовых трактов, паломники посещали его гл. обр. летом и зимой. Мощи прп. Лазаря Муромского пребывали под спудом в деревянной часовне, устроенной за алтарем Лазаревской ц. («о самую стену алтаря с восточной стороны»), на братском кладбище. Близ алтаря каменной Успенской ц., над могилой прп. Афанасия Муромского, первоначально стояла деревянная часовня. После возведения каменной Всехсвятской ц. его гробница была установлена в специальной нише на ее левой стороне (Ол-н. 1905). С именем прп. Афанасия монастырское предание связывало железные вериги, к-рые монахи берегли как святыню (Никодим (Кононов). 1903). В кон. XIX в. над Лазаревской ц. для сохранения ее от разрушения была возведена часовня-«футляр», и стоявшая над мощами основателя рака оказалась внутри ее. В часовне хранились деревянные богослужебные сосуды (потир, дискос, 2 блюдца для проскомидии) прп. Лазаря, его крашенинная риза и резной подсвечник «в виде треножника». На подоконнике лежали куски старинного мукомольного жернова, к-рым мололи хлеб при первых насельниках. В древнем храме были собраны монастырские иконы XV-XVI вв. Среди них - образ «Исцеление слепорожденного» (XV в.), сюжетно связанный с событиями, описанными в Житии прп. Лазаря Муромского (чудо о прозрении сына старейшины лопарей по молитвам святого). В 1959 г. экспедиция Государственного Русского музея вывезла часть редких икон для их реставрации и дальнейшего хранения в музейных фондах (КГКМ. № 1631. Л. 8, 18-19). Во Всехсвятском храме за правым клиросом пребывала чтимая икона Успения Пресв. Богородицы, считавшаяся увеличенной копией образа, принадлежавшего прп. Лазарю и исчезнувшего в пожаре XVI в. или во время разорения 1612/13 г. (Ол-н. 1905). В М. У. м. паломники обязательно поклонялись «Лазареву кресту», стоявшему возле дороги «от времен седой старины». Ежегодно 24 июня к нему устраивалось торжественное шествие с молебным пением (Никодим (Кононов). 1903).

После закрытия М. У. м. в 1919 г. на его территории была создана сельхозкоммуна им. Троцкого. При описи монастырского имущества последний настоятель иером. Иоаким был арестован по обвинению в растрате (НАРК. Ф. 108-Р. Оп. 1. Д. 22/319. Л. 142). Вероятно, последние муромские монахи были расстреляны, но место их погребения неизвестно (Арх. отд. Петрозаводского ЕУ. Колл. ист. док-тов. Д. 7. Л. 3-5). После 1945 г. в сохранившихся монастырских постройках разместили дом инвалидов. В 1959 г. ц. Воскрешения прав. Лазаря была перевезена в Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник на о-ве Кижи. В 1991 г. началось возрождение обители. Часовня-«футляр» была переделана в летнюю ц. Воскрешения прав. Лазаря. Трудами малочисленной братии восстановлены Успенский храм, каменный корпус с домовой Никольской ц., реставрируется Всехсвятский храм. С 26 июля 2012 г. наместником обители является игум. Илия (Горбачёв). В г. Пудоже находится монастырское подворье.

Арх.: РГИА. Ф. 796. Оп. 66. Д. 569; Ф. 834. Оп. 3. Д. 2457; Ведомости о мон-рях и монахах Новгородской епархии в 1738 г. // РГАДА. Ф. 311. Оп. 1. Д. 1. Л. 49а об.; НАРК. Ф. 4. Оп. 18. Д. 21/209; Ф. 25. Оп. 1. Д. 82/11. Л. 62 об.- 63; Оп. 4. Д. 33/12; Оп. 16. Д. 9/1; Оп. 20. Д. 9/97, 29/322; Ф. 127. Оп. 1. Д. 1/16; Науч. архив НАРК. № 1631.
Ист.: Ведомость: Сколько по переписным 1700 г. книгам состояло за монастырями и вообще духовным ведомством крестьянских дворов // Иванов П. И. Описание Гос. архива старых дел. М., 1850. С. 344-358; Запись о ружных церквах и мон-рях в Новгороде и в Новгородских пятинах, сост. в XVI в. при Новгородском архиеп. Александре (1577-1589 гг.) / Ред.: архим. Макарий (Миролюбов) // ВОИДР. 1856. Кн. 24. С. 25-32; Дело о переводе из Палеостровского и др. мон-рей старцев в Муромский Успенский мон-рь и о выводе стариц из сего мон-ря в Вознесенский и Никольский мон-ри // ЧОИДР. 1887. Кн. 3. Смесь. С. 54-76; Писцовые книги Обонежской пятины 1496 и 1563 гг. Л., 1930. С. 201; Мат-лы по истории Карелии XII-XVI вв. / Ред.: В. Г. Гейман. Петрозаводск, 1941; Карелия в XVII в.: Сб. док-тов / Сост.: Р. Б. Мюллер. Петрозаводск, 1948; Писцовая книга Заонежской половины Обонежской пятины, 1582/83 г.: Заонежские погосты // История Карелии XVI-XVII вв. в док-тах. Петрозаводск; Йоэнсуу, 1993. Т. 3. С. 263.
Лит.: ИРИ. Ч. 5. С. 114-130; Докучаев-Басков К. А. Подвижники и мон-ри крайнего Севера: Муромский мон-рь // ХЧ. 1886. № 9/10. С. 492-536; Петров К. М. Муромский мон-рь: (в Пудожском у.) // Олонецкий сб.: Мат-лы для истории, географии, статистики и этнографии Олонецкого края. Петрозаводск, 1886. Вып. 2. Отд. 1. С. 99-117; Никодим (Кононов), архим. Олонецкие святые: Их жизнь и церковное почитание: (Агиол. очерки) // Олонецкие ЕВ. 1903. № 8. С. 286-290; Ол-н. Муромская обитель: Впечатления паломника // Олонецкие ГВ. 1905. № 8. С. 3; Валк С. Н. Начальная история древнерус. частного акта // Вспомогательные ист. дисциплины: Сб. ст.. М.; Л., 1937. С. 301-303; Корецкий В. И. Новгородские грамоты XIV в. из архива Палеостровского мон-ря // АЕ за 1957 г. М., 1958. С. 437-450; Будовниц И. У. Мон-ри на Руси и борьба с ними крестьян в XIV-XVI вв. М., 1966; Литвинова Н. Н., Прохоров Г. М. Житие Лазаря Муромского // СККДР. 1988. Вып. 2. Ч. 1. С. 288-290; Барминская Н. Н. Повесть о Муромском о-ве // Устные и письменные традиции в духовной культуре Севера. Сыктывкар, 1989. С. 129-149; Янин В. Л. Новгородские акты XII-XV вв.: Хронол. коммент. М., 1991; Нилов Е. Г. Муромский мон-рь. Пудож, 1993; Чернякова И. А. Карелия на переломе эпох: Очерки соц. и аграрной истории XVII в. Петрозаводск, 1998; Орфинский В. П. Древнейший деревянный клетский храм России - ц. Воскрешения Лазаря из Муромского мон-ря // Народное зодчество: Межвуз. сб. Петрозаводск, 1999. С. 115-122; Мусин А. Е. К проблеме подлинности данной грамоты посадника Ивана Фомина прп. Лазарю Муромскому // Новгород и Новгородская земля: История и археология. Вел. Новг., 2000. Вып. 14. С. 315-324; Пашков А. М. «Житие Лазаря Муромского» в истории культуры Карелии XVIII-XX вв. // Кижский вестн. Петрозаводск, 2003. Вып. 8. С. 3-19; Кораблёв Н. А. Пудожское купечество (2-я пол. XIX - нач. ХХ в.) // Ист.-культурные традиции малых городов Рус. Севера: Мат-лы регион. науч. конф. (7-9 сент. 2006 г.). Петрозаводск, 2006. С. 149-157; Иванов В. И. Мон-ри и монастырские крестьяне Поморья в XVI-XVII вв. СПб., 2007; Амелина Т. П. Мон-ри южной Карелии и границы их земельных владений // Православие в Карелии: Мат-лы 3-й регион. науч. конф. Петрозаводск, 2008. С. 66-77; Кожевникова Ю. Н. Мон-ри и монашество Олонецкой епархии во 2-й пол. XVIII - нач. XX в. Петрозаводск, 2009; Пигин А. В. Памятники рукописной книжности Олонецкого края. Петрозаводск, 2010; Новый Олонецкий патерик. СПб., 2013.
Ю. Н. Кожевникова
Ключевые слова:
Монастыри Русской Православной Церкви (муж.) Муромский в честь Успения Пресвятой Богородицы мужской монастырь (Петрозаводской епархии Карельской митрополии) Карельская митрополия Русской Православной Церкви
См.также:
АБАЛАКСКИЙ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ ЗНАМЕНИЕ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ (Тобольской и Тюменской епархии), расположен в с. Абалак, на правом берегу Иртыша, в 30 км от Тобольска Тюменской обл.
АВНЕЖСКИЙ В ЧЕСТЬ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ находился в Тотемском уезде Вологодской губернии, при впадении р. Авнежи в р. Сухону
АВРААМИЕВ ГОРОДЕЦКИЙ В ЧЕСТЬ ПОКРОВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МОНАСТЫРЬ (Костромской и Галичской епархии), в с. Ножкине Чухломского р-на, основан в кон. XIV в.
АВРААМИЕВ НОВОЗАОЗЕРСКИЙ В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ БОЖИЕЙ МАТЕРИ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в с. Умиление Галичского р-на Костромской обл., первый мон-рь в Галичской земле
АВРААМИЕВ РОСТОВСКИЙ В ЧЕСТЬ БОГОЯВЛЕНИЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в г. Ростове Ярославской обл., близ оз. Неро
АВРААМИЕВ СМОЛЕНСКИЙ В ЧЕСТЬ ПОЛОЖЕНИЯ РИЗЫ БОГОРОДИЦЫ ВО ВЛАХЕРНЕ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ (Спасо-Авраамиев Богородицкий училищный)