Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

МОСКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ
Т. 47, С. 307-349 опубликовано: 28 марта 2022г.


Содержание

МОСКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ

субъект РФ в составе Центрального федерального окр. Территория - 44,3 тыс. кв. км. Адм. центр - Москва, органы гос. власти М. о. находятся в Москве и в Красногорске. М. о. расположена в центре европ. части России, граничит с Владимирской, Калужской, Рязанской, со Смоленской, с Тверской, Тульской, Ярославской областями и с городом федерального значения Москва. Население - 7,42 млн чел. (2017). Национальный состав (по данным Всероссийской переписи 2010 г. при населении 7,09 млн чел.): русские - 87,42%, украинцы - 1,68%, армяне, татары, белорусы, узбеки, молдаване, азербайджанцы, мордва, таджики, чуваши, грузины, евреи и др.- 4,98%, лица, не указавшие национальность,- 5,92%. М. о. включает (на 9 июля 2017) 50 городских округов и 17 муниципальных районов.

История (1929-2017)

(Очерк истории земель М. о. до 1929 см. в ст. Москва.) Постановлением ВЦИК от 14 янв. 1929 г. с 1 окт. того же года была образована Центральнопромышленная обл. с центром в Москве, в которую должны были войти Московская, Рязанская, Тверская и Тульская губернии, Калужский, Лихвинский и Малоярославецкий уезды Калужской губ. Постановлением ВЦИК от 3 июня 1929 г. название области было изменено на «Московская». 12 июля 1929 г. область была разделена на 10 округов (Бежецкий, Калужский, Кимрский, Коломенский, Орехово-Зуевский, Московский, Рязанский, Серпуховской, Тверской, Тульский) и на 144 района. Площадь М. о. составила 158,7 тыс. кв. км, население - ок. 11 млн чел. В 1930 г. деление на округа было ликвидировано. В 1931 г. Москва выделена в самостоятельную административно-хозяйственную единицу. В период индустриализации в М. о. построены крупные предприятия химической промышленности (фабрики искусственного волокна в Клину и в Мытищах, завод пластмасс в Кунцеве, единственный в то время в стране химико-фармацевтический завод «Акрихин» в пос. Ст. Купавна (ныне город Ногинского р-на), комбинат фосфатных удобрений в Воскресенском р-не), предприятия машиностроения (Егорьевский станкостроительный завод, Серпуховский завод напильников, Болшевский завод пищевого машиностроения), предприятия по производству строительных материалов (цементный завод «Гигант» в Воскресенске, завод огнеупорного кирпича в Подольске, завод стандартных железобетонных изделий в Павшине (ныне в черте Красногорска)) и др. В ряде городов возникли предприятия оборонной промышленности. В 30-х гг. XX в. в М. о. производилось 7% промышленной продукции СССР. 29 янв. 1935 г. из состава М. о. была выделена Калининская (с 1990 Тверская) обл. (26 районов), 26 сент. 1937 г.- Рязанская (39 районов) и Тульская (38 районов) области.

После начала Великой Отечественной войны мн. предприятия региона были эвакуированы в вост. районы страны. Западные, северо-западные, южные и юго-западные земли М. о. подверглись герм. оккупации (осень 1941 - нач. 1942), здесь развернулась Московская битва 1941-1942 гг., ставшая 1-м стратегическим успехом Красной Армии в войне. В ходе боев были полностью уничтожены 584 и частично - 2280 селений М. о. Города, оказавшиеся на оккупированной герм. войсками территории, были разрушены (особенно пострадали Истра, Верея, Волоколамск, Клин, Малоярославец, Наро-Фоминск, Руза и др.). С 1942 г. велось постепенное восстановление хозяйства М. о. В том же году к М. о. были присоединены располагавшиеся на территории Подмосковного угольного бассейна районы Тульской обл. (в 1957 возвращены в состав Тульской обл., кроме Серебряно-Прудского р-на) и Рязанской обл. (в 1946 возвращены в состав Рязанской обл.). 5 июля 1944 г. 4 района М. о. были переданы в состав новообразованной Калужской обл., 14 авг. 1944 г. Петушинский р-н и г. Покров переданы в состав Владимирской обл. В 1956 г. в М. о. вошел г. Дубна.

С сер. XX в. мн. города региона развивались как центры фундаментальных научных исследований (Дубна, Пущино, Реутов, Троицк, Фрязино и др.). В 50-60-х гг. М. о. стала одним из главных центров развития космонавтики в стране. Важнейшие предприятия отрасли разместились в Калининграде (с 1996 Королёв; там находится Центр управления полетами), в 1960 г. в пос. Чкаловский открылся Центр подготовки космонавтов, перенесенный в 1965 г. в Звёздный городок г. Щёлково (г. Щёлково-14, пос. Звёздный). В 1960, 1984 и 1988 гг. значительные части районов М. о., расположенных вокруг Москвы, были присоединены к столице. В 1960-1961 гг. в состав Москвы входили Балашиха, Люберцы, Мытищи, Реутов и Химки. В 1969-2010 гг. административно-территориальное устройство М. о. было стабильным, она была разделена на 39 районов. По Соглашению об изменении границы между субъектами Российской Федерации - городом Москва и М. о. от 30 июня 2011 г., а затем по его уточненному варианту из М. о. в состав Москвы перешла территория, площадь к-рой составила 148 тыс. га, включая города Московский, Троицк, Щербинка, поселки городского типа Киевский, Кокошкино и др. К М. о. присоединена территория площадью 1,4 га.

Статистические данные о религиозных организациях

Большинство верующих М. о.- православные. К нач. июля 2017 г. в М. о. зарегистрированы 1592 религиозные орг-ции: 1301 Русской Православной Церкви, 25 старообрядческих (см. ст. Старообрядчество), 5 орг-ций Истинно православной церкви (см. статьи: Истинно православные христиане, Катакомбное движение), 3 прихода Армянской Апостольской Церкви (ААЦ), 194 протестант. орг-ции, 52 мусульм. религиозные орг-ции, 10 иудейских, 2 орг-ции Богородичного центра.

Русская Православная Церковь

М. о. входит в Московскую епархию. Правящему архиерею епархии, Патриарху Московскому и всея Руси, в управлении епархией в пределах М. о. помогает патриарший наместник, управляющий Московской епархией и правящий архиерей епархии в указанных пределах - митрополит Крутицкий и Коломенский (с 1977 митр. Ювеналий (Поярков)). На территории М. о. расположен 31 мон-рь, 8 из к-рых ставропигиальные. (Об истории Православия на территории М. о. см. также статьи: Коломенская епархия, Крутицкая кафедра, Митрополичья область.)

Э. П. Р.

Старообрядчество

Имеет давнюю историю на территории М. о. Исторические области в Вост. и Юго-Вост. Подмосковье, такие как Гуслица, Вохна, Патриаршина (к нач. XX в. Богородский и Бронницкий уезды Московской губ. и зап. часть Владимирской губ.), и сопредельные с ними земли были теми местами, куда с кон. ХVII в. уходили из столицы последователи «старой веры». В Гуслице и Вохне преобладали поповцы, в Патриаршине - беспоповцы; совр. г. Орехово-Зуево - место пересечения населенной поповцами Гуслицы и населенной беспоповцами Патриаршины. С кон. ХVII в. ведут свое начало старообрядческие келейные поселения на северо-западе Подмосковья (Волоколамский, Рузский и Можайский уезды). Обитатели келий в волоколамских лесах в 1-й пол. ХVIII в. имели связи с Веткой, Керженцем и др. старообрядческими центрами.

Большая плотность старообрядческого населения в этих местах в кон. XVIII - нач. XX в. была связана с близостью Москвы - центра почти всех согласий. На территории М. о. были представлены все согласия, но в каких-то местах были преимущественно распространены одни или другие. Из «Карты раскольничьих селений» 1871 г. видно, что староверы, как поповцы, так и беспоповцы, жили в большинстве уездов Московской губ. Особенно выделялся Богородский у., в к-ром имелись 165 старообрядческих селений. С ним могли соперничать уезды Бронницкий - 120 селений, Коломенский - 99, Московский - 92, Верейский - 70 селений. Немало старообрядцев жило в пригородах Москвы: в селах Борисово, Черкизово, Капотня, Печатники, Строгино, Сетунь, Н. Котлы, Крылатское, Воробьёво, Коломенское и др., теперь входящих в черту столицы. Старообрядцы Подмосковья внесли значительный вклад как в сохранение традиций «старой веры», так и в развитие многочисленных промыслов и фабричных производств, прежде всего текстильной промышленности, в создание фарфора и фаянса (в Гжели и др. местах), в иконописание, переписку книг. Старообрядческое Подмосковье было особой питательной средой для московских центров «старой веры».

На территории совр. М. о. и в наст. время проживает значительное число последователей старообрядчества. По-прежнему выделяется восток области: Орехово-Зуевский, Воскресенский, Раменский районы и Павлово-Посадский, Егорьевский, Коломенский городские округа.

Русская православная старообрядческая церковь (РПСЦ, Белокриницкая иерархия, белокриницкое согласие)

Старообрядческие краеведы считали, что «Беливский приход в Гуслицах свое начало берет в средних годах ХVII в.» (Старообрядцы. Н. Новг., 1909. № 5/6. С. 378-379). По др. данным, в 1671 г. близ дер. Беливо (ныне Орехово-Зуевского р-на) был устроен старообрядческий мон-рь, в 70-х гг. XVIII в. здесь числилось более 240 насельников. Близ этой обители, среди торфяных болот, располагались муж. мон-ри «Камень» и «Осипова Грива», неподалеку был устроен жен. мон-рь «Прексенна Грива». Близ дер. Анциферово Богородского у. действовал жен. скит во имя св. Параскевы Пятницы. В ХVIII в. гуслицкие иноки поддерживали связи со своими единоверцами в Москве, Стародубье, на Ветке, Иргизе (см. ст. Иргизские монастыри), на Керженце.

Село Рогожи, ставшее в 1781 г. городом Богородском (с 1930 Ногинск), было большой ямской станцией на тракте от Рогожской заставы в Москве, близ которой в 1771 г. основано Рогожское кладбище - центр старообрядцев-поповцев, до Владимира и Н. Новгорода. Богородск являлся важным центром старообрядчества. В этом подмосковном крае сложилась уникальная старообрядческая культура, оказавшая влияние на всю Россию. В 1826 г. в Богородском у. официально числилась 51 старообрядческая моленная (по «московской вере», или «по Рогожскому кладбищу»). Моленные существовали почти во всех гуслицких деревнях и селах, в нек-рых (в Беливе и Заволинье (Заволенье) Богородского у.) действовали по 2 моленных (ЦГИАМ. Ф. 16. Оп. 109. Д. 4. Л. 155). В нач. XIX в. мн. предприимчивые гуслицкие крестьяне перебрались в Москву, где записались в московское купечество и стали экономической опорой старообрядческой общины Рогожского кладбища: Солдатёнковы, Рахмановы, Царские, Аллилуевы, Досужевы, Симоновы, Кулаковы и др. В 30-50-х гг. ХIХ в. гуслицкие мон-ри почти все были разорены, их насельники скрывались в тайных кельях.

В сер. ХIХ в. большинство старообрядцев в Вост. и Юж. Подмосковье приняли новоучрежденную Белокриницкую иерархию. К 1898 г. в Богородском у. действовали 118 моленных старообрядцев, приемлющих священство. Ряд моленных (в деревнях Богородского у. Гридиной, Чёлоховой, Кругловой, Алексеевской, Максимовской) существовали к тому времени более 70 лет. После издания в 1862 г. Московской архиепископией «Окружного послания» появились многочисленные общины старообрядцев белокриницкого согласия, не принявших этот документ («неокружники»). Движение «неокружников» здесь было многочисленным до кон. XX в.

Павловский посад (ныне г. Павловский Посад) и округа (Богородский у.) были крупным центром «старой веры», сопоставимым по значению с соседней Гуслицей. В Павловском посаде действовала ц. во имя вмч. Димитрия Солунского, т. н. Ширинская, по имени местного купца-старообрядца К. Г. Ширина. В округе Павловского посада выделялись 2 промышленных селения. В с. Корневе (ныне в черте Павловского Посада), превратившемся к кон. 70-х гг. XIX в. в фабричный центр, на деньги А. И. Морозова (см. в ст. Морозовы) был основан храм, освященный в 1916 г. (В 1906-1916 благотворитель заложил более десятка старообрядческих церквей.) Приход не закрывался в годы советской власти. Др. центром «старой веры» было известное своими скитами с. Рахманово Богородского у., где со 2-й пол. ХVIII в. занимались «шелковым мастерством».

Важным центром поповцев в Подмосковье являлась Верея. В городе имелась деревянная моленная в честь Рождества Христова, сгоревшая в 1812 г. В 1816 г. старообрядцы построили каменную Покровскую «часовню», на ее строительство и украшение жертвовали средства купцы Глушковы, Шевелёвы, Хомутинниковы, Б. П. Томилин, Д. Н. Чувашин и др. Покровский храм не переставал действовать в советское время, внутренняя отделка храма практически не претерпела изменений со времени постройки.

Указы «Об укреплении начал веротерпимости» (1905) и «О порядке образования и действия старообрядческих и сектантских общин» (1906) открыли широкие возможности для старообрядцев Подмосковья. Начались повсеместная регистрация общин и строительство новых храмов. К 1914 г. в Московской губ. числились следующие общины белокриницкого согласия. В Московском у.: Казанская (дер. Новинки Нагатинской вол.), Троицкая (с. Борисово Царицынской вол.), Преображенская (с. Люберцы Выхинской вол.). В Богородском у.: Богородско-Глуховская (Богородск), Свято-Димитриевская (Павловский посад), Покровская (дер. Новая Запонорской вол.), Дрезненская (дер. Рудино Теренинской вол.), Тимковская (дер. Тимково Буньковской вол.), Барско-Дубровская (дер. Барская Дуброва Зуевской вол.), Большедворская (дер. Большой Двор Буньковской вол.), Панкратовская (дер. Панкратово Беззубовской вол.), Покровско-Сергиевская (дер. Стенинская Запонорской вол.), Никулинская (дер. Никулино Зуевской вол.), Кузнецовская (дер. Кузнецы Буньковской вол.), Коровинская (дер. Коровино Теренинской вол.), Улитинская (дер. Улитино Игнатьевской вол.). В Бронницком у.: Михаило-Архангельская (дер. Чулково Чулковской вол.), Тураевская (дер. Тураево Мячковской вол.), Вознесенская (дер. Локтево Вохринской вол.), Харловская (дер. Харлово Усмерской вол.), Михаило-Архангельская (Бронницы), Осташевская (с. Осташево Усмерской вол.), Казанская (дер. Климово Усмерской вол.), Никольская (дер. Исаково Усмерской вол.), Троицкая (дер. Усадищи Усмерской вол.), Георгиевская (дер. Новохаритоново Гжельской вол.). В Верейском у.: Верейская (г. Верея). В Волоколамском у.: Дмитровская (дер. Кельч-Острог Плосковской вол.). В Дмитровском у.: Сергиевская (Сергиевский посад). В Коломенском у.: Ёлкинская (дер. Ёлкино Колыберевской вол.), Покровская (Коломна), Коломенская (Коломна). В Можайском\tabу.: Прозоровская (дер. Прозорово Канаевской вол.). В Серпуховском у.: Глазовская (дер. Глазово Высоцкой вол.).

Действовали «неокружнические» общины. В Богородском у.: Покровская (дер. Смолево Карповской вол.), Покровская (дер. Молоково Карповской вол.), Никольская (с. Зуево Зуевской вол.). В Бронницком у.: Михаило-Архангельская (дер. Чулково Чулковской вол.), Речицкая (с. Речицы Гжельской вол.). В Коломенском у.: Лукерьинская (с. Лукерьино Сандырёвской вол.). Имелись незарегистрированные моленные «неокружников» в Шувое, Коломне (при доме Марковкиных).

В 1922 г. в Московскую губ. вошел Егорьевск - древний центр старообрядчества. В 1907 г. учреждена старообрядческая Рязанская и Егорьевская епархия, 1-м епископом которой стал Александр (Богатенков). В июле 1912 г. в Егорьевске прошел съезд благочинных белокриницкого согласия.

Е. А. Агеева

Старообрядческая церковь во имя свт. Николы Чудотворца в с. Устьянове. 1916 г. Фотография. 2008 г.
Старообрядческая церковь во имя свт. Николы Чудотворца в с. Устьянове. 1916 г. Фотография. 2008 г.

Старообрядческая церковь во имя свт. Николы Чудотворца в с. Устьянове. 1916 г. Фотография. 2008 г.
К 1941 г. в М. о. действовали 5 старообрядческих храмов: 2 белокриницкого согласия (Московской архиепископии), 2 «неокружнического» толка в белокриницком согласии и храм федосеевцев. В ведении белокриницкой Московской архиепископии не прекращали деятельность храмы в Верее и в Корневе, в них непрерывно служили настоятели указанных приходов: Иларион Чендылов и Даниил Березин. (В Корневе было много «неокружников», из-за отстуствия священнослужителей эта неокружническая община в 1945 г. была снята с регистрации.) К названным приходам в 1945 г. добавились храмы Никольский в с. Устьянове Куровского (ныне Орехово-Зуевского) р-на, Рождества Пресв. Богородицы в Орехово-Зуеве, Казанской иконы Божией Матери в Губине и Рождества Пресв. Богородицы в Тураеве (ныне в черте г. Лыткарино). Возвращения ряда храмов удалось добиться благодаря ходатайствам сельских общин и их поддержке со стороны секретаря и управляющего делами Московской архиепископии К. А. Абрикосова.

В 1946 г. зарегистрированы общины и возвращены храмы: в с. Слободищи Куровского р-на (в честь Казанской иконы Божией Матери), в дер. Загряжской Орехово-Зуевского р-на, в пос. Красный Ткач (образован в 1935 объединением сел Шувое и Нареево, с 2001 Шувое) Егорьевского р-на. (В Шувое в 1915 последователями Белокриницкой иерархии был построен деревянный храм, в 1927 на месте сгоревшего храма соорудили новый. В Нарееве моленная появилась в 1926, закрыта в сер. 30-х гг. В 1946 старообрядцам вернули нареевскую Троицкую ц.) Свято-Троицкий храм в пос. Красный Ткач был фактически действующим с 1945 г., здесь служил настоятелем до 1951 г. 1-й послевоенный благочинный Московской архиепископии по Москве и М. о. прот. Петр Михеев. В 1951-1954 гг. настоятелем этого самого крупного в Подмосковье старообрядческого прихода являлся белокриницкий Киево-Винницкий еп. Вениамин (Агальцов). В 1947 г. началось богослужение в храме Рождества Христова (построен в 1888) в с. Андроново (ныне пос. Большие Дворы) Павлово-Посадского р-на. В том же году старообрядцам была передана бывш. единоверческая ц. в честь иконы Божией Матери «Знамение» (построена в 1886-1889) в с. Алёшине Орехово-Зуевского (ныне Егорьевского) р-на из-за невозможности возвращения Георгиевского собора в Егорьевске, занятого под Дом пионеров. Храм в Алёшине был освящен во имя вмч. Георгия. В 1948 г. открыт храм в с. Глазово Серпуховского р-на. В 1948 г. на рассмотрении уполномоченного Совета по делам религ. культов по М. о. находились прошения прихожан об открытии др. старообрядческих храмов Подмосковья, но началась очередная антирелиг. кампания и ни одно из ходатайств не было удовлетворено.

Прихожане создавали нелегальные общины и организовывали в частных домовладениях богослужения, к-рые тайно совершали священники зарегистрированных приходов. Власти усилили борьбу с нелегальными формами религиозности и провели учет тайных общин белокриницкого согласия. Таких общин в 1949 г. удалось насчитать 12, наиболее многочисленные из них существовали в Воскресенском р-не (в селах Ёлкино, Климово, Хорлово, Осташево, Шуклино, Кельино) и в Куровском р-не (в селах Авсюнино, Беливо, Селиваниха). Отдельные группы белокриницкого согласия имелись в деревнях Язвищи Орехово-Зуевского р-на, Федино Бронницкого (ныне Раменского) р-на, Прозорово Осташевского (ныне Волоколамского) р-на. Как правило, прихожане из всех этих сел подавали ходатайства о регистрации общин и об открытии моленных, но получали отказ. В 1950 г. был снят с регистрации и выслан из столичного региона настоятель прихода в Устьянове свящ. Глеб Власов за совершение служб для нелегальной общины в Хорлове. К 1953 г. властям удалось разгромить все названные общины.

Несмотря на ужесточение антирелиг. политики, старообрядцы продолжали подавать прошения о возрождении церквей. На рубеже 40-х и 50-х гг. XX в. община в Ногинске неск. раз ходатайствовала о возвращении сохранившегося здания храма во имя святых Захарии и Елисаветы. Об открытии моленных просили общины из сел Огрызково (ныне в черте Егорьевска), Чёлохово и Акатово Егорьевского р-на. В 1966 г. сгорел храм в дер. Загряжской Орехово-Зуевского р-на, после чего уполномоченный Совета по делам религий А. А. Трушин поставил вопрос об упразднении общины. В 1967 г. Совет по делам религий отказался снять общину с регистрации, в 1971 г. в связи с малочисленностью прихода и отсутствием у общины средств на восстановление храма Совет лишил приход регистрации.

Власти не давали разрешений ремонтировать храмы, требовали сносить молитвенные здания в случае застройки многоквартирными домами тех или иных участков. Так было в Орехово-Зуеве, где по постановлению исполкома Московского облсовета от 19 авг. 1974 г. снесли моленную, а местной общине было позволено приобрести частный дом с правом его переоборудования под молитвенные цели. В 1977 г. моленную разрушили, после чего силами Московской архиепископии был устроен Никольский молитвенный дом на Зуевском кладбище города.

Старообрядческая церковь во имя блгв. кнг. Анны Кашинской в пос. Кузнецы. 1909–1913 гг. Фотография. Нач. XX в.
Старообрядческая церковь во имя блгв. кнг. Анны Кашинской в пос. Кузнецы. 1909–1913 гг. Фотография. Нач. XX в.

Старообрядческая церковь во имя блгв. кнг. Анны Кашинской в пос. Кузнецы. 1909–1913 гг. Фотография. Нач. XX в.
В 90-х гг. XX в. началось возрождение старообрядчества в Подмосковье. Первым был возвращен Рождество-Богородичный храм белокриницкого согласия в Орехово-Зуеве (с 1996 один из приделов занимают поморцы в память о существовавшей на той же улице поморской Никольской моленной, закрытой в 1936). Позднее РПСЦ получила Никольский храм в Коломне (1992; в 1911 - нач. 30-х гг. XX в. белокриницкое согласие имело в Коломне храм в честь Рождества Пресв. Богородицы), Георгиевский храм в Егорьевске (не действовал в 1936-1996), ц. во имя св. Анны Кашинской в пос. Кузнецы (2004; построена в 1909-1913, в ней не раз на богослужениях пел Морозовский хор; см. в ст. Морозовы). В 2006 г. в Ногинске при офисном здании была зарегистрирована община РПСЦ, претендовавшая на любой из 3 уцелевших старообрядческих храмов Ногинского р-на: во имя св. Захарии и Елисаветы в Ногинске, Никольский в усадьбе Торбеево (ныне в черте Ногинска), во имя св. Михаила Малеина в с. Тимкове того же района. В связи с тем что все эти здания в 90-х гг. были приватизированы частными структурами, со стороны властей последовали отказы. Георгиевский храм в с. Алёшине из-за нехватки прихожан и отсутствия служб в 2008 г. был возвращен РПЦ, после чего переосвящен в честь иконы Божией Матери «Знамение». При этом в Алёшине в 2010 г. возобновила регистрацию Георгиевская старообрядческая община, относящаяся к приходу в Егорьевске.

Были построены новые храмы: Крестовоздвиженский в с. Давыдове Орехово-Зуевского р-на (2001), Покровский в с. Молокове (2002-2004), храм во имя вмц. Екатерины в с. Глазове Серпуховского р-на (освящен 16 авг. 2009), Покровский в с. Смолеве (2010), Рождество-Богородичный в с. Селиваниха (2011), Успенский в с. Беливе (2012), Ильинский в с. Ёлкине (2007-2013; вместо храма, построенного в 1907-1909, закрытого в 30-х гг. XX в.), часовня во имя вмч. Никиты в урочище Гвоздня близ с. Чёлохова (2003). В помещении, приспособленном для проведения богослужений, располагается моленная в с. Авсюнине (с 2004). В числе последних образованы: община в честь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина» в пос. Приозерье Орехово-Зуевского р-на (зарегистрирована 15 апр. 2013) и Никольская община в дер. Абрамовке того же района (зарегистрирована 14 окт. 2015). Постоянных моленных зданий эти приходы не имеют. В ряде поселений (Запонорье, Костино, Ляхово, Рахманово) установлены памятные часовни.

Движение «неокружников» до сих пор имеет группы своих сторонников в Орехово-Зуевском и Раменском р-нах. В Орехово-Зуеве община «неокружников» в 1945 г. занимала Рождество-Богородичный храм (освящен в 1908 епископами Московской архиепископии, закрыт в 1938, в период Великой Отечественной войны возобновил свою деятельность под окормлением свящ. Саввы Буянова, проживавшего в г. Киржаче Владимирской обл.). Власти отказали руководителю общины И. И. Евстигнееву в продлении регистрации, 11 дек. 1945 г. храм был передан Московской архиепископии, общину возглавил свящ. Стефан Чертихин. Др. «неокружнические» приходы действовали в селах Чулково (зарегистрирован в 1946) и Токарево (зарегистрирован в 1947); фактически обе общины во главе с настоятелями Мартинианом Салиным и Петром Ананьевым не прекращали деятельность. Не смогли зарегистрироваться руководители «неокружников» Подмосковья довоенного периода: вернувшиеся из ссылок в сер. 40-х гг. XX в. свящ. Димитрий Абрамов (окормлял общины в селах Запонорье и Данилово), свящ. Савва Буянов (окормлял общины в Орехово-Зуеве, в Хотеичах, в 1949 вторично был выслан из М. о.), начетчик Лев Лушников. Они служили нелегально. В с. Андронове храм с 1946 г. числился как «неокружнический», но настоятель, свящ. Гавриил Афонин, в 1947 г. воссоединился с Московской архиепископией и в том же году получил регистрацию. В апр. 1949 г. власти закрыли храм в Токареве. В Чулкове «неокружнический» храм сгорел в 1952 г., община была снята с регистрации в 1960 г.

На рубеже 40-х и 50-х гг. XX в. властями были отмечены 5 нелегальных общин «неокружников»: в селах Рахманово и Данилово Павлово-Посадкого р-на, в селах Степановка и Хотеичи Куровского р-на и в с. Коломенском Ленинского р-на. Лидером «неокружников» Подмосковья являлся священник из Чулкова Даниил Золотарёв. Уполномоченный Совета по делам религ. культов в отчетах не назвал небольшие группы «неокружников» в селах Новохаритоново и Пласкинино Раменского р-на, где до сих пор живут отдельные последователи данного направления, часть из них перешли к беглопоповцам. В селах Степановка, Устьяново и в ряде других продолжали собираться на богослужения лужковцы.

Русская древлеправославная церковь (РДЦ, беглопоповцы)

Старообрядческая церковь во имя вмч. Георгия Победоносца в с. Новохаритонове. 1912–1913 гг. Фотография. 2014 г.
Старообрядческая церковь во имя вмч. Георгия Победоносца в с. Новохаритонове. 1912–1913 гг. Фотография. 2014 г.

Старообрядческая церковь во имя вмч. Георгия Победоносца в с. Новохаритонове. 1912–1913 гг. Фотография. 2014 г.
19 мая 1990 г. была зарегистрирована 1-я в М. о. община РДЦ - в с. Новохаритонове, к-рой был передан местный храм, принадлежавший до закрытия в 1929 г. белокриницкому согласию. 15 дек. 1998 г. в Волоколамске получила регистрацию древлеправославная община Воскресения Христова, претендовавшая на передачу ей любого храма в районе, но ее усилия не увенчались успехом. В марте 2014 г. получил регистрацию приход РДЦ во имя прор. Илии в Пласкинине, где были сильны позиции «неокружников». В мае 2016 г. глава РДЦ Александр (Калинин) освятил место под строительство в селе Ильинского храма взамен утраченного.

Федосеевцы

Поселились преимущественно на северо-западе Подмосковья (с. Курьяново Волоколамского у.). Они тяготели к федосеевским центрам соседних с Московской губ. уездов Тверской губ.- Корчевского и Калязинского (эти уезды в 1929-1935 входили в новообразованную М. о.). В ХIХ в. центром федосеевского согласия была дер. Некрасино Клинского у., община сложилась вокруг фабрики федосеевца Ф. А. Гучкова. Менее значительные общины федосеевцев появились на западе Московской губ. (с. Якшино Рузского у.), на юге (с. Заборье Серпуховского у., ныне в черте Серпухова) и на юго-востоке (с. Конобеево, ныне Воскресенского р-на). В нач. XIX в. в Коломне по образцу московского Преображенского кладбища действовал федосеевский богаделенный дом, который содержал И. Федотов - видный деятель согласия, единомышленник С. С. Гнусина. К 1914 г. в Московской губ. были зарегистрированы федосеевские общины в деревнях Некрасино Клинского у., Заборье Серпуховского у., Курьяново Волоколамского у., Якшино Рузского у.

Все федосеевские моленные были закрыты к кон. 30-х гг. XX в., последними перестали действовать храмы в Серпухове (1938) и в Некрасине (1940). В сер. 40-х гг. XX в. федосеевцы жили в основном в предместьях столицы: в Бирюлёве и Вешняках (ныне в черте Москвы), в поселках Малаховка и Томилино (ныне относятся к городскому окр. Люберцы), а также в Подольске и Загорске. Почти все они посещали храм московской общины на Преображенском кладбище. В Якшине и Курьянове к тому времени сохранялись здания храмов, о возвращении к-рых федосеевцы ходатайствовали, но власти отказали из-за малочисленности общин. В Некрасине жили 15 федосеевцев, они совершали нелегальные службы под рук. наставника Н. Кошаева. В Конобееве насчитывалось 20 федосеевцев, в кон. 40-х гг. XX в. они собирались нелегально на моления в частных домах, небольшая община существует в наст. время без регистрации.

Старообрядческая церковь в честь Покрова Пресв. Богородицы в Заборье (Серпухов). 1908–1910 гг. Фотография. 2008 г.
Старообрядческая церковь в честь Покрова Пресв. Богородицы в Заборье (Серпухов). 1908–1910 гг. Фотография. 2008 г.

Старообрядческая церковь в честь Покрова Пресв. Богородицы в Заборье (Серпухов). 1908–1910 гг. Фотография. 2008 г.
Храм федосеевцев в честь Покрова Пресв. Богородицы в предместье Серпухова Заборье, построенный на средства А. В. Мараевой в 1908-1910 гг. и освященный 17 нояб. 1912 г., был закрыт в 1938 г., открыт в 1945 г., община зарегистрирована 17 дек. в числе 28 чел., тогда же зарегистрирован и наставник И. Ильин. К 1947 г. прихожан насчитывалось 110 чел., затем - ок. 200 чел. После смерти Ильина в 1950 г. наставником стал житель Серпухова Т. Слепченко, с 1951 г. окормлявший также и московскую общину. С 1954 г. наставником являлся И. Подгузов, в 1957 г. наставницей стала М. Михалёва. В 80-х гг. XX в. община переживала упадок. Храм нередко становился объектом нападений. Так, в 1988 г. был украден ряд ценных икон, при этом пострадала наставница Е. Карташова. В 1990 г. община отдала ключи от храма Серпуховскому краеведческому музею. Фактически речь шла о самороспуске общины, позже она была снята с регистрации. С целью возвращения храма в Серпухове по адресу краеведческого музея 14 янв. 2008 г. было зарегистрировано общество федосеевцев в юрисдикции новообразованной «Российской древлеправославной кафолической церкви (старопоморцы-федосеевцы)», отколовшейся от московской общины. Правительство М. о. в 2009 г. отказало этой структуре, сославшись на то, что с 1999 г. храм в Серпухове по договору с музеем используется для богослужений общиной федосеевцев Преображенского кладбища под рук. А. И. Лобзы. После снятия с регистрации «Российская древлеправославная кафолическая церковь...» в мае 2017 г. стала соучредителем новой «Древлеправославной кафолической церкви христиан старопоморского федосеевского согласия в Москве». Глава серпуховской общины «Древлеправославной кафолической церкви...» обратился к властям с просьбой предоставить им церковное здание. Передача храма не состоялась.

Древлеправославная Поморская церковь (ДПЦ, поморцы)

К 1898 г. в Богородском у. действовали 3 моленные поморцев. В 1884 г. на ул. Кузнецкой в с. Зуеве (ныне г. Орехово-Зуево) местная община старообрядцев поморского брачного согласия завершила строительство Никольского храма, освященного 22 окт. того же года. Община была зарегистрирована в 1907 г., в 1913 г. храм был расширен и украшен звонницей, закрыт в 1936 г. В 1991 г. община поморцев в Орехово-Зуеве вновь была зарегистрирована, ее силами восстановлен и освящен в 1996 г. Никольский придел Рождество-Богородичного храма РПСЦ. Моленная поморцев имелась в с. Ионове, существовала до 30-х гг. XX в. В кон. 40-х гг. в Ионове нелегально совершал богослужения наставник Сергей Антонов из Орехово-Зуева, его деятельность власти пресекли. Поморцы проживали и в соседних селах Крутое и Будьково. В наст. время крупные группы согласия представлены в Орехово-Зуеве, в Ликино-Дулёве, Будькове и Ионове. По данным Российского совета ДПЦ, домашние моленные с небольшими незарегистрироваными группами поморцев существуют в городах Подольск, Сергиев Посад и Чехов.

Филипповцы

В нач. XIX в. жили в Клинском у. Московской губ. и в соседних с Подмосковьем уездах Тверской губ., часть их в сер. и кон. XIX в. присоединилась к федосеевцам. После создания М. о. в 1929 г. в ее составе оказались 5 общин филипповцев: в г. Кимры, в с. Ст. Савёлово (ныне не существует), на хуторе Сухово (близ совр. деревень Прислон и Мельгуново), в дер. Калинино Кимрского р-на. Общее число филипповцев оценивалось в пределах 200-300 чел. Об этом сообщается в отчете Комиссии по вопросам культов Московского облисполкома за 1932 г. Сохранила регистрацию только моленная в Мельгунове, остальные моленные были закрыты в 30-х гг. XX в. Неоднократные попытки наставника мельгуновской общины Ф. Яцкова в 1949-1950 гг. добиться открытия единственной уцелевшей моленной филипповцев в Кимрах не увенчались успехом. При участии кимрских филипповцев в авг. 1940 г. была возобновлена московская община (при часовне на Преображенском кладбище).

В юж. части совр. М. о. общины филипповцев к нач. XX в. были известны в с. Кладькове Бронницкого у. (после сноса деревни фиксируются в Егорьевске), в селах Поповка и Овчагино Егорьевского у. (тогда в составе Рязанской губ.), в этих 2 селах до 1917 г. существовали филипповские моленные (скорее всего домашние). В с. Кудрине Зарайского у. в 1917 г. упоминается филипповский наставник Харитон, однако о моленной сведений нет.

Другие согласия

Последователи согласия странников (бегунов) были известны в Коломенском у. в селениях Озёры (ныне город) и Хорошево (ныне Н. Хорошово Коломенского р-на) (Церковный вестник. 1884. № 20. С. 9).

Среди прихожан московской общины федосеевцев в нач. 60-х гг. XX в. уполномоченному по делам культов были известны не менее 10 последователей спасова согласия, из чего он сделал вывод о наличии в Москве отдельной незарегистрированной группы данного толка.

Истинно православные христиане и Истинно православная церковь (ИПЦ)

В 20-30-х гг. XX в. в М. о. получило распространение движение истинно православных христиан, к-рые активно действовали и в послевоенный период: существовали их тайные молитвенные дома и мон-ри в различных районах. В 1936-1941 гг. упоминался единственный зарегистрированный в области Благовещенский приход иосифлян в дачном пос. Мичуринец (ныне в черте Внуковского поселения Новомосковского окр. Москвы). Настоятелем общины являлся прот. Николай Дулов. В 1943 г. были разгромлены наиболее крупные общины «непоминающих» с подпольными храмами в частных домах: в Загорске под рук. прот. Павла Шипкова и в Лосиноостровске (ныне в черте Москвы) под рук. иером. Иеракса (Бочарова).

В мае 1991 г. было зарегистрировано «Межрегиональное духовное управление ИПЦ» («ИПЦ Лазаря Каширского») с центром в г. Видное. Его возглавил сблизившийся с сектой Богородичный центр лишенный сана настоятель Успенского собора в Кашире прот. Константин Васильев, объявивший себя «епископом Московским и Каширским» Лазарем. Последний в 1991 г. «рукоположил во диакона» лидера «Русского национального единства» А. П. Баркашова, ставшего старостой зарегистрированной им «истинно православной» общины в Москве. В авг. того же года получили регистрацию общины в ведении этого управления в Кашире, в с. Богатищеве Каширского р-на и в с. Лужники Ступинского р-на. В Лужниках сторонники Лазаря в июне 1991 г. захватили храм, к сент. того же года решением суда храм был возвращен РПЦ. Там же в ведении зарегистрированной 19 авг. 1991 г. общины стала действовать обустроенная в частном доме часовня, тяготевшая к распространенной в Ступинском р-не секте «Небесная восточно-апокалиптическая церковь св. Иоанна Богослова» («ИПЦ откровения Иоанна Богослова», голошубовцы), глава к-рой И. Голошубов из г. Лебедянь Липецкой обл. в 1991-1992 гг. декларировал единство своей группы с «ИПЦ Лазаря Каширского». Голошубов, не имея др. зарегистрированных орг-ций, использовал «истинно православную» общину в Лужниках в качестве «зонтичной структуры» для издательской и коммерческой деятельности. Приход в Лужниках и незарегистрированная община в Ступино в 1994 г. объявили о выходе из юрисдикции Лазаря Каширского.

Дочерняя структура «ИПЦ Лазаря Каширского» - «Московское епархиальное управление ИПЦ» - зарегистрирована в нояб. 1992 г., руководителем стал «епископ Коломенский» Тихон (Филиппов), секретарем - деятель «Русского национального единства» диак. Борис Паевщиков. В 1992-1993 гг. в ведении управления были оформлены 4 прихода: во имя прп. Сергия Радонежского в Жуковском, во имя прп. Серафима Саровского в Мытищах, Александро-Невский в Люберцах, Георгиевский в Троицке.

В 1996-1997 гг. в М. о. получила распространение «Российская ИПЦ» под рук. Александра Сергеева-Зарнадзе (Михальченкова). Были зарегистрированы общины в Мытищах, Одинцове и Королёве, Троицкий приход в Реутове, приход во имя прп. Серафима Саровского в Железнодорожном, общины в Климовске (ныне в черте Подольска) и в Хотькове Сергиево-Посадского р-на. Единственный в области храм данной юрисдикции находился в с. Сергеевка Солнечногорского р-на, где известный в прошлом активист РПЦЗ С. В. Юрков-Энгельгардт зарегистрировал в 1996 г. общину в честь иконы Божией Матери «Споручница грешных». Ряд общин в М. о. зарегистрировал бывш. староста Московской единоверческой общины РПЦЗ Леонид Измайлов, ставший священником в «Российской ИПЦ».

В 2000 г. принадлежавшая ранее данной конфессии община «Православная соборная миссия святого Иоанна Иерусалимского» из Москвы, к-рую возглавил лжемитр. Рафаил Прокопьев, приобрела базу отдыха в пос. Денежниково Раменского р-на. По этому адресу в 2003 г. была зарегистрирована издательская фирма «Десница», в 2006 г.- Денежниковский ставропигиальный Иоанно-Предтеченский женский монастырь ИПЦ. В мае 2003 г. в Москве зарегистрирована централизованная организация «Священный синод ИПЦ» под рук. Рафаила Прокопьева. В ее ведении образован ряд общин в М. о., в 2005 г. зарегистрирован Островской ставропигиальный жен. мон-рь во имя Св. Троицы в с. Острово Орехово-Зуевского р-на в непосредственном подчинении Рафаилу (монастырь создан в 1997 в ведении «архиепископа» Валентина Русанцова (впосл. глава «суздальского раскола»)). В 2011 г. в Солнечногорске учреждена община ИПЦ «Спас в силах». На ее основе в следующем году в Солнечногорске получила регистрацию Солнечногорско-Клинская епархия ИПЦ, главой которой стал К. В. Воинов («епископ» Марк), в епархию входят общины в Солнечногорске и Одинцове.

Бывшие общины РПЦЗ

В 1991 г. в юрисдикцию РПЦЗ начали переходить отдельные представители духовенства РПЦ (без храмов). Общины «карловчан» составили Российскую правосл. свободную церковь (РПСЦ) - объединение приходов РПЦЗ в России. В 1991 г. в Суздале Владимирской обл. было создано Суздальское епархиальное управление РПСЦ (с 1998 Российская православная автономная церковь под рук. Валентина Русанцова - «суздальский раскол»). В ведении Русанцова в 1991 г. получили регистрацию Успенская община в с. Валищеве Подольского р-на и Екатерининская община в с. Рахманове Павлово-Посадского р-на. Настоятель последней - игум. Арсений (Киселёв) в 1995 г. стал «епископом Санинским, викарием Владимиро-Суздальской епархии» в юрисдикции Русанцова, с 1996 г. «епископ Брянско-Тульский». В янв. 1997 г. была зарегистрирована руководимая им Елисаветинская община Брянско-Тульской епархии РПСЦ в Орехово-Зуеве, получившая в аренду часовню во имя прмц. Елисаветы Феодоровны. В апр. 1998 г. часовня возвращена РПЦ. В 1992-1993 гг. зарегистрированы общины во имя мч. цесаревича Алексия в Мытищах, во имя прмц. Елисаветы в Орехово-Зуеве, в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших» в Подольске.

В ведении Российского правосл. братства прп. Иова Почаевского были учреждены в 1992 г. приход во имя св. Иоанна Кронштадтского в Климовске и приход во имя св. Иоанна Предтечи в Королёве.

В 1993 г. была создана Московская епархия РПЦЗ, центром к-рой стал Подольск. В 1992-1993 гг. в центре города действовал храм РПЦЗ в честь Донской иконы Божией Матери. В 1996 г. В. Мелихов построил собор Московской епархии РПЦЗ во имя царя-мученика Николая и св. царственных мучеников близ железнодорожной ст. Силикатная (ныне в черте Подольска), настоятелем храма стал секретарь Московского ЕУ РПЦЗ в 1993-1994 гг. прот. Алексий Аверьянов. В 1999-2000 гг. в котеджном поселке «Станица Мелихова» в дер. Плещеево Подольского р-на (ныне в черте Подольска) было построено синодальное подворье РПЦЗ, действовавшее под рук. занимавшего с 1996 г. должность управляющего Московской епархией РПЦЗ еп. Михаила (Донскова), в 2007 г. воссоединившегося с РПЦ. При подворье имелась канцелярия, секретарем к-рой стал диак. Алексий Лашкеев-Старицын (с 2004 священник). После отделения от РПЦЗ митр. Виталия (Устинова) подворье и приход в Подольске под рук. Лашкеева-Старицына в 2001 г. перешли в РПЦЗ(В). При подворье в 2001 г. был возведен новый деревянный храм во имя царя-мученика Николая и св. царственных мучеников, который официально значится как придомовая церковь. Такой же статус придомового имеет и храм РПЦЗ(В) в честь Иверской Монреальской мироточивой иконы Божией Матери, открытый в янв. 2006 г. в частном домовладении близ железнодорожной ст. Щербинка.

Украинская православная церковь (Киевский патриархат; УПЦ КП)

Приходы и общины УПЦ КП в М. о. объединяет Богородская епархия УПЦ КП, зарегистрированная в 1996 г. в Ногинске при Богоявленском соборе. Этот собор в 1989-1993 гг. находился в ведении РПЦ. Его настоятель архим. Адриан (Старина) вместе с приходом в нач. 1993 г. перешел в юрисдикцию Суздальской епархии РПСЦ. Адриан стал титуловаться как «временно управляющий Богородской епархией» РПСЦ, хотя глава последней, «архиепископ» Валентин Русанцов, не давал согласия на создание Богородской епархии и считал Богоявленский собор в Ногинске частью Суздальской епархии.

6 февр. 1994 г. Адриан был «рукоположен» в УПЦ КП во «епископа Запорожского и Днепропетровского», управляющего Богородской епархией в составе УПЦ КП, и объявил о разрыве с Русанцовым. В авг. 1994 г. приход собора получил регистрацию в юрисдикции УПЦ КП. В нояб. 1995 г. при соборе были учреждены община сестер милосердия и благотворительности в честь Тихвинской иконы Божией Матери, Богородский правосл. центр «Братство», при к-ром действовали гимназия и столовая для малоимущих. В ведении этого центра с 1995 г. находилось здание бывш. казармы в микрорайоне Глухово, в к-ром был обустроен домовый Троицкий храм, действовала в 1995-1997 гг. духовная семинария, готовившая кадры в основном для Днепропетровской епархии УПЦ КП, управляющим к-рой по совместительству являлся Адриан. Там же размещается Тихвинский женский мон-рь УПЦ КП, зарегистрированный в 1996 г. Помимо нескольких общин в области Адриан создал приход в Москве. Однако уже в 1996 г. Александро-Невский храм при доме-интернате для престарелых в Ногинске вернулся из УПЦ КП в РПЦ. Начался массовый отток прихожан из юрисдикции Адриана.

После того как Богоявленский собор решением суда в сент. 1997 г. перешел в ведение РПЦ, Адриан перерегистрировал устав Богородского епархиального управления УПЦ КП по своему домашнему адресу в Ногинске. Богослужения УПЦ КП совершаются в Троицком храме в микрорайоне Глухово.

Иные псевдоправославные сообщества

В качестве независимой общины в янв. 1994 г. была зарегистрирована Николо-Знаменская община в с. Дубосекове Волоколамского р-на, известная оккультными практиками. В 2012 г. ее клирик перешел в ИПЦ Рафаила. Самочинный женский скит в Дубосекове фактически прекратил существование после того, как в 2017 г. скончалась его настоятельница игум. Серафима (Попова).

В ведении располагающегося в Москве «Священного синода Православной кафолической церкви» в 1994-1995 гг. зарегистрированы Никольская община в Климовске и приход в Сергиевом Посаде.

В. Г. Пидгайко

Армянская Апостольская Церковь (ААЦ)

Имеет 3 зарегистрированных прихода в М. о.: Св. Вознесения (Сурб-Амбарцум) в Химках, Св. Троицы (Сурб-Еррордутюн) в Дмитрове и св. Григория Просветителя (Сурб-Григор-Лусаворич) в Балашихе. Приходы входят в Российскую и Новонахичеванскую епархию ААЦ. Храмовых зданий нет.

Э. П. Р.

Римско-католическая Церковь

На территории совр. М. о. католич. приходов не существовало. Проживавшие в Подмосковье немногочисленные католики были рассеяны по различным населенным пунктам. По данным 1-й Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г., в Московской губ. (без Москвы) насчитывалось 2557 римо-католиков, из них в Московском у. (без Москвы) - 455 чел., в Богородском у.- 117, в Бронницком у.- 72, в Верейском у.- 95, в Волоколамском у.- 22, в Дмитровском у.- 70, в Звенигородском у.- 344, в Клинском у.- 60, в Коломенском у.- 313, в Можайском у.- 102, в Подольском у.- 308, в Рузском у.- 186, в Серпуховском у.- 413 чел. (Первая всеобщая перепись населения Российской империи: 1897 г. [СПб.], 1905. Т. 24: Московская губ.). Эти католики окормлялись в католич. приходах Москвы.

Официально учрежденных католич. приходов в М. о. не существует. Декретом архиепископа архиепархии Божией Матери в Москве П. Пецци от 17 июня 2014 г. установлены следующие, ныне действующие, границы пастырской ответственности московских католич. приходов в отношении М. о. Приход Непорочного Зачатия Пресв. Девы Марии при кафедральном соборе: Волоколамский, Истринский, Клинский, Красногорский, Лотошинский, Можайский, Наро-Фоминский, Одинцовский, Рузский, Солнечногорский, Шаховской районы; округа Власиха, Восход, Звенигород, Краснознаменск, Молодежный, Химки. Приход св. апостолов Петра и Павла: Дмитровский, Мытищинский, Ногинский, Пушкинский, Сергиево-Посадский, Талдомский, Щёлковский районы; округа Балашиха, Долгопрудный, Дубна, Железнодорожный, Звёздный городок, Ивантеевка, Королёв, Красноармейск, Лобня, Лосино-Петровский, Реутов, Фрязино, Черноголовка, Электросталь. Приход св. Ольги: Воскресенский, Егорьевский, Зарайский, Коломенский, Луховицкий, Люберецкий, Озерский, Орехово-Зуевский, Павлово-Посадский, Раменский, Серебряно-Прудский, Шатурский районы; округа Бронницы, Дзержинский, Жуковский, Коломна, Котельники, Лыткарино, Люберцы, Орехово-Зуево, Рошаль, Электрогорск. Приход Св. Семейства: Каширский, Ленинский, Подольский, Серпуховский, Ступинский, Чеховский районы; округа Домодедово, Климовск, Подольск, Протвино, Пущино, Серпухов.

В. П. Пономарёв

Протестантские церкви, деноминации и секты

Лютеранство

Появление на территории М. о. лютеран, приглашенных на службу в качестве архитекторов, горнорабочих, ремесленников и купцов, относится ко времени правления царя Иоанна IV Васильевича На рост числа лютеран. населения Москвы и Подмосковья повлияли Ливонская (1558-1583) и Тридцатилетняя (1618-1648) войны, в результате к-рых в городе и в крае поселились пленные солдаты, а также европ. беженцы лютеран. исповедания. В кон. ХVI в. лютеране появились в Серпухове, Коломне, Можайске, в поселениях на территории совр. Сергиева Посада и в др. районах Подмосковья. С этого времени и до нач. XX в. число лютеран в регионе росло. Долгое время они не имели единого управления и до 1720 г. находились в юрисдикции Посольского приказа, с 1720 г. формально подчинялись Юстиц-коллегии Лифляндских и Эстляндских дел (название неоднократно менялось), к-рая в силу многочисленности разрозненных общин не могла постоянно контролировать их деятельность. Внутреннее устройство лютеран. общин и порядок богослужения выбирались общинами самостоятельно, т. к. специальных законов церковного управления еще не существовало.

21 янв. 1689 г. при царевне-регентше Софии Алексеевне цари-соправители Иоанн V Алексеевич и Петр I Алексеевич издали грамоту «О дозволении приезжать в Россию и селиться французским эмигрантам евангелической веры». В грамоте предлагалось приезжать в Российское гос-во «безо всякого опасения» всем, «которые выгнанцы евангельской веры пожелают быть в подданстве у нас» (ПСЗ. Собр. 1. Т. 3. № 1331. С. 8-9). Эта мера ускорила рост лютеран. общин. К нач. XVIII в. существовали 2 кирхи на заводах и фабриках в окрестностях Москвы. В годы царствования Петра I лютеране начали играть заметную роль в развитии рус. науки и культуры. В XVIII в. небольшие евангелическо-лютеран. общины возникли во мн. населенных пунктах Московской губ., в т. ч. на территории совр. городов Балашиха, Ногинск, Клин, Подольск, а также в селах Соболево, Ивановское, Купавна, Америво, Каблуково Богородского у., Юрасово Бронницкого у., Тропарёво Можайского у., Марфино, Царёво, Караваево, Смердино Дмитровского у. и мн. др. Руководство общинами осуществляли выборные советы во главе со старостами. В совет входили наиболее богатые и влиятельные прихожане. Рассмотрению совета подлежали дела, касавшиеся управления общиной, ее доходов, наблюдение за сохранностью имущества, избрание церковных старост, наказание прихожан, строительство и ремонт зданий и проч. Лютеран. общины, помимо религ. деятельности, занимались образовательной и культурной работой.

Приток лютеран в Московскую губ. был связан с созданием мануфактур, открытием фабрик или со строительством мельниц. Так, в с. Вербилки Дмитровского у. (ныне поселок Талдомского р-на) лютеране появились после 1766 г., когда англ. купец Ф. Гарднер открыл здесь получивший впосл. широкую известность завод «Фарфор Вербилок». В селах Ивановском и Покровском Звенигородского у. образование лютеран. общины связано с развитием ткацкой фабрики. Лютеране являлись владельцами Староспасской мельницы в Серпуховском у., они работали на мельнице, полотняных, шелковых и суконных мануфактурах в Серпухове. Мн. города М. о., являвшиеся в ХVIII в. крупными торговыми и ремесленными центрами (Верея, Руза и др.), имели связи с городами Зап. Европы, способствовали притоку купцов-лютеран.

Ок. 50 населенных пунктов на территории М. о. до 2-й пол. ХIХ в. относились к приходу ц. святых Петра и Павла в Москве, требы исполняли пасторы этого прихода. В нач. ХIХ в. для лютеран, проживавших в удалении от столицы, на северо-востоке совр. М. о., безотлагательные требы исполняли пасторы из многочисленного прихода Твери, образованного в 1810 г. В 1823 г. был образован лютеран. приход Тула-Калуга, пасторы которого при необходимости совершали богослужения и исполняли требы для лютеран Серпухова. Наличие лютеран не только в Москве, но и в близлежащих городах (Владимир, Рязань, Тула, Калуга, Тамбов, Н. Новгород и др.) приводило к необходимости урегулирования адм. статуса лютеранских общин Подмосковья. В 1822 г. основан евангелическо-лютеранский приход Тамбов-Рязань, в который наряду с лютеранами из городов Борисоглебск, Липецк, Козлов (ныне Мичуринск), Моршанск и др. вошли лютеране, проживавшие в Зарайске, Егорьевске, в с. (ныне город) Пушкино Московского у. и в др. населенных пунктах. С 1832 г. приход Тамбов-Рязань вошел в состав Московского консисториального округа.

К сер. ХIХ в. лютеране проживали в 40 населенных пунктах на территории М. о., в т. ч.: в селах Плесенское и Головково Верейского у.; в селах Завидово, Крюково и на ст. Подсолнечная Клинского у.; в селах Михалково, Даниловка, Никольское, Петровское-Разумовское, Пушкино, Ростокино, Хорошёво, Шеметково Московского у. Лютеране, проживавшие на территории совр. района Коломны Голутвин, образовали общину после 1863 г., когда инженеры Аманд и Густав Струве организовали здесь «Механический и литейный завод инженеров братьев Струве» (ныне Коломенский тепловозостроительный завод) и открыли железнодорожную станцию. На руководящих должностях завода (от директора до начальников цехов и мастеров) работали иностранцы-лютеране, приглашенные в Россию для выпуска 1-го паровоза. Участие торгового дома «Вогау и К°» в работе Подольского цементного завода привело к появлению значительного числа лютеран в Подольске.

В подобных небольших общинах из-за недостатка священников и без единого руководства сложно было решать вопросы внутрицерковной жизни. Отсутствие точных правил, единого подчинения и управления общинами приводило к различным проблемам, в т. ч. при распространении духовной литературы, сборников песнопений, газет, в организации школьного обучения. Во 2-й пол. ХIХ в. неск. десятков городов и сел на территории М. о., в к-рых имелись лютеран. общины, испытывали острую необходимость в собственном священнике. Поэтому в 1876 г. специально для лютеран Подмосковья был создан приход, получивший название Викариат Московской губ. По состоянию на 1905 г. он объединял более 1 тыс. лютеран (не считая приходов Москвы). Благодаря образованию прихода было введено единое руководство лютеран. общинами губернии, установлен общий порядок управления. Пастору прихода был передан контроль над церковными школами. Значительное внимание уделялось культурно-просветительской деятельности. Однако собственных церквей у прихода не имелось, богослужения проводились в церковных школах и пасторатах Серпухова, Клина, Богородска, Коломны, Подольска и др. городов. К приходу также относились лютеране, содержавшиеся в центральной тюрьме в Москве, жившие на территории инвалидной колонии Красновидово близ Можайска, а также все лютеране-эстонцы Московской губ., составлявшие отдельную общину. Пасторами Викариата Московской губ. служили Йоханнес Гершельманн (1876-1888) и Оскар Фрай (1888), впосл. ставший пастором для эстонцев Москвы и Московской губ.

К нач. XX в. лютеране жили в Богородском, Бронницком, Верейском, Дмитровском, Звенигородском, Клинском, Московском, Можайском и Серпуховском уездах Московской губ. Большинство из них были российскими немцами; также лютеранство исповедовали подмосковные эстонцы, финны, латыши, чехи и др. Мн. общины являлись смешанными по национальному составу.

Положение лютеран кардинально изменилось после Октябрьской революции 1917 г. В результате осуществления антирелиг. политики за 20 последующих лет Евангелическо-лютеранская церковь России была ликвидирована как организованная структура.

В нач. 90-х гг. XX в. началась регистрация лютеран. общин и приходов в М. о. В наст. время действует зарегистрированная в 2003 г. коломенская община Евангелическо-лютеранской церкви Европейской части России (ЕЛЦЕР, входит в Союз евангелическо-лютеранских церквей; см. ст. Евангелическо-лютеранская церковь в России, на Украине, в Казахстане и Средней Азии). Община относится к Центральному пробству ЕЛЦЕР. Активной на территории региона является Евангелическо-лютеранская церковь Аугсбургского исповедания (ЕЛЦАИ), имеющая 2 зарегистрированных прихода: равноап. Константина (в Дубне, действует с 2008) и ап. Павла (в Павловском Посаде, действует с 2010). В 2016 г. ЕЛЦАИ начала осуществлять проект по созданию коммунитета (лютеранского монастыря) с хосписом и пансионатом для престарелых в дер. Бразуново Павлово-Посадского р-на.

Армия спасения

В 2003 г. в Ногинске была зарегистрирована община Армии спасения. К июлю 2017 г. община находилась в процессе ликвидации.

Методисты

Первая община методистов, зарегистрированная в М. о. в 1992 г.,- церковь «Еммануил» в Мытищах. Она вошла в состав получившей регистрацию в 1993 г. «Российской объединенной методистской церкви» (РОМЦ). Церковь «Еммануил» 1-й в регионе открыла молитвенный дом, в к-ром собиралась также «Московская северная методистская община». Под эгидой РОМЦ в 1995 г. открылись церковь «Благодарение» в Лыткарине, в следующем году - церковь «Святая Троица» в Долгопрудном, в 1998 г.- община «Живой свет» в Ногинске, в 1999 г.- церковь в Раменском, в 2000 г.- церковь в Химках, в 2002 г.- еще 2 церкви в Мытищах.

В М. о. представлена и др. юрисдикция методистов - основанное в 1995 г. «Российское межрегиональное методистское собрание», переименованное в 1999 г. в «Методистское собрание в России». Его глава - корейск. пастор Ю Чжин Ель в 1999 г. перерегистрировал свой религ. центр, находившийся ранее в Москве, по адресу новопостроенного молитвенного дома методистов в Щёлково. К этой юрисдикции относится учрежденная в 1995 г. церковь в пос. Поварово Солнечногорского р-на, которую возглавляет пастор Цой Хва Сун. Щёлковская община получила регистрацию в 1996 г. Там же в 2000 г. была зарегистрирована богословская семинария корейских методистов (снята с регистрации в 2009). В 2001 г. пастор Цой Хва Сун зарегистрировал методистскую общину в Сергиевом Посаде. В 2014 г. главой «Методистского собрания в России» стала пастор С. Б. Тен.

К нач. июля 2017 г. в регионе легально действуют 10 религ. орг-ций методистов, в т. ч. одна централизованная - «Методистское собрание в России».

Баптисты и евангельские христиане

В 1918 г. в Московской губ. действовали 9 общин баптистов и евангельских христиан. В 20-х гг. XX в. в ближнем Подмосковье продолжалась регистрация новых общин баптистов и евангельских христиан и проводилась перерегистрация старых. Так, в 1925 г. была перерегистрирована община евангельских христиан в Мытищах (ЦГАМО. Ф. 65. Оп. 1. Д. 141). Были зарегистрированы общины в Перове (ныне в черте Москвы, община имела 2 молитвенных помещения), в Люберцах, Подольске, Серпухове, Ивантеевке. К кон. 30-х гг. XX в. все общины М. о. были упразднены.

Сразу после Октябрьской революции глава Союза евангельских христиан И. С. Проханов выступил с инициативой создания в Центр. России трудовых коммун евангельских христиан. Большинство коммун действовало в Тверской обл., отдельные коммуны были организованы в Подмосковье. В 1918-1919 гг. упоминается земледельческая коммуна евангельских христиан, основанная в сент. 1918 г. в бывш. имении Ф. С. Савельева в Вельяминовской вол. Серпуховского у., при ней учрежден приют для стариков и детей. На окраине Москвы существовала трудовая артель евангельских христиан «Честный труженик». Отдельные коммуны и артели создавались евангельскими христианами совместно с толстовцами, они упоминаются в советских документах, как «смешанные сектантско-толстовские». Такой статус имели 2 коммуны, основанные в нач. 20-х гг. XX в. евангельскими христианами-трезвенниками в Коломенском у.: в с. Каледине (ныне Коледино Ступинского р-на) и в с. Борзецове Верховлянской вол. (ныне в черте пос. Малино Ступинского р-на). Все колонии и артели просуществовали до нач. 30-х гг.

1 марта 1945 г. Всесоюзный совет евангельских христиан-баптистов (ВСЕХБ) обратился в Московский облисполком с просьбой зарегистрировать общины в тех местах региона, где существовали закрытые молитвенные здания евангельских христиан и баптистов. Весной того же года неофициально начала действовать единственная в М. о. община евангельских христиан-баптистов (ЕХБ) в Серпухове, ее пресвитером стал пастор И. П. Беляев; вскоре он подал документы на регистрацию в Совет по делам религиозных культов. В качестве основания для регистрации Беляев привел факт существования общины в Серпухове в 1923-1938 гг. 28 марта 1946 г. уполномоченный Совета по делам религ. культов по М. о. С. Я. Бесшапошников зарегистрировал серпуховскую общину, пресвитером которой стал бывш. рабочий Я. Т. Темненков, т. к. Беляеву отказали в регистрации в качестве пастора. В 1948 г. община состояла из 105 чел. С сер. 40-х до 1-й пол. 50-х гг. XX в. старшим пресвитером ЕХБ по Москве и М. о. служил пастор М. А. Орлов, одновременно он занимал должность зам. главы ВСЕХБ. В 1950 г. властям были известны незарегистрированные группы ЕХБ (численностью не менее 20 чел. каждая) в Коломне (под рук. С. И. Ковачёва) и в Электростали (под рук. Г. З. Рудниченко). В 1958 г. в М. о. уполномоченный фиксировал деятельность 16 незарегистированных групп баптистов общей численностью 820 чел. В 1959 г. была отмечена деятельность нелегальной общины ЕХБ в Дедовске, которую возглавлял пастор А. Л. Каюков. Др. пастор этой общины, В. Я. Смирнов, был арестован в 1961 г. В 1961 г. серпуховская община численностью 168 чел. была снята с регистрации под предлогом «распада исполнительного органа» и в связи «с неудовлетворительным состоянием молитвенного дома» (это послужило причиной расторжения властями договора о его аренде).

После раскола в движении ЕХБ в 1962 г. число подпольных общин возросло. Одним из центров движения сторонников Совета церквей евангельских христиан-баптистов (СЦ ЕХБ; см. ст. Инициативники) стал пос. Ильинский Раменского р-на, где проповедовал пастор Пчелинцев († 1963). В 1963 г. местом собрания инициативников стало с. Любучаны (ныне поселок Чеховского р-на). В сер. 60-х гг. XX в. существовали нелегальные общины баптистов в Истре, Можайске, Коломне, Ступино, в поселках Голицыно и Кубинка Одинцовского р-на (ныне города) и в пос. Дзержинском Люберецкого р-на (город с 1981).

В 1965 г. в М. о. возобновилась регистрация баптист. общин. Причиной этого стало желание властей добиться выхода из подполья наиболее крупных групп баптистов, оппозиционно настроенных по отношению к советскому строю. Также на изменение политики повлияло и широкое освещение антирелигиозных мер в иностранной прессе и в самиздате. Большой международный резонанс получили события 19 июля 1964 г., когда сотрудники милиции и дружинники разогнали нелегальное молитвенное собрание инициативников в окрестностях Ногинска, вслед. чего серьезно пострадали неск. человек (ЦМАМ. Ф. 3004. Оп. 1. Д. 84. Л. 30). 10 дек. 1965 г. первой была зарегистрирована община ЕХБ в Серпухове (уполномоченный отмечал, что с 1961 ее члены продолжали регулярно проводить нелегальные богослужебные собрания и оспаривали закрытие молитвенного дома в различных инстанциях). 6 авг. 1966 г. регистрацию получила община в с. Иванисове Ногинского р-на, что было обусловлено активной деятельностью инициативников в г. Электросталь и в пос. Фрязево того же района. Иванисовская община была самой крупной в области, объединившей 218 баптистов и 30 христиан веры евангельской (ХВЕ) пятидесятников-единственников (см. в ст. Пятидесятники). 12 нояб. 1966 г. зарегистрирована община в Дедовске, где также находился один из центров инициативников. 23 нояб. того же года регистрацию получила община в пос. Востряково (ныне в черте Домодедова). 3 апр. 1967 г. зарегистрированы общины в Клину и в Воскресенске. 18 дек. того же года регистрацию получили общины в Ивантеевке, Раменском, Подольске и в пос. Кубинка. Раменская община во 2-й пол. 60-х гг. XX в. была 2-й по численности после иванисовской (114 баптистов и 48 пятидесятников). 21 дек. зарегистрирована община в пос. Михнево Ступинского р-на, а 25 дек. 1967 г.- община в Талдоме. Коломенская община, 3-я по численности в М. о. (108 членов), долго добивалась регистрации, к-рая состоялась 10 апр. 1969 г.

С 1-й пол. 70-х гг. XX в. делались новые попытки давления на ЕХБ, усилилась борьба с инициативниками, однако эти меры не принесли властям желаемых результатов. 19 апр. 1979 г. была зарегистрирована община в Мытищах, 29 мая 1981 г.- в Наро-Фоминске, 19 авг. 1982 г.- в пос. Салтыковка Балашихинского р-на (с 2003 район Балашихи). К 1988 г. в М. о. легально действовали 16 общин ЕХБ и община инициативников в Дедовске, получившая регистрацию в 1975 г. на правах автономной религиозной орг-ции, не подчиненной ВСЕХБ. Власти разрешили инициативникам использовать поочередно со сторонниками ВСЕХБ здание молитвенного дома. Три общины инициативников были поставлены уполномоченным на «условный местный учет» как малые религиозные группы: в Можайске (на учете с 1977), в пос. Нахабино Красногорского р-на и в пос. Любучаны (1986). Существовала община «нерегистрируемых баптистов» (не связанных с инициативниками и СЦ ЕХБ) в дер. М. Вязёмы Одинцовского р-на (на «местном учете» с 1976). Одновременно действовали более конспиративно и уклонялись от каких-либо официальных контактов с властями общины «нерегистрируемых баптистов» в г. Электросталь, пос. Десна Ленинского р-на, Подольске, с. Ознобишине Подольского р-на. За деятельностью этих общин велось пристальное наблюдение, от пресвитеров требовались регулярные отчеты. В 1988-1990 гг. зарегистрированы еще 7 общин: в Луховицах (1988), в Одинцове (1989), в Химках (1990), в Дзержинском (1990), в Шатуре (1990), в Загорске (ныне Сергиев Посад, 1990), в Ногинске (1990). В 1989 г. в пос. Немчиновка (ныне село Одинцовского р-на) начало работать баптистское изд-во. В 1991 г. регистрацию получили общины в Люберцах (стала одной из крупнейших в М. о.), Орехово-Зуеве, Дмитрове и Звенигороде. 27 июля того же года зарегистрирована централизованная структура - «Объединение церквей ЕХБ по Московской области». Координационный центр областного объединения баптистов с 1991 г. размещался в Немчиновке, в 2000 г. был перенесен в Мытищи.

В нач. 90-х гг. XX в. в регионе появились первые международные миссии ЕХБ. В 1992 г. в Мытищах зарегистрирована «Российско-германская библейская миссия» (впосл. переместилась в Реутов). В том же году получили регистрацию: баптист. миссия попечения об обездоленных детях «Вифлеем», 2-я балашихинская община под названием «Ковчег» (ей удалось построить молитвенный дом), общины в г. Озёры, в Клину и «Церковь «Благовещение»» близ ст. Немчиновка Московской железной дороги (с 2004 в черте пос. Новоивановское Одинцовского р-на). В следующем году были зарегистрированы общины в Можайске и Видном. Тогда же в Видном начала работу межконфессиональная протестант. миссия «Свет на Востоке». В 1994-1997 гг. появились общины в пос. Запрудня Талдомского р-на, в Павловском Посаде, в пос. Поварово, в городах Красногорск, Высоковск, Железнодорожный, Дубна, Долгопрудный, Истра, Лобня, Чехов и на территории совр. пос. Новоивановское.

После принятия в 1997 г. нового закона «О свободе совести и религиозных объединениях» требования к регистрации общин были ужесточены. Первая после начала действия этого закона община ЕХБ была зарегистрирована в нояб. 1997 г. в центре Раменского. Она стала 2-й общиной этого города: с 1967 г. существовала община в предместье Раменского пос. Сосновый Бор (ныне в черте города). Община инициативников в Дедовске, зарегистрированная в 1975 г., после упразднения Совета по делам религий в 1991 г., не возобновила регистрацию. Легальный статус обрела отделившаяся от инициативников община Дедовска, учредителем к-рой стал пастор инициативников П. П. Румачик. К этой общине перешел существовавший в Дедовске с 1975 г. молитвенный дом инициативников. Дедовская община ЕХБ влилась в зарегистрированное в 1998 г. «Объединение братских церквей баптистов» (с 2000 «Ассоциация братских церквей ЕХБ») под рук. А. В. Смирнова, возглавлявшего и общину в Дедовске. В 1994 г. Смирнов перестал подчиняться органу инициативников СЦ ЕХБ, не поддержавшему идею регистрации общин. В ведении «Ассоциации...» Смирнова в 90-х гг. XX в. были зарегистрированы 3 церкви в Дедовске («Воскресение», «Преображение» и «Спасение»), общины в Истре, Красногорске и в Нахабине, в 2007 г. зарегистрирована община в Подольске, без регистрации действует община в Волоколамске. В 2006 г. «Ассоциация...» по инициативе Смирнова начала сотрудничать с Российским союзом ЕХБ (преемник ВСЕХБ), войдя в созданный под эгидой союза «Общественный совет баптистских организаций». Важную роль в процессе сближения сыграло избрание главы «Ассоциации...» Смирнова на должность председателя Российского союза ЕХБ 26 марта 2010 г. В ведении «Союза церквей евангельских христиан» в подчинении московского еп. Александра Семченко зарегистированы автономные баптистские общины «Скиния» в Реутове (1999) и «Виноградная лоза» в пос. Совхоз 1 мая Балашихинского р-на (ныне микрорайон Балашихи) (2002).

К нач. июля 2017 г. в М. о. зарегистрированы 51 религ. орг-ция баптистов (в т. ч. Московское областное объединение церквей ЕХБ в Мытищах) и 14 религ. орг-ций евангельских христиан.

Христиане веры евангельской (ХВЕ, пятидесятники)

Деятельность пятидесятников в Подмосковье впервые была отмечена в 20-х гг. XX в., подробных сведений о первых общинах не сохранилось. На рубеже 40-х и 50-х гг. XX в. нелегальные собрания ХВЕ в Орехово-Зуевском, Щёлковском и в др. районах нередко попадали в поле зрения уполномоченного Совета по делам религ. культов и органов госбезопасности. Наиболее активной была община в г. Дрезна, к-рую в 1950 г. возглавлял ранее судимый за религиозную деятельность проповедник И. Потехин. В Москве и М. о. ХВЕ входили в состав 2 зарегистрированных общин ЕХБ - московской и серпуховской (последняя в 1961-1965 действовала без регистрации), однако основная деятельность пятидесятнических служителей проходила неофициально. При этом в отличие от большинства др. регионов СССР в М. о. пятидесятники стремились не только укреплять жизнь общин, но и создавать условия для учреждения всесоюзного объединения общин ХВЕ, способного получить гос. регистрацию.

После смерти И. В. Сталина в 1953 г. и начала реабилитации жертв репрессий подпольные группы ХВЕ в М. о. активизировались. В 1954 г. начал вести «сепаратистскую» деятельность проповедник С. Макаров из Солнечногорска. Он состоял в московской общине ЕХБ, при этом проводил нелегальные собрания в Солнечногорске, а также, как отмечал в отчетах уполномоченный Совета по делам религ. культов, пытался насаждать «пятидесятнические тенденции» в московской общине ЕХБ. В 1956 г. пресв. И. В. Сизов, руководивший незарегистрированной общиной в дер. Мазилово Кунцевского р-на (ныне в черте Москвы), где проводились регулярные собрания, обратился в Совет по делам религ. культов с заявлением, в котором отказывался от объединения с ВСЕХБ и настаивал на автономном существовании пятидесятнических общин. Он находил возможным их регистрацию при условии, если власти предоставят отдельное молитвенное здание в Москве. С 1958 г. активность проявляли проповедники А. П. Ларин и И. П. Федотов из пос. Бирюлёво (ныне в черте Москвы), арестованные в нач. 60-х гг. XX в. Согласно отчету инспектора ЕХБ С. И. Марина (впосл. епископ зарегистрированных пятидесятников), в нач. 60-х гг. XX в. наиболее крупные группы ХВЕ существовали в Орехово-Зуеве, Павловском Посаде, Клину и Раменском. В февр. 1961 г. Марин и пресвитер ХВЕ Т. Ляхов ходатайствовали перед руководством ВСЕХБ о содействии в регистрации общин в этих городах. В 60-х гг. XX в. в Клину нелегально существовала община пятидесятников-унитариев (единственников).

В 1975 г. впервые была зарегистрирована община ХВЕ в Серпухове, к-рая делила молитвенное помещение с общиной баптистов. Вторая в М. о. община ХВЕ была зарегистрирована в 1979 г. в пос. Новокосино Люберецкого р-на (с 1984 в черте Москвы). Главой ХВЕ Москвы и М. о. стал еп. Марин, руководитель новокосинской общины. Следующая община пятидесятников была зарегистрирована в Лобне в мае 1989 г. особым постановлением Совета по делам религий. Согласно отчету уполномоченного по Московской обл. Е. А. Аверичева за 1989 г., крупнейшими в регионе центрами собраний незарегистрированных групп пятидесятников оставались Железнодорожный, Реутов, Хотьково Загорского р-на, Апрелевка и пос. Кокошкино Наро-Фоминского р-на. В марте 1991 г. получило регистрацию «Объединение церквей христиан веры евангельской - пятидесятников по Москве и Московской области», в 1998 г. эта структура была перерегистрирована как «Центральное объединение церквей Союза христиан веры евангельской - пятидесятников», с 2003 г. носит название «Российская церковь христиан веры евангельской». Под эгидой объединения к кон. 90-х гг. XX в. были зарегистрированы общины в Павловском Посаде, Ногинске, Лыткарине, Клину, Зарайске, Дмитрове, Дзержинском, Люберцах, Пущине, в поселках Назарьево Одинцовского р-на, Киевский Наро-Фоминского р-на (с 2012 в черте Москвы), Коммунарка Ленинского р-на (с 2012 в черте Москвы) и в дер. Подмошье Дмитровского р-на.

Неопятидесятнические группы до принятия в 1997 г. закона о религ. объединениях обычно регистрировали свои общины как автономные религ. орг-ции. После 1997 г. большинство неопятидесятнических общин примкнуло к зарегистрированному 30 марта 1998 г. «Российскому объединенному союзу христиан веры евангельской (пятидесятников)» (РОСХВЕ). Первыми в М. о. в качестве автономных неопятидесятнических групп получили регистрацию общины: «Церковь Христа Царя» в Подольске (1993), церковь «Обновление» в Мытищах (1994), церковь «Благодать» в Дмитрове (1994), община в Зарайске (1995), община «Сион» в пос. Дубровский Ленинского р-на (1996), община «Источник любви» в пос. Кратово Раменского р-на, церковь «Вифания» в Ивантеевке, община «Живой источник» в Ногинске, миссия «Прорыв» в пос. (с 2004 город) Ст. Купавна Ногинского р-на (с 1998 в составе РОСХВЕ). В 1996 г. были зарегистрированы общины «Пробуждение» в Электростали и «Источник веры» в Дзержинском, в 1998 г.- церковь «Христов град» в г. Рошаль, община «Глубокая христианская жизнь» в Мытищах, община «Факел веры» в Дрезне, в 1999 г.- община «Ковчег спасения» в Климовске. В 2006 г. в Королёве были зарегистрированы общины «Исход» и «Христианская миссия».

В М. о. получили регистрацию местные общины миссии «Эммануил» (относятся к Российской Церкви ХВЕ, к-рая входит в Ассамблеи Бога) в пос. Назарьево Одинцовского р-на (1996), в пос. Чурилково Домодедовского р-на (1997), в Красноармейске (1998), в Пущине, в Пушкине (в 1999-2001 располагалась в дер. Костино Пушкинского р-на). В ведении неопятидесятнической ассоциации «Церковь Божия» зарегистрированы одноименные местные общины в Железнодорожном (ныне в черте Балашихи) и в Черноголовке Ногинского р-на (2012), общины под названием «Церкви Бога Живого» в Можайске (существовала в 2001-2009) и в Ст. Купавне (2004), а также общины «Свет Иисуса» в Солнечногорске и «Живое слово» в с. Давыдово Орехово-Зуевского р-на (обе с 2003).

К ассоциации церквей евангельских христиан «Союз христиан», имеющей центр в С.-Петербурге, относятся общины «Источник любви» в Жуковском (1999), «Свет Евангелия») в Домодедове (2000), «Река жизни» в Ступине (состояла на регистрации в 2010-2014), незарегистрированные общины в Видном и в Красноармейске. В Электростали зарегистрирована община евангельских христиан в духе апостолов (единственников) (с июля 2008), которая относится к учрежденному в 2007 г. в С.-Петербурге «Объединению евангельских христиан в духе апостолов». В составе Российского союза ЕХБ с 1991 г. действовала община евангельских христиан в Балашихе под рук. пастора и писателя П. К. Шатрова, в 1997 г. она не возобновила регистрацию. Также известна незарегистированная община «единственников» в Клину, существующая с советского времени.

К нач. июля 2017 г. в М. о. зарегистрированы 73 общины ХВЕ.

Особым направлением в пятидесятничестве является «бостонское движение» (Международная церковь Христа; см. Церковь Христа). В него входили местные «церкви Христа» в Дубне (с 1994), Зарайске (с 1994), Клину и в др. населенных пунктах М. о. В наст. время имеются зарегистрированные общины в Солнечногорске и Дубне.

Пресвитериане

Первой из пресвитерианских церквей в 1992 г. получила регистрацию община «Хлеб жизни» в пос. Вишняковские Дачи Ногинского р-на (ныне в составе г. Электроугли). В следующем году были зарегистрированы церковь в Пущине и церковь «Благословение» в Реутове (вошла в зарегистрированную в 1998 в Москве «Ассоциацию церквей евангельских христиан»). В 1994 г. учреждены автономная пресвитерианская церковь «Антиохия» в Люберцах и община в Жуковском. В 1995 г. открылась пресвитерианская церковь «Слава» в Железнодорожном (с 2015 в составе Балашихи). В 2004 г. церковь была снята с регистрации, после чего община присоединилась к московской пресвитерианской церкви «Дар». Также в 1995 г. начала деятельность церковь «Река жизни» в Зарайске. В 1995-2005 гг. в пос. Совхоз 1 мая Балашихинского района (с 2004 микрорайон Балашихи) существовала пресвитерианская академия в ведении Международной ассоциации «Единство». В 1996 г. зарегистрированы общины в Щёлкове и Раменском, в 1997 г.- в Чехове, в 1998 г.- во Фрязине. Крупнейшей в М. о. является церковь «Завет» в Королёве, зарегистрированная в 1999 г. В 1992 г. в подчинении международной пресвитерианской миссии «Грейс» (Благодать) была создана община в Лобне (в 1999 переведена в Мытищи). В 1999 г. в г. Озёры получила регистрацию пресвитерианская церковь «Источник жизни», входящая в «Союз христианских пресвитерианских церквей» с центром в Москве. В 1999 г. в Павловском Посаде открылась пресвитерианская церковь «Святость» - филиал одноименной церкви в Москве. После того как ее пастор присоединился к пятидесятникам, община в 2006 г. была упразднена. В 1999 г. также получили регистрацию пресвитерианские церкви в Дзержинском и Талдоме. В 2002 г. получила регистрацию пресвитерианская церковь «Надежда» в Железнодорожном, впосл. она присоединилась к ХВЕ. К нач. июля 2017 г. в М. о. зарегистрированы 5 религ. орг-ций пресвитериан: 2 в Королёве, по одной в Озёрах, в пос. Лесной, Павловском Посаде и Балашихе (на территории бывш. г. Железнодорожный). Бывш. пресвитерианские общины в Балашихе (на территории бывш. г. Железнодорожный) и в пос. Лесном Пушкинского р-на (в ведении РЦХВЕ), основанные кор. миссионерами, относятся к Международной пресвитерианской миссии «Агапе», др. представительства к-рой в Подмосковье (в пос. Птицефабрики Мытищинского городского окр., в Дмитрове и в пос. Щитниково Балашихинского р-на, ныне в черте Балашихи) в 1999-2000 гг. перерегистрировались в качестве общин пятидесятников в ведении РЦХВЕ, утратив с тех пор наименование пресвитерианских. В ведении РЦХВЕ состоит также семинария миссии «Агапе-квинз», основанная в 1997 г. в Мытищах.

Адвентисты

Первая община адвентистов в М. о. была зарегистрирована в 1991 г. в Серпухове. В следующем году регистрацию получили общины в Пущине и Протвине. Западнороссийский Союз церкви христиан-адвентистов седьмого дня был учрежден в 1995 г. в дер. Сергеевке Подольского р-на (ныне зарегистрирован в Подольске). Общины адвентистов к кон. 90-х гг. XX в. легально действовали в Шатуре, Чехове, Химках, Реутове, Орехово-Зуеве, Одинцове, Люберцах, Коломне, в поселках Ст. Руза Рузского р-на и Обухове Ногинского р-на. К нач. июля 2017 г. в М. о. было зарегистрировано 35 религ. орг-ций адвентистов.

Харизматические движения

Первым крупным объединением харизматических общин в М. о. стала «Независимая поместная христианская церковь Полного Евангелия «Новое поколение»», зарегистрированная в 1992 г. в пос. Удельная Раменского р-на. Преемницей этой церкви является открытая в 1998 г. в Жуковском община ХВЕ «Новое поколение». В 1998 г. община церкви «Новое поколение» была также зарегистрирована в дер. Давыдово Орехово-Зуевского р-на (в наст. время снята с регистрации). Представительством московской харизматической общины «Миссия живой веры» является учрежденная в 1994 г. в Балашихе «Церковь живой веры» ХВЕ.

Церкви Полного Евангелия «Новая жизнь», относящиеся к Международному объединению «Общение Калвари», были зарегистрированы в Воскресенске (1996) и в Коломне (1997; в наст. время сняты с регистрации).

В Климовске в 1994 г. была зарегистрирована церковь «Скиния», ставшая основой для возникшей позднее крупной церкви харизматов. В 1995 г. учреждены церкви харизматов «Источник жизни» в Дмитрове и «Св. Троица» в Химках (в наст. время сняты с регистрации). Также в Химках в 2002 г. была зарегистрирована церковь Полного Евангелия «День».

К кон. 90-х гг. XX в. были зарегистрированы харизматическая миссия «Ступинский христианский центр» (в подчинении «Московскому христианскому центру») в Ступине (в наст. время регистрации не имеет) и община той же юрисдикции под названием «Климовский христианский центр», действовавшие в 2000-х гг. «Полноевангельская церковь Бога» в г. Ликино-Дулёво, церковь «Жизнь с избытком» в Мытищах, община «Церковь Голгофы» в дер. М. Вязёмы Одинцовского р-на в наст. время в числе зарегистрированных религ. орг-ций не значатся.

Новоапостольская церковь

В 1995 г. в Климовске получила регистрацию община Новоапостольской церкви; впосл. она была упразднена.

Иеговы свидетели

Первые в М. о. общины Иеговы свидетелей были зарегистрированы в 1994-1996 гг. в Жуковском, Королёве и в пос. Шевляково Клинского р-на. Первоначально координатором общин иеговистов Подмосковья был проповедник и руководитель общины в Жуковском. К кон. 90-х гг. XX в. действовали зарегистрированные общины в Волоколамске, Звенигороде, Красногорске. В этот период иеговисты активизировали работу в М. о., в результате чего им удалось зарегистрировать общины в пос. Томилино Люберецкого р-на, в г. Котельники, в пос. Салтыковка Балашихинского р-на. К нач. июля 2017 г. в М. о. зарегистрированных общин иеговистов нет (к кон. мая того же года, накануне ликвидации по решению суда, в М. о. имели регистрацию 23 общины).

Мессианские иудеохристиане

В г. Озёры в 2004 г. зарегистрирована община мессианских евреев «Собрание Мессии». Незарегистрированная община действует в Видном.

В. Г. Пидгайко
О. А. Лиценбергер

Ислам

Предположительно первыми мусульманами на территории М. о. были араб., булгарские или др. вост. купцы, к-рые вели торговлю с варягами, пользуясь торговым путем от Ближ. и Ср. Востока до Скандинавии. Об этом могут свидетельствовать многочисленные клады араб. монет на всем протяжении данного маршрута, в т. ч. и на территории Подмосковья (особенно в юж. части региона). Более определенно о мусульм. присутствии в Московском регионе можно говорить начиная с 1-й пол. XIV в., когда золотоордынские подданные начали селиться в разных местах Московии. Названия нек-рых населенных пунктов Подмосковья могут свидетельствовать об их основателях или о тех, кто в них поселился. Так, к городскому окр. Подольск относится дер. Ордынцы. Позднее появились названия с корнем «татар»: села Татаринцево Раменского р-на и Татариново Ступинского р-на, дер. Татариново (городского окр. Домодедово) и одноименная деревня Можайского р-на. Населенные пункты с тем же корнем в названии имеются и в др. местах М. о.

Особое значение в русско-татарские отношениях имели коломенские земли. Ими щедро наделяли служилых татар из Москвы. Коломна, находившаяся на пересечении важных путей, связывала московские земли с восточными и южными, откуда в Коломну прибывали мигранты. Город с 1300 г. входил в состав Московского княжества, следы пребывания здесь татар отмечены с XIV столетия. В кон. XIV в. в источниках упоминается коломенский посол, который от лица хана Золотой Орды мог распоряжаться Коломной. Акад. С. Б. Веселовский писал, что потомки золотоордынского бека Секиз-бея Серкизовы (Черкизовы) имели ок. 10 владений в историческом р-не Москвы Черкизово; было у них и «второе крупное владение» под Коломной - селения Черкизово, Мячково (ныне села Коломенского городского окр.) и Старков погост (ныне не существует, находился на территории Коломенского городского окр.).

В сер. XV в. Звенигород был пожалован царевичу Касиму, старшему сыну хана Улу-Мухаммеда, основателя Казанского ханства. Впосл. Касиму был предоставлен др. удел - Городец Мещерский, ставший столицей Касимовского ханства под названием Касимов (ныне в Рязанской обл.). Звенигородом же в течение почти полутора веков владели казанские ханы (братья Мухаммед-Эмин и Абдул-Латиф, последний казанский хан Ядыгар-Мухаммед), астраханский хан Дервиш-Али и астраханский царевич Муртаза-Али, а также др. представители знатных татар. родов. В Звенигороде находился деревянный дворец татар. правителей. Надгробные камни и надписи на араб. языке, в т. ч. с изречениями из Корана, были найдены на кладбище около Новоиерусалимского в честь Воскресения Христова мужского монастыря. Кроме Звенигорода служилые татары получили «на кормление» и др. подмосковные уделы: Серпухов, Каширу, Хотунь (город ныне не существует, находился на территории Ступинского р-на). В них были татар. слободы, что предполагало наличие молельных домов или помещений.

На территории современных Звенигорода, Каширы, Клина, Рузы, Серпухова, Талдома, Яхромы, а также в Сурожике (ныне не существует, находился на территории городского окр. Истра) и в Хотуни жили «кормовые» Чингисиды или содержались опальные. Среди них были как сохранившие верность исламу, так и перешедшие в Православие. Имена этих Чингисидов, как и др. имена мусульм. происхождения, фигурируют в писцовых и разрядных книгах Московского у. Нек-рые из них числились владельцами имений и усадеб, др. состояли на гарнизонной службе в городах Юж. Подмосковья, к-рые было необходимо защищать от набегов крымских татар.

Вслед. длительного процесса ассимиляции и прежде всего перехода в Православие численность мусульм. населения Подмосковья сокращалась. К нач. XX в. в Москве насчитывалось ок. 5 тыс. мусульман (гл. обр. татар), в Московской губ. их было вдвое меньше. Треть подмосковных мусульман проживала в Московском у., в др. городах и уездах губернии их число колебалось от неск. десятков до 100 чел. Небольшое количество нетатар. мусульм. населения некомпактно проживало в Подмосковье. Несмотря на малочисленность, татары стремились поддерживать свои традиции и религию. Если складывалась даже небольшая мусульм. община, то наиболее начитанный из ее членов становился предстоятелем на пятничном намазе; нек-рые из глав общин являлись «народными» муллами («указных» утверждали власти). Намазы могли проходить в частных домах, летом - под открытым небом. В нач. XX в. из с. Собачий Остров Курмышского у. Симбирской губ. (ныне с. Красная Горка (Сафаджай) Пильнинского р-на Нижегородской обл.) в Звенигород приехал Х. Х. Хасянов (1878-1963). Он стал руководителем звенигородской общины, добился от властей в 1910 г. устройства отдельного мусульманского кладбища возле с. Супонева (ныне в черте Звенигорода).

В 1907 г. администрация вагоностроительного завода близ ст. Мытищи обратилась к Московскому митр. сщмч. Владимиру (Богоявленскому) с прошением: «Среди рабочих Мытищинского вагоностроительного завода имеется много семейных магометан, а потому весьма большое неудобство представляет то обстоятельство, что в Мытищах нет магометанского кладбища. Так как отвозить покойников магометан в Москву для погребения на магометанском кладбище сопряжено с расходами, непосильными для рабочих, то имеем честь покорнейше просить Ваше Высокопреосвященство дозволить причту церкви с. Мытищ отвести место для означенного кладбища на церковной земле, арендуемой администрацией Вагонного завода, на что причт церкви с. Мытищ изъявил свое согласие». Исход этого дела неизвестен.

Первыми «народными» имамами в Богородске были М. Ариков и А. Кутяшев, родом из татар. сел Мордовии. В дер. Крюково (ныне в черте Зеленоградского адм. окр. Москвы) «народным» имамом стал Х. Фаттахетдинов, старший брат А. Фаттахетдинова, имам-хатыба 2-й Московской мечети в 20-х гг. XX в. В Орехово-Зуеве «народным» имамом был Г. Ильясов. В роли духовных наставниц выступали и наиболее грамотные в религиозных вопросах женщины, прежде всего вдовы мулл. В нач. XX в. 30-летний мулла М. Б. Шарафетдинов наставлял мусульман Павловского Посада, а также соседних Богородска и поселений на территории совр. Орехово-Зуева. Летом 1917 г. он был официально утвержден имамом объединенной мусульм. общины этих населенных пунктов.

После прихода к власти большевиков мусульмане нек-рое время преследованиям не подвергались, поскольку властям нужно было установить дипломатические отношения с мусульманскими Турцией, Персией и Афганистаном. Однако на рубеже 20-х и 30-х гг. XX в. активизировалась антиислам. кампания, совпавшая по времени с борьбой против кулачества и коллективизацией, в результате репрессивных мер пострадал и средний слой татарского крестьянства. Татары из деревень и сел стали уезжать в города, многие нанимались на строительство заводов и фабрик в Московском регионе. На территории М. о. они селились прежде всего в городах и поселках, расположенных вдоль Казанской железной дороги. Так появились татарские общины в пос. Шатура (город с 1936) и в пос. Куровская (г. Куровское с 1952), оттуда люди направлялись в Егорьевск, в с. Воскресенское (с 1934 в составе пос. Воскресенск, который получил статус города в 1938), Коломну, Каширу, в деревни Ликино и Дулёво (с 1930 пос. Ликино-Дулёво, с 1937 город), Орехово-Зуево, Павловский Посад, в пос. Затишье (г. Электросталь с 1938), Ногинск. Многие селились в непосредственной близости от Москвы - в Подольске, Раменском, пос. Балашиха (с 1939 город), Щёлкове, Мытищах, Пушкине. В Подмосковье мечетей не было, верующие могли посещать 2 московские мечети (с 1936 действовала 1 мечеть). В 30-х гг. XX в. татары добились выделения мусульм. участка на кладбище в Орехово-Зуеве.

После окончания Великой Отечественной войны в этническом составе населения Подмосковья произошли большие изменения: сюда начали активно переселяться башкиры, казахи, узбеки, киргизы, туркмены, таджики, представители народов Кавказа. После войны в Москву и М. о. приехало из деревень множество татар. Во мн. татарских и др. семьях представители старшего поколения, хорошо знавшие основы вероучения и мусульм. обряды, делились знаниями с молодежью. Благодаря им, а также вернувшимся из ссылки муллам, создавались неформальные религ. общины.

Соборная мечеть общины Аль-Исхан в Ногинске. 2006–2010 гг. Фотография. 2015 г.
Соборная мечеть общины Аль-Исхан в Ногинске. 2006–2010 гг. Фотография. 2015 г.

Соборная мечеть общины Аль-Исхан в Ногинске. 2006–2010 гг. Фотография. 2015 г.
Со 2-й пол. 80-х гг. XX в. в М. о. начали регистрироваться мусульм. общины, верующие стали обращаться к властям с просьбами об открытии мечетей и др. молельных помещений, ходатайствовать о выделении кладбищенских участков. В 2006 г. зарегистрировано Духовное управление мусульман М. о. (ДУМ МО) в юрисдикции Духовного управления мусульман РФ. ДУМ МО объединяет и контролирует деятельность местных религ. орг-ций мусульман М. о. Его председателем является муфтий М. о. Р. Р. Аббясов. При мн. мусульм. орг-циях созданы духовные школы (медресе) для детей и взрослых, ежегодно для учащихся медресе проводятся олимпиады. В учрежденном ДУМ МО Исламском колледже М. о. (Мытищи) ведется подготовка имамов. С кон. 2000 г. в Подмосковье начали открываться мечети. Они действуют в Звенигороде, Наро-Фоминске, Ногинске, Орехово-Зуеве, Солнечногорске, Ст. Купавне, Щёлкове, в пос. Родники Раменского р-на. Мусульм. центры функционируют в городах Воскресенск, Коломна, Электрогорск и Подольск. Молельные дома открылись в городах Балашиха, Домодедово, Кашира, Краснозаводск, Лобня, Мытищи, Рошаль, Сергиев Посад, Яхрома. Имеются детские развивающие и оздоровительно-образовательные центры в Мытищах, Электростали и Яхроме. Мусульм. общины М. о. оказывают содействие властям в социальной адаптации мигрантов из традиционно мусульман. регионов России, из Ср. Азии и Азербайджана, к-рые в последние годы активно прибывают в Подмосковье.

Г. А. Баутдинов

Иудаизм

Евреи появились в регионе в сер. XIX в., но поскольку в основном они стремились в Москву, евр. население Московской губ. было немногочисленным. В 1858 г. в Московской губ. (без Москвы) их насчитывалось 444 чел. Небольшие общины существовали в Серпухове, Богородске и, возможно, на территории совр. р-на Салтыковка г. Балашиха. Во время первой мировой войны, в 1915-1917 гг., в регион прибыло множество беженцев из-за черты оседлости. В 20-х гг. XX в. евр. население на территории М. о. увеличилось, возник ряд неофиц. общин в Егорьевске и Можайске, в поселках Клязьма, Мамонтовка (ныне оба в черте Пушкино), Малаховка, Перловка (в 1932 включен в состав Мытищ), Салтыковка, Тайнинское (ныне в черте Мытищ), Химки (ныне город) и в дер. Новоивановское (ныне поселок Одинцовского р-на). Руководители и мн. активисты этих общин были репрессированы в 1937-1938 гг.

Центром религиозной жизни евреев Подмосковья был пос. Малаховка. В 20-х гг. XX в. в нем существовали полулегальные резники, действовали хедеры, в нек-рых магазинах можно было купить кошерные продукты. Евр. кладбище в Малаховке, основанное в этот период, стало одним из крупнейших в регионе. В Малаховке жили видные религ. деятели, принадлежавшие к движению Хабад: глава движения раввин Й. И. Шнеерсон (после освобождения из-под ареста в 1927), главный раввин Москвы Я. Д. Клемес, один из руководителей сети подпольных иешив в СССР раввин Я. З. Маскалик. В 1932 г. в Малаховке для местных иудеев, а также для верующих из поселков Томилино и Красково (ныне городской окр. Люберцы) была построена синагога, действовавшая без регистрации. В 1936 г. помещение было формально изъято у общины, однако богослужения в нем продолжались. В 1945 г. община была зарегистрирована. До нач. 90-х гг. XX в. малаховская община была единственной официально действующей на территории М. о. На Раменском мясокомбинате в 70-80-х гг. XX в. проводился неофиц. забой скота по иудейскому ритуалу.

В наст. время евр. общины региона входят в Федерацию еврейских общин России (ФЕОР) либо в Конгресс еврейских религиозных организаций и общин России (КЕРООР). Общины, входящие в ФЕОР, действуют в Жуковке (возникла в 2009, раввин - президент ФЕОР А. М. Борода), в Люберцах («Бейт-Хабад-Люберцы», основана в 2013), в Малаховке, Мытищах (возникла в 2002), в Пушкине. Общины, входящие в состав КЕРООР, имеются в Люберцах («Мицва» (1999) и «Бейт-Марина» (2014)), в Балашихе (Салтыковская община; легализована в 1991), в Дмитрове («Лехаим», зарегистрирована в 2006) и в Реутове («Религиозное общество Гинейни-Подмосковье», действует с 2000). Синагоги построены общинами в Балашихе (1992), Малаховке (2010; прежняя синагога сгорела в 2005), в Мытищах (2011), люберецкими общинами «Бейт-Хабад-Люберцы» (2013) и «Бейт-Марина» (2014), общиной в Жуковке (общинный центр открыт в дек. 2015). В сент. 2016 г. открылась синагога в аэропорту «Домодедово».

Близ ст. Хрипань Казанского направления Московской железной дороги действует иешива «Торат Хаим» (Учение жизни), основанная в 1989 г. (в 1990-1992 располагалась у пос. Валентиновка (ныне в черте г. Королёва), в 1992-2002 в пос. Удельная Раменского р-на). В 2006 г. в Пушкинский р-н переехала из Москвы поддерживаемая ФЕОР иешива «Томхей Тмимим». Также в М. о. функционирует ряд объектов религ. инфраструктуры, используемых евреями Москвы: евр. кладбище в Малаховке (в 2011 оно было существенно расширено), поддерживаемый ФЕОР детский лагерь «Ган Исроэль» (2001), Центр духовной и физической реабилитации «Эшель» (открыт в нач. 2000-х общиной московской синагоги на Б. Бронной ул.). В 2016 г. в г. Котельники открылся образовательный центр общины горских евреев «Бейт-Сфаради».

Община караимов «Азызлык» (Святость), к сер. 90-х гг. XX в. зарегистрированная в Люберцах, ныне не действует.

С. А. Чарный

Новые религиозные движения

В М. о. с рубежа 80-х и 90-х гг. XX в. большую активность проявляли представители новых религ. движений. В последние годы нек-рые из них регистрировались как культурные центры, общественные или просветительские орг-ции, благотворительные фонды или оздоровительные об-ва.

В 1994 г. в Домодедове был зарегистрирован филиал секты Аум Синрикё - объединение «Путь к истине», организация ликвидирована в 2004 г. Еще 1 филиал действовал до 1995 г. в Королёве. В Жуковском получил регистрацию «Центр Всемирного духовного университета «Брахма Кумарис»» (см. Брахма Кумарис), впосл. центр был лишен регистрации. В дер. Маришкино Воскресенского р-на в 1996 г. был создан центр Московской областной благотворительной орг-ции «Харе Кришна - пища милосердия», являвшийся филиалом международного общества «Сознание Кришны» (орг-ция впосл. снята с регистрации). В 2007 г. в Клину открылось об-во «Сахаджа-Йога» (на нач. июля 2017 зарегистрирована как «Автономная некоммерческая организация содействия развитию нравственности человека «Сахаджа Йога - мировая философия науки, здоровья и этики»»). В Егорьевске в 1993 г. было зарегистрировано объединение «Эзотерическая церковь (Тантрическая буддийская йога)», впосл. оно было снято с регистрации.

Богородичный центр учредил общины в Люберцах (1995), Балашихе («Обитель Божией Матери Владимирской», зарегистрирована в 1996), Павловском Посаде (1998), Лыткарине (1998). Также в области действовали 4 «монашеские обители» сектантов. В кон. 90-х гг. XX в. были устроены «Императорская обитель» («Обитель святой императорской четы») в пос. Трудовая-Северная Мытищинского р-на и «Гефсиманская обитель Марии Небесной доброты» в пос. Вешки Мытищинского р-на. В последней разместилась резиденция лидера секты В. Я. Береславского. К 2004 г. построены и зарегистрированы новые «монашеские скиты»: «Обитель Монсегюр» в Дмитрове и «Обитель Триникольская» на территории бывш. совхоза «Останкинский», между деревнями Бабаиха и Глазово Дмитровского р-на. Нелегальные скиты секты действуют в дер. Пешки Солнечногорского р-на и в дер. Алачково Чеховского р-на. Эти обители являются закрытыми поселениями адептов Богородичного центра, к-рых руководство секты использует в качестве дешевой рабочей силы. В 1996 г. сектанты зарегистрировали частную «Благотворительную школу «Вечная весна»» в Балашихе, к-рая была закрыта в 2002 г., после того как ее директор начал открыто пропагандировать сектантские идеи. Школу перенесли в дер. Федоровку Дмитровского р-на и открыли под названием «Флагман», но уже в следующем году из-за нехватки учеников и учителей школа прекратила существование, попытка перевести ее в Калужскую обл. оказалась безуспешной. На нач. июля 2017 г. регистрацию имеют «Обитель Монсегюр» и община в Павловском Посаде.

Под видом просветительских и оздоровительных орг-ций действуют неск. филиалов об-ва рериховцев Живая этика. В Коломне в качестве общественной орг-ции без регистрации функционирует «Движение по идее учителя Иванова». В 1993 г. в Коломне было зарегистрировано неоязыческое об-во «Славянская ведическая община», переименованное в 2001 г. в «Центр русской воинской культуры «Святогор»».

Толстовцы

В М. о. с нач. 20-х гг. XX в. существовали поселения толстовцев (см. Толтовство), зарегистрированные как трудовые коммуны или артели. Первым поселением стала коммуна «Жизнь и труд», основанная в 1921 г. при взятом толстовцами в аренду бывш. имении В. Шестаковой, между дер. Богородское и с. Тропарёво Московского у. (ныне в черте Москвы). Действовали: коммуна им. Толстого в Воскресенске (ныне Истра), Новоиерусалимская коммуна им. Толстого на станции Н. Иерусалим (ныне Истра), Тайнинская сельхозартель близ пос. Перловка (ныне в черте Мытищ), коммуна «Березки» (в бывш. имени Лопатина, близ совр. с. Дурыкино Солнечногорского р-на). В Подмосковье толстовцами были созданы 3 трудовые колонии для детей-беспризорников: Снегирёвская в пос. Снегири (ныне Истринского р-на), Колединская в с. Коледине (ныне Ступинского р-на) и «Соснинская детская школа-колония» в бывшем имении Ильино, близ железнодорожной ст. Пушкино (ныне в черте г. Пушкино). Последние две были не вполне толстовскими, т. к. в Коледине фактическое руководство общиной осуществляли приезжавшие из Москвы проповедники евангельских христиан-трезвенников, а «Соснинской коммуной» руководила Л. Соснина (наст. фамилия Арманд), одна из активисток теософского движения, открывшая детскую школу-колонию в 1920 г. В 1921-1926 гг. детская теософская школа-коммуна размещалась в бывш. имении В. Э. Тальгрена в дер. Вынорки (ныне пос. Зверосовзхоза Пушкинского р-на). После высылки в 1924 г. Сосниной-Арманд коммуна полностью перешла на позиции толстовцев, окончательно упразднена в 1928 г. Была близка к толстовцам основанная в 1918 г. под Москвой трудовая община-коммуна христиан-трезвенников «Трезвая жизнь», перенявшая также некоторые идеи чуриковцев. Большинство ее членов причисляли себя к толстовцам.

Вся недвижимость поселений была реквизирована в 1929-1930 гг., а их жители в соответствии с постановлением Президиума ВЦИК от 28 февр. 1930 г. были переселены за Урал, где часть толстовцев создала новые коммуны. В 30-40-х гг. XX в. продолжали существовать подпольные кружки толстовцев в Орехово-Зуеве и Серпухове.

В 1997 г. в Пущине было зарегистрировано толстовское об-во «Единство» - филиал московской ассоциации «Духовное единство»; к наст. времени «Единство» не имеет регистрации.

В. Г. Пидгайко
Арх.: РГАДА. Ф. 1183. Оп. 11. Д. 5. Л. 32-32 об.; ЦГИАМ. Ф. 54. Оп. 182. Д. 8; Оп. 104. Д. 9. Л. 21-22 об., 26, 57-60; Ф. 17. Оп. 5. Д. 740. Л. 5-5 об. 15, 18; Оп. 98. Д. 675. Л. 119; Ф. 199. Оп. 2. Д. 871. Л. 2-6 об., 20-40.
Лит.: Ордынский И. И. Раскол и благотворительность в Гуслице. М., 1861; Busch E. H. Materialen zur Geschichte und Statistik des Kirchen-und Schulwesen der evangelisch-lutherischen Gemeinden in Russland. St.-Pb., 1862; Вельяминов-Зернов В. В. Исслед. о касимовских царях и царевичах. СПб., 1863-1867. 4 ч.; Dalton H. Beiträge zur Geschichte der evangelischen Kirche in Russland. Gotha, 1887-1905. 4 Bde; Цветаев Д. В. Памятники к истории протестантства в России. М., 1888. Ч. 1; он же. Протестантство и протестанты в России до эпохи преобразований. М., 1890; Насонов А. Н. Монголы и Русь: История татар. политики на Руси. М.; Л., 1940; Греков Б. Д., Якубовский А. Ю. Золотая Орда и ее падение. М.; Л., 1950; Сафаргалиев М. Г. Распад Золотой Орды. Саранск, 1960; Баскаков Н. А. Рус. фамилии тюркского происхождения. М., 1979; Векслер А. Г. Москва в Москве. М., 19822; Ильин М. А., Моисеева Т. В. Москва и Подмосковье: Справ.-путев. М.; Лпц., 19852; Розенберг Л. И. Татары в Москве XVII - сер. XIX в. // Этнические группы в городах Европейской части СССР. М., 1987. С. 16-25; Худяков М. Г. Очерки по истории Казанского ханства. М., 1991р; История сел и деревень Подмосковья XIV-XX вв. М., 1992-1995. 11 вып.; Карамзин Н. М. История государства Российского. М., 1993. 12 т.; Алишев С. Х. Казань и Москва: Межгосударственные отношения в XV-XVI вв. Каз., 1995; Трубецкой Н. С. История, культура, язык. М., 1995; Агеева Е. А. Старообрядческое Подмосковье: История, согласия, традиции // Морозовы и их роль в истории России: Тр. 1-й науч.-практ. конф. «Морозовские чтения». Ногинск, 1996. C. 146-151; она же. Из истории старообрядческих центров: Подмосковные Гуслицы, XVII-XX вв. // Уральский сб.: История, культура, религия. Екат., 1998. Вып. 2. С. 9-17; Вернадский Г. В. Монголы и Русь. М., 1997; Религ. объединения Московской обл.: Справ. М., 1998; Тихомиров М. Н. Древняя Москва XII-XV вв.: Средневек. Россия на междунар. путях XIV-XV вв. М., 1999; Горский А. А. Москва и Орда. М., 2000; Московская обл.: Новые аспекты истории. М., 2000; Поспелов Е. М. Топонимический словарь Московской обл. М., 2000; Арапов Д. Ю., сост. Ислам в Российской империи. М., 2001; Князева Е. Е., Соловьева Г. Ф. Лютеран. церкви и приходы России ХVIII-ХХ вв. СПб., 2001; Мазуров А. Б. Средневек. Коломна в XIV - 1-й трети XVI в. М., 2001; Веселовский С. Б. Подмосковье в древности. М., 2002; Кондратьев И. К. Седая старина Москвы. М., 2002; Снопов Ю. А. Евреи в Москве: Динамика численности и расселения (XV - сер. XX в.) // Этногр. обозр. 2002. № 6. С. 68-85; Хайретдинов Д. З. Мусульм. община Москвы в XIV - нач. XX в. Н. Новг., 2002; История татар с древнейших времен. Каз., 2002-2014. 7 т.; Татарская энциклопедия. Каз., 2002-2014. 6 т.; Михайлов С. С. Из истории старообрядцев-неокружников на территории Московской обл. в 1940-1950-х гг. // ЦИВ. 2003. № 10. С. 136-147; он же. Волоколамский лес: Неизвестная страница истории подмосковного староверия. М., 2011; он же. Старообрядческие храмы Московской обл.: Кр. справ. М., 2014; Григорьев А. П. Сб. ханских ярлыков рус. митрополитам. СПб., 2004; Лиценбергер О. А. Евангелическо-лютеранская церковь в Российской истории (ХVI-XX вв.). М., 2004; Московская обл.: История, культура, экономика. М., 2005; Шебанин Г. А. Ист. география зап. части Рязанского княжества XII - нач. XVI в. // Великое княжество Рязанское: Ист.-археол. исслед. и мат-лы. М., 2005. С. 458-480; История Московского края: Проблемы, исслед., новые мат-лы. М., 2006-[2016]. Вып. 1-[6]; Чойсамба Ч. Завоевательные походы Бату-хана. М., 2006; Гаврилов Ю. А., Шевченко А. Г. Мусульманство в истории и культуре народов России. М., 2007; Егоров В. Л. Ист. география Золотой Орды в XIII-XIV вв. М., 20082; Ислам в Москве: Энцикл. словарь. Н. Новг., 2008; Кульпин Э. С. Золотая Орда: Судьбы поколений. М., 2008; Махрова А. Г., Нефедова Т. Г., Трейвиш А. И. Московская обл. сегодня и завтра: Тенденции и перспективы пространственного развития. М., 2008; Татары Подмосковья. М., 2009; Беляков А. В. Чингисиды в России XV-XVII вв.: Просопографическое исслед. Рязань, 2011; Садур В. Г. Тюрки, татары, мусульмане: (Статьи, очерки, эссе). М., 2012; Валиуллин Я. Ф. У времени на виду: Мусульм. страницы Звенигородского края. М., 2014; История Московской обл.: 85 лет. М., 2014; Асадуллин Ф. А. Мир ислама в общественно-культурном пространстве Москвы. М., 2015; Баутдинов Г. А. Первый мулла // Мещёра-край: Альм. по истории и культуре Мещёрского края. М., 2015. [Вып. 5.] С. 148-153; Рахимзянов Б. Р. Москва и татарский мир. СПб., 2016; Ситнов В. Ф. Вохна древлеправославная: Краеведческие мат-лы к истории бытования старообрядчества на Павловопосадской земле. Павловский Посад, 2016; Ислам в Московском регионе: Доклады межрегиональной конф. Орехово-Зуево, 25 мая 2017 г. М., 2017.
Е. А. Агеева, Г. А. Баутдинов,О. А. Лиценбергер, В. Г. Пидгайко

Архитектурное наследие

2-я пол. XIV - 1-я пол. XV в.

Активное храмовое строительство началось на территории Московского княжества не ранее сер. XIV в. Во 2-й пол. XIV в. в Подмосковье были основаны монастыри: Троице-Сергиев (1345 - первый скит), Владычный (1360-1362) и Высоцкий (1374) в Серпухове, Николо-Угрешский (1380-1381), Николо-Пешношский (1361), Саввин Сторожевский (1378 или 1398). В нач. XV в. по заказу можайского кн. Андрея Димитриевича были основаны Лужецкий (1408) прп. Ферапонтом Белозерским и Колоцкий (1413) мон-ри.

Единственный, целиком сохранившийся от XIV в. каменный храм - ц. свт. Николая Чудотворца в с. Каменском Наро-Фоминского района (2-я пол. XIV в., возможно, заказ вел. князя). Бесстолпный одноглавый кубообразный храм с 3-лопастной апсидой сложен из грубых квадров белого камня и прост по архитектуре. Украшением фасадов служит юж. килевидный перспективный портал. Стройный барабан главы со щелевидными окнами опирается на мощные угловые пилоны, между которыми словно зажато небольшое крестообразное пространство интерьера. Бесстолпное устройство, вероятно, было и у нек-рых др. храмов этого периода, напр. у ц. Зачатия св. Иоанна Предтечи на Городище в Коломне, к-рая сохранила нижнюю часть стен XIV в. (верх был перестроен в XVI в.). Существовали также и одноглавые 4-столпные храмы: известно, что таким был Староникольский собор (ц. апостолов Петра и Павла) в Можайском кремле (ок. 1400; рухнул и возведен заново в 1849 (имитация форм оригинала)). Устройство ц. праведных Иоакима и Анны в Можайске (ок. 1400) неизвестно, она была разобрана в 1867 г., сохранилась лишь ее сев. стена, примыкающая к позднему приделу свт. Леонтия Ростовского «иже под колоколы» (2-я пол. XVIII в.).

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в с. Каменском. 2-я пол. XIV в. Фотография. 2012 г.
Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в с. Каменском. 2-я пол. XIV в. Фотография. 2012 г.

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в с. Каменском. 2-я пол. XIV в. Фотография. 2012 г.
В 1-й пол. XV в. в ранее основанных обителях стали строить каменные соборы. Доминирующим архитектурным типом в ранний период московского зодчества стал одноглавый 4-столпный крестово-купольный храм. Симметрию его объема обычно нарушали выступы апсид, однако ярко выраженная вертикальность композиции с кокошниками, маскирующими ступенчато поднимающиеся своды, придавала идее центричности ощутимые очертания. Этому также способствовала организация внутреннего пространства, стянутого к подкупольному квадрату с повышенными подпружными арками. Выделение центрального ядра (подкупольного пространства храма) и смещение столпов к углам здания привело к несоответствию внешних форм и конструкции. Трехчастное деление фасадов лопатками не отражало систему устройства интерьера. Названные черты заложили основу развития всей последующей московской и русской храмовой архитектуры до нач. XX в. Центрическая форма воплощала идею политической централизации, а устремленность зданий вверх - идею устремленности к Богу. В XVI в. к этим особенностям русских храмов добавилась третья - многообъемность, т. о. родилась триада, сформулированная В. П. Орфинским, в к-рой выражен идеал московской и рус. церковной архитектуры: «центричность, высотность, многоглавие» (Деревянное зодчество. М.; СПб., 2013. Вып. 3: Новые мат-лы и открытия. С. 334).

К рубежу XIV и XV вв. относится шедевр древнерус. архитектуры - собор Успения Пресв. Богородицы на Городке в Звенигороде (ок. 1400, заказ звенигородского кн. Юрия Димитриевича). Стилистически и конструктивно храм близок к владимиро-суздальской архитектурной школе, его связь с древними прототипами (такими как Димитриевский собор во Владимире), очевидно, была осознанной. Однако новые черты в облике собора, прежде всего высотность и центричность композиции, присущи зарождавшемуся московскому зодчеству. Белокаменный одноглавый 4-столпный храм крестово-купольного типа имеет очень стройный объем. С востока к квадратному в плане четверику примыкают 3 апсиды. Фасады четверика разделены тонкими колонками на 3 прясла, изначально они завершались 3 килевидными закомарами (срублены при устройстве поздней кровли). Тонкие колонки также разделяют фасады апсид (на юж. апсиде утрачены). Центричность объема подчеркивалась ступенчатым переходом от четверика к стройному световому барабану шлемовидной главы посредством 2 поясов килевидных кокошников (4 в нижнем ряду, 8 в верхнем). Декор фасадов дополняют колончатые перспективные порталы с килевидным верхом и резные орнаментальные фризы под щелевидными окнами верхнего света четверика и под карнизом апсид. Внутри, с зап. стороны, собор имеет хоры, а вост. часть отгорожена иконостасом.

Собор в честь Успения Пресв. Богородицы на Городке в Звенигороде. Ок. 1400 г. Фотография. 2015 г.
Собор в честь Успения Пресв. Богородицы на Городке в Звенигороде. Ок. 1400 г. Фотография. 2015 г.

Собор в честь Успения Пресв. Богородицы на Городке в Звенигороде. Ок. 1400 г. Фотография. 2015 г.
Схему собора на Городке упрощенно повторяет собор Рождества Пресв. Богородицы в Саввином Сторожевском мон-ре (1405, также заказ кн. Юрия Димитриевича), однако пропорции храма более приземистые, а фасады разделены не колонками, а лопатками. Позднее к основному объему были добавлены юж. придел (1549) и 2-ярусная галерея паперти (1650). Луковичная глава на световом барабане относится к XVII в. Внутри алтарная часть отгорожена каменной преградой, некогда украшенной ордерными мотивами.

К тому же типу одноглавых 4-столпных крестово-купольных храмов принадлежит собор Св. Троицы в Троице-Сергиевом монастыре (1422-1423, заказ игум. Никона и вел. кн. Василия I). Центричность компактной композиции, подчеркнутая диагонально расположенными кокошниками над закомарами четверика, нарушена выступами апсид, а также сильным сдвигом к востоку купола со шлемовидной главой на стройном световом барабане. Сужающиеся кверху стены и криволинейные очертания сводов и арок в интерьере собора говорят о нек-рой неуверенности строителей, но в то же время придают небольшому храму суровую монументальность.

2-я пол. XV в.

Воскресенский собор в Волоколамске. До 1494 г. Фотография. 2015 г.
Воскресенский собор в Волоколамске. До 1494 г. Фотография. 2015 г.

Воскресенский собор в Волоколамске. До 1494 г. Фотография. 2015 г.
Правление вел. кн. Иоанна III ознаменовалось формированием централизованного Русского гос-ва и подъемом в культурной жизни страны. В то время как в Москве велось активное строительство, в т. ч. итал. мастерами, в Подмосковье каменные постройки оставались немногочисленными. Среди основанных крупных мон-рей этого времени: к северо-западу от столицы - Иосифов Волоколамский (1479, заказчик прп. Иосиф Волоцкий, вклад вел. кн. Иоанна III), в к-ром был построен каменный Успенский собор (1484-1486; заменен новым в 1688-1692); к северу - Борисоглебский дмитровский (упом. в 1467-1472); на юж. рубежах - Троицкий Белопесоцкий (кон. XV в.). Архитектурные новшества проникали из Москвы в Подмосковье медленно. Основным типом оставался 4-столпный крестово-купольный одноглавый храм - таков, напр., Воскресенский собор в Волоколамске (до 1494, заказчик кн. Борис Васильевич Волоцкий; колокольня 80-х гг. XIX в.), выдержанный в традициях нач. XV в. Уникальной постройкой стала новая доминанта ансамбля Троице-Сергиева мон-ря - ц. Сошествия Св. Духа (1476-1477, псковские мастера). Храм «иже под колоколы» с 3-частным членением фасадов и позакомарным покрытием завершен единственной глухой главой на стройном барабане, служащем ярусом звона; в его устройстве видят псковское влияние. Острые «готические» формы декора и круглая ниша-киот на зап. фасаде являются отголосками западноевроп. архитектуры.

1-я пол. XVI в.

В правление Василия III новое и своеобразное московское зодчество расцвело как в самой столице, так и за ее пределами. Вторая волна итальянизмов, связанных с деятельностью Алевиза Фрязина (Алоизио да Карезано), Алевиза Нового (Алевизио Ламберти да Монтаньяно?) и Петрока Малого (Пьетро Франческо ди Аннибале), соединилась с отечественными традициями, породив множество ярких архитектурных типов. Среди новых основанных монастырей - Брусенский в Коломне (сер. XVI в.), Давидова пуст. Чеховского р-на (1515). В древних обителях велось новое строительство. Отголоском зодчества предшествующей эпохи выглядит одноглавый 4-столпный Никольский собор Николо-Пешношского мон-ря (1-я четв. XVI в., крытая паперть XIX в.) с килевидными закомарами, однако его керамический фриз с классическим иоником свидетельствует об итал. влиянии.

Успенский собор в Дмитрове. 1509–1533 гг., 1790 г., XIX в. Фотография. 2014 г.
Успенский собор в Дмитрове. 1509–1533 гг., 1790 г., XIX в. Фотография. 2014 г.

Успенский собор в Дмитрове. 1509–1533 гг., 1790 г., XIX в. Фотография. 2014 г.
В то время распространился т. н. соборный тип крупного 5-главого храма по типу соборов Московского Кремля - Успенского (1475-1479, архит. Аристотель Фьораванти) и Архангельского (1505-1508, архит. Алевиз Новый), служивший олицетворением идеи «православной державности» в архитектуре (Бусева-Давыдова И. Л. Храмы Московского Кремля: Святыни и древности. М., 1997; Вдовиченко М. В. Архитектура больших соборов XVII в. М., 2009. С. 11). Шестистолпный Успенский собор соединил идею зального продольного пространства с идеей центричности, выраженной в пятиглавии. Реплики кремлевских соборов появлялись в Подмосковье, среди них - редуцированный тип 5-главого 4-столпного собора. Таков Успенский собор в Дмитрове (1509-1533, заказ кн. Юрия Иоанновича) с 3-частными фасадами и полукруглыми закомарами (в 1790 позакомарное покрытие заменено скатной кровлей, а кирпичные барабаны - деревянными с луковичными главами). Собор был окружен 3-сторонней 2-ярусной галереей на аркадах с асимметричной звонницей на юж. стороне (галерея встроена в приделы в XIX в.). Ордерный декор фасадов с карнизами, филенками и круглыми окнами закомар был создан под влиянием Архангельского собора Московского Кремля. Необычна структура 5-главой 4-столпной ц. Св. Троицы в Чашникове Солнечногорского р-на (нач. XVI в.; вотчина Г. С. Собакина, с 1585 Н. Р. Юрьева; перестроена ок. 1690 Л. К. Нарышкиным - Максимов, Торопов. 1969), прямоугольная центрично-осевая (вытянутая по оси «запад-восток», с большим куполом в центре и малыми по углам), объем которой не имеет алтарных выступов. До перестройки фасады были разделены пилястрами на 3 прясла, завершенных килевидными закомарами, а с запада возвышалась звонница. Сейчас фасады украшены кокошниками с белокаменными раковинами наподобие Архангельского собора; возможно, этот мотив перекликается с первоначальным декором, от к-рого сохранились антикизирующие орнаментальные терракотовые фризы. Предположительно 4-столпной и 5-главой была 3-апсидная ц. Покрова в Чиркине Ступинского р-на (нач. XVI в.; вотчина Шереметевых), однако в кон. XVII в. столбы разобрали, а на четверике воздвигли крупный купольный восьмерик, уничтожив древнее завершение храма.

Церковь в честь Рождества Христова в Юркине. Ок. 1560 г. Фотография. 2016 г.
Церковь в честь Рождества Христова в Юркине. Ок. 1560 г. Фотография. 2016 г.

Церковь в честь Рождества Христова в Юркине. Ок. 1560 г. Фотография. 2016 г.
Др. новым архитектурным типом, появившимся в этот период, стал бесстолпный храм с крещатым сводом, явно связанный с деятельностью итал. зодчих. Ярким примером является ц. Рождества Христова в Юркине Истринского р-на (ок. 1500; вотчина Голохвастовых). Одноглавый четверик имеет фасады с 3-лопастным верхом, разделенные лопатками на 3 прясла и украшенные ренессансным антаблементом с иоником. Щелевидные окна и арочные порталы помещены в арочные ниши. Центричность композиции была нарушена 3 пониженными апсидами и притвором с запада (сломан в 1823). Неск. храмов подобного типа сохранилось в Коломне: 3-главая ц. Зачатия св. Иоанна Предтечи на Городище (основа в XIV в., крещатый свод и главы нач. XVI в., трапезная XIX в., колокольня XVIII в.); ц. Воскресения в Крепости (нач. XVI в., перестроена в 1786, своды заменены); ц. свт. Николая Чудотворца (Николы Гостиного) (1501 (?) или 1641, перестроена в 1848). Вероятно, к этому же типу относилась ц. арх. Михаила в Синькове Раменского р-на (ок. 1500, царский заказ; перестройка 1790-1792; от XVI в. сохр. сев. стена четверика).

Одной из ярчайших архитектурных тем новой эпохи стали столпообразные храмы-колокольни по типу колокольни «Иван Великий» в Москве (1505-1507, архит. Бон Фрязин): церковь-колокольня в честь иконы Божией Матери «Одигитрия» в Иосифо-Волоколамском мон-ре «осьмериком от основания» (1510, вкладчик Семен Дичок Климентьев; 2-ярусная постройка была ок. 1690 надстроена до 10 ярусов, 9 разрушены в 1941), а также 8-гранная Богоявленская церковь-колокольня Николо-Пешношского монастыря (1-я пол. XVI в., 2 верхних яруса звона XVIII в.).

Другой тип, зародившийся в это время,- т. н. трапезные храмы в монастырях. Их устройство могло быть различно, однако обязательно было соединение храма с трапезной палатой, напр. ц. Богоявления Волоколамского мон-ря (основа - четверик 1504-1506, заказчики кн. С. И. Бельский, Б. В. Кутузов; палаты сер. XVI в.; 5-главый верх 1682 г.).

2-я пол. XVI в.

Эпоха Иоанна IV Грозного стала одной из наиболее ярких и самобытных в рус. архитектуре, когда иностранные новшества были ассимилированы рус. мастерами, смешавшись с традиц. чертами зодчества, и сформировалась национальная архитектурная школа (Баталов. 1996. С. 111-177, 178-213). В это время основание новых монастырей не было столь активным, зато велось бурное каменное строительство в уже существовавших обителях: по велению Иоанна Грозного Троице-Сергиев мон-рь был обнесен мощными кирпичными стенами с гранеными башнями (1540-1550), а в центре ансамбля был выстроен грандиозный 5-главый 6-столпный Успенский собор (1559-1585), практически повторяющий главный собор Московского Кремля.

Собор во имя арх. Михаила в Микулине. 1559 г. Фотография. 2012 г.
Собор во имя арх. Михаила в Микулине. 1559 г. Фотография. 2012 г.

Собор во имя арх. Михаила в Микулине. 1559 г. Фотография. 2012 г.
В тот период окончательно оформились мн. типы зданий. Продолжали строить 5-главые 4-столпные соборные храмы, отмеченные отголосками итал. влияния (полукруглые закомары, профилированные карнизы и пр.). Близкий к памятникам вологодской архитектуры собор Рождества Пресв. Богородицы в Лужецком можайском монастыре (до 1542, ктитор Новгородский архиеп. Макарий) на подклете был окружен 3-сторонней закрытой галереей на аркадах (разобрана в XVIII-XX вв.). Особенно монументален собор арх. Михаила в Микулине Лотошинского р-на (1559, усыпальница кн. С. И. Микулинского) с компактным объемом удачных пропорций и стройными барабанами глав. Редким примером 3-главого 4-столпного храма являлась до перестройки ц. Рождества Пресв. Богородицы на Возмище, бывш. Возмицкий (Возмищенский) мон-рь (ныне в черте Волоколамска) (1537, строитель архим. Лука; 2 восточные главки утрачены, трапезная и колокольня 2-й пол. XIX в.). По-прежнему распространены были одноглавые 4-столпные храмы: собор Борисоглебского дмитровского мон-ря (1537, зап. паперть, угловая колокольня и придел 1656); собор Рождества Христова в Верее Наро-Фоминского р-на (1552, ктитор кн. Владимир Андреевич Старицкий; перестроен в 1729-1734); ц. Успения Пресв. Богородицы (бывш. подгороднего Успенского мон-ря) в Клину (сер. XVI в.) с необычными щипцовыми фронтонами и пониженными угловыми ячейками (наподобие собора Рождественского мон-ря в Москве); ц. Рождества Пресв. Богородицы в Медведевой пуст. Дмитровского р-на (1547 или 1556), где едва ли не впервые появилась выраженная 3-ярусная горка полукруглых кокошников (была скрыта под поздней кровлей; ок. 2008 своды и глава рухнули и воссозданы). К этому же типу до перестроек относилась ц. Введения Пресв. Богородицы во храм на Подоле в Сергиевом Посаде на подклете (1547; в XVIII в. зап. пара столбов разобрана, верхи заменены; в XX в. воссозданы килевидные закомары), воспроизводившая раннемосковские храмы XV в. Крупная одноглавая 4-столпная ц. свт. Николая Чудотворца в Черлёнкове (городской окр. Шаховская) (до 1562; вотчина Иосифо-Волоколамского монастыря) при перестройке в XIX в. получила шатровую главу в русско-визант. стиле. Реже использовался тип бесстолпного храма, где вместо сложных крещатых сводов ставили более простые коробовые с распалубками: Никоновский придел Троицкого собора Сергиева монастыря (1548). Пятницкая ц. на Подоле в Сергиевом Посаде с вытянутой по оси «запад-восток» (далее - продольной) 3-частной композицией и одноглавым четвериком под сомкнутым сводом точно не датирована (четверик 1547 г., трапезная?, шатровая колокольня 1641 г.- Балдин. 1984. С. 222-224; или вся постройка сер. XVII в.- Памятники архитектуры Московской обл. 1999. Вып. 2. С. 69).

Самым ярким архитектурным достижением грозненской эпохи стали шатровые храмы. Форма шатра была связана с иконографией храма Гроба Господня в Иерусалиме и с идеями воплощения Горнего Иерусалима в архитектуре (Баталов А. Л. К интерпретации архитектуры собора Покрова на Рву // Иконография архитектуры. М., 1990. С. 15-37). После строительства ц. Вознесения в Коломенском (1529-1532, архит. Петрок Малой Фрязин?), ставшей «апогеем центричности в русской архитектуре» (Памятники архитектуры Москвы. 1982-2015. Т. 8. С. 204), новый тип постройки не сразу был усвоен рус. зодчими. Одна из ранних шатровых церквей - ц. Успения в Брусенском в честь Успения Божией Матери жен. мон-ре в Коломне (1552, трапезная 1881-1883) еще скромна по архитектуре. Непосредственно из приземистого четверика с традиц. 3-частными фасадами, завершенными полукруглыми ложными закомарами, вырастает стройный 8-гранный шатер со световым барабаном. Кубический основной объем дополнен сильно выступающей 3-лопастной апсидой. Репликой Успенской ц. является ц. прор. Илии в Пруссах Коломенского р-на (до 1578; вотчина Шереметевых; наличники окон 1660).

Преображенская церковь в с. Остров. 1560–1565 гг. или ок. 1600 г. Фотография. 2012 г.
Преображенская церковь в с. Остров. 1560–1565 гг. или ок. 1600 г. Фотография. 2012 г.

Преображенская церковь в с. Остров. 1560–1565 гг. или ок. 1600 г. Фотография. 2012 г.
Наиболее важным памятником для развития рус. церковной архитектуры является шедевр шатрового зодчества - белокаменная Преображенская ц. в царской усадьбе Остров (ныне село Ленинского района), имеющая спорную датировку. А. Л. Баталов считает, что центральный столп с шатром и апсидой, а также приделы построены одновременно между 1560 и 1565 гг. по заказу Иоанна Грозного псковскими и англ. мастерами (Баталов. 2010); В. В. Кавельмахер датирует его временем правления Бориса Годунова, ок. 1600 г. (Кавельмахер. 2009). Крещатый столп восходит к характерному для ц. Вознесения в Коломенском типу храма. Возможно, изначально он планировался безапсидным, однако замысел изменился в ходе строительства. Переходы от столпа к восьмерику и от восьмерика к шатру оформлены ярусами кокошников. В Острове впервые появились 2 главных архитектурных новшества эпохи: поперечная 3-частная композиция, где к основному объему с боков примыкают 2 придела, слегка сдвинутые к востоку, так, что апсиды выстраиваются в ряд, и пирамидальные горки кокошников (3 ряда по 3), увенчанные главами у приделов. Необычны 12 малых главок в основании шатра. Уникален декор с романской аркатурой и ренессансными окнами-розетками наподобие раковин. Прототипами храма были собор Покрова на Рву (1555-1561) и ц. Преображения в Гдове (между 1557 и 1584). Храм несильно изменился после поздних перестроек (вазообразная глава шатра, псевдоготическая колокольня и паперть 1838, заказ А. А. Орловой-Чесменской).

Та же 3-частная 2-придельная симметричная композиция использована в Благовещенской ц. в Степановском Раменского р-на (до 1578, заказчик Н. Р. Юрьев). Неизвестно, каково было венчание храма и приделов (ок. 1690 три объема были увенчаны восьмериками в формах нарышкинского барокко), но, судя по их габаритам, они могли повторять схему храма в Острове. Впосл. эта схема станет господствующей в годуновскую эпоху.

Оригинальна 8-гранная шатровая ц. Воскресения в Городне Ступинского р-на (ок. 1578, заказ Шереметевых), изначально не имевшая апсиды, с богатым декором фасадов, она была обстроена 2-этажной галереей с лестницей с запада и 2 одноглавыми приделами с севера и юга (2-я пол. XVII в., заказ Я. Н. Одоевского; колокольня XIX в.). В результате композиция стала походить на храм в Острове (в 90-х гг. XX в. был варварски сбит декор фасадов и пристроена апсида).

Рубеж XVI и XVII вв.

Церковь в честь Св. Троицы в Б. Вязёмах. Кон. XVI в., 1694–1702 гг. Фотография. 2015 г.
Церковь в честь Св. Троицы в Б. Вязёмах. Кон. XVI в., 1694–1702 гг. Фотография. 2015 г.

Церковь в честь Св. Троицы в Б. Вязёмах. Кон. XVI в., 1694–1702 гг. Фотография. 2015 г.
В краткий период правления Бориса Годунова в храмовой архитектуре возникло художественное направление, ориентированное на классические италинизирующие мотивы с ясными симметричными композициями объемов и ордерной основой декора (Щеболева. 1991; Баталов. 1996).

Церковь в честь Рождества Христова в с. Беседы. Кон. XVI в., 1827 г. Фотография. 2012 г.
Церковь в честь Рождества Христова в с. Беседы. Кон. XVI в., 1827 г. Фотография. 2012 г.

Церковь в честь Рождества Христова в с. Беседы. Кон. XVI в., 1827 г. Фотография. 2012 г.
По заказу царя в Серпухове построили 5-главый 4-столпный собор Зачатия Пресв. Богородицы Высоцкого мон-ря (ок. 1598, главы переделаны в 1700 на вклад Нарышкиных) с 2-этажным крытым гульбищем. Целиком был оформлен ансамбль Владычного монастыря со стенами и башнями (в ознаменование победы над татарами в 1598 под стенами обители). В центре ансамбля возвели 5-главый 2-столпный собор Введения Пресв. Богородицы во храм (1599), кирпичный, облицованный белым камнем. На северо-западе построили живописный своей асимметричной композицией комплекс трапезных палат с ц. вмч. Георгия и звонницей (1599). Храм имеет необычное завершение в виде шатра с 2 главками у основания, а 2-ярусная звонница - 2-шатровый верх. В то же время была возведена бесстолпная надвратная ц. св. Феодота Анкирского (Спасская; 1599) с главой над горкой кокошников. В архитектуре Владычного мон-ря была предвосхищена последующая линия развития целостных монастырских ансамблей с разными типами зданий и крупным собором в центре. Примером монастырского строительства эпохи Годунова является надвратная ц. Преображения в Лужецком можайском мон-ре (ок. 1600).

Большинство храмов «годуновской школы» варьировали один и тот же тип 3-частной композиции с 2 боковыми приделами, близкий к Преображенской ц. в Острове. Характерны декоративные венчания в форме пирамидальных горок из полуциркульных кокошников и ордерный италинизирующий декор фасадов с импостами и арочными нишами. Развитую композицию подобного типа имеет ц. Св. Троицы (Преображения Господня) в царской усадьбе Б. Вязёмы Одинцовского р-на (кон. XVI в., перестроена и переосвящена в 1694-1702 по заказу Б. А. Голицына) - 5-главый крестово-купольный 4-столпный четверик на подклете с тройной апсидой. Храм окружен 2-этажным гульбищем на аркадах, соединенным с одноглавыми приделами под крещатыми сводами. К северу от храма отдельно стоит 3-шатровая звонница в виде 3-пролетной 2-ярусной аркады. Часто крещатые своды применялись во всех 3 объемах (тип ц. Св. Троицы в Хорошёве). Явно были выстроены по одному образцу церкви Св. Троицы в Троицком-Лобанове (после 1578; вотчина Лобановых-Ростовских; верх заменен восьмериком в XVIII в.), Покрова Пресв. Богородицы в Покровском Ступинского р-на (кон. XVI в.) и Преображения Господня в Спас-Михневе Раменского района (1593, сохр. руины алтаря; Баталов. 1996. Ил. 16, 17, 18, 91, 92, 93). Шатровые годуновские храмы обладают особенной утонченностью форм, напр., ц. Рождества Христова в с. Беседы Ленинского р-на (кон. XVI в., заказчик Д. И. Годунов; трапезная и колокольня 1827) с 3-лопастной апсидой и красивым рисунком перемежающихся больших и малых кокошников при переходе от четверика к восьмерику, несущему шатер,- реплика ц. Иоанна Предтечи на Девичьем поле в Москве (ок. 1600, мастер Федор Конь, не сохр.; Косточкин В. В. Государев мастер Федор Конь. М., 1964. С. 29).

Одним из лучших ансамблей годуновского времени был утраченный Борисов городок - между Вереей и Можайском (ныне с. Борисово Можайского р-на). В центре городка с царскими палатами и крепостными стенами была чрезвычайно стройная по пропорциям шатровая ц. святых Бориса и Глеба (1598-1603) с 3-лопастной апсидой четверика и 2-этажным гульбищем (фиксационные чертежи XVIII в.- ГЭ; Баталов. 1996. Ил. 90).

XVII в.

На храмовом зодчестве 1-й пол. XVII в. негативно отразились события Смутного времени, когда почти никакое строительство не велось, а мн. церковные места «стояли пусты» (Холмогоровы. 1881-1911. Вып. 10. С. III-IV). Возрождение постепенно началось с воцарением в 1613 г. новой династии Романовых. При царе Михаиле Феодоровиче в древних подмосковных обителях лишь изредка строили новые храмы. Так, в Троице-Сергиевом монастыре возвели шатровую ц. преподобных Зосимы и Савватия (1635-1637) с больничными палатами и необычной звонницей на гульбище (Гуляницкий Н. Ф. Колокол в древнерус. архитектуре // Архит. наследство. 1988. Вып. 36. С. 64-93). Храм - памятник, посвященный осаде мон-ря в 1610 г. (История рус. архитектуры: Учеб. для вузов / Общ. ред.: Т. А. Славина и др. СПб., 19942. С. 221), сознательно был сориентирован на образцы грозненской эпохи, прежде всего на ц. прп. Сергия Радонежского в Кремле (1565, не сохр.), и т. о. символизировал преемственность власти.

Расцвет каменного зодчества Подмосковья относится ко 2-й пол. XVII в.- эпохе царя Алексея Михайловича. В то время сложился новый стиль т. н. дивного узорочья, для к-рого характерны нарядность, заполнение плоскости стен декором и стремление к живописной асимметричной композиции. Классические архитектурные мотивы и древние типы зданий часто своеобразно интерпретировались. Мн. мотивы заимствовались из архитектуры сев. маньеризма (Попадюк С. С. Теория неклассических архит. форм. М., 1998. С. 44-47). До сер. XVII в. были популярны небольшие шатры (2, 3 и более) с луковичными главками, как напоминание о храме Василия Блаженного и больших шатрах грозненской эпохи (Тарабарина Ю. В. К вопросу о происхождении типологии многошатровых храмов XVII в. // Архит. наследство. М., 2007. Вып. 47. С. 104-117; Вдовиченко М. В. Церковь Одигитрии в Вязьме и многошатровые памятники XVII в. // Памятники рус. архитектуры и монумент. искусства XII-XX вв. М., 2010. Вып. 8. С. 33-58).

Принято считать, что ок. 1652 г. патриарх Никон наложил запрет на строительство шатровых храмов, однако это ставится под сомнение исследователями (Бусева-Давыдова И. Л. О так называемом запрете шатровых храмов патр. Никоном // Патриарх Никон и его время. М., 2004. С. 314-323. (Тр. ГИМ; 139); Полознев Д. Ф. Патриарх Никон шатровых храмов не запрещал, или Еще раз о пользе обращения к источникам // ИКРЗ, 2007. Ростов, 2008. С. 6-26). Тем не менее шатровые храмы во 2-й пол. XVII в. строили все реже. Начиная с ц. Св. Троицы в Никитниках (1631-1656) распространились горки кокошников с ложным пятиглавием над четвериками, а под влиянием образа Спасской башни Кремля - шатровые колокольни. Фасады храмов украшал обильный декор в виде наборных наличников окон и порталов с колонками и килевидным очельем; распространились изразцы. Этот стиль в XIX в. стал общепризнан как рус. национальный.

Активно шло монастырское строительство, обновлялись старые мон-ри, в т. ч. Николо-Угрешский (полностью перестроен в XIX в.). Саввин Сторожевский мон-рь Звенигорода был обнесен каменными стенами с башнями (1650-1654); внутри воздвигли величественную звонницу с трапезными палатами (1652-1654), которая своей живописной композицией из 4 шатров напоминает Успенскую звонницу с Филаретовой пристройкой в Московском Кремле (1624), а также царский дворец и царицыны палаты (1651-1652).

Важным событием эпохи стало основание патриархом Никоном Новоиерусалимского Воскресенского монастыря на р. Истре (1656). Программный ансамбль (из-за опалы патриарха строился с перерывами в 3 этапа: в 1658-1666, 1679-1685 и 1690-1697) копирует сакральную топографию Св. земли и архитектуру храма Гроба Господня в Иерусалиме. Стилистически более ранние постройки ансамбля выдержаны в духе узорочья, а более поздние - в формах нарышкинского стиля. Грандиозный Воскресенский собор (1658-1685) соединяет в себе шатровую ротонду храма Гроба Господня (высота ок. 60 м) над кувуклией (первоначальный каменный шатер рухнул в 1723 и был заменен деревянным в сер. XVIII в.) и многоглавое здание (длина более 100 м) с крещатым купольным ядром, асимметрично поставленной с южной стороны 7-ярусной колокольней (высота 60 м) и подземной ц. равноапостольных Константина и Елены на востоке. В этом самом крупном в России сооружении своего времени впервые появилась тема храма-ротонды, а также воплотились передовые достижения архитектуры и декоративного искусства: идея соединения центрического и продольного зданий, ордерный декор, крупные окна европ. образца, изразцовые украшения фасадов и проч. (Некрасов. 1937; Баталов А. Л., Вятчанина Т. Н. Об идейном значении и интерпретации Иерусалимского образца в рус. архитектуре XVI-XVII вв. // Архит. наследство. 1988. Вып. 36. С. 22-42). Целостный образ ансамбля с живописной планировкой и причудливым силуэтом шатровых башен восходит к иконографии Московского Кремля, перестроенного в тот же период. В Гефсиманском саду, рядом с мон-рем, были выстроены: скит патриарха Никона, соединяющий в живописной композиции храм и жилые покои, и шатровая Елеонская часовня (не сохр.). В то же время велись работы в древнем Иосифовом Волоколамском мон-ре: были возведены стены и шатровые башни (1677-1688 гг. по проекту 1645 г., мастер Иван Неверов) и надвратная ц. Петра и Павла (1679, зодчий Трофим Игнатьев) с ложным пятиглавием на горке кокошников.

Крупных соборов в эпоху первых Романовых в Подмосковье строили мало. Единственным примером может служить 5-главый 4-столпный Успенский собор в Коломне (1672-1682) с отдельно стоящей шатровой колокольней (1692), невысокой, но одной из самых массивных для своего времени. Характерной чертой эпохи является попытка трансформировать древний тип 6-столпного собора в центрическую постройку: снаружи фасады делятся на 4 прясла, как у 6-столпного собора, но внутри 4-столпное пространство организовано т. о., что все 5 куполов освещают интерьер, а главный купол сдвинут от амвона к центру. Архаичен для своего времени 5-главый 2-столпный Вознесенский собор в Давидовой пуст. в с. Нов. Быт Чеховского р-на (1676-1682) с 2-этажной крытой папертью и изначально 2 симметричными приделами с боков (сев. придел разобран, на его месте к собору асимметрично примыкает Никольская ц., 1804). Иногда для соборного строительства применялся бесстолпный тип. Симметричным планом отличается собор Св. Троицы Белопесоцкого монастыря (посл. четв. XVII в.), где 5-главый бесстолпный четверик с позакомарным покрытием и 3-лопастным алтарем окружен с 3 сторон 2-этажным гульбищем на аркадах. Лаконична форма бесстолпного 5-главого Никольского собора в Зарайске (1681, заказ царя Феодора Алексеевича).

Архитектура небольших городских и сельских храмов этого периода ориентировалась на крупные 5-главые столпные соборы, интерпретируя их формы в декоративном смысле: над бесстолпным четвериком с горкой кокошников возводилось ложное пятиглавие (чаще все главки были глухими, иногда лишь центральная открывалась в интерьер, реже все 5 делали световыми). Такой тип храмов стал доминирующим, реже строились одноглавые бесстолпные церкви.

Для построек, связанных с аристократическим заказом, были характерны сложные многообъемные симметричные композиции с приделами по бокам главного храма. Такой тип развивал композиционные принципы предшествующей, годуновской эпохи, напр., Благовещенская ц. в Павловской Слободе Истринского р-на (1661-1662, мастер Андрей Моисеев, заказчик боярин Б. И. Морозов). Бесстолпный храм с горкой кокошников и декоративным пятиглавием имеет с запада трапезную, что придает объему продольную направленность. С 3 сторон храм и трапезная окружены 2-этажной галереей на аркадах, а с востока к выступающей 3-частной апсиде храма примыкают 2 миниатюрных одноглавых придела-палатки.

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в Николо-Урюпине. 1664–1665 гг. Фотография. 2014 г.
Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в Николо-Урюпине. 1664–1665 гг. Фотография. 2014 г.

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в Николо-Урюпине. 1664–1665 гг. Фотография. 2014 г.
Следующим этапом в развитии этого типа храмов стала группа т. н. потехинских церквей с приделами-палатками по углам основного одноглавого 2-столпного четверика с горкой кокошников. Все эти храмы были выстроены в вотчинах князей Одоевских артелью крепостного зодчего Павла Потехина. Самой ранней является 5-главая ц. свт. Николая Чудотворца в Николо-Урюпине Красногорского р-на (1664-1665, заказчик кн. Н. И. Одоевский) с 4 симметричными одноглавыми приделами, соединенными галереей. С запада галерея в 2 яруса завершалась звонницей (заменена колокольней в 1840, архит. М. Д. Быковский). Аналогична предыдущей ц. Казанской иконы Божией Матери в Маркове Раменского р-на (1672-1680, заказчик кн. Я. Н. Одоевский; колокольня XIX в.). Композиция 3-главой ц. арх. Михаила в Архангельском Красногорского р-на (1667, заказчик кн. Я. Одоевский) с 2 приделами, сдвинутыми по диагонали от четверика (северо-восточный сохр., юго-западный был в 1-й четв. XIX в. перенесен на вост. сторону церкви), не совсем симметрична.

Благовещенская церковь в Тайнинском в Мытищах. 1675–1677 гг. Фотография. 2015 г.
Благовещенская церковь в Тайнинском в Мытищах. 1675–1677 гг. Фотография. 2015 г.

Благовещенская церковь в Тайнинском в Мытищах. 1675–1677 гг. Фотография. 2015 г.
В этот период в Центр. России появились симметричные 3-частные композиции, где бесстолпный четверик, трапезная и колокольня (или крыльцо) выстроены по оси «запад-восток». Во 2-й пол. XVII в. они еще сравнительно редки: 5-главые ц. свт. Николая Чудотворца в Батюшкове Дмитровского р-на (1666, заказчик А. И. Нестеров; колокольня переделана в XVIII в.; юж. придел и алтарь XIX в.; аналог ц. свт. Николая в Пыжах в Москве); ц. свт. Николая Чудотворца в Сидоровском Одинцовского р-на (1680, заказчик А. Д. Щербатов; трапезная расширена в 1895-1898); ц. Рождества Пресв. Богородицы в Клишине (городской окр. Озёры; ок. 1690; вотчина Л. В. Ляпунова; пятиглавие утрачено, фасады обезличены); одноглавые ц. Рождества Пресв. Богородицы в Пояркове Солнечногорского р-на (1662-1665; вотчина боярина А. С. Матвеева) с поперечным четвериком под горкой кокошников, небольшой трапезной и уникальной шатровой колокольней (1670) с 2 сужающимися ярусами звона и ц. Рождества Пресв. Богородицы в Дединове (городской окр. Луховицы; ок. 1680) с симметричными приделами по бокам длинной трапезной.

С царским заказом связана группа храмов с бесстолпными 5-главыми четвериками и 2-этажными трапезными. Уникальна ц. Благовещения в Тайнинском в Мытищах (1675-1677) с эффектными парными лестницами и 3 рундуками на зап. фасаде: средний увенчан кирпичной бочкой, а 2 крайних завершены шатрами наподобие 2 башен готических соборов. В архитектуре более скромной Казанской ц. в Котельниках (ок. 1680; колокольня 1839, архит. А. О. Жилярди) варьируется тот же тип четверика и трапезной.

Наряду с симметричными композициями, часто применялись асимметричные: 5-главая 2-этажная бесстолпная ц. Входа Господня в Иерусалим в Красной слободе Вереи Наро-Фоминского района (1677-1679, бывш. собор Спасского мон-ря) интересна асимметрично поставленной на углу 8-гранной шатровой колокольней, соединенной с лестницей и крыльцом с рундуками.

Церковь во имя прп. Сергия Радонежского в Комягине. 1678 г. Фотография. 2014 г.
Церковь во имя прп. Сергия Радонежского в Комягине. 1678 г. Фотография. 2014 г.

Церковь во имя прп. Сергия Радонежского в Комягине. 1678 г. Фотография. 2014 г.
Характерны для своего времени бесстолпные 5-главые храмы в продольной 3-частной композиции с асимметрично расположенными приделами: напр., ц. Воскресения Господня в Битягове (городской окр. Домодедово; 1665-1671; вотчина И. С. Телепнёва; колокольня - 1867 г.), где одинаковые по площади, но разновысокие холодный 5-главый и теплый одноглавый храмы объединены общей трапезной. В живописной ц. прп. Cергия Радонежского в Комягине Пушкинского р-на (1678, заказчик стольник Н. И. Акинфов) к поперечно ориентированному четверику с севера примыкает придел (еще один, также северный, утрачен), с запада - трапезная, к к-рой не по оси храма приставлена шатровая колокольня. Аналогична по композиции Знаменская ц. в Кузьминском (городской окр. Домодедово; 1671-1678, заказчик С. П. Наумов; трапезная и колокольня XIX в.). Казанская ц. в Полевшине Истринского р-на (1692-1694, заказчик Ф. М. Полев) имеет подклет с усыпальницей, к к-рому примыкают сев. придел и гульбище с запада (перестроено в XIX в.). Поздним отголоском этой линии храмов является ц. свт. Николая Чудотворца (Николы Посадского) в Коломне (1716), уникальная тем, что имеет 5 рядов мелких кокошников.

Реже строились храмы в виде одноглавых четвериков. Оригинальна по композиции ц. вмч. Димитрия Солунского в Дмитровском Истринского р-на (1689; вотчина патриарха Иоакима) с одноглавым бесстолпным четвериком, трапезной и юж. приделом под шатровой колокольней (с запада выстроена позднее 2-я колокольня), ее близкий аналог - ц. Преображения Господня в Сивкове Можайского р-на (1684-1685, заказ патриарха Иоакима и его брата, Т. П. Савёлова; не имеет колокольни над приделом, глава и колокольня 1828).

В кон. XVII в. в строительстве Милославских (родственников 1-й жены царя Алексея Михайловича) вновь неожиданно возродился архаичный тип шатровых церквей. Храмы этого круга были сознательно стилизованы под XVI в.: Знаменская ц. в Аннине (Рузский городской окр.; ок. 1690, заказчики И. М. и М. Б. Милославские); Никольская (Петропавловская) ц. в усадьбе Петровское в Лыткарине (1680-1691, заказ И. Милославского) с 3-частным планом, глухим шатром по сомкнутому своду и 3-арочной звонницей с запада.

Рубеж XVII и XVIII вв.

Переходная эпоха, ознаменованная борьбой за власть между партией Милославских во главе с царевной Софией и партией Нарышкиных, ознаменовалась в архитектуре появлением стиля, получившего название нарышкинского, или т. н. московского, барокко, совмещавшего древнерусские традиции и европейские веяния Нового времени. Возникли новые архитектурные и конструктивные типы храмов, господствующим стал тип восьмерик на четверике в разных комбинациях: особенно популярны были ярусные высотные композиции, часто «иже под колоколы», но развивались также центрично-осевые композиции и храмы кораблем. Декор обрел ряд новых оригинальных элементов: картуши и гребешки, прямоугольные и 8-гранные окна, колончатые наличники с разорванными фронтонами, своеобразный ордер и проч.

В распространении центрических композиций с 4-лепестковым планом была велика роль укр. влияния (Новый собор Донского мон-ря в Москве, 1684-1698,- реплика Никольского собора в Нежине), обретшего в Москве своеобразные черты (ц. Покрова в Филях; 1690-1694), отличные от укр. храмов (Бусева-Давыдова И. Л. Об истоках композиционного типа восьмерик на четверике в рус. архитектуре кон. XVII в. // Архит. наследство. 1985. Вып. 33. С. 220-226). То же влияние отразилось в центрично-осевых 3-частных «трехбанных» храмах (ц. прп. Иоасафа, царевича Индийского, в Измайлове, 1685-1687, не сохр.; ц. Троицы в Троице-Лыкове, 1690-1696). Истоками декора нарышкинского стиля были мотивы североевроп. маньеризма (Микишатьев М. Н. Черты общности в развитии архитектуры России и стран Центр. Европы периода перехода от Средневековья к Новому времени // Архитектура в истории рус. культуры. М., 2005. Вып. 6: Переломы эпох. С. 125-157; Он же. «Нарышкинский стиль» и русская архитектура кон. XVII в.: К проблеме «переломов» в общественном и художественном развитии // Там же. С. 197-236), в т. ч. заимствованные из увражей Ханса Вредемана фон Фриса, Венделя Диттерлина (Dietterlin. 1598) и др., которые были доступны в б-ке Посольского приказа благодаря просветительской деятельности кн. В. В. Голицына.

Постройки нового стиля появились во мн. подмосковных обителях. В Троице-Сергиевом монастыре воздвигли чрезвычайно длинную трапезную ц. прп. Сергия Радонежского (1686-1692, заказ царей Иоанна и Петра) с огромной трапезной палатой, одноглавым храмовым четвериком, обильным белокаменным декором с мотивами кокошников-раковин и раскраской «в шахмат»; над вост. воротами - 5-главую надвратную ц. Рождества св. Иоанна Предтечи (1693-1699, заказчик Г. Д. Строганов); возле Успенского собора - Надкладезную часовню (ок. 1700) в виде изящного ярусного павильона типа восьмерик на четверике, украшенного богатой резьбой. За пределами обители расположена 3-ярусная ротонда - Пятницкий колодезь (ок. 1700), одна из первых отдельно стоящих ротонд в московской архитектуре. В Иосифовом Волоколамском мон-ре в период расцвета новой стилистики возвели пятиглавый 4-столпный Успенский собор (1688-1696, мастер Кондратий Мымрин и др., царский вклад) с центрической композицией (типа собора в Измайлове), 8-гранными барабанами глав, колончатыми наличниками и изразцовым декором. Гигантская 10-ярусная колокольня (ок. 1690; взорвана в 1941, сохр. нижний ярус) с древней 8-гранной ц. в честь иконы Божией Матери «Одигитрия» в основе, выдержанная в смешанных формах узорочья и нарышкинского стиля, была самой высокой в России (более 80 м). В Новоиерусалимском монастыре мощным акцентом в панораме стала устремленная ввысь 5-ярусная надвратная ц. в честь Входа Господня в Иерусалим (1694-1697, мастера Я. Г. Бухвостов, Ф. Папуга, братья Е. и Л. Михайловы) типа восьмерик на четверике с 4-лепестковым планом (и 3-лопастным алтарем).

Самым ярким явлением нарышкинского стиля стали ярусные вотчинные храмы «иже под колоколы» типа восьмерик на четверике с лепестковым планом в виде квадрифолия. У истоков типологии стояла ц. Успения в Петрово-Дальнем Красногорского р-на (1684-1688, заказ кн. П. И. Прозоровского и кн. В. Голицына; разрушена в 1939, воссоздана в нач. XXI в.; Тимин. 2012), еще скромная по архитектуре, почти без декора, но с развитым 12-лепестковым планом (по 3 с каждой стороны) и пятиглавием по сторонам света. «Эталонный» тип ц. Покрова в Филях был развит в Покровской ц. в Тешилове Сергиево-Посадского р-на (1703, заказ Нарышкиных, не сохр.) с простым 4-лепестковым планом и пятиглавием по сторонам света и в одноглавой ц. Спаса в Уборах Одинцовского р-на (1694-1697, мастер Бухвостов, заказчик кн. П. В. Шереметев) с 12-лепестковым планом.

Церковь Нерукотворного образа Спасителя в Уборах. 1694–1697 гг. Архит Я. Г. Бухвостов. Фотография. 2011 г.
Церковь Нерукотворного образа Спасителя в Уборах. 1694–1697 гг. Архит Я. Г. Бухвостов. Фотография. 2011 г.

Церковь Нерукотворного образа Спасителя в Уборах. 1694–1697 гг. Архит Я. Г. Бухвостов. Фотография. 2011 г.
Отдельно в истории мировой архитектуры стоит белокаменная Знаменская ц. в Дубровицах (городской окр. Подольск; 1690-1704, артель мастеров из кантона Тичино под руководством, как сказано в источниках, «самого в знании превосходнейшего архитектора, родом итальянца», заказчик кн. Б. А. Голицын; Чернышев. 2012), близкая к стилю сев. маньеризма. Столпообразный храм с 12-лепестковым планом обильно декорирован орнаментальной и фигуративной скульптурой (резной снаружи, лепной внутри), что было уникально для русской архитектуры того времени. Конструктивная основа типа восьмерик на четверике скрыта под резным кружевом фасадов. Круглящиеся стены 3-лопастных экседр лепестков покрыты рустом и декорированы ордером. Центральная башня восьмерика с окнами в 3 света увенчана необычной главой в форме золоченой короны, надетой на купол, освещенный люкарнами (прототипом, возможно, послужило аналогичное завершение в форме короны на готическом соборе г. Харлема в пров. Сев. Голландия, Нидерланды). Лепнина интерьера на евангельские сюжеты (мастера Доменико Руско, Джованни Марио Фонтана, Карло Феррара, Галене Квадро, Пьетро Джемми, Бернардо Скала, Губерт Пандо; Вздорнов. 1973) перекликается с резными хорами и иконостасом (австр. резчики К. Оснер и Ф. Л. Циглер?). В картушах были цитаты из Св. Писания на латыни (Кувшинская. 2010). Храм в Дубровицах не имеет аналогов ни в России, ни за рубежом, хотя динамичную и пластически богатую архитектуру храма сопоставляют с выдающимися образцами барокко, в т. ч. с ц. Сант-Иво-алла-Сапиенца в Риме (архит. Ф. Борромини; Некрасов. 1937). Долго строившийся памятник не только повлиял на формирование нового стиля, но и стал одной из вех в рус. архитектуре, воплотив идею устремленной ввысь центричности во всей полноте.

Знаменская церковь в Дубровицах. 1690–1704 гг. Фотография. 2016 г.
Знаменская церковь в Дубровицах. 1690–1704 гг. Фотография. 2016 г.

Знаменская церковь в Дубровицах. 1690–1704 гг. Фотография. 2016 г.
Существовали и более скромные тетраконхи с гранеными лепестками: Преображенская ц. в Юдине Одинцовского р-на (1718-1720, заказчик А. А. Черкасский); ц. Рождества Христова в Черневе в Юж. Бутове, Москва (1709-1722, заказ стольников Н. и Я. Таракановых). Запоздалым и причудливым отголоском этой темы является Вознесенская ц. в Бурцеве Наро-Фоминского р-на (1731, заказчик М. С. Аничков) - реплика Нового собора Донского мон-ря в Москве.

Благодаря переосвящению в 1689 г. собора Высокопетровского мон-ря в Москве (1514-1517, архит. Алевиз Новый) распространились центрические 8-лепестковые храмы. Первой репликой Петровского собора стала Знаменская ц. в Перове в Москве (1700-1705, заказчик П. А. Голицын) с роскошным резным декором; скромнее были Спасская ц. в Волынском на берегу р. Сетунь в Москве (1699-1703, заказчик касимовский царевич Василий Иванович, не сохр.) и ц. Воскресения Господня в Воскресенках (1707, не сохр.).

Необычна центрическая ц. свт. Василия Великого в Чиркине Ступинского р-на (кон. XVII в., заказчик В. Б. Шереметев) «иже под колоколы», ориентированная на архитектуру XVI в. Ее крещатое основание буквально копирует нижний ярус Вознесенской ц. в Коломенском, а островерхий силуэт ярусного завершения в виде 3 восьмериков (нижний световой, 2 верхних - звоны) напоминает шатер.

Центрические храмы, несмотря на выразительность, были все же сравнительно редки из-за неудобства для богослужения. Наибольшее распространение в этот и последующие периоды получает продольная 3-частная композиция храма. В большинстве случаев основой является ядро в виде восьмерика на четверике, к к-рому примыкают алтарь и трапезная: ц. Рождества Богородицы на Рождественском Погосте Раменского р-на (1685-1686, заказчик кравчий А. П. Прозоровский) с поразительно лапидарными формами почти без декора сохранила уникальную подлинную купольную главу из зеленой черепицы; типична Никольская ц. в Озерецком Дмитровского р-на (1703-1708, каменщик Максим Парфентьев; вотчина патриарха) с невысоким восьмериком и шатровой колокольней; скупые формы Благовещенской ц. в Бражникове Волоколамского р-на (1713-1715, заказчик П. И. Прозоровский) с ярусным завершением из 3 восьмериков и планом в форме лат. креста свидетельствуют об упадке стиля.

Церковь во имя свт. Василия Великого в Чиркине. Кон. XVII в. Фотография. 2009 г.
Церковь во имя свт. Василия Великого в Чиркине. Кон. XVII в. Фотография. 2009 г.

Церковь во имя свт. Василия Великого в Чиркине. Кон. XVII в. Фотография. 2009 г.
Один из подтипов 3-частной композиции - т. н. храмы кораблем, где стены четверика, алтаря и трапезной находятся в одной плоскости, подобно бортам корабля: ц. прп. Сергия Радонежского в Могутове Наро-Фоминского р-на (1693, заказчик П. А. Лопухин, реплика ц. Св. Троицы в Хохлах в Москве, построенной Лопухиными) с прямоугольными алтарем и трапезной; Смоленская ц. в Кривцах Раменского р-на (1708, заказчик кн. М. А. Волконский) с 3-лопастным алтарем и ярусной колокольней.

В этот период широко распространились 2-этажные продольные храмы с восьмериком на четверике: Смоленская ц. в Сафарине (ныне Софрино Пушкинского р-на; 1691, заказчик Ф. П. Салтыков) на подклете и с оригинальным 2-светным восьмериком «под колоколы» имела гульбище (утрачено) и соединялась с боярскими палатами, примыкавшими с запада (на их месте - трапезная XIX в.); ц. Рождества Христова в Бородине Можайского р-на (1697-1701, заказчики Т. и П. Т. Савёловы) с невысоким восьмериком, 3-лопастным алтарем и колокольней над зап. лестницей сохранила гульбище. Монументальная 2-этажная ц. Вознесения в Сенницах (городской окр. Озёры; 1701-1707, мастер Григорий Евсеев, заказчики князья И. П. и М. П. Гагарины), соединявшая типы кораблем и «под колоколы», изначально имела гульбище (в 1877 его разобрали и пристроили к четверику граненые «лепестки» приделов, подчеркнув центричность объема) и была близка к Знаменской ц. на Шереметевом дворе (1691) и к собору Богоявленского мон-ря (1693-1696) в Москве. Существовали и асимметричные схемы с основой восьмерик на четверике: Покровская ц. с сев. приделом в Тропарёве Можайского р-на (1713, заказчик кн. Н. П. Коркодинов).

В рамках новой стилистики продолжали бытовать архаичные композиции. Двухэтажная ц. Св. Троицы в Фаустове Воскресенского р-на (80-е гг. XVII в.; бывш. Соловецкая пуст. в Марчугах) с 5-главым 2-столпным четвериком, выдвинутым нижним алтарем и асимметричным гульбищем с юга, близка к формам собора Знаменского мон-ря на Варварке в Москве (1679-1684); стоящая рядом надвратная 2-ярусная ц. преподобных Зосимы и Савватия (80-е гг. XVII в.) с одноглавым четвериком построена по новаторской схеме кораблем. Необычна ц. Св. Троицы в виде одноглавого четверика внутри более низкого четверика в Ново-Голутвином монастыре Коломны (1705, ктитор архиеп. Антоний (Одинович)).

Сохраняли популярность традиц. 3-частные симметричные схемы с 5-главыми бесстолпными четвериками: ц. свт. Николая Чудотворца в Пушкине (1692-1694; приделы и колокольня 1871-1876); ц. арх. Михаила в Бронницах Раменского р-на (1696-1705) с чрезвычайно высоким 3-светным четвериком, завершенным кокошниками и крупными пучинистыми главами. Церковь Воскресения в Колычёве (городской окр. Домодедово; 1697) с кокошниками, украшенными раковинами, имеет ряд запоздалых повторений, характерных для крестьянского заказа - храма Рождества Пресв. Богородицы в В. Мячкове (1767-1772) и храма Покрова в Зелёной Слободе (1786), оба - Раменского р-на.

Пятиглавые храмы включались и в асимметричные схемы. Живописна ц. Св. Троицы в Дединове (городской окр. Луховицы; 1696-1700, заказчик Н. Ф. Шустов) с 5-главым четвериком под горкой нарядных кокошников с раковинами, с сев. приделом в виде восьмерика на четверике (как у ц. прп. Сергия Радонежского в Козицком пер. в Москве; не сохр.), с ярусной колокольней и с богатым белокаменным декором фасадов.

1-я треть XVIII в.

В петровское время новаторство в архитектуре и ориентация на европ. барокко и классицизм приобрели системный характер. Больше стало иностранных мастеров, увеличилось количество заимствований из европ. архитектуры и увражей. Монастырское строительство в Подмосковье не было активным, зато интенсивно строились вотчинные храмы. В это время, отмеченное интересом к экспериментам, появились разнообразные типы храмовых построек: наиболее выразительны центрические ярусные объемы. Декор фасадов стал более строгим и сдержанным: место колонн заняли пилястры, распространились наличники с «ушами», нередки были лепные скульптурные украшения.

Центрические храмы могли иметь разную конфигурацию, напр. крестообразные в плане 2-этажные: ц. Св. Троицы в Троицком-Шереметьеве (ныне с. Троицкое в городском окр. Мытищи; 1694-1695, заказчик кн. М. Я. Черкасский; колокольня 1819-1821 гг., архит. К. С. Орденов) с лапидарными формами почти без декора, гульбищем с запада, 8-гранным купольным барабаном и малыми главками по сторонам света; ц. Св. Духа в Староникольском (совр. пос. Первомайское Наро-Фоминского р-на; 1709, заказчик В. М. Ртищев; колокольня 1858-1864 гг., архит. П. П. Зыков) с круглым ярусным купольным барабаном и эффектными лестницами на 2-й этаж. Необычна Успенская ц. в Новозагарье (городской окр. Павловский Посад; 1714-1715, заказчик А. А. Курбатов), изначально центрическая, с крещатым купольным восьмериком в основе, но сильно переделанная в 1844 и 1906-1911 гг.

В петровское время распространился тип церквей-ротонд. Одна из ранних, ц. Рождества Пресв. Богородицы в Марфине (городской окр. Мытищи; 1701-1707, зодчий В. И. Белозёров (?), заказчик кн. Б. Голицын), представляет собой «ротонду в ротонде» (малая ротонда внутри большой) с симметричными крестообразными притворами и алтарем. Скупой, но изысканный декор фасадов выполнили иностранные мастера. Сходный тип был применен в скромной по архитектуре ц. прп. Сергия Радонежского в Хотминках (совр. дер. Хатминки Наро-Фоминского района; 1710, заказчик Б. А. Голицын, не сохр.; Кириллов. 1994).

Церковь в честь Рождества Пресв. Богородицы в Подмоклове. 1714–1722 гг. Фотография. 2017 г.
Церковь в честь Рождества Пресв. Богородицы в Подмоклове. 1714–1722 гг. Фотография. 2017 г.

Церковь в честь Рождества Пресв. Богородицы в Подмоклове. 1714–1722 гг. Фотография. 2017 г.
Шедевром петровского времени является ц. Рождества Пресв. Богородицы в Подмоклове Серпуховского района (1714-1722, строители Л. фон Фикин, А. Шульц и др., заказчик Г. Ф. Долгорукий), воплотившая идеальный образ храма-ротонды эпохи Ренессанса и барокко. Храм освятили лишь в 1754 г. (Зубарев. 1991; Николаева. 1996). Двусветный центральный круглый объем под мощным куполом с фонарем и люкарнами окружен низкой обходной галереей-аркадой, украшенной статуями 12 апостолов и евангелистов. Пышный барочный ордерный декор украшает фасады. Автором проекта, возможно, был сам заказчик, европейски образованный человек. Необычная для России постройка имеет ряд европейских прототипов (Пилипенко. 2007): Темпьетто ап. Петра в Риме (1502, архит. Д. Браманте); изображение храма Соломона с картины Рафаэля «Обручение Марии» (1504); неосуществленные рим. проекты ц. Сан-Джованни-деи-Фьорентини (1520, архит. А. да Сангалло-мл.) и ц. Ecclesia Triumphans в Колизее (1676-1679, архит. К. Фонтана).

Церковь во имя прп. Исаакия Далматского в Степановском. 1702–1732 гг. Фотография. 2012 г.
Церковь во имя прп. Исаакия Далматского в Степановском. 1702–1732 гг. Фотография. 2012 г.

Церковь во имя прп. Исаакия Далматского в Степановском. 1702–1732 гг. Фотография. 2012 г.
Под влиянием архитектуры нем. кирх строились продолговатые центрично-осевые 8-гранные храмы: белокаменная Никольская ц. в усадьбе Полтево Балашихинского р-на (1706, заказчик Ф. М. Апраксин) с 3-ярусным завершением «иже под колоколы», прототипом для к-рой послужила ц. Св. Троицы в Карлсфельде (Саксония; 1684-1688, архит. И. Г. Рот; Микишатьев М. Н. Некоторые проблемы формообразования и развития типа протестантского храма в архитектуре Голландии и Германии в XVII-XVIII вв. // Архитектура мира. М., 1992. Вып. 1. С. 87-95). К тому же типу относится Михеевская ц. в Троице-Сергиевом мон-ре (1734), более скромная по формам и без ярусного верха. Уникальна башнеобразная 4-ярусная «иже под колоколы» ц. св. Исаакия Далматского в Степановском Раменского р-на (1702-1732, заказчики М. П. Гагарин, А. И. Остерман) с ордерным декором фасадов и 2-этажным храмовым пространством внутри мощного кубического основания. Необычная архитектура храма явно навеяна нем. образцами.

Успенская церковь в усадьбе Таболово. 1705–1721 гг. Фотография. 2016 г.
Успенская церковь в усадьбе Таболово. 1705–1721 гг. Фотография. 2016 г.

Успенская церковь в усадьбе Таболово. 1705–1721 гг. Фотография. 2016 г.
Тип восьмерик на четверике окончательно закрепился как доминирующий во всем храмовом строительстве России. При этом ярусное ядро могло включаться как в центрические, так и в продольные композиции. Яркий пример - группа реплик Варсонофиевского собора в Москве (1692, 1709-1730; не сохр.) с характерным оформлением восьмерика, пышно украшенного тройными пилястрами на фасадах и люкарнами в куполе (Александрова. 1995; Яковлев. 2010). Впервые этот мотив был применен в центричной композиции белокаменной ц. Успения в усадьбе Таболово на территории городского поселения Видное Ленинского р-на (1705-1721, заказчик П. М. Апраксин) с архаичным расположением приделов по бокам четверика, окруженного гульбищем. Поздние реплики Варсонофиевского собора ближе к прототипу и имеют 3-частную композицию: 2-этажная ц. арх. Михаила в Никольско-Архангельском в г. Балашиха (1748-1771, заказчик А. В. Долгоруков) и одноэтажная ц. Св. Троицы в Голочелове Ступинского р-на (1752, заказчик М. Д. Бутурлин).

Наиболее характерным типом городского и сельского приходского храма начиная с петровских времен стала именно такая 3-частная композиция, где к высокой ярусной центрической основе в виде восьмерика на четверике с запада примыкает низкая трапезная и ярусная колокольня: Покровская ц. в Покровском (ныне в дер. Юдановке Троицкого адм. округа Москвы; 1722-1726, заказчик стольник И. Р. Стрешнев); Ильинская ц. в Ильинском Красногорского р-на (1732-1740; обстроена с боков приделами в XIX в.) с изысканным барочным декором фасадов.

Реже встречаются четверики, завершенные полуглавиями и малыми восьмериками: Успенская ц. в Успенском Одинцовского р-на (1726-1729, заказчик П. М. Апраксин). Сравнительно редки продольные 3-частные композиции с 8-гранной основой: явно связана с нем. влиянием утонченная по архитектуре ц. Рождества Христова в Телятьеве Серпуховского р-на (1729-1731, заказчики С. Д. и Ф. Д. Гурьевы; Чижков. 2006. С. 187), где стены храмового купольного восьмерика сливаются, плавно изгибаясь, с крестообразными притворами и алтарем, а яйцевидный купол прорезан арочными люкарнами по диагоналям.

Своеобразным и запоздалым итогом петровского времени в области храмовой архитектуры может служить продолговатая однокупольная 6-столпная с колокольней ц. свт. Николая Чудотворца в Никольском-Сверчкове (ныне дер. Никольское Клинского р-на; 1738-1758, заказчик А. Д. Татищев), соединяющая в своем облике ориентацию на 2, казалось бы, несовместимых образца: Успенский собор Московского Кремля и Петропавловский собор в С.-Петербурге.

2-я и 3-я трети XVIII в.

Во 2-й трети XVIII в. были еще сильны отголоски архитектурных достижений нарышкинского стиля и петровской эпохи. Указ (1714) о запрете каменного строительства в России, кроме С.-Петербурга, на нек-рое время затормозил развитие храмовой архитектуры в Подмосковье. Импульс к дальнейшему развитию архитектуры был дан в царствование имп. Елизаветы Петровны, покровительствовавшей Православию. Под влиянием столичного стиля Ф. Б. Растрелли стилистика барокко становилась все более пышной: фасады обильно украшались лепниной, хотя ордер по-прежнему в основном оставался пилястровым. С эпохой Елизаветы Петровны связаны 2 крупнейших строительных проекта в подмосковных мон-рях. В Троице-Сергиевом мон-ре (с 1744 лавра) в течение неск. десятилетий воздвигали грандиозную колокольню (1741-1747; 3 яруса; архит. Д. В. Ухтомский надстроил до 5 ярусов) в пышных формах барокко с грузным ярусом основания и короной вверху. Колокольня (высота ок. 80 м) выделялась как яркий пример новой архитектуры и высотная доминанта древнего ансамбля. Отдельно стоит эпохальное для своего времени воссоздание ротонды Воскресенского собора в Нов. Иерусалиме (1756-1761, архит. К. И. Бланк по проекту Растрелли) с деревянным шатром, прорезанным 3 ярусами арочных окон-люкарн, увенчанным луковичной главой и богато украшенным внутри барочной лепниной. Сам собор также был обновлен снаружи и особенно изнутри и получил тяжеловесно-роскошное убранство в формах барокко.

Церковь в честь Св. Троицы в усадьбе Ельдигино. 1730–1735 гг. Фотография. 2013 г.
Церковь в честь Св. Троицы в усадьбе Ельдигино. 1730–1735 гг. Фотография. 2013 г.

Церковь в честь Св. Троицы в усадьбе Ельдигино. 1730–1735 гг. Фотография. 2013 г.
В эпоху барокко по-прежнему были популярны среди усадебных церквей ярусные композиции с простыми 4-лепестковыми планами и основой в виде восьмерика на четверике. Простейшие композиции такого типа представлены 3 храмами: Успенским в Черкизове Коломенского р-на (1734-1736, заказчик кн. П. Б. Черкасский; перестроена в 1821, при этом утрачены лепестки экседр), Крестовоздвиженским в Татаринцеве Раменского р-на (1737, заказчик А. И. Ладыженский), Покровским в Покровском-Рубцове, ныне пос. Пионерский Истринского р-на (1745, заказчик Н. М. Нащокин; трапезная и колокольня 1770 г.). Архаична Свято-Духовская ц. в Дубровках Дмитровского р-на (1754) с гранеными лепестками плана. Изящная Никольская ц. в Фёдоровском Ступинского р-на (1754, заказчик А. Ф. Шереметев) с симметричными алтарем, притвором и 2 экседрами (с севера и юга) совмещает центричность и осевую направленность.

Близки к стилистике Бланка Казанская ц. в Поречье (Рузский городской окр.; 1763, заказчица М. П. Яковлева) с купольной ротондой вместо восьмерика и с отдельно стоявшей колокольней (1783), которая позже была соединена с центрическим храмом трапезной (1848), и Никольская ц. в Даниловском (ныне пос. совхоза «Будённовец» Дмитровского р-на; 1768-1771, заказчик кн. И. Ф. Голицын) в виде тетраконха с примыкающей с запада колокольней.

Развитый центрический план с 3-лопастными лепестками имела ц. иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в Фёдоровском Волоколамского р-на (1768, заказчик кн. П. А. Шаховской; реплика собора Воздвиженского мон-ря в Москве, 1707-1726, не сохр.), но была искажена пристройкой трапезной и колокольни (1882). Усложненная композиция с планом в форме квадрифолия применена в Воскресенской (Рождества Пресв. Богородицы) ц. в Хатуни Ступинского р-на (1785, заказчик гр. А. Г. Орлов-Чесменский), первоначальный объем с отдельно стоявшей колокольней был также искажен трапезной (1820).

Отголоском петербургского проекта П. А. Трезини и М. Г. Земцова для Преображенского собора в С.-Петербурге (1743-1754), ставшего образцом для многочисленных подражаний, является тип квадратных в плане 5-главых храмов: Преображенская ц. в с. Спас-Косицы Наро-Фоминского р-на (1750-1761, заказчик А. И. Шувалов) с отдельно стоящей колокольней на грузном основании типа колокольни Троице-Сергиевой лавры.

Одним из ярких явлений барокко были центрические одноглавые квадратные храмы со срезанными или скругленными углами. Впервые такая схема была применена при строительстве ц. Св. Троицы в усадьбе Ельдигино Пушкинского р-на (1730-1735, заказчики Б. И. и А. Б. Куракины). Здесь был использован проект из Франции, предполагавшийся изначально для храма при Куракинской богадельне в Москве, по образцу капеллы в госпитале Сальпетриер в Париже, однако его воплощение было сделано довольно грубо. С наибольшим изяществом центрическая композиция с экседрами в углах исполнена в ц. Нерукотворного образа Спасителя в усадьбе Вороново в Троицком адм. окр. Москвы (1752-1763, архит. Бланк, заказчик гр. И. И. Воронцов), увенчанной стройным купольным восьмериком и с отдельно стоящей 3-ярусной колокольней. Более скромная Знаменская ц. в Знаменском (Денисьеве) Одинцовского р-на (1754-1769, заказчик А. Г. Разумовский) соединяет центрический храм и колокольню, примыкающую к западной стороне храма.

Необычную композицию, близкую к центрической, построенную на основе греч. креста, имеет Покровская ц. в Перхушкове Одинцовского р-на (1752-1768, заказчик М. А. Яковлев), где двусветные ветви креста чередуются с пониженными угловыми частями. Средокрестье увенчано световым купольным четвериком с главкой. Сходное решение было применено в Преображенской ц. в Лотошине (1792, не сохр.) в запоздалых формах барокко. Монументальный 2-этажный крестообразный центрический храм, увенчанный крупным световым купольным восьмериком, был усложнен пониженными угловыми компартиментами. Рядом стояла монументальная 4-ярусная колокольня с 8-гранными ярусами звона на квадратном основании.

Барочные ротонды сравнительно редки. В большинстве случаев они были чисто центрическими, напр. компактная двусветная Смоленская ц. в Троице-Сергиевой лавре (1746-1748, заказчик Разумовский) с вогнуто-выпуклыми фасадами. Небольшая ц. свт. Николая Чудотворца в Летове в Новомосковском адм. окр. Москвы (1773-1778, заказчик П. И. Бибиков) с волнообразными фасадами и изначально с симметричными алтарем и притвором (трапезная и колокольня 1902) варьирует тот же образ. Скромная Казанская ц. в Лайкове Одинцовского района (1762-1764, заказчицы А. А. Нарышкина и М. А. Голицына; трапезная и колокольня 1903) типа «ротонда в ротонде» с граненым объемом обобщенно повторяет образ ц. прп. Сергия Радонежского в Хотминках (1719, не сохр.; Яковлев. 2017).

Оригинальная 8-гранная Димитриевская ц. в Рузе (1792; трапезная и колокольня 1848) в запоздалых формах барокко, смешанных с древнерус. мотивами (полукруглые кокошники), увенчана необычным пятиглавием, вольно интерпретирующим формы Смольного собора Растрелли в С.-Петербурге (угловые барабаны глав развернуты по диагонали).

Покровская церковь в Перхушкове. 1752–1768 гг. Фотография. 2013 г.
Покровская церковь в Перхушкове. 1752–1768 гг. Фотография. 2013 г.

Покровская церковь в Перхушкове. 1752–1768 гг. Фотография. 2013 г.
Встречались украинизирующие 3-частные центрично-осевые 3-главые храмы, где к центрическому основному объему по оси «запад-восток» симметрично примыкали одинаковые алтарь и притвор: сходные ц. св. Иоанна Предтечи в Садках Истринского р-на (1741, заказчик Ф. А. Лопухин) и ц. Рождества Богородицы в Тарычёве Ленинского р-на (1765, заказчица Е. И. Головкина) имеют основной объем в виде четверика со скругленными углами; в Преображенской ц. в Коренёве (в черте пос. Красково городского окр. Люберцы; 1762-1777, заказчик А. В. Нарбеков; трапезная 1913) основной объем 8-гранный. Близок к храмам в Садках и Тарычёве популярный в свое время проект Бланка для храма святых Кира и Иоанна на Солянке в Москве (1763-1767, заказ имп. Екатерины II; не сохр.), неоднократно копировавшийся в провинции. В т. ч. отдаленной репликой этого проекта является ц. Рождества Христова в Вишнякове Раменского р-на (1764-1775, заказчики З. П. и И. Г. Евлашевы) с продольной композицией в виде лат. креста на основе купольного четверика со скругленными углами, с пятиглавием по сторонам света, с небольшой трапезной и колокольней (Яковлев. 2012).

Димитриевская церковь в Рузе. 1792 г., 1848 г. Фотография. 2014 г.
Димитриевская церковь в Рузе. 1792 г., 1848 г. Фотография. 2014 г.

Димитриевская церковь в Рузе. 1792 г., 1848 г. Фотография. 2014 г.
Наиболее распространенными оставались продольные 3-частные композиции и храмы кораблем с основой в виде восьмерика на четверике, как правило, 2-светном. Образцами такой композиции могут служить церкви, построенные по типовому проекту И. Г. Шеделя, с безордерными фасадами (типа ц. Спаса на Болвановке в Москве, 1749-1755): Никольская ц. в Домодедове (1731-1738, архит. Д. Янков, заказ Дворцового ведомства) и Тихвинская ц. в Титовском Сергиево-Посадского р-на (1758, заказчицы Е. А. Киреевская, А. А. Квашнина и Ф. А. Муравьёва) с архаичной шатровой колокольней. Более нарядны Богоявленская ц. в Верее Наро-Фоминского р-на (1777, заказчик купец М. Е. Седельников; колокольня 1782-1786 гг.); ц. Введения во храм Пресв. Богородицы (1763-1768, 1786, заказчики Ф. К. Макаров, А. И. и И. А. Толчёновы) и ц. прор. Илии (1778-1783, заказчик П. С. Толчёнов) - обе в Дмитрове, с фасадами, украшенными пилястрами.

Популярны были 3-частные храмы с основой в виде четверика, с 3-осевыми фасадами и граненым куполом, с малым восьмериком или главкой: Успенская ц. в Жилине (городской окр. Люберцы; 1754, заказчик Н. А. Сезёмов; трапезная и колокольня 1852 г.); выстроенные по сходным проектам ц. Вознесения (1766-1779) и ц. прор. Илии (1765-1773) - обе в Сергиевом Посаде.

Часто строили 2-этажные, вытянутые по оси «запад-восток» храмы (зимний внизу, летний наверху): ц. Спаса Всемилостивого в Спасском-Телешёве в Солнечногорске (1759, заказчик П. А. Лопухин) по проекту архитекторов круга Бланка (ГНИМА. № Р-I-728; Яковлев. 2013). Классическим примером такого восьмерика на четверике является Спасская ц. в усадьбе Киёво-Спасское в Лобне (1764-1769, архит. Бланк, заказчик гр. Воронцов); по тому же проекту, но в стилистике раннего классицизма были выстроены: Успенская ц. в Свитине в Троицком адм. окр. Москвы (1779, заказчик гр. Воронцов; не сохр.) и Владимирская (Никольская) ц. в усадьбе Семёновское-Отрада в с. Семёновском Ступинского р-на (1778-1780, архит. И. И. Бабакин, заказчик гр. В. Г. Орлов). Выразителен несколько громоздкий 2-этажный «корабль» Троице-Тихвинской ц. в Дмитрове (1793-1801, заказчики Г. И. Ложкин, А. С. Фуфаев) с купольным четвериком и 3 ярусами одинаковых арочных окон; возможно, копия ц. вмч. Никиты во Владимире (1762-1765).

Крайне редко основой 3-частной композиции был восьмерик: ц. Рождества Пресв. Богородицы в усадьбе Суханово близ г. Видное (1763, заказчик А. Г. Гурьев; не сохр.) в переходных формах к раннему классицизму со столпообразным двусветным восьмериком, с прямоугольным алтарем, короткой трапезной и без колокольни; ц. Рождества Пресв. Богородицы в Селевкине Дмитровского р-на (ок. 1770) в виде неравногранного восьмерика с приделом и трапезной и колокольней, построенными позднее.

Посл. четв. XVIII - 1-я четв. XIX в.

В эпоху классицизма, во время царствований Екатерины II, Павла I и Александра I, развитие храмовой архитектуры было связано с распространением идей Просвещения. Мн. проекты компилировались из модных европ. увражей: наиболее популярными в России были трактаты А. дель Поццо, Л. К. Штурма и Ж. Ф. Неффоржа (Перфильева Л. А. Архитектурные увражи Неффоржа и практика усадебного строительства // Рус. усадьба: Сб. М., 1998. Вып. 4(20). С. 270-301). Др. проекты были ориентированы на архитектуру античности, зодчество Византии и Зап. Европы. Архитектурная стилистика, резко изменившаяся в столице, в провинции и Подмосковье трансформировалась более плавно. В 60-70-х гг. XVIII в. барочная пышность постепенно уступала место более сухим и геометричным формам классицизма, смешиваясь с ними. Ордер начинал главенствовать в декоре фасадов. В 80-90-х гг. XVIII в. на стадии зрелого классицизма на фасадах почти обязательными стали колонные портики с фронтонами, распространились антикизирующие мотивы: итальянские и термальные окна.

В посл. четв. XVIII в. храмовое строительство в Подмосковье активно контролировалось просвещенным митр. Платоном (Левшиным), хорошо разбиравшимся в современной ему архитектуре (Путятин. 2009. С. 21-57). В частности, он основал недалеко от Троице-Сергиевой лавры Спасо-Вифанский монастырь, куда были перенесены мощи прп. Сергия Радонежского. Здесь был выстроен необычный по архитектуре овальный в плане собор Преображения (1783-1787, архитекторы Н. М. Одоевский, В. Я. Яковлев) в смешанной стилистике классицизма и псевдоготики с 2-ярусным алтарем, наподобие горы Фавор (снесен в 30-х гг. XX в.; воссоздан в 2011). В целом для монастырской архитектуры того времени был характерен дух регулярности: напр., в Николо-Радовицком мон-ре (городской окр. Егорьевск) возвели братские корпуса (ок. 1780) в стиле раннего классицизма - с круглыми башнями, близкие по архитектуре к образцовым казенным зданиям. Примером зрелого классицизма может служить Екатерининская пуст. в г. Видное-2 Ленинского р-на. Необычный для мон-рей собор вмц. Екатерины (1795) в виде купольного четверика с портиками с севера и юга и 2 экседрами с востока и запада пристроен к более ранней трапезной (1787), а над св. воротами возвышается церковь-колокольня свт. Димитрия Ростовского (1800) с круглым в плане ярусом звона над 2-этажным прямоугольным в плане объемом.

Казанская церковь в усадьбе Ярополец. Ок. 1780–1798 гг. Архитекторы В. И. Баженов (?), К. Н. Бланк. Фотография. 2015 г.MO/MO_1197.tif
Казанская церковь в усадьбе Ярополец. Ок. 1780–1798 гг. Архитекторы В. И. Баженов (?), К. Н. Бланк. Фотография. 2015 г.MO/MO_1197.tif

Казанская церковь в усадьбе Ярополец. Ок. 1780–1798 гг. Архитекторы В. И. Баженов (?), К. Н. Бланк. Фотография. 2015 г.MO/MO_1197.tif
Эпоха рубежа XVIII и XIX вв. была пронизана духом эксперимента и породила в храмовом зодчестве Подмосковья разнообразие причудливых форм и композиций. Большинство новаторских архитектурных решений было связано с усадебным строительством. Проект Казанской ц. в усадьбе Ярополец Чернышёвых Волоколамского р-на (ок. 1780-1798, архитекторы В. И. Баженов (?), Бланк, заказчик З. Г. Чернышёв) с 2 симметричными купольными объемами храма и усыпальницы, объединенными средним притвором с 4-колонным портиком, ориентированным по оси главного дома, возможно, был выполнен самим заказчиком (ГНИМА. № Р-I-12296/79, Р-I-12296/80; Чекмарев. 2001). Необычная 2-купольная композиция храма имеет аналоги в европ. архитектуре: парные римские храмы на Пьяцца-дель-Пополо (1662-1667); алтарный фасад рим. ц. Санта-Мария-Маджоре (1673, архит. К. Райнальди); парные корпуса дворца в Потсдаме и парные кирхи на пл. Жандарменмаркт в Берлине и др.; единственный аналог-реплика в России - ц. Успения в Б. Болдине Нижегородской обл. (1791).

Продолжали развиваться разнообразные центрические композиции, но доминирующим типом приходского сельского и усадебного храма постепенно стал симметричный продольный 3-частный.

Среди новых необычных типов храмов стали популярными церкви с 2 колокольнями на фасаде. Непривычная для России иконография была связана с образом Троицкого собора Александро-Невской лавры в С.-Петербурге (1776-1790, архит. И. Е. Старов), перестройка которого наподобие базилики св. Петра в Риме с большим тамбурным куполом и 2 колокольнями была архитектурным манифестом имп. Екатерины II, зримо воплотившим преемственность замыслов Петра I (Чекмарев. 2006; Он же. 2007). Одной из первых появилась ц. Св. Троицы в усадьбе Троицкое-Кайнарджи (Фенино; ныне в черте г. Балашиха; 1778-1784, архит. Бланк, заказчик П. А. Румянцев-Задунайский). Продольная 3-частная крестообразная композиция с купольным четвериком со скругленными углами выглядит отголоском барокко. Проект великолепного зап. фасада c двумя 3-ярусными колокольнями, увенчанными фигурами ангелов, был скомпилирован из проекта костела вмц. Екатерины на Невском проспекте в С.-Петербурге (1761, архит. Ж. Б. М. Валлен-Деламот) и ряда др. источников, в т. ч. из трактата Поццо (Pozzo. 1709). В результате вместо фигур ангелов были сделаны шпили на башнях (ГНИМА. № Р-I-12296/8, Р-I-12296/12, Р-I-12296/17).

Оригинальный тип храма-ротонды с 2 колокольнями на зап. фасаде связан с европ. образами Ренессанса и барокко и был вдохновлен архитектурой рим. Пантеона, на портике к-рого в XVIII в. были 2 небольшие колокольни (архит. Дж. Л. Бернини), проектами собора ап. Петра в Риме (архит. А. да Сангалло-мл.), ц. Суперга близ Турина (1717-1731, архит. Ф. Юварра), ц. Св. Троицы в Зальцбурге (1694-1702, архит. И. Б. Фишер фон Эрлах) и др., а также увражами Штурма и Неффоржа. Наиболее ранняя Преображенская ц. в усадьбе Пехра-Яковлевское (на территории городского окр. Балашиха; 1777-1782, архит. Бланк, заказчик А. М. Голицын) в виде «ротонды в ротонде», соединенной с 2-башенной папертью, выдержана в изысканных формах раннего классицизма со строгим ордерным декором фасадов и стройным шпилем на куполе. Проект (ГНИМА. № Р-I-12296/48, Р-I-12296/73) был скомпилирован из увражей Неффоржа (Neufforge. 1765. Vol. 6. Pl. 399, 403; 1772. Pl. II, III; 1777. Pl. VI; Яковлев. 2017). В основе близкой по формам Знаменской ц. в усадьбе Ивановское-Безобразово в составе городского поселения Волоколамск (1783, заказчик М. О. Безобразов) лежит проект Неффоржа для т. н. храма Гроба Господня (Neufforge. 1778. Pl. IV-VI; Путятин. 2009. С. 130).

Церковь Сошествия Св. Духа на апостолов в с. Шкинь Коломенского р-на (1794-1798, строил архит. И. А. Селехов, возможно, по проекту Р. Р. Казакова, заказчик Г. И. Бибиков) с развитым планом в форме лат. креста точно повторяет план Успенской ц. на Могильцах в Москве (архит. Н. Н. Легран), но гораздо богаче ее по убранству. Четверик с притворами увенчан тамбурным куполом и соединен с крупной 3-нефной трапезной. На западе возвышаются 2 колокольни с круглыми ярусами звонов, паперть и притворы оформлены белокаменными портиками, перекликающимися с колоннадой апсиды. Квадратная в плане 4-столпная Покровская ц. в Акулове в городском поселении Одинцово (1807, заказчица гр. В. П. Разумовская), увенчанная купольной ротондой со шпилем, с запада выглядит упрощенной репликой храма в усадьбе Пехра-Яковлевское, однако иная по структуре.

Церковь в честь Св. Троицы в усадьбе Троицкое-Кайнарджи. Архит. К. Н. Бланк. 1778–1784 гг. Фотография. 2013 г.
Церковь в честь Св. Троицы в усадьбе Троицкое-Кайнарджи. Архит. К. Н. Бланк. 1778–1784 гг. Фотография. 2013 г.

Церковь в честь Св. Троицы в усадьбе Троицкое-Кайнарджи. Архит. К. Н. Бланк. 1778–1784 гг. Фотография. 2013 г.
Иногда паперть с 2 колокольнями в эпоху классицизма пристраивали к старым храмам типа восьмерик на четверике, что было данью архитектурной моде. Так поступали Салтыковы в своих усадьбах: ц. ап. Иоанна Богослова в Красном (поселение Краснопахорское Троицкого адм. окр. Москвы; 1706; колокольни ок. 1800 г.); ц. Воскресения в усадьбе Молоди Чеховского р-на (1706; трапезная и колокольни кон. XVIII в.).

Преображенская церковь в усадьбе Пехра-Яковлевское. Архит. К. Н. Бланк. 1777–1782 гг. Фотография. 2014 г.
Преображенская церковь в усадьбе Пехра-Яковлевское. Архит. К. Н. Бланк. 1777–1782 гг. Фотография. 2014 г.

Преображенская церковь в усадьбе Пехра-Яковлевское. Архит. К. Н. Бланк. 1777–1782 гг. Фотография. 2014 г.
В период раннего классицизма, как и в эпоху барокко, ротонды строили абсолютно центрическими. Неск. типовых храмов в виде 3-светных ротонд, украшенных пилястрами, возвел в своих имениях гр. Чернышёв по проектам, примененным им же для храмов в г. Чечерск (Белоруссия): так, напр. ц. Покрова Пресв. Богородицы в Покровском с отдельно стоявшей колокольней (после 1779; сохр. лишь колокольня), ц. прор. Илии в Ильинском (1783-1789; алтарь 1816 г.; трапезная 1856 г.) - обе в Волоколамском р-не (Чекмарев. 1999. С. 300-311).

С развитием классицизма ротонды, как правило, включались в 3-частную продольно-осевую композицию, что было обусловлено, с одной стороны, практической необходимостью соединить центрическое здание с трапезной и колокольней; с другой - возможно, влиянием образа воссозданного Бланком Воскресенского собора Новоиерусалимского монастыря и его прототипа - храма Гроба Господня, где ротонда включена в продольное здание (Путятин. 2009. С. 128-130; Он же. Этюды по интерпретации архитектуры эпохи классицизма: Исслед., 2003-2010. М., 2012. С. 12-16). Общий принцип построения 3-нефных трапезных со скругленными углами, типичных для таких схем, был впервые применен Баженовым (ц. иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Б. Ордынке в Москве; трапезная и колокольня 1783-1791 гг.). Большинство храмов этой группы близки к проектам из т. н. Смешанного альбома церквей М. Ф. Казакова, типа ц. св. Иоанна Предтечи в Белозерске (1810; Выголов В. П. Неизв. постройка В. И. Баженова в Белозерске // Памятники рус. архитектуры и монумент. искусства. М., 1983. [Вып. 2]. С. 131-156; Гуляницкий Н. Ф. Собр. чертежей храмов в «Смешанном» альбоме М. Ф. Казакова // М. Ф. Казаков и архитектура классицизма. М., 1996. С. 50-57; Он же. Скорбященская ц. в Москве и особенности храмостроения в творчестве В. И. Баженова и М. Ф. Казакова // Там же. С. 58-68; Шорбан Е. А. Неизв. памятник московской архит. школы кон. XVIII в.- церковь с. Растворово в Калужской губ. // Памятники рус. архитектуры и монумент. искусства. М., 2010. Вып. 8: XII-XX вв. С. 465-483). Одной из первых в этой группе храмов, вероятно, была скромная ц. Владимирской иконы Божией Матери (Рождества Христова) в Щеглятьеве (городской окр. Домодедово; 1779-1783, заказ С. А. Дубенского) с низкими алтарем и трапезной, примыкающими к двусветной ротонде, украшенной пилястрами.

Церковь в честь Владимирской иконы Божией Матери (Рождества Христова) в Щеглятьеве. 1779–1783 гг. Фотография. 2010 г.
Церковь в честь Владимирской иконы Божией Матери (Рождества Христова) в Щеглятьеве. 1779–1783 гг. Фотография. 2010 г.

Церковь в честь Владимирской иконы Божией Матери (Рождества Христова) в Щеглятьеве. 1779–1783 гг. Фотография. 2010 г.
Двусветные ротонды, окруженные неполной круговой колоннадой, развивают образ ц. Вознесения Господня на Гороховом поле в Москве (1788-1793, архит. М. Ф. Казаков (?); ГНИМА. № Р-I-12296/69), а также тему проектов из «Смешанного альбома» (ГНИМА. № Р-I-12296/22, Р-I-12296/30): ц. Св. Троицы в Константинове Воскресенского р-на (1797, заказчица П. В. Мелиссино) без алтарного выступа, с белокаменными колоннами нижнего яруса ротонды, полуколоннами верхнего и 3-нефной трапезной, и Покровская ц. в Хомутове в черте г. Щёлкова (1800-1856) с низкой полуротондой алтаря. Лапидарная по архитектуре ц. Св. Троицы в Ивашеве Ногинского р-на (1815, заказчица Е. С. Небольсина) с колоннадой вокруг ротонды изначально имела трапезную с 2 колокольнями на зап. фасаде (разобраны при достройке трапезной в 1865, тогда же появилась отдельно стоящая колокольня).

Под влиянием проектов Казакова (ц. святых Космы и Дамиана на Маросейке в Москве, 1790-1803) получили распространение гладкие ротонды почти без декора с небольшими 2- или 4-колонными портиками на фасадах, включенные в 3-частную композицию. В простейшем виде эта схема проявилась в Спасской ц. в усадьбе Иславское Одинцовского р-на (1799, заказчик ген. И. П. Архаров; Чижков. 2006. С. 130) с прямоугольным алтарем, поперечно ориентированной прямоугольной трапезной и ярусной колокольней. Ротонда Вознесенской ц. в Коломне (1792-1799, архит. Казаков (?)) с одинаковыми квадратными алтарем и притвором, 3-ярусной колокольней и трапезной (1808) явно скопирована с ц. святых Космы и Дамиана, однако в декор введены стилизованные под нарышкинский стиль наличники. Ближе всего к проектам из «Смешанного альбома» (ГНИМА. № Р-I-12296/34, Р-I-12296/74, Р-I-12296/77; ц. Иоанна Предтечи в Белозерске - ГНИМА. № Р-I-12296/40, Р-I-12296/41, Р-I-12296/42): ц. апостолов Петра и Павла в усадьбе Петровское в Лыткарине (1798-1805, заказчики А. Г. и Г. А. Демидовы) с небольшой трапезной без столбов; Борисоглебский собор Аносина мон-ря Истринского р-на (1810-1812; изначально приходский храм, заказчица Е. Н. Мещерская) с изящной ротондой и очень длинной 3-нефной трапезной и ц. Св. Троицы на Аристовом погосте (с. Пречистое, в черте г. Лосино-Петровский; 1822) с 3-нефной трапезной со скругленными углами и с 3-ярусной колокольней. Более отдаленные варианты этой постройки - ц. иконы Божией Матери «Одигитрия» в Городище Клинского р-на (1790, заказ Квашниных; поздние трапезная и колокольня утрачены), Гребневская ц. в Одинцове (1797-1798, заказчица Е. В. Зубова) и Спасская ц. в Дуброве (совр. дер. Нововолково Рузского городского окр.; 1809-1853, заказчик П. Б. Белавин; Чижков. 2006. С. 172).

Строгая Покровская ц. в Андреевском в черте г. Яхромы Дмитровского р-на (1799-1803, архит. Ф. Кампорези, заказ Е. Ф. Орловой) с рустованной ротондой без алтаря, освещенной окнами-люнетами, квадратной трапезной с портиками и 3-ярусной колокольней предвосхищает формы грядущего стиля ампир. Скромна, но изысканна ц. Покрова в Горошкове Сергиево-Посадского р-на (1811, заказчик А. Д. Балашов) с эффектным термальным окном рустованной ротонды, прямоугольным алтарем и узкой трапезной; сходный проект использован в Смоленской ц. в Карине (городской окр. Зарайск; 1824-1839, проект 1816 г., архит. И. Курбатов, заказчик А. П. Нащокин). Уникальна Казанская ц. в Богослове Щёлковского района (1795-1801, заказчица П. Ф. Астафьева), в к-рой 2-светная ротонда с раскреповками имеет по три 2-колонных портика с каждой стороны и симметричные алтарь и притвор с экседрами, а колокольня соединена с центрично-осевым храмом крытым переходом. Необычный план ротонды был заимствован из трактата С. Серлио (Serlio. 1584. Lib. 3. Fol. 62). Запоздалым отголоском ротондальной темы в зрелом классицизме являются однотипные храмы-ротонды с крестообразными алтарем и притворами, украшенными портиками, трапезной и колокольней с запада: Трехсвятительская (1826-1827; трапезная ок. 1850 г.) и Успенская (1840) церкви в пос. Белоомут (городской окр. Луховицы).

В подмосковном храмостроении выделился тип 3-ротондальных храмов, копирующих московскую ц. святых Космы и Дамиана на Маросейке, в которой удачно соединялось умение архитекторов совместить сакральное назначение здания с прагматическими целями его эксплуатации. Изящная композиция с 2 ротондальными приделами, полуротондой алтаря, трапезной и колокольней, примыкающими к 2-светной ротонде храма, породила многочисленные реплики: Никольскую ц. в Карачарове Волоколамского р-на (1795, заказчик Л. К. Разумовский), ц. вмч. Димитрия Солунского в Шимонове Можайского района (1800-1805, заказчица Е. А. Радилова) и др. (Яковлев. 2009). Возникали и отдаленные вариации на эти храмы: так, причудливым образом ротонда была трактована как восьмигранник в Иверской ц. в Растунове (городской окр. Домодедово; 1797-1799, заказчик А. П. Демидов).

Распространены были разнообразные центрические композиции. Иногда они были связаны с отголосками петровского времени, как 8-лепестковая в плане Трехсвятительская ц. в усадьбе Волынщино-Полуэктово Рузского городского окр. (1780), реплика храма в Перове, выдержанная, однако, в строгих ордерных формах.

Развивались крестообразные храмы: изысканная краснокирпичная ц. Гребневской иконы Божией Матери с белокаменными деталями в усадьбе Гребнево Щёлковского р-на (1786-1791, архитекторы И. Ветров, С. В. Грознов, заказчик ген. Г. Бибиков) с овальной в плане купольной ротондой и портиками на торцах; более скромная 8-гранная в основе ц. святых Бориса и Глеба на Борисоглебском погосте (дер. Щербинка в городском окр. Домодедово; 1795, заказчица Е. И. Головкина) с отдельно стоящей колокольней. Выдержанная в духе зрелого классицизма Никольская ц. в усадьбе Николо-Прозоровское (пос. Николо-Прозорово в городском окр. Мытищи; 1792, архит. М. Казаков (?), заказчик А. И. Прозоровский) с колонными портиками фасадов, отдельно стоящей колокольней и необычным куполом с арочными люкарнами стала прототипом ц. вмц. Варвары на Варварке в Москве (1796-1804, архит. Р. Р. Казаков (?); Яковлев. 2013).

Нек-рые крестообразные храмы соединялись с колокольней в единое целое, получая легкую продольную направленность: Успенская ц. в Андреевском Коломенского района (ок. 1770, заказчица Т. И. Тетюшева) с 2 экседрами (с востока и запада) и безордерным декором фасадов в переходных формах от барокко к раннему классицизму; ц. Рождества Христова в Михалёве Воскресенского р-на (1818-1821, заказчик А. И. Бек) в духе зрелого классицизма, с колонными портиками с торцов и куполом, почти точно копирующая церковь вмц. Варвары на Варварке (Там же).

Экзотическая треугольная в плане с купольной ротондой ц. Владимирской иконы Божией Матери в усадьбе Виноградово в Северном р-не Москвы (1772-1777, архит. М. Казаков (?), заказчик А. И. Глебов) вольно интерпретирует проект «Храма войны» Неффоржа (Neufforge. 1765. Рl. 397-398). В ограде храма симметрично поставлены звонница и часовая башня.

Никольская церковь в усадьбе Николо-Прозоровское. Архит М. Ф. Казаков (?). 1792 г. Фотография. 2013 г.
Никольская церковь в усадьбе Николо-Прозоровское. Архит М. Ф. Казаков (?). 1792 г. Фотография. 2013 г.

Никольская церковь в усадьбе Николо-Прозоровское. Архит М. Ф. Казаков (?). 1792 г. Фотография. 2013 г.
Др. центрические храмы были в духе того времени насыщены деталями, ассоциировавшимися с культурой античности и Ренессанса. Строгая архитектура ц. свт. Николая Чудотворца в усадьбе Никольское-Гагарино в дер. Никольское Рузского городского окр. (1774-1776, архит. И. Е. Старов, заказчик кн. С. С. Гагарин) с планом в форме квадрифолия и римско-дорическим портиком полуколонн на западе, увенчанная куполом на низком барабане, ориентирована на ренессансный эскиз Дж. да Сангалло для мавзолея (Путятин. 2009. С. 146). Отдельно стоящая цилиндрическая колокольня (1783), напоминающая маяк, связана с кругом антикизирующих проектов колоколен и маяков Дж. Кваренги (Яковлев А. Н. Усадебный храм в Новотроицком (Позднякове) Орловской губ. и его архит. контекст // «Мощно, велико ты было, столетье!»: Сб. науч. ст. СПб., 2014. С. 211-237). Сходная по планировке изначально центрическая 4-лепестковая в плане ц. Рождества Пресв. Богородицы в Льялове Солнечногорского р-на (1800, заказчица Е. И. Козицкая) с отдельно стоящей колокольней (в 1872 соединены трапезной) не имеет таких богатых ассоциаций.

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в усадьбе Никольское-Гагарино. Архит. И. Е. Старов. 1774–1776 гг. Фотография. 2013 г.
Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в усадьбе Никольское-Гагарино. Архит. И. Е. Старов. 1774–1776 гг. Фотография. 2013 г.

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в усадьбе Никольское-Гагарино. Архит. И. Е. Старов. 1774–1776 гг. Фотография. 2013 г.
Отголоском барокко являются однокупольные квадратные 4-столпные храмы со скругленными углами: ц. Рождества Пресв. Богородицы в Талеже Чеховского р-на (1795-1796, архитекторы Е. С. Назаров, И. Бабакин, заказчик гр. В. Г. Орлов) со шпилем на куполе, 4 портиками на фасадах и с отдельно стоящей колокольней и сходная с ней ц. арх. Михаила в Одинцове (городской окр. Домодедово; 1800, заказчик М. П. Нарышкин).

Тип квадратных 4-столпных храмов представлен неск. яркими памятниками. Изысканная раннеклассицистическая Благовещенская ц. в усадьбе Поливаново (ныне поселок в городском окр. Подольск; 1777-1789, архит. Бланк (?), заказчик К. Г. Разумовский) с купольным восьмериком до 1898 г. имела по углам ограды 2 парные колокольни с круглым ярусом звонов (Нестеров, Нестеров, Беляева. 2013). Ее проект (ГНИМА. № Р-1-12296/72, Р-1-12296/55) был создан не без влияния проектов из увража Неффоржа (Neufforge. 1765. Vol. 6. Рl. 399-400, 403). Квадратная в плане ц. Рождества Пресв. Богородицы в Шестакове Волоколамского р-на (1801-1819) с экседрами по сторонам света и куполом на необычном 2-светном барабане была искажена пристройкой колокольни (1827-1832) и трапезной (1862). К центрической квадратной ц. Рождества Христова в Рождествене Истринского района (1811-1823, заказ И. П. Кутайсова) с куполом на низком глухом барабане примыкает на западе небольшая ярусная колокольня со шпилем. Квадратная в плане, с купольной ротондой Казанская (Сергиевская) ц. в усадьбе Алмазово Щёлковского района (1814-1819, заказчик Н. Н. Демидов), возведенная в стиле зрелого классицизма, усложнена прямоугольными выступами алтаря и притвора, над которым поставлена ярусная колокольня со шпилем, т. о. центричность соединяется здесь с осевой направленностью постройки. Крупный четверик с ротондой на столбах ц. прп. Сергия Радонежского в Мергусове Сергиево-Посадского р-на (1818, заказчица гр. А. С. Салтыкова) вытянут в поперечном направлении, однако продольная ось отмечена алтарной апсидой с востока и 3-ярусной колокольней с запада.

Поздние 4-столпные храмы, близкие к образцовым проектам 1824 г. (как правило, 5-главые), развиваются в продольном направлении или включаются в 3-частную композицию: к основному квадратному объему Воскресенской ц. в Дединове (городской окр. Луховицы; 1809-1817, заказчик Я. В. Кривоносов; угловые главы утрачены) добавлены симметричные ячейки с востока и запада и колокольня (утрачены верхние ярусы); Воскресенская ц. в Ловцах (городской окр. Луховицы) состоит из 2 квадратных 4-столпных объемов с портиками по бокам: однокупольной трапезной (1827) и 5-купольного более высокого храма (1835-1843). Примыкает к этой линии зданий ц. арх. Михаила в Коломне с более ранней трапезной (1806) и поздним квадратным однокупольным храмом (1823-1825, архит. Ф. М. Шестаков)

Реже использовались центрично-осевые схемы плана. К этому типу принадлежит скромная Покровская ц. в усадьбе Удино Дмитровского р-на (1789, заказчик И. А. Вяземский) с восьмериком на четверике, с симметричными алтарем и притвором, близкая к проекту Кваренги для т. н. Павильона со сфинксами в Царском Селе (Путятин И. Е. Образ храма рус. ампира. М., 2013. С. 74).

Яркий, но запоздалый отголосок «Греческого проекта» - Преображенская ц. в усадьбе Введенское Одинцовского р-на (1812, проект Н. А. Львова (?), заказчик П. В. Лопухин) с плоским куполом, симметричными экседрами с запада и востока и необычной круглой колокольней с конусовидным шпилем (до перестройки отдельно стоявшая) - вольно интерпретирует архитектуру Св. Софии в К-поле и Софийского (Преображенского) собора в Царском Селе (Он же. 2009. С. 121). Та же схема с 2 экседрами в упрощенном виде применена в ц. Рождества Богородицы в Мишутине Сергиево-Посадского р-на (1805; искажена перестройкой 90-х гг. XX в.).

Наиболее практичными были продольно-осевые 3-частные композиции. Они могли иметь разнообразную основу. В рамках классицизма продолжали строить традиционные для барокко четверики с граненым куполом и главкой: Знаменская ц. в Матвейкове Дмитровского района (1785-1793, заказчик М. И. Оболенский); ц. Св. Троицы в Мартемьянове Наро-Фоминского р-на (1788-1792, заказчица А. А. Волынская); ц. Св. Троицы в Троицких Борках (1774, заказчица М. Р. Руднева) - все 3 построены кораблем; стилистически близка к предыдущей огромная 2-этажная Воскресенская ц. в Любичах (70-е гг. XVIII в., заказчик купец П. Д. Ларин) с крупной 2-придельной трапезной со скругленными углами (2 последние - в городском окр. Луховицы). Церковь Богоявления в Кокине (городской окр. Кашира; 1794, заказчик Я. М. Маслов) необычна тем, что бесстолпный четверик со скругленными углами и портиками с торцов (утрачены) соединен с запада узким переходом с массивной 2-ярусной колокольней.

Преображенская церковь в усадьбе Введенское. Архит. Н. А. Львов (?). 1812 г. Фотография. 2017 г.
Преображенская церковь в усадьбе Введенское. Архит. Н. А. Львов (?). 1812 г. Фотография. 2017 г.

Преображенская церковь в усадьбе Введенское. Архит. Н. А. Львов (?). 1812 г. Фотография. 2017 г.
Также строились восьмерики на четверике: изысканные пропорции ц. апостолов Петра и Павла в усадьбе Клёново в Троицком адм. окр. Москвы (1793; владение Черкасских) подчеркнуты пилястрами на фасадах; несколько архаична ц. свт. Николая Чудотворца с безордерным декором в усадьбе Никольское-Обольяниново в Подъячеве Дмитровского р-на (1794, заказчик П. М. Власов); сходна с ней Казанская ц. в усадьбе Хомяково Сергиево-Посадского р-на (1796-1805, заказчик Н. А. Тихменёв); типичны ц. Рождества Богородицы в с. Якоть (1809) с единственным приделом и ц. Св. Троицы в Ольявидове (1805; трапезная 1823) (обе в Дмитровском р-не) с портиками на фасадах четверика; классически проста ц. святых Бориса и Глеба в Куртникове Истринского р-на (1809-1816).

Самым популярным на рубеже XVIII и XIX вв. стал тип ротонды на четверике, включенной в продольную композицию. Один из первых храмов такого типа - ц. Рождества св. Иоанна Предтечи в усадьбе Садки в Чехове (1771, заказчик поручик Н. В. Еропкин; Чижков. 2006. С. 215) в формах раннего классицизма - представляет простейшую схему с ротондой на бесстолпном четверике с рустованными безордерными фасадами. Однако поиск универсальной композиции шел сложными и разнообразными путями.

Церковь в честь Рождества св. Иоанна Предтечи в усадьбе Садки. 1771 г. Фотография. 2015 г.
Церковь в честь Рождества св. Иоанна Предтечи в усадьбе Садки. 1771 г. Фотография. 2015 г.

Церковь в честь Рождества св. Иоанна Предтечи в усадьбе Садки. 1771 г. Фотография. 2015 г.
Монументальная 2-этажная выстроенная кораблем ц. Спаса Нерукотворного в усадьбе Рай-Семёновское Серпуховского района (1765 - нижний храм св. Димитрия Ростовского, 1774-1783 - верхний храм, архит. М. Казаков, заказчик П. Ф. Нащокин) имеет центрично-осевое ядро с крупной ротондой над четвериком, с прямоугольными алтарем и притвором и необычной колокольней с круглым ярусом звона, увенчанным шпилем наподобие муфтированного обелиска. Архитектура храма соединяет традиц. барочный тип храма с мотивами из работ Неффоржа (Neufforge. 1768. Vol. 7. Pl. 434), а также с образами палладианских купольных храмов Венеции (Путятин. 2009. С. 143-145). Более скромный, но нестандартный вариант данного типа применен в ц. свт. митр. Петра в усадьбе Петровское-Княжищево (Алабино) Наро-Фоминского р-на (1778-1784, архит. М. Казаков, заказчик Н. А. Демидов) с купольной ротондой (утрачена) на 2-светном четверике, с изысканными фасадами в дорическом ордере. Прямоугольные в плане алтарь и притвор почти симметричны. Отдельно стоящая колокольня имеет круглый ярус звона (в 1858 к ней пристроен зимний храм Покрова Пресв. Богородицы).

В кон. XVIII в. сложился тип развитой продольной композиции с купольной ротондой на четверике. Образцом такого типа храмов является Знаменская ц. в усадьбе Тёплое Клинского района (1797, архит. Н. А. Львов (?), заказчик Н. А. Соймонов) - шедевр палладианства с классически простой и ясной схемой плана на основе квадрата, поделенного на 2 одинаковые части: летний 3-нефный купольный храм с востока и зимняя 3-нефная трапезная с запада, связанная с ярусной колокольней. Три одинаковых 4-колонных портика и термальные окна придают фасадам регулярный и антикизирующий характер. Более скромная ц. вмч. Димитрия Солунского в Б. Тёсове Можайского р-на (1811, заказчик В. Д. Камынин) является грубоватой репликой храма в Тёплом. Продолжает эту линию Покровская ц. в Бунякове (городской окр. Домодедово; 1809, заказчица А. И. Несвицкая) в виде ротонды на четверике с притворами, оформленными колонными портиками, с 3-нефной трапезной и ярусной колокольней. Позднее такая схема трансформировалась т. о., что трапезная стала как бы поглощать зап. часть четверика с боковыми притворами, напр. в ц. Рождества Пресв. Богородицы в Махре Сергиево-Посадского р-на (1814-1826).

Знаменская церковь в Комлеве. 1802 г. Фотография. 2012 г.
Знаменская церковь в Комлеве. 1802 г. Фотография. 2012 г.

Знаменская церковь в Комлеве. 1802 г. Фотография. 2012 г.
На рубеже веков распространились простые 3-частные композиции с ротондами на четвериках с 3-осевыми фасадами: ц. святых Космы и Дамиана в Болшеве (район г. Королёва; 1786, заказчик П. И. Одоевский); Знаменская ц. в Непецине Коломенского городского окр. (1806, заказчик А. Б. Новиков); ц. Рождества Христова в Заозерье (городской окр. Павловский Посад; 1806-1809, заказчик Г. В. Рюмин); ц. св. Андрея Первозванного в усадьбе Белая Колпь (Андреевское) в городском окр. Шаховская (1807, заказчик кн. М. А. Шаховской); Никольская ц. в Мокром Можайского р-на (1807, заказчик В. В. Долгоруков; трапезная 1892-1895). Компактные объемы с колокольнями, имеющими круглый ярус звона, характерны для изящной ц. прор. Илии в Петровском Воскресенского р-на (1812, заказчица А. И. Даурова) с колонными портиками четверика и небольшой трапезной со скругленными углами и Богоявленской ц. в Парфёнове Сергиево-Посадского р-на (1810-1813, заказчик П. А. Астафьев), выстроенной кораблем с полуколоннами на четверике. Бытовала также версия этого типа с ротондой, усложненной крестообразными ризалитами с тройными арочными окнами. Все храмы этой группы связаны с одним проектом казаковской школы, примененным также в ц. свт. Николая Чудотворца (Николы в Кузнецах) в Москве (1805): Знаменская ц. в Комлеве Рузского городского окр. (1802, заказчик Г. Н. Орлов); ц. Рождества Богородицы в усадьбе Поречье (1804, заказчик Л. К. Разумовский); Покровская ц. в Новопокрове (1820, заказчик П. А. Ефимовский) - обе в Можайском р-не; в упрощенном виде построены церкви Введения Пресв. Богородицы во храм (1802-1817), Вознесения Господня (1826-1849) и вмч. Никиты (1822-1855; Александровский Никитский монастырь) в Кашире.

Существовала более редкая разновидность ротонд, вписанных в четверик с переходом от одной формы к другой с помощью 4 угловых экседр. Как правило, такие ротонды включались в 3-частную продольную композицию: ц. арх. Михаила (Св. Троицы) в Остафьеве в Новомосковском адм. окр. Москвы (1778-1781, заказчица А. Г. Матвеева); ц. Св. Троицы в Нов. Шурме (погост Подлипы) Сергиево-Посадского района (1798-1812, заказчики А. А. Уваров, А. М. Голицын, А. Н. Долгоруков) с крестообразным планом; Вознесенская ц. в Еремееве Истринского р-на (1815-1820).

Редкая по композиции ц. Успения в Алёшкове Ступинского р-на (1819, заказчица П. А. Новикова) составлена из 3 овальных нефов с экседрами с запада и востока, средний из к-рых увенчан купольной ротондой и соединен с запада с 2-ярусной колокольней.

Сравнительно немногочисленная группа храмов посл. четв. XVIII - 1-й трети XIX в., выдержанных в причудливой стилистике псевдоготики, связана с влиянием т. н. Ходынских строений В. Баженова и М. Казакова, приуроченных к празднованию победы над Турцией в 1775 г. в Москве. В этом архитектурном направлении европ. и тур. мотивы соединились с подражанием древнерус. зодчеству, считавшемуся на рубеже XVIII и XIX вв. готическим. Все храмы принадлежат к разным типам и объединены лишь узнаваемой стилистикой. Одна из первых в России и самая ранняя в Подмосковье - 2-этажная ц. арх. Михаила в Поджигородове Клинского района (1778-1783, проект 1773, заказчики братья А. М. и П. М. Юрьевы) с продольной 3-частной композицией и центрично-осевой основой в виде купольного одноглавого четверика с симметричными алтарем и притвором, имеет необычную цилиндрическую шатровую колокольню с балконом, напоминающую одновременно минарет и кремлевские башни. Проект сходен с ц. Знамения в Вешаловке Липецкой обл. (1784-1794, архит. Баженов (?)), образ которой был навеян нарышкинской Успенской ц. на Покровке в Москве (1696-1705; не сохр.).

Церковь в честь Владимирской иконы Божией Матери в усадьбе Быково. Архитекторы В. И. Баженов, М. Ф. Казаков. 1782–1789 гг. Фотография. 2015 г.
Церковь в честь Владимирской иконы Божией Матери в усадьбе Быково. Архитекторы В. И. Баженов, М. Ф. Казаков. 1782–1789 гг. Фотография. 2015 г.

Церковь в честь Владимирской иконы Божией Матери в усадьбе Быково. Архитекторы В. И. Баженов, М. Ф. Казаков. 1782–1789 гг. Фотография. 2015 г.
Шедевром русской и мировой архитектуры является белокаменная ц. Владимирской иконы Божией Матери в усадьбе Быково Раменского р-на (1782-1789, архитекторы Баженов, Казаков, заказчик М. М. Измайлов). Двухэтажный храм со сложной 3-частной композицией состоит из овального основного объема, к которому примыкает трапезная (1839, архит. И. Т. Таманский), стилизованная под основной объем, и первоначальная 2-колоколенная паперть с эффектной полукруглой лестницей на 2-й этаж. В богатом декоре храма готические мотивы соединены с древнерусскими формами узорочья (двойные арки, колонки с перехватом, сердцевидные кокошники и проч.). Причудливое завершение овального в плане храма в виде купола с 9 шпилями несет мемориальную символику (Путятин. 2009. С. 197-200) и не имеет аналогов в России, однако сложная архитектура церкви в Быкове находит ряд прототипов в европ. контексте: в т. ч. ими можно считать овальную в плане ц. св. Гереона в Кёльне (Германия; 1156, 1219-1227); ц. св. Иоанна Крестителя в Льеже (Бельгия; X в., 1754-1760, архит. Ж. Б. Рено); Кордуанский маяк перед входом в Жиронду с 9 шпилями (Франция; 1594-1611, архит. Л. де Фуа) (Яковлев. 2016). К западу от храма Владимирской иконы Божией Матери отдельно стоит поздняя ярусная колокольня, имитирующая первоначальные формы (1884, архит. Д. А. Гущин).

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в Царёве. Архит. И. В. Еготов (?). 1812–1815 гг. Фотография. 2016 г.
Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в Царёве. Архит. И. В. Еготов (?). 1812–1815 гг. Фотография. 2016 г.

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в Царёве. Архит. И. В. Еготов (?). 1812–1815 гг. Фотография. 2016 г.
Церковь в честь Смоленской иконы Божией Матери в Ивантеевке. Архит. А. Н. Бакарев. 1808 г. Фотография. 2015 г.
Церковь в честь Смоленской иконы Божией Матери в Ивантеевке. Архит. А. Н. Бакарев. 1808 г. Фотография. 2015 г.

Церковь в честь Смоленской иконы Божией Матери в Ивантеевке. Архит. А. Н. Бакарев. 1808 г. Фотография. 2015 г.
Перестройка в 80-х гг. XVIII в. ц. свт. Николая Чудотворца на погосте Старки (с. Черкизово Коломенского р-на; 1759-1763, заказчик Б. М. Черкасский) с глухой ротондой на четверике, трапезной и отдельно стоящей колокольней явно была навеяна формами храма в Быкове и упрощенно повторяет его (Путятин. 2009. С. 186-187). Атрибуция этого скромного памятника Баженову неверна. Тот же образ лежал в основе ц. свт. Николая Чудотворца в Царёве Пушкинского р-на (1812-1815, архит. И. В. Еготов (?), заказчик Н. А. Дурасов), однако здесь сложная композиция из ротондального храма с 2 овальными приделами восходит к 3-ротондальным храмам типа ц. святых Космы и Дамиана на Маросейке в Москве (Яковлев. 2009), а в декоре готические мотивы (шпили, стрельчатые арки) соединены с классическими (рельефы скульптора Г. Т. Замараева; Грибко А. В., Грибко Л. П. Музы скульптора Замараева. Фрязино, 2008. С. 65-66).

В скупом декоре центрической квадратной с ротондой внутри ц. Вознесения в Перемилове в Яхроме (1792-1801, архит. Ф. Кампорези (?), заказчик С. С. Апраксин) также применены мотивы храма в Быкове (сердцевидные кокошники), однако здесь уже заметны новые формы суховатой архитектуры К. Росси. Сходный проект применен в 2-этажной с отдельно стоящей колокольней ц. свт. Николая Чудотворца в усадьбе Ржавки в Зеленограде (1824-1827, заказчик А. Н. Долгоруков; Чижков. 2006. С. 195).

Традиц. по композиции 3-частная крестообразная с купольным восьмериком в основе Спасская ц. (ныне - в честь Смоленской иконы Божией Матери) в г. Ивантеевке (1808, архит. А. Н. Бакарев, заказчица Е. О. Баташёва) уникальна своим фантастическим белокаменным декором и причудливыми наличниками на фоне кирпичных стен.

Грандиозный Новоникольский собор в Можайске (1779-1814; содержит стены собора кон. XVII в. и ворота кремлевских стен) связывают с Бакаревым и со школой Казакова. Двухэтажный храм с продольной композицией, включающей ярусную колокольню со шпилем, состоит из 2 соединенных объемов - старого и нового храмов. Он некогда был увенчан купольной ротондой с отдельным престолом (утрачена в 1941); по углам возвышаются ложные главки в виде открытых беседок. Фантастический декор фасадов соединяет древнерус. двойные арки, овальные окна, готические пинакли, стрельчатые кокошники и фантастические орнаменты.

Запоздалым отголоском псевдоготики является ц. Св. Троицы в Новощапове Клинского р-на (1835) в виде сводчатого четверика с портиками и трапезной - реплика утраченного собора Рождества Пресв. Богородицы Зачатьевского мон-ря на Остоженке в Москве (1804-1807, архитекторы М. Ф. и М. М. Казаковы).

2-я четв. XIX в.

Период ампира, завершающий эпоху классицизма, был связан с темой победы в Отечественной войне 1812 г., что непосредственно отразилось в архитектуре. Образы построек получили преувеличенную монументальность. Декоративные мотивы с военной тематикой (арматуры, венки, щиты) стали нарочито тяжеловесными и при этом стандартизировались (что было связано с их промышленным производством).

Отголоском предыдущего периода выглядит Покровский собор в Хотьковском мон-ре (1812-1816, архит. Таманский), соединяющий центричность с продольной направленностью и своеобразной трактовкой пятиглавия. В основе - ротонда на четверике с боковыми портиками-лоджиями, соединенная с небольшой трапезной, причем 2 вост. малые главки расположены над диаконником и жертвенником, а 2 западные - алтари трапезной. Хотьковский собор найдет свое отражение и в приходском строительстве.

Воплощением темы Отечественной войны 1812 г. стал уникальный мемориальный комплекс Спасо-Бородинского мон-ря в Можайском р-не, основанного (1838) игум. Марией (Тучковой), вдовой генерал-майора А. А. Тучкова, погибшего в 1812 г. Мон-рь вырос вокруг более ранней небольшой кубической церкви-мавзолея Нерукотворного образа Спасителя (1818-1820, архит. Д. И. Жилярди; Чекмарев. Два ранее неизвестных мавзолея Д. Жилярди. 2012) с колонным портиком и плоским куполом, воздвигнутой на месте т. н. Семёновских флешей. Позднее рядом с мавзолеем появилась 2-ярусная колокольня (1840) с наклонными стенами в переходных формах от ампира к рус. стилю, а вокруг - ампирные корпуса келий (1840) и квадратная в плане ограда (1837-1839).

Образцом позднего «николаевского» классицизма в монастырском строительстве может служить Николо-Берлюковская пуст. в Авдотьине Ногинского р-на (основана в 1714). Построенный с благословения митр. свт. Филарета (Дроздова) в центре обители собор Христа Спасителя (1835-1848; отделка 1860-1865) воплощает идеальный тип центрического 5-главого 4-столпного крестово-купольного храма с крещатым планом и тамбурными куполами, отражающий столичные проекты последней фазы классицизма (напр., Исаакиевский собор в С.-Петербурге). Над св. воротами построили одноглавую ц. свт. Василия Великого (1840) в лапидарных формах с центрично-осевым планом, ампирные братские корпуса близки по своей сухой архитектуре к образцовым проектам казенных зданий.

В сухих формах позднего классицизма был перестроен в 1843-1850 гг. (основан в 1798-1811, заказчик Г. П. Головин) Спасский собор во Влахернском мон-ре (основан в 1861) в Деденёве Дмитровского р-на. При этом изначально центрический крестообразный 3-главый храм превратился в 5-купольный собор.

В период раннего ампира еще актуальна была тема храмов-ротонд - отголосок предыдущей эпохи. В строительстве усадебных мавзолеев Жилярди обращался к ротондам, трактованным преувеличенно монументально, в стиле Пантеона (ротонда с колонным портиком и низким куполом): ц. свт. Димитрия Ростовского в усадьбе Суханово близ г. Видное Ленинского района (1813, мавзолей Д. П. Волконского, заказчица Е. А. Волконская; перестроена в 30-х гг. XX в.) изначально с полукруглой колоннадой позади, соединенной с колокольней по оси храма и симметричными корпусами богадельни; Успенская ц. в усадьбе Семёновское-Отрада Ступинского района (1832-1835, заказчик В. Г. Орлов). О. И. Бове развивал уже традиционную для Москвы форму ротонд, включенных в 3-частную композицию. Архитектор выстроил в своей усадьбе величественную ротонду с наружной колоннадой из сдвоенных колонн, трапезной и колокольней (ц. арх. Михаила в Архангельском Рузского городского окр., 1822), а затем повторил этот проект в Покровской ц. в Пехра-Покровском городского окр. Балашиха (1825-1828; трапезная перестроена).

Церковь во имя свт. Димитрия Ростовского в усадьбе Суханово. 1813 г. Фотография. 2016 г.
Церковь во имя свт. Димитрия Ростовского в усадьбе Суханово. 1813 г. Фотография. 2016 г.

Церковь во имя свт. Димитрия Ростовского в усадьбе Суханово. 1813 г. Фотография. 2016 г.
Тип кубического четверика с низкой купольной ротондой, изобретенный Жилярди, стал в конце концов самым распространенным и узнаваемым типом ампирного храма. Он мог быть чисто центрическим, как в ц. иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в Никольском-Тимонине (в черте г. Лосино-Петровский; 1819, круг архит. Жилярди, заказчица Д. А. Валуева) в виде бесстолпного, увенчанного ротондой четверика с щипцовыми завершениями фасадов, 3 портиками и апсидой. Четверик мог украшаться колонными портиками в арочных нишах (иногда портики трактовались как тройные арочные окна). Наиболее представительна центрично-осевая ц. Св. Троицы в Коледине (городской окр. Подольск; 1815-1822; владение Р. Е. Татищева и Е. Р. Вяземской) с 2 экседрами четверика, низким куполом и отдельно стоящей колокольней, соединенной с храмом колоннадой (Белецкая Е. А., Покровская З. К. Д. И. Жилярди. М., 1980. С. 144; Чекмарев. Неизвестные произведения семьи Жилярди. 2012). Аналогична ей архитектура ц. Воскресения Господня в Кожине Рузского городского окр. (1822-1842, заказчик А. П. Урусов). Такой четверик с портиками в арках и купольной ротондой мог быть включен в 3-частную композицию: Спасская (Никольская) ц. в Петровском Щёлковского р-на (1828, заказчица С. А. Мельгунова) со щипцовыми завершениями четверика; Тихвинская ц. в Игнатове (городское поселение Дмитров; 1835); «скромная» ц. Воскресения словущего в Купрове Можайского р-на (1843, возведена на средства Белобородовой); Никольская ц. в Парфентьеве Коломенского р-на (1835-1847, архит. Н. И. Козловский).

Популярна была серия образцовых проектов А. Г. Григорьева (ГИМ. 27789/Р-2800, Р-2985, Р-3019, 42949/Р-3062, 42949/Р-2059; ГНИМА. № Р-I-9821, Р-I-1649, Р-I-605, Р-I-2651, Р-I-2762, Р-I-2763, Р-I-2765), близких к образу Троицкого собора Данилова мон-ря в Москве (1833-1838, архит. Бове), в которых он разрабатывал тему объемного кубического четверика с крупной купольной ротондой наверху (иногда с малыми главами по углам) и низкими дорическими портиками на гладких фасадах, усиливающими титанический масштаб постройки (Чекмарев. 2014). Часто такой 5-главый четверик включался в 3-частную композицию с длинной трапезной и ярусной колокольней: Успенский собор в Кашире (1829-1832, заказчик купец С. Л. Лепёшкин); Успенская ц. в Подсосине Сергиево-Посадского р-на (1825-1827, заказчица Е. А. Арсеньева; колокольня не сохр.); Вознесенская ц. в Раменье Дмитровского района (1837-1842). Иногда композиция была более центрирована, как в однокупольной ц. арх. Михаила в Михайловском (городской окр. Домодедово; 1816-1822, заказчица гр. А. А. Орлова) в виде 4-столпного четверика с колокольней.

С именем А. Г. Григорьева связаны редкие храмы «иже под колоколы»: центрично-осевая ц. Св. Троицы в усадьбе Ершово Одинцовского р-на (1826-1828, архит. Григорьев, заказчик В. Д. Олсуфьев; взорвана в 1941, воссоздана в кон. XX в.) в виде четверика с 2 экседрами под ротондой звонов (ГИМ. 42949/Р-2876, Р-3002, Р-3049, 27789; ГНИМА. № Р-I-2612, Р-I-6787, Р-I-9820; Фотофонд. V-38835) и центрическая квадратная ц. Воздвижения Креста Господня в Воздвиженском Сергиево-Посадского р-на (проект 1834 Григорьева (?); 1838-1847, архит. Д. Ф. Борисов, заказчица А. И. Муханова).

Долго строившаяся монументальная Никольская церковь-колокольня в усадьбе Гребнево Щёлковского р-на (1817-1823, архитекторы И. И. Ольделли, Н. И. Дерюгин; проект А. Н. Воронихина (?); интерьер Жилярди) имеет сложный 8-гранный план с портиками по странам света и круглый ярус звона, увенчанный купольным барабаном с главкой.

В др. серии проектов разрабатывался тип 5-главого храма (наподобие Покровского собора в Хотьковском мон-ре) с основой в виде ротонды на четверике, с портиками-лоджиями и длинной трапезной, где 2 малые главы поставлены над боковыми квадратными алтарями четверика, а 2 - над алтарями приделов трапезной: собор Св. Троицы в Подольске (1819-1832, школа Бове); Успенская ц. в Закубежье Сергиево-Посадского района (1833), реплика Хотьковского собора; Воскресенская ц. в Ильинском Погосте Орехово-Зуевского р-на (1822-1833); аналогичны ей, но без пятиглавия, Никольская ц. в Б. Дубне (1839, заказчик А. П. Хметевский), Успенская ц. в дер. Войново-Гора (1835-1838) и Успенская ц. в Красном (ок. 1850, заказчик Л. А. Кознов) Орехово-Зуевского р-на.

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в усадьбе Гребнёво. Архитекторы И. И. Ольделли, Н. И. Дерюгин. 1817–1823 гг. Фотография. 2012 г.
Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в усадьбе Гребнёво. Архитекторы И. И. Ольделли, Н. И. Дерюгин. 1817–1823 гг. Фотография. 2012 г.

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в усадьбе Гребнёво. Архитекторы И. И. Ольделли, Н. И. Дерюгин. 1817–1823 гг. Фотография. 2012 г.
Наиболее распространенным типом в эпоху ампира стали ротонды на четверике с портиками. В большинстве случаев они встречаются в 3-частной продольной композиции: Никольская ц. в Подмошье (1819; трапезная 1870), ц. Рождества Богородицы в Воронове (1824, заказ крестьян И. Абрамова и С. Иванова), Покровская ц. в Покровском (1825, заказ П. А. Верёвкина), Вознесенская ц. в Сурмине (1834-1837), ц. Введения Пресв. Богородицы во храм в Очеве (1842), все - Дмитровского р-на; Ильинская ц. в Коломне (1834, заказ Г. Ф. и Г. Г. Бакулиных). Центрично-осевая схема в виде ротонды на четверике с портиками, симметричными экседрами и колокольней применена в ц. Ахтырской иконы Божией Матери в Ахтырке Сергиево-Посадского района (1821-1825, архит. А. С. Кутепов, заказ Трубецких). Компактный объем с ротондой, вписанной в четверик, соединенный с колокольней узким переходом, у Воздвиженской ц. в Коломне (1832-1837, заказ М. К. Шераповой, Н. К. Колесниковой).

Отдельно стоит уникальная 5-ярусная ампирная колокольня (1826-1846) при ц. ап. Иоанна Богослова в Коломне, соединенная с торговыми рядами и украшенная богатым ордерным декором.

В сер.- 2-й пол. XIX в.

началась новая эпоха в церковном зодчестве, зародившаяся в царствование имп. Николая I и обратившаяся к древнему наследию и поискам рус. национального стиля в архитектуре. Господствующим в этот период стало строительство с использованием образцовых проектов архит. К. А. Тона, объединившего классическую основу и древнерус. мотивы в т. н. русско-византийский, или тоновский, стиль. Эти проекты были лично утверждены имп. Николаем I (Тон. 1838; Он же. 1844). В монументальном церковном строительстве наиболее распространенным типом стал 5-главый 4-столпный храм (различают подтипы: храма Христа Спасителя с луковичными куполами, ц. Благовещения в С.-Петербурге с шатровыми главами; Славина Т. А. Константин Тон. Л., 1989. С. 104-151). Благодаря деятельности Московского митр. свт. Филарета (Дроздова) активизировалось монастырское строительство. Ярким и индивидуальным примером обращения к русскому и визант. наследию в период ранней эклектики стал кирпичный 5-главый собор Владимирской иконы Божией Матери в Спасо-Бородинском мон-ре Можайского р-на (1851-1859, архит. М. Д. Быковский) с центрическим планом в форме квадрифолия и выразительным мотивом аркатуры, оформляющей окна центрального купольного барабана и экседр. Архитектура собора вызывает ассоциации как с византийской, так и с итальянской традицией. Гораздо скромнее кубическая трапезная ц. св. Иоанна Предтечи (1874, архит. А. С. Никитин) того же мон-ря, возведенная в формах, близких к проектам Тона.

Почти точно был скопирован проект Тона Благовещенской ц. (не сохр.) в С.-Петербурге при строительстве 5-шатрового Воздвиженского собора Брусенского мон-ря в Коломне (1852-1855, архитекторы Кутепов, В. Е. Морган). Пятишатровый «тоновский» образцовый проект был применен в Казанской ц. в Глебове Истринского района (1859, заказчик С. С. Шиловский) с «готическими» вимпергами на фасадах; в соборе блгв. кн. Александра Невского в Егорьевске (1881-1897, архитекторы Н. Н. Вейс, А. С. Каминский) с 4-столпной основой, небольшой узкой трапезной и высокой шатровой колокольней. Оригинален зимний Троицкий собор Николо-Берлюковской пуст. (1879-1884, архит. Н. В. Никитин) с 6-столпным планом, купольным барабаном над вост. частью и тяжеловесным декором.

Крупнейшим строительным проектом 2-й пол. XIX в. в Подмосковье была реконструкция Николо-Угрешского мон-ря, проведенная по инициативе архим. прп. Пимена. Был создан новый ансамбль братских корпусов, стен и башен (50-90-е гг. XIX в.) в рус. стиле при участии художника и археолога Ф. Г. Солнцева. Оригинальна т. н. Палестинская стена, в фантастических формах изображающая Небесный Град. Грандиозный 5-главый 4-столпный собор Преображения Господня (1880-1889, архит. Каминский) с нартексом на подклете является крупнейшим в Подмосковье и соединяет тоновские мотивы с типологией древних соборных храмов Владимира и Москвы. Менее выразительна и подражательна по отношению к нему архитектура крупного 5-главого Вознесенского собора (1890-1893, архит. С. В. Крыгин) Крестовоздвиженского Иерусалимского мон-ря (основан в 1887) в Лукине (городской окр. Домодедово).

Казанская церковь в Глебове. 1859 г. Фотография. 2014 г.
Казанская церковь в Глебове. 1859 г. Фотография. 2014 г.

Казанская церковь в Глебове. 1859 г. Фотография. 2014 г.
В приходском строительстве были популярны 5-главые храмы, близкие к образцовым проектам Тона, причем они нередко включались в 3-частную композицию: ц. Св. Троицы во Внукове (1876-1877, архит. И. П. Петров), ц. свт. Николая Чудотворца в Рогачёве (1850-1886, архит. С. В. Дмитриев, заказчики И. М. и К. Г. Мошкины, братья Гордеевы) - обе в Дмитровском р-не, однокупольный Никольский собор в Волоколамске (1853-1862). Более оригинальна Никольская ц. в Наро-Фоминске (1846-1852, заказчик Н. Д. Лукин, проект П. П. Буренина (?)) «иже под колоколы» с круглым ярусом звона под луковичной главой. Часто встречались храмы в виде приземистого односветного 4-столпного четверика под декоративным (часто деревянным) пятиглавием, с трапезной (или узким переходом) и шатровой колокольней: Казанская ц. в Казанском (городской окр. Павловский Посад; 1859-1863, архит. В. О. Грудзин, заказчики Ф. Е. Рудаков, С. И. Салтыков); собор Рождества Пресв. Богородицы в Орехово-Зуеве (1872, архит. Н. И. Финисов, надзор С. А. Назарова; колокольня 1903); ц. Рождества Христова в Григорьевском городского окр. Луховицы (после 1890). Применялся образцовый проект архит. В. О. Грудзина в виде 3-частной композиции с классическим 2-светным бесстолпным четвериком: 5-главая ц. Казанской иконы Богородицы в Бывалине (городской окр. Павловский Посад; 1872); одноглавая ц. арх. Михаила в Михайловском Одинцовского района (1881-1886, заказчик В. П. Анофриев). Выразительны ампирные по пропорциям, но выдержанные в новом стиле, монументальные, с луковичным куполом на четверике, с трапезной и ярусной колокольней ц. Воздвижения в Сокольникове (городской окр. Домодедово; 1840-1855), ц. Покрова в Покрове (1845-1872), а также Покровская ц. в Сосновке (городской окр. Озёры; 1890, архит. А. Ф. Крюгер) с крупным купольным восьмериком в византийских формах на четверике. Шатровая Успенская ц. в Картине (пос. Тучково) Рузского городского окр. (1906-1913, архит. Н. Н. Благовещенский) является запоздалой вариацией образцового проекта Тона с основой в виде восьмерика.

Позднее развивалось направление, основанное на археологическом изучении наследия русского узорочья XVII в. («московско-ярославский», или «романовский», стиль), ставшее особенно популярным в царствование Александра II и особенно Александра III. Для этого направления характерен обильный и дробный кирпичный декор, придающий фасадам пластическое богатство (Борисова Е. А. Рус. архитектура 2-й пол. XIX в. М., 1979). Наиболее представительный монастырский комплекс в рус. стиле - Гефсиманский в честь Черниговской иконы Божией Матери муж. скит с 5-главым бесстолпным собором (1886-1890, архит. Н. В. Султанов) и величественной 4-ярусной 3-шатровой колокольней (1895-1900, архит. А. А. Латков). В более эклектичном варианте подобной архитектуры выдержаны колокольня и ограда Казанского монастыря в Колычёве (городской окр. Егорьевск; 1895-1903, архит. Д. Е. Виноградов). Пятиглавый 4-столпный собор Преображения Господня в Гуслицком Преображенском монастыре (1879-1886) вольно интерпретирует образ храма Христа Спасителя в Москве, но имеет декор в духе узорочья; в той же стилистике выдержаны трапезная (после 1880) и более ранней постройки больничный корпус.

Самым характерным типом для рус. стиля был 5-главый бесстолпный четверик, включенный в 3-частную продольную схему: собор блгв. кн. Александра Невского Троицкого Александро-Невского мон-ря (основан в 1899) в Акатове Клинского р-на (1902-1904, архит. И. П. Машков) - умелая имитация храма русского узорочья с симметричными боковыми приделами и трапезной.

Никольская церковь в Наро-Фоминске. Архит. П. П. Буренин (?). 1846–1852 гг. Фотография. 2013 г.
Никольская церковь в Наро-Фоминске. Архит. П. П. Буренин (?). 1846–1852 гг. Фотография. 2013 г.

Никольская церковь в Наро-Фоминске. Архит. П. П. Буренин (?). 1846–1852 гг. Фотография. 2013 г.
В приходском строительстве господствовали 3-частные композиции, как правило, с шатровой колокольней. Наиболее распространены были 5-главые четверики. Ранним примером археологической стилизации узорочья является «суховатая» архитектура Покровской ц. в Мещерском Чеховского р-на (1847-1853, архит. Ф. Ф. Рихтер (?)) с 5-главым бесстолпным 2-светным кубическим четвериком и кокошниками. К тому же типу относится ц. Спаса Нерукотворного в Б. Свинорье Наро-Фоминского р-на (1892-1895, архит. Крыгин) с массивными наборными наличниками. Классическая схема кораблем положена в основу Покровской ц. в Жестылёве Дмитровского р-на (1899-1904, архит. С. К. Родионов). Трехчастная композиция с боковыми приделами и горкой кокошников с пятиглавием над четвериком характерна для ц. Св. Троицы в Драчёве (городской окр. Мытищи; 1899-1905, архит. Н. Д. Иванов, заказчик Ф. А. Седов). Мн. храмы русского стиля тяготеют по композиции к центричности. Крупнейший в Подмосковье приходский храм - квадратная 5-главая 4-столпная с шатровой колокольней Покровская ц. в Черкизове Пушкинского района (1899-1903, архит. В. П. Десятов) - имеет необычный 2-ярусный барабан центральной главы и угловые главы на горках кокошников, аналогичные Воздвиженскому храму в Дарне (1893-1895, архит. С. В. Шервуд), где шатровые главы подобны ярусным. Выразительна массивная однокупольная ц. Св. Троицы в Троицком Истринского р-на (1904-1913, архит. М. Н. Литвинов, заказчик С. М. Попов) с крестообразным планом, крупной луковичной главой и оригинальной шатровой колокольней. Тип 4-столпного храма с высокими закомарами, пониженными углами и тройными арками на фасадах, но с деталями рус. стиля развит в ц. Вознесения Господня на Городке в Павловском Посаде (1908, архит. Десятов; колокольня по первоначальному проекту выстроена в 10-х гг. XXI в. на новом месте).

Покровская церковь в Мещёрском. Архит. Ф. Ф. Рихтер (?). 1847–1853 гг. Фотография. 2011 г.
Покровская церковь в Мещёрском. Архит. Ф. Ф. Рихтер (?). 1847–1853 гг. Фотография. 2011 г.

Покровская церковь в Мещёрском. Архит. Ф. Ф. Рихтер (?). 1847–1853 гг. Фотография. 2011 г.
Встречаются шатровые композиции с обильным, изощренным декором: ц. Рождества Христова в Гололобове Коломенского р-на (1889-1893, архит. Виноградов, заказчик А. Д. Гридина) с продолговатым планом, боковыми крыльцами-рундуками, шатровой колокольней, дробным декором фасадов и конструкцией сводов на 4 перекрещивающихся арках; приземистая центрическая квадратная 4-столпная Воздвиженская ц. в Дарне с крыльцами и шатровой колокольней имеет необычные главы, совмещающие шатровую форму и луковичное завершение; более простая, камерная Ильинская (ныне - в честь Донской иконы Божией Матери) церковь в Дыдылдине Ленинского р-на (1896, архит. А. Ф. Мейснер, заказчик И. А. Колесников); Покровская ц. в Дуброве Коломенского р-на (1913, проект Н. Д. Струкова; не достроена). Более сложная крестообразная композиция у ц. Спаса Нерукотворного на Занарском кладбище в Серпухове (1893-1896, архит. Р. И. Клейн, заказчик В. Астапов) с килевидными кокошниками и малыми главками над ветвями креста и отдельной шатровой колокольней (завершения восстановлены в 90-х гг. XX в. в грубых формах). Необычна была утраченная ц. блгв. кн. Александра Невского в Серпухове (1881-1889, архит. М. А. Арсеньев; в память Александра II) в виде массивного шатрового восьмерика со щипцовыми завершениями фасадов на четверике. Крупный ребристый шатер храма контрастировал со стройной шатровой колокольней.

Церковь в честь Св. Троицы в Щурове. Архит. М. К. Геппенер. 1892–1907 гг. Фотография. 2014 г.
Церковь в честь Св. Троицы в Щурове. Архит. М. К. Геппенер. 1892–1907 гг. Фотография. 2014 г.

Церковь в честь Св. Троицы в Щурове. Архит. М. К. Геппенер. 1892–1907 гг. Фотография. 2014 г.
Еще одним ярким направлением архитектуры посл. четв. XIX в. был визант. стиль - стилизация форм визант. зодчества. Характерными чертами этого стиля являются центрические композиции, полусферические купола с выделенными архивольтами арочных окон барабана, часто полосатая кладка стен и предпочтение арочных форм килевидным; нередко, впрочем, мотивы узорочья смешиваются с визант. декором. Это направление в Подмосковье было сравнительно редким. В монастырском строительстве хрестоматийным примером является Никольский собор Хотькова монастыря (1899-1904, архит. Латков). Квадратный 4-столпный крестово-купольный 5-главый храм (угловые главы воссозданы в XXI в., при этом грубо заменена лицевая кладка собора) имеет выразительный силуэт благодаря высоким полукруглым закомарам ветвей креста, фасады которых прорезаны характерными для византийского стиля тройными арочными (итальянскими) окнами. Прототипом собора был один из ранних храмов визант. стиля - Казанская ц. у Калужских ворот в Москве (1876-1886, архит. Н. Никитин; не сохр.; Паламарчук. 1992-1996. Т. 2. С. 636-638). Выразительна тяжеловесная по формам приземистая 4-столпная ц. Рождества Христова в с. Рождестве Наро-Фоминского р-на (1894-1897, архит. В. А. Мазырин) с 3 закомарами на фасадах и отдельно стоящей колокольней. Лучший по архитектуре памятник визант. стиля Подмосковья - ц. Св. Троицы в Щурове в Коломне (1892-1907, архит. М. К. Геппенер, заказчик Э. Ф. Рингель; Кишкинова Е. М. «Византийское возрождение» в архитектуре России: Сер. XIX - нач. XX в. СПб., 2006. С. 98-99) в форме тетраконха с крупным куполом, карликовыми угловыми главками, 3-ярусной колокольней с запада и полосатой кирпичной кладкой. Храм в Щурове близок к кругу столичных проектов В. А. Шрётера и В. А. Косякова (Там же. С. 86, 94). Уникальна высокая (ок. 80 м) 5-ярусная надвратная церковь-колокольня Рождества св. Иоанна Предтечи (ныне св. Диомида) в Глубокове (погост Иванова Гора) Серпуховского р-на (1895-1899, архитекторы М. Я. Кульчицкий, А. А. Нетыкса, заказчик Д. М. Хутарев) с полосатой кладкой и фантастическим декором, аналогичная колокольне Благовещенского собора в Харькове (1888-1901, архит. М. И. Ловцов). Колокольня с 2 симметричными купольными храмами по бокам, бывшая частью храмового комплекса (не сохр.), построена на месте дуба, посаженного прп. Сергием Радонежским.

Крайне редки были для правосл. храмовой архитектуры стилизации под европ. средневековье. Уникальна ц. Св. Троицы Князь-Владимирского мон-ря в усадьбе Филимонки (Новомосковский адм. окр. Москвы; 1855-1861, архит. И. Ф. Тибо, заказчик кн. В. Б. Святополк-Четвертинский) с крестообразным продольным планом (рукава креста воссозданы ок. 2010). Высокая постройка в фантастических романо-готических формах увенчана необычным куполом над средокрестием с балконом вокруг барабана. Особенно выразительна 5-ярусная колокольня, соединенная с храмом открытым переходом. Необычен уже несущий черты эстетики модерна Троицкий собор в Щёлкове (1909-1915, архит. С. М. Гончаров) с планом в виде лат. креста, сложным куполом на восьмерике, с 2-ярусной шатровой колокольней с неоготическими элементами отделки (завершения грубо воссозданы в 90-х XX в.). Единственным в своем роде примером обращения к формам средневек. груз. архитектуры служила Троицкая ц. в Балобанове Ногинского р-на (1901-1903, архит. В. Ф. Жигардлович; искажена реконструкцией 90-х гг. XX в.).

Рубеж XIX и XX вв.

Венцом развития храмового зодчества эпохи эклектики и одновременно провозвестником новой эпохи модерна стал неорус. стиль. Вместо московского узорочья излюбленными образцами для подражания стали аскетичные храмы Вел. Новгорода и Пскова, пышный и дробный декор уступил место глади стен. Стилизация приняла более свободный и творческий характер: композиции стали живописно-асимметричными, применялись смелые и оригинальные железобетонные конструкции, фантастический декор, в котором активно использовались скульптура и майолика (Бицадзе Н. В. Храмы неорусского стиля: Идеи, проблемы, заказчики. М., 2009; Слезкин. 2011; Печенкин И. Е. К вопросу об истоках неорусского стиля в архитектуре 2-й пол. XIX в. // Архит. наследство. М., 2014. Вып. 60. С. 241-252). Появление нового стиля связано с абрамцевским художественным кружком С. И. Мамонтова, поэтому 1-м памятником нового направления считается ц. Нерукотворного образа Спасителя в усадьбе Абрамцево Сергиево-Посадского р-на (1881-1882, архит. П. М. Самарин по эскизу В. М. Васнецова; часовня-усыпальница 1892) с компактным живописным одноглавым объемом и стенной звонницей с запада наподобие псковских храмов.

Новгородско-псковская тема получила развитие в таких постройках, как кирпичная Покровская ц. в Никульском Коломенского р-на (1898-1904, архит. Мейснер; колокольня утрачена) с продольной композицией и одноглавым четвериком со щипцовыми завершениями фасадов и 3-лопастными нишами, для к-рой характерна академически «сухая» архитектура, сдержанная в деталях; ц. Св. Троицы в Устьянове Орехово-Зуевского р-на (1910-1915, архит. Н. Г. Мартьянов, заказчица Ф. Е. Морозова), имеющая 2-этажную трапезную; ц. св. Олега Брянского в усадьбе Романовых Осташёво Волоколамского р-на (1915, архитекторы М. М. Перетяткович, С. М. Дешёвов, заказчик вел. кн. Константин Константинович) в виде одноглавого 4-столпного четверика с асимметричной звонницей, умело имитирующая древний, перестроенный впосл. псковский храм.

Близка к московским прототипам кубическая одноглавая ц. блгв. кн. Александра Невского (ныне вмч. Пантелеимона) в усадьбе Васильевское (Марьино) Одинцовского р-на (1915-1917, архит. В. А. Покровский; внешняя отделка не была завершена, в 90-х гг. XX в. пристроен притвор) с четвериком, освещенным парами окон на фасадах (Слезкин. 2017). Пятиглавая ц. Св. Троицы на Сходне (в черте г. Химки; 1909-1913, архит. Ф. Ф. Воскресенский) с асимметричной композицией из 2 храмов, примыкающих один к другому, и декором в виде аркатур, имеет на фасаде притвора тройное арочное окно плавных очертаний в духе модерна.

Церковь во имя прп. Серафима Саровского в Федине. Архит. В. В. Суслов. 1912 г. Фотография. 2016 г.
Церковь во имя прп. Серафима Саровского в Федине. Архит. В. В. Суслов. 1912 г. Фотография. 2016 г.

Церковь во имя прп. Серафима Саровского в Федине. Архит. В. В. Суслов. 1912 г. Фотография. 2016 г.
Мемориальная тема Отечественной войны 1812 г. отражена в лапидарной, геометрически выразительной ц. вмч. Георгия Победоносца в Новохаритонове Раменского района (1912, архит. Б. М. Великовский, заказчик И. Е. Кузнецов), близкой к петербургской «версии» неорус. стиля, со стройным шатром и вытянутыми кокошниками над четвериком, меньшим шатром звонницы на углу, асимметричной галереей с северной стороны, щипцами ломаной формы. Наряду с ней лучшими образцами неорус. стиля в Подмосковье являются 3 храма с необычными ярусными железобетонными конструкциями. Эффектна пирамидальная ц. прп. Серафима Саровского в Федине Воскресенского р-на (1912, архит. В. В. Суслов, заказчик П. Д. Ахлёстышев) с асимметричным крыльцом-лестницей и стройными маковками по сторонам света (утрачены) и фасадами, украшенными майоликой (Он же. 2014). Никольская ц. (ныне Спаса Нерукотворного) в Клязьме (в черте г. Пушкино; 1913-1916, архит. В. И. Мотылёв, по рис. С. И. Вашкова) с пирамидальной 3-ярусной горкой кокошников-закомар, несущих световую главу четверика и повторенных во внутренних сводах, была построена в честь 300-летия дома Романовых. Фасады храма также украшены майоликовыми панно (имеют серьезные утраты). Аналогична последней церковь Серафимо-Знаменского скита у с. Битягова (городской окр. Домодедово; 1910-1912, архит. В. К. Кильдишев) с крестообразным планом, шатровидным верхом в форме стилизованной горки кокошников под керамической главкой и оконными проемами редкой параболической формы.

Ряд монастырских храмов нач. ХХ в. продолжает ретроспективную линию, ориетированную на Успенский собор Московского Кремля, начатую монастырскими соборами Николо-Угрешского и Крестовоздвиженского Иерусалимского (в Лукине) мон-рей. Пятиглавый 4-столпный Успенский собор общины «Отрада и Утешение» в Добрынихе (городской окр. Домодедово; 1899-1904, архит. С. У. Соловьёв) обыгрывает образ крупного собора и стилизован под владимиро-суздальское зодчество (Печенкин И. Е. Сергей Соловьев. М., 2012. (Архит. наследие России)). Изначально по оси храма стояла надвратная 3-арочная звонница (не сохр.). Тот же образ, но с большей лапидарностью, развит в Богородицкой ц. (ныне известна как собор Серафима Саровского) при богадельне А. И. Коншиной в Серпухове (1915-1917, архит. И. С. Кузнецов).

Ярким эпизодом в предреволюционной истории храмового зодчества Подмосковья было обращение к неоклассике: грандиозная центрично-осевая 8-столпная ц. Св. Троицы в Яхроме Дмитровского р-на (1892-1895, архит. С. К. Родионов, заказчик И. А. Лямин) с крупным тамбурным куполом над средокрестием, пилястрами на фасадах, портиками сдвоенных колонн с 3 сторон и отдельной 3-ярусной колокольней (1908, архит. С. Б. Залесский) и уникальная церковь-мавзолей Юсуповых в усадьбе Архангельское Красногорского района (1909-1916, архитекторы Клейн, Г. Б. Бархин) с купольным 2-этажным объемом и величественными парными дугообразными колоннадами наподобие Казанского собора в С.-Петербурге.

Ист.: Serlio S. Tutte l'Opere d'Architettura. Venetia, 1584. Lib. 3. Fol. 62; Dietterlin W. Architectura: von Ausstheilung, Symmetria und Proportion der fünff Seulen. Nürnberg, 1598; Pozzo A. Perspectivae: Pictorum atque Archiectorum. Augsburg, 1709. Pars 2. Fig. 88-91; Sturm L. C. Architektonisches Bedencken von Protestantischer Kleinen Kirchen Figur und Einrichtung. Hamburg, 1712; idem. Vollständige Anweisung alle Arten von Kirchen wohl anzugben. Augsburg, 1718; Decker P. Ausführliche Anleitung zum Civilbau-Kunst. Nürnberg, 1715. Tl. 3; Neufforge J.-F., de. Recueil élémentaire d'architecture. P., 1765. Vol. 6. Pl. 399-400, 403; 1768. Vol. 7. Pl. 434; idem. Supplément au Recueil élémentaire d'architecture. P., 1772. Cah. 1. Pl. II, III; 1777. Cah. 30. Pl. VI; 1778. Cah. 42. Pl. IV-VI; Собрание планов, фасадов и профилей для строения каменных церквей... СПб., 1824; [Кутепов А. С.] Фасады церквей, колокольней и иконостасов, проектированные и изд. архит. Кутеповым. М., 1829; [Тон К. А.] Церкви, сочиненные К. Тоном. СПб., 1838; он же. Проекты церквей…: Доп. 1. СПб., 1844; Атлас планов и фасадов церквей, иконостасов к ним и часовень, одобренных для руководства при церк. постройках в селениях. М., 1911.
Лит.: Смирнов С. К. Спасо-Вифанский мон-рь. М., 1869; Благовещенский И. А., прот. Краткие сведения о всех церквах Московской епархии. М., 1874; Холмогоровы В. И. и Г. И. Ист. мат-лы о церквах и селах XVII-XVIII ст. М., 1881-1911. 11 вып.; Некрасов А. И. Архитектура Истры // Ежег. Музея архитектуры. М., 1937. Вып. 1. С. 9-51; Максимов П. Н., Торопов С. А. Церковь с. Чашникова Нарышкиных // Архит. наследство. М., 1969. Вып. 18. С. 18-24; Вздорнов Г. И. Заметки о памятниках рус. архитектуры кон. XVII - нач. XVIII в.: Старинные описания и рисунки ц. Знамения в усадьбе Дубровицы // Рус. искусство XVIII в.: Мат-лы и исслед. М., 1973. С. 20-30; Ильин М. А. Подмосковье. М., 19743; Памятники архитектуры Московской обл.: Кат. / Общ. ред.: Е. Н. Подъяпольская. М., 1975. 2 т.; Памятники архитектуры Москвы. М., 1982-2015. 10 т.; Балдин В. И. Загорск. М., 1984; Зубарев В. В. Храм-ротонда в с. Подмоклово // Памятники рус. архитектуры и монумент. искусства. М., 1991. [Вып. 4:] Пространство и пластика. С. 108-122; Щеболева Е. Г. К вопросу о «годуновской школе» в рус. архитектуре кон. XVI - нач. XVII в. // Там же. С. 29-61; Паламарчук П. Г., сост. Сорок сороков. М., 1992-19962. 4 т.; Гунькин Г. И. Церковь в подмосковном с. Быкове // Памятники рус. архитектуры и монумент. искусства. М., 1994. [Вып. 5:] Столица и провинция. С. 121-139; Кириллов В. В. Классические тенденции формообразования в архитектуре Подмосковья петровского времени // Рус. классицизм 2-й пол. XVIII - нач. XIX в. М., 1994. С. 22-23; Александрова Е. И. Развитие традиций «нарышкинского стиля» в храмах Москвы и Подмосковья 1-й пол. XVIII в. // Архит. наследство. 1995. Вып. 38. С. 50-60; Борис А. Г. К вопросу об авторстве ц. в Быкове // Там же. С. 389-395; Баталов А. Л. Московское каменное зодчество кон. XVI в.: Проблемы худож. мышления эпохи. М., 1996; он же. Церковь Преображения Господня в с. Остров: Вопросы датировки и происхождения мастеров // ДРИ. 2008. [Вып.:] Худож. жизнь Пскова и искусство поздневизант. эпохи. С. 353-382; Николаева М. В. К истории строительства ц. Рождества Богородицы в с. Подмоклово // Архит. наследство. 1996. Вып. 40. С. 68-69; Памятники архитектуры Московской обл.: Иллюстр. науч. кат. / Общ. ред.: Е. Н. Подъяпольская. М., 1998, 1999, 2002. Вып. 1-3; 2009. Вып. 4; Чекмарёв А. В. Майорат Чернышевых как архитектурно-градостроительный замысел // Рус. усадьба: Сб. М., 1999. Вып. 5(21). С. 300-311; он же. Архитектурный замысел и его реализация: Работы В. И. Баженова и К. И. Бланка в усадьбе Ярополец Чернышевых // Архитектура в истории рус. культуры / Отв. ред.: И. А. Бондаренко. М., 2001. Вып. 3: Желаемое и действительное. С. 139-151; он же. Двухколоколенные храмы в усадьбах гр. П. А. Румянцева-Задунайского // Рус. усадьба. М., 2006. Вып. 12(28). С. 537-563; он же. Троицкий собор Александро-Невской лавры как иконографический образец // Архитектура в истории рус. культуры. М., 2007. Вып. 7: С.-Петербург и архитектура России. С. 317-362; он же. Два ранее неизвестных мавзолея Д. Жилярди // История архитектуры и градостроительства: Мат-лы науч.-практ. конф. МАРХИ «Наука, образование и экспериментальное проектирование» 9-13 апр. 2012 г.: Тез. докл. сек. 4. М., 2012. С. 27-32; он же. Неизвестные произведения семьи Жилярди // Рус. усадьба. М.; СПб., 2012. Вып. 17(33). С. 192-247; он же. Новые атрибуции церк. построек А. Г. Григорьева // Там же. 2014. Вып. 19(35). С. 374-409; Пэнэжко О., прот. Храмы г. Видное и окрестностей. Владимир, 2002; он же. Храмы Мытищинского р-на. Владимир, 2002; он же. Г. Волоколамск, храмы Волоколамского, Лотошинского и Шаховского р-нов. Владимир, 2003; он же. Г. Клин и храмы Клинского р-на. Владимир, 2003; он же. Храмы г. Пушкино и окрестностей. Владимир, 2003; он же. Храмы Солнечногорска, Химок и окрестностей. Владимир, 2003; он же. Г. Люберцы и храмы Люберецкого р-на. Владимир, 2004; он же. Г. Чехов, храмы Чеховского р-на Московской обл. Владимир, 2004; он же. Ногинск (Богородск): Храмы Ногинского р-на. Владимир, 2004; он же. Храмы г. Подольска и окрестностей. Владимир, 2004; он же. Коломна и окрестности; Храмы Коломенского р-на. Владимир, 2007п; он же. Г. Можайск; Храмы Можайского р-на. Владимир, 2007; он же. Г. Сергиев Посад, Троице-Сергиева Лавра и храмы района. Владимир, 2007; он же. Храмы Орехово-Зуевского р-на. Владимир, 2007. Ч. 1: Ликино-Дулево, Дрезна, Куровское и села; он же. Храмы Сергиево-Посадского благочиния. Владимир, 2007; он же. Бронницкий у.: Храмы Раменского р-на. Владимир, 2008; он же. Вознесенская Давидова пуст. и храмы Чеховского р-на. Владимир, 2009; он же. Г. Истра, Воскресенский Новоиерусалимский мон-рь и храмы Истринского р-на. Владимир, 2009. 2 ч.; Чижков А. Б. Подмосковные усадьбы: Аннот. кат. с картой расположения усадеб. М., 2006; Пилипенко А. Д. К семантике скульптурного ансамбля храма Рождества Богородицы в Подмоклово // Вестн. МГУКИ. 2007. № 6(20). С. 190-193; Кавельмахер В. В. Церковь Преображения в Острове. М., 2009; Путятин И. Е. Образ рус. храма и эпоха Просвещения. М., 2009; Яковлев А. Н. Церковь Косьмы и Дамиана на Маросейке: Прототипы и повторения // Архит. наследство. 2009. Вып. 51. С. 228-251; он же. Собор Варсонофьевского мон-ря в Москве: Прототипы и повторения // Филевские чт.: Тез. 10-й науч. конф. 14-16 дек. 2010 г. М., 2010. С. 95-98; он же. Церковь Кира и Иоанна на Солянке и архит. тип «четверик со скругленными углами» // Архит. наследство. 2012. Вып. 56. С. 146-167; он же. Храм Дмитрия Солунского в с. Нестерово и предполагаемый его проект // Реставрация и исслед. памятников культуры. М.; СПб., 2013. Вып. 6. С. 67-74; он же. Церковь св. Варвары на Варварке: Типология и иконография // Архит. наследство. 2014. Вып. 60. С. 186-203; он же. Трехосные центрические храмы в России эпохи классицизма и их европ. прототипы // Актуальные проблемы теории и истории искусства: Сб. науч. ст. / Ред.: С. В. Мальцева и др. СПб., 2015. Вып. 5. С. 540-554; он же. Церковь в подмосковном Быкове: Иконография и прототипы // Архит. наследство. 2016. Вып. 64. С. 120-136; он же. Храмы типа «ротонда в ротонде» в России в эпоху барокко и их европ. аналоги // Рус. усадьба. 2017. Вып. 21(37). С. 307-322; Кувшинская И. В. Corona Aurea: Лат. стихотворные надписи ц. Знамения в Дубровицах // Архит. наследство. 2010. Вып. 53. С. 84-91; Слёзкин А. В. Два ранних произведения В. А. Покровского и их архит. контекст // Там же. 2011. Вып. 55. С. 282-305; он же. Церковь Св. Серафима Саровского в усадьбе Федино и ее архитект. контекст // Рус. усадьба. 2014. Вып. 19(35). С. 516-534; он же. Церковь в усадьбе Васильевское - малоизвестная работа архит. В. А. Покровского // Там же. 2017. Вып. 21(37). С. 608-625; Тимин В. А. Успенская ц. в бывшей усадьбе Петровское: Исслед. и графические реконструкции // Архит. наследство. 2012. Вып. 57. С. 83-100; Чернышёв М. Б. Церковь Знамения в Дубровицах: Наблюдения и заметки по истории строительства // Реставрация и исслед. памятников культуры. 2012. Вып. 5. С. 76-84; Нестеров Б. И., Нестеров С. Б., Беляева Е. В. История с. Поливанова. М., 2013.
А. Н. Яковлев, А. В. Слёзкин
Ключевые слова:
Россия. История География. Российская Федерация Старообрядчество на территории разных стран. Российская Федерация Московская область, субъект Российской Федерации в составе Центрального федерального округа Страноведение. Российская Федерация. Московская область Православие на территории разных стран. Московская область Религиозная ситуация на территории разных стран. Российская Федерация. Московская область Христианство на территории разных стран. Российская Федерация. Московская область Церковная архитектура. Россия
См.также:
ЛЕНИНГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ субъект РФ в составе Северо-Западного федерального округа
БУРЯТИЯ субъект Российской Федерации
КОСТРОМСКАЯ ОБЛАСТЬ субъект РФ в составе Центрального федерального окр.
КРАСНОЯРСКИЙ КРАЙ субъект РФ, в составе Сибирского федерального окр.
МОСКВА столица РФ и ее субъект - город федерального значения
АГИНСКИЙ БУРЯТСКИЙ АВТОНОМНЫЙ ОКРУГ субъект Российской Федерации
АДЫГЕЯ субъект Российской Федерации
«АКТ О НАСЛЕДОВАНИИ ВСЕРОССИЙСКОГО ИМПЕРАТОРСКОГО ПРЕСТОЛА» закон Российской империи, составленный имп. Павлом I Петровичем
АЛТАЙ (Республика Алтай), субъект Российской Федерации
АРХАНГЕЛЬСКАЯ ОБЛАСТЬ субъект Российской Федерации
АРХЕОГРАФИЧЕСКИЕ КОМИССИИ
АРХЕОГРАФИЧЕСКИЕ ЭКСПЕДИЦИИ научные экспедиции с целью выявления и сбора памятников письменности
АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОБЩЕСТВА в Российской империи имели статус общественных орг-ций, находились в ведении Мин-ва народного просвещения и под покровительством гос. власти, занимались изучением исторических памятников
АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ СЪЕЗДЫ в Российской империи проводились в 1869-1911 гг.
АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ В КОНСТАНТИНОПОЛЕ [Русский археологический ин-т в К-поле - РАИК], первое рус. научное об-во по исследованию истории, археологии, искусства христ. Востока за границей
«АРХИВ ЮГО-ЗАПАДНОЙ РОССИИ» сборник документов по истории Украины и Белоруссии XIII-XVIII вв.
«БОЖИЕЙ МИЛОСТЬЮ» выражение, употребляемое в титуле государей с IV в.
БРЯНСКАЯ ОБЛАСТЬ субъект Российской Федерации