Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

МУРОМСКИЙ В ЧЕСТЬ ВОСКРЕСЕНИЯ ХРИСТОВА ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ
Т. 47, С. 738-744 опубликовано: 16 марта 2022г.


МУРОМСКИЙ В ЧЕСТЬ ВОСКРЕСЕНИЯ ХРИСТОВА ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

(Муромской епархии Владимирской митрополии), находится в г. Муроме Владимирской обл. Расположен на высоком холме. Местная легенда о начале М. В. м., не подтвержденная письменными источниками, связана с именами Муромских святых кн. Петра (Давида) Георгиевича и кнг. Февронии (Евфросинии), живших в XIII в. Данные археологии позволяют констатировать, что холм, где впосл. возникла обитель, был заселен уже в X в. (Археол. карта России. 1995. С. 176). На этом месте исследователями были обнаружены лепная муромская керамика, древнерус. гончарная керамика, а также обломки стеклянного браслета. Этому археологическому памятнику было присвоено наименование «Воскресенское селище». В раннее средневековье это поселение, видимо, находилось вне городской черты. Одно из первых достоверных сведений о храме в честь Воскресения Христова относится к 1566 г. (Кучкин. 1969. Л. 239). На Воскресенской горе находилось 26 дворов посадских людей.

Более подробные сведения о Воскресенской ц. приводят в писцовой книге г. Мурома 1623/24 г.: «Да за руч[ь]ем же на горе Воскресенской девич монастырь, а на монастыре церковь Воскресение Христа Бога нашего древяна о трех верхах на подклете, верхи шатровые, главы и кресты обиты железом. Да в пределе собор архистратига Михаила, да другой предел великого чюдотворца Николы. Да теплая церковь Введение пресвятые Богородицы древен клецки и с папертью ж» (Сотная с писцовых книг г. Мурома 1623/24 г. 2010. Л. 51 об.). Далее подробно описываются иконы и церковные предметы, находящиеся в обители. Отдельные иконы были богато украшены серебряными окладами с позолотой и чеканными венцами. Иконостас Воскресенской ц. тоже был изысканно украшен: «Двери царские и сень и столбцы и в тябле деисус и праз[д]ники и апостолы и пророки все на золоте». Перед Деисусом находилось медное паникадило. Запрестольный алтарный образ Божией Матери был написан «на золоте». Крест был обложен серебром, церковные сосуды оловянные. В приделе арх. Михаила в 20-х гг. XVII в. также находились иконы, обложенные серебром и украшенные венцами со сканью. Однако иконостас был скромнее: «Двери царские и сень и столбцы на празелени». Такой же иконостас - «на празелени» - был и в приделе свт. Николая Чудотворца (Там же. Л. 52-53). Рядом стояла теплая ц. в честь Введения во храм Пресв. Богородицы, иконы в к-рой были украшены серебряными окладами с позолотой; иконостас был простым: «Двери царские и сень и столбцы и в тябле диесус на празелени».

Согласно описи монастырского имущества, в обители имелось 9 печатных книг (напрестольное Евангелие в серебряном окладе, Евангелие толковое, 2 Октоиха, Устав, Апостол, Служебник, Псалтирь и Часовник). Рукописными были 12 месячных Миней, Пролог, Триодь Постная и Триодь Цветная, а также Синаксарь.

Муромский Воскресенский мон-рь. Фотография. 2014 г.
Муромский Воскресенский мон-рь. Фотография. 2014 г.

Муромский Воскресенский мон-рь. Фотография. 2014 г.
В нач. XVII в. на территории монастыря находилась деревянная колокольня, на к-рой было 8 колоколов общим весом 80 пудов. Сохранились сведения о ктиторе обители: «А церкви и в церквах божие милосердие образы и свечи и книги и ризы и на колокол[ь]нице колокола и все церковное строение муромца посадцково человека Семена Федорова сына Черкасова» (Там же. Л. 53 об.). В XVII в. Черкасовы были богатыми муромскими купцами, членами московской гостиной сотни. Они проживали в непосредственной близости от М. В. м. и на протяжении XVII в. регулярно оказывали материальную помощь обители.

В 20-х гг. XVII в. монастырь окружала деревянная ограда «в заметах». В обители находились келья игумении старицы Маремьяны и 16 сестринских келий (Там же. Л. 53 об.). Территория монастыря была невелика. Земля под церквами, кельями и огородом простиралась в длину на 43 саж., в ширину - на 31 саж. В мон-ре служили свящ. Симеон и его брат свящ. Иоанн. Их дворы стояли неподалеку, за обителью. Двор 3-го священника, Иоанна, обозначен пустым. По документам, его убили в Смутное время, в дек. 1615 г., когда Муром был ненадолго захвачен польско-литов. отрядом А. Ю. Лисовского.

Рядом с М. В. м. располагались бобыльские дворы, пребывавшие в экономической зависимости от обители. Их владельцы находились в привилегированном положении по сравнению с рядовыми жителями Мурома и не платили налоги в городскую казну. Проживая на монастырской земле, церковные бобыли платили более умеренный оброк в монастырскую казну. В описи 1623/24 г. о них сказано: «И всего на монастырской земле 4 дворишка бобыл[ь]ских, а оброку они платят в монастырь игумен[ь]е Марем[ь]яне с сестрами на год з дворишка по 5 алт., итого 20 алт.» (Там же. Л. 55). Бобыльские дворы стояли ниже монастыря, «под горою», и занимали небольшой участок - размером 18×15 саж.

В нач. XVII в., в Смутное время, монастырь пострадал при вторжении в город польско-литовских интервентов. Впоследствии игум. Маремьяна с сестрами подала на имя царя Михаила Феодоровича Романова челобитную, прося оказать монастырю помощь (Там же). Просьба была удовлетворена. В 1620 г. на восстановление обители и ее дальнейшее поддержание была пожалована гос. руга - квасная изба, в к-рой варили на продажу сусло и квас. «Квасница» находилась в Муроме, в центре города. Мон-рь сдавал квасную избу на откуп, получая от этого ежегодный доход в размере 20 р. Деньги поступали в монастырскую казну.

В документах 1636/37 г. ктитором М. В. м. назван «муромец гостиные сотни Семен Семенов сын Черкасов з братею» - сын Семена Федорова Черкасова (Писцовая книга г. Мурома 1636/37 г. 2010. Л. 83-88). Т. о., благотворительность по отношению к мон-рю стала наследственным делом купцов из рода Черкасовых. В 30-х гг. XVII в. обитель возглавляла игум. Пелагия (Кольцова). В мон-ре имелись 21 сестринская келья и келья игумении, из чего следует, что за 10 лет количество сестер увеличилось на 5 чел. Также в описании 1636/37 г. упоминается монастырское кладбище.

Церковь в честь Введения во храм Пресв. Богородицы. Сер. XVII в. Фотография. Нач. ХХ в.
Церковь в честь Введения во храм Пресв. Богородицы. Сер. XVII в. Фотография. Нач. ХХ в.

Церковь в честь Введения во храм Пресв. Богородицы. Сер. XVII в. Фотография. Нач. ХХ в.
В описи 1646 г. Воскресенская и Введенская церкви по-прежнему упоминаются как деревянные, а число келий возросло до 30 (Список с переписной книги г. Мурома 1646 г. 2010. Л. 109). Игумения с сестрами «питаютца от церкви Божии и в мире». На монастырской земле стояло 2 дома, в к-рых проживали священники Симеон Андреев и Ефрем Тимофеев. Бобыльские дворы в описи 1646 г. не упоминаются. На их месте, «на горе, подле Воскресенского девичья монастыря», стоял двор купцов гостиной сотни Матвея, Герасима и Гаврилы, «Семеновых детей Черкасовых» (Там же. Л. 71). Братья Черкасовы активно занимались торговлей. Разбогатев на продаже хлеба и соли, во 2-й пол. XVII в. один из братьев Черкасовых - Авраам Семенович - построил вместо деревянных церквей кирпичные. В историко-краеведческой лит-ре нет единого мнения, когда деревянные церкви были заменены кирпичными. Н. Г. Добрынкин, комментируя соч. А. А. Титова «Историческое обозрение г. Мурома», пишет, что каменный Воскресенский храм, вероятно, построен ок. 1650 г. (Титов. 1902. С. 57). Историк-краевед Н. П. Травчетов, не ссылаясь на исторические документы, приводит другую дату - 1658 г. (Травчетов. 1903. С. 43). В другом издании сообщалось: «Год построения храма с точностью не известен за неимением письменных свидетельств, но по преданию храм построен братьями Черкасовыми в 1646 г.» (Добронравов. 1897. С. 145-150). Совр. историки архитектуры Н. А. Беспалов и С. И. Масленицын вслед за Травчетовым также бездоказательно указывают 1658 г. (Муром: Памятники архитектуры и искусства / Авт.-сост.: Н. А. Беспалов. М., 1990. С. 57; Масленицын. 1971. С. 23). Вероятно, кирпичные храмы М. В. м. соорудили между 1646 и 1678 гг.

Согласно окладным книгам Рязанской епархии 1676 г., в монастырский период при Воскресенской ц. имелся приход. В нем значились: 28 посадских дворов, 3 двора, в к-рых жили дворники, 2 двора, принадлежавшие ямщикам, и бобыльский двор (Добронравов. 1897. С. 150).

В Переписной книге г. Мурома 1678 г. упомянуты кирпичные Воскресенская ц. с приделами арх. Михаила и свт. Николая Чудотворца, теплая Введенская ц., «а на монастыре кел(ь)я игуменская да редовых стариц дватцать шесть келей; а то есть церкви строенье гостя Аврама Черкасова». В 70-х гг. XVII в. мон-рь уже не имел феодально-зависимых людей. Вероятно, они были приписаны к городскому посаду согласно постановлению Соборного уложения 1649 г., запрещавшему мон-рям иметь ремесленные слободы и оброчные дворы. Не случайно в описании 1678 г. отмечено: «...а служек и детенышев и крестьянских и бобыльских и иных никаких дворов за Воскресенским монастырем нет» (Док-ты по истории Муромского посада. 2011. Л. 30-30 об.).

Архитектурный ансамбль

Историческое расположение М. В. м. на крутом откосе, между глубокими оврагами, наложило существенный отпечаток на восприятие всего архитектурного ансамбля обители. Прежде всего это нашло отражение в выборе места для парадного входа в мон-рь. В XVI-XVIII вв. в обитель проходили через арку главных св. врат под колокольней, с сев. стороны. Наличие высоких крутых откосов юж. и вост. склонов холма, а также неудобство сообщения с городом через зап. конечность глубокого Успенского оврага, разрезавшего Муром, стали причинами того, что единственно возможным сообщением с мон-рем оставался сев. склон холма. Поэтому именно здесь не одно столетие было место главного, парадного входа в мон-рь.

Опытные мастера создали уникальный монастырский комплекс, органично вписавшийся в панораму древнего Мурома. Шатровая колокольня Введенской ц. имеет много общего с аналогичными звонницами муромских Благовещенского и Троицкого мон-рей. Однако высота колокольни Введенской ц. незначительна, в ней нет «устремленности ввысь», присущей др. звонницам Мурома.

Воскресенский храм находится в центре обширного монастырского холма. Его архитектура проста и лаконична. В основе церкви лежит высокий, массивный, квадратный в плане четверик с 3 апсидами. Фасад разбит на 3 части 4 лопатками, опирающимися на крупный белокаменный цоколь с четким объемным профилем. Окно 1-го этажа юж. фасада значительно расширено по сравнению с др. оконными проемами. Оно обрамлено богато орнаментированным наличником в виде резных пилястр, опирающихся на консоли. Венчает окно большой килевидный кокошник. Окна 2-го яруса имеют разные размеры: центральное крупнее, боковые более вытянуты. Это скрадывает схематизм архитектурных форм и придает фасаду живость и самобытность. Верхняя часть фасада храма украшена широким карнизом с прямоугольными углублениями. Над карнизом каждой грани четверика расположено по 3 кокошника, выполненные в виде глубоких арок с килевидным завершением. Между кокошниками, в верхней части каждого фасада, находится по 2 миниатюрных кокошника-углубления. Церковь покрыта 4-скатной крышей. На высоких барабанах установлено 5 луковичных глав. Барабаны опираются на парные кокошники, поставленные друг к другу под прямым углом. Угловые барабаны имеют по 4 узких щелевидных проема, а центральный барабан - 8. Алтарь собора имеет традиц. 3-частные апсиды, украшенные массивными наличниками, характерными для архитектуры XVII в.

С сев. и зап. стороны к Воскресенской ц. примыкает открытая галерея с арочными проемами и 2 шатровыми крылечками с 4-скатной кровлей. Под галереей имеется подвал.

К северу от Воскресенского собора находится теплая Введенская ц., дата возведения к-рой неизвестна. Масленицын, не ссылаясь на исторические документы, называет год постройки церкви - 1659-й (Масленицын. 1971. С. 23). Храм представляет собой вытянутый по линии «запад-восток» прямоугольник, центральная часть которого перекрыта невысокой 4-щипцовой кровлей с небольшой луковичной главкой в центре. Главка установлена на цилиндрическом барабане. В основании барабана размещено 4 малых миниатюрных кокошника. Одной из особенностей Введенской ц. является изящное оформление фасадных линий основного объема храма. Ступенчатое, щипцовое завершение кровли, увенчанное небольшой главкой, придает храму неповторимое очарование, легкость и воздушность. Вместе с тем скупое оформление оконных проемов подчеркивает аскетизм и сдержанность, уравновешивает богатое изящество декоративной отделки колокольни. Др. отличительной чертой Введенской ц. считается прямоугольный алтарный выступ. До 1840 г. храм был крыт тесом, впосл. перекрыт железом.

С зап. стороны к Введенской ц. примыкает невысокая колокольня. На ее 1-м ярусе некогда располагался большой арочный проем - главный парадный вход в обитель. Четверик колокольни состоит из 2 ярусов. Углы четверика выделены широкими лопатками. С юж. стороны 2-го яруса устроено спаренное окно с 2 щелевидными проемами. Окно обрамлено наличниками с 3 полуколонками и перекрыто 2 кокошниками килевидной формы. Восьмигранный шатер колокольни завершается луковичной главкой на тонком 8-гранном барабане. Главной достопримечательностью звонницы служил древний колокол, отлитый в 1674 г. Надпись, помещенная на колоколе, гласила: «Лета 7182 (1674 г.- В. Ч.) вылит сей колокол при державе государя и великого князя Алексея Михайловича всея великия и малыя и белыя России самодержца, лил сей колокол мастер Федор Моторин». В 40-х гг. XIX в. на колокольне было 8 колоколов общим весом 200 пудов.

В кон. XIX в. в соборной Воскресенской ц. имелось 3 престола. Над главным престолом была устроена сень. Жертвенники помещались в нишах алтарных стен. Над ними располагалось сооружение, напоминающее сень. В 1835 г. в Воскресенской ц. устроили новый иконостас и царские врата. По описанию тех лет, иконы в иконостасах почти все древние (Добронравов. 1897. С. 150). По правую сторону царских врат находилась древняя икона Воскресения Христова в новой серебряной вызолоченной ризе; по левую сторону - Иверская икона Божией Матери с серебряным венцом, имеющая ризу из золотого глазета, низанную жемчугом, бирюзой и драгоценными камнями. Икона была установлена в 1815 г. Далее в нижнем ярусе иконостаса помещались Смоленская икона Божией Матери «Одигитрия» (кон. XVI в.) и образ Введения во храм Пресв. Богородицы в ризах позднейшего времени.

На рубеже XIX и XX вв. в ризнице Воскресенской ц. хранились: напрестольное Евангелие в серебряном окладе с надписью: «Лета 7154(1646) приложил сие Евангелие на престол в церковь Воскресения Господа нашего Иисуса Христа в Муроме в девич монастырь гостиной сотни торговый человек Гаврило Семенов сын Черкасов по своих родителях и по своей душе в вечный помин»; сребропозлащенные сосуды; на потире внизу имелась надпись: «Лета 7158(1650) приложены сии сосуды в церковь Воскресению Христову гостиной сотни Матвей Черкасов с братьями по своих родителях»; 2 серебряных кадила (надпись на 1-м: «Лета 7156(1648) сие кадило приложил гостиной сотни Гаврило Семенов сын Черкасов в дом Воскресения Христова и св. Пречистыя Богородицы Честнаго и Славнаго Ея Введения и Николаю Чудотворцу и Архангелам Михаилу и Гавриилу»; на 2-м вычеканено: «Мур. Воскресенскаго дев. монастыря»); серебряные сосуды с надписью: «1730 г. сии сосуды Георгиевского монастыря монахини-схимницы Александры Климонтовны»; 2 напрестольных серебряных креста, в одном частицы мощей; воздухи, шитые монахинями обители (Там же. С. 149-150).

Среди богослужебных книг в кон. XIX в. находились: Триодь 7164(1656) г.; печатный Апостол (1722) с надписью по листам: «Св. апостол бывшего Петровского монастыря иеромонаха Павла Иоаннова, после смерти его отдан в поминовение его родителей в г. Муром, Воскресенского девича монастыря в лето 1722»; печатный Петникостарион (1660); Октоих (1740) с подписью по листам: «Сия глаголемая книга Октоих Воскресенского девича монастыря, дана по Иване Иванове Матушкине» (Там же. С. 150).

XVIII в.

В 1764 г. М. В. м. был упразднен, Воскресенская и Введенская церкви стали приходскими, а сестер перевели в муромский Троицкий мон-рь. В приходо-расходных книгах Троицкой обители указано, что в янв. 1765 г. в ней проживали игум. Мария и монахини Таисия, Дорофея, Наталия и Магдалина, переведенные из упраздненного М. В. м. (РГАДА. Ф. 280. Оп. 6. Д. 1998. Л. 5). Согласно документам, их денежное содержание было уменьшено наполовину. Причем и игумения, и рядовые инокини получали одинаковую сумму - по 2 р. 8 2/4 к. на человека за полугодие, т. е. они были уравнены в правах. В то же время троицкой игумении было выдано жалованье в размере 20 р., а рядовым монахиням - по 2 р. 8 2/4 к. В ведомости о получении денег инокини обители не могли расписаться по причине неграмотности. За них это сделали священники и дьячки Троицкого храма. В июле 1765 г. последовала выплата 2-й части годового жалованья. Суммы выплат монахиням М. В. м. остались без изменений. Каждая получила те же 2 р. 8 2/4 к. (Там же. Л. 17 об.). В 1767 г. переведенные инокини по-прежнему получали жалованье отдельной строкой, т. е. они не считались полноправными насельницами Троицкой обители (Там же. Д. 3182. Л. 8 об.). Причем денежные средства им выдали с большой задержкой - за 1-е полугодие 1767 г. деньги на их содержание поступили только 15 июня. Впрочем, сумма выплат увеличилась вдвое и составила 5 р. на человека. Однако уже в авг. 1767 г. заштатные монахини получили выплаты за 2-е полугодие в том же размере - 5 р. на человека (Там же. Л. 14 об.- 16 об.). В последующие годы также наблюдается разделение монахинь Троицкого мон-ря на штатных и заштатных. К 1771 г. последних было всего 7, в то время как в 1765 г. переведенных монахинь, т. е. заштатных, насчитывалось 25 чел. Возможно, монахини, проживавшие в Троицком мон-ре, как и переведенные инокини, были преклонного возраста, поэтому их убыль была естественным явлением. Отчасти это подтверждается документами 1777 г., согласно к-рым самой молодой монахине Троицкого мон-ря было 56 лет, а самой пожилой - 94 года (МИХМ. № М-9793). Из-за отсутствия полного комплекта документов за 2-ю пол. XVIII в. не представляется возможным проследить судьбу инокинь упраздненного мон-ря. В документах за 1774 г. переведенные монахини не упоминаются (РГАДА. Ф. 280. Оп. 10. Д. 467).

По плану генерального межевания 1771 г. при храмах М. В. м. значилось 1 дес. 437 кв. саж. земли, из к-рых 600 саж. находилось под домами и усадьбой причта, а 530 саж.- под домами причта близлежащей приходской Георгиевской ц. (Добронравов. 1897. С. 150).

Известны имена только 4 игумений обители: Маремьяна (упом. в 1620, 1623/24), Пелагия (Кольцова) (упом. в 1636/37), Феврония (упом. в 1744) и Мария (упом. в 1764/65) (Строев. Списки иерархов. Стб. 717; РГАДА. Ф. 280. Оп. 6. Д. 1998. Л. 5).

XIX в.

Ремонт храмов бывшего мон-ря осуществлялся на средства состоятельных купцов, прихожан Воскресенской ц., представителей рода Емельяновых. Сохранилось отношение церковного старосты Воскресенского храма В. М. Емельянова на имя председателя Московского Императорского археологического об-ва П. С. Уваровой о необходимости провести реставрационные работы: «При Воскресенском холодном храме находится отдельно теплая Введенская церковь и при ней колокольня. При реставрации колокольни в 1895 и 1896 гг. были переложены 2 свода первого и второго яруса, исправлены и пробраны трещины и по окончании вся колокольня оштукатурена цементом и обелена. Внутри был выштукатурен цементом шатер, как оканчиваются звоновые окна, а в нижнем этаже - пол, стены и свод. Второй же средний ярус внутри не оштукатурен, но стены и своды только обелены. Это помещение было занято архивом; в настоящее время ниже верхнего свода кирпич выветрился и с обелкой осыпается. В самой же Введенской церкви панель, окрашенная масляной краской, плеснеет и местами отстает со штукатуркой. В алтаре же деревянный потолок около печи обгнил и может обвалиться. Поэтому желательно внутри архива выветрившийся кирпич очистить, местами заменив дряблые кирпичи новыми и как помещение под сводом, так и самый свод снизу и сверху оштукатурить цементом и обелить, сделать в пазухах свода бетон и устроить стоки дождевой и весенней снеговой воды; просверлить три отверстия в стенах по два вершка в диаметре для выхода воды на отливы трех угловых фронтонов; в самой же церкви масляную краску, служившую вместо панели, отбить со штукатуркой и заново оштукатурить цементом. Потолок (около печи) в алтаре перебрать, осмотрев и самые балки. На все это прошу разрешение Вашего Сиятельства для представления во Владимирскую Духовную консисторию на предмет разрешения означенных работ в денежном отношении. При сем имею честь присовокупить, что переложенные своды и сделанные в стенах колокольни трещины вновь никаких трещин не дают» (Древности. 1914. С. 19-20).

В кон. XIX - нач. ХХ в. службы проходили в обеих церквах. В холодном Воскресенском соборе были устроены приделы во имя арх. Михаила и свт. Николая Чудотворца. В теплом Введенском храме имелся придел в честь Иверской иконы Божией Матери. Иконостасы в приделах были новыми. Согласно описанию 1897 г., «иконами церковь снабжена достаточно, утварь и ризница общая с Воскресенской церковью». По штатному расписанию причт состоял из священника и псаломщика. На их содержание шло до 800 р. в год, вырученных от служб, требоисправлений и процентов с причтового капитала (5 тыс. р.). Церковных домов для причта не имелось. В приходе по клировым ведомостям числилось 187 чел. муж. пола и 205 женского.

Некрополь

При М. В. м. существовало древнее кладбище. Впервые без указания размеров оно упоминается в писцовой книге 1636/37 г. (Писцовая книга г. Мурома 1636/37 г. Л. 86). Однако, принимая во внимание, что Воскресенская ц. уже упоминалась в описании Мурома 1566 г., можно констатировать, что Воскресенское кладбище - одно из древнейших мест захоронения горожан. К нач. ХХ в. кладбище при Воскресенской ц. являлось одним из 4 основных городских некрополей Мурома. По архитектурному плану сер. 20-х гг. XX в., территория кладбища занимала площадь 14 025,6 кв. м (Чернышев. 2011. С. 51-64). Среди прихожан Воскресенской ц. были потомки древних муромских родов Грязновых, Неуструевых, Лопатиных, Ефремовых, Кокоревых, Кожевниковых, Туркиных, Четвертаковых, Бабиных, Чулошниковых, Емельяновых, Пестовых, Журавлёвых. Многие из них были погребены на монастырском кладбище. На Воскресенском некрополе погребен директор Петербургской рисовальной школы М. В. Дьяконов (1807-1886), один из первых учителей худож. И. Е. Репина (1844-1930).

12 июня 1929 г. Муромский горсовет на основании заключения санитарной комиссии вынес постановление закрыть 4 городских кладбища, в т. ч. Воскресенское, по причине «отсутствия в них мест для похорон» (Там же. С. 39). Горожане крайне болезненно отреагировали на это сообщение. 14 июля 1929 г. в местный горсовет было отправлено неск. коллективных обращений с просьбой не закрывать кладбище. Муромцы писали: «Воскресенское кладбище закрывается потому, что будто бы нет на нем свободной земли для дальнейших похорон умерших, но это не так. Земли, не использованной на кладбище, еще много. Во-первых, с западной стороны сплошь свободной земли 1800 кв. сажен. Много таковой частично в разных других местах кладбища. Во-вторых, Воскресенское кладбище самое древнее из существующих муромских кладбищ, на нем есть могилы, в которых погребены умершие более ста лет назад. Согласно существующим законам, можно вновь использовать таковые места. По сему просим Горсовет оставить Воскресенское кладбище открытым и для дальнейших погребений умерших…» Но решение было уже принято. Ликвидация кладбища входила в общий план по закрытию Воскресенской и Введенской церквей.

XX-XXI вв.

17 мая 1922 г. под предлогом оказания помощи голодающим Поволжья из Воскресенской ц. было изъято 10 серебряных риз, 3 лампады, сосуд весом 2 пуда 29 фунтов 81 золотник (Луч: Газ. Муром, 1922. № 39. С. 1). 14 янв. 1930 г. в местной прессе было опубликовано сообщение, согласно которому крайисполком утвердил решение Муромского окрисполкома о закрытии в Муроме 8 церквей (Приокский рабочий: Газ. Муром, 1930. № 11. С. 4). Среди них была и Воскресенская ц. 20 янв. 1930 г. президиум ВЦИК утвердил постановление Нижегородского крайисполкома о закрытии храмов в Муроме. Однако, согласно архивным документам, Воскресенская ц. уже в кон. 20-х гг. не была действующей. В 1928 г. ее осмотрели техник и директор краеведческого музея И. П. Богатов. Было отмечено: «...несмотря на то, что с 1928 г. [церковь] стоит без стекол в окнах, с раскрытыми дверьми, вовсе не ветхая» (МИХМ. № 407). Директор музея предложил использовать собор для хранения старинных икон и церковной скульптуры, а галереи переоборудовать под квартиры для сотрудников музея или частных лиц. Из отчета комиссии по охране памятников от 5 дек. 1933 г. следует, что Введенская ц. в указанное время была действующей и находилась в ведении общины верующих (Там же). В нояб. 1929 г. в местном горсовете обсуждался вопрос о переоборудовании Воскресенской ц. под хлебохранилище. В акте обследования церквей, составленном в дек. 1933 г., сообщалось: «Воскресенская церковь находится в распоряжении муромского Горкомхоза. Общая сохранность приличная. С востока есть частичное разрушение каменной кладки. В западной части храма стены имеют снаружи трещины. В большой арке вертикальная трещина, снизу доверху. У крылец обломаны углы украшений. Крыша требует починки и окраски… Общая сохранность (Введенской ц.- В. Ч.) удовлетворительная. Требуется починка и окраска крыши. Обита кирпичная кладка угла. Железо главы храма сорвано. Ограда разрушена. Иконопись в сохранности» (Там же).

Неск. последующих лет Воскресенская ц. пустовала. Формально она числилась на балансе горкомхоза. Городской музей долго и тщетно добивался передачи церкви в свое ведомство, поскольку храм был признан памятником архитектуры. В 1935 г. Воскресенская и Введенская церкви считались памятниками архитектуры 1-й (высшей) категории, подлежащими сохранению и изучению. Однако в 1937 г. горкомхоз предложил разобрать Воскресенскую ц. на кирпич. Это предложение было поддержано облисполкомом. При этом принималось во внимание, что «под склады его (здание церкви.- В. Ч.) использовать нельзя из-за неудобства подъезда, а нужда в кирпиче у местных организаций будет особенно велика в 1938 г.» (Там же). Но отдел по охране памятников Управления по делам искусства при СНК РСФСР 27 июля 1938 г. разрешил использовать бывш. Воскресенскую ц. под производственные нужды.

В сер. 1938 г. здание Воскресенской ц. было передано под красильный цех артели «Бытовик»; в 1939 г. помещение перешло к артели «Трикотаж», а в 1942 г.- к артели «Рекорд». Введенская ц. тоже неоднократно меняла своих арендаторов. В 1939 г. ее забрали у общины верующих и сразу же сдали артели «Бытовик». В нояб. 1939 г. здание перешло артели «Музыка», изготавливающей муз. инструменты. В 1941 г. бывш. Введенская ц. вновь перешла артели «Бытовик» (Там же).

Воскресенский собор. Сер. XVII в. Фотография. 2014 г.
Воскресенский собор. Сер. XVII в. Фотография. 2014 г.

Воскресенский собор. Сер. XVII в. Фотография. 2014 г.
В сент. 1939 г. церкви бывш. мон-ря осмотрел художник-архит. А. Н. Полтанов, приехавший из г. Горького (ныне Н. Новгород). В докладной записке он отметил: «Это здание (Воскресенской ц.- В. Ч.) арендуется трикотажной артелью. В бывшей алтарной части здания поставлено четыре котла для кипячения краски. Каждый котел вмещает около 200 литров жидкости. Каждый день котел кипятится до трех раз. Использованная краска выливается в желоб, сделанный в полу. По этому желобу использованная краска сливается в выгреб. Расстояние выгреба от стен здания ок. 11/2 метра. Глубина выгреба около двух метров. Наружный вид церкви приличный. Она недавно обелена. Крыша окрашена, кроме бывшей алтарной части. Но есть существенные недостатки ремонта, например, нет водосточных труб, не исправлен в развалившихся частях цоколь. Самый же главный недостаток представляет из себя выгреб, сделанный на слишком близком расстоянии от фундамента стен, тем более, что устройство его довольно примитивное, и, несомненно, жидкость просачивается под подошву фундамента… Церковь Введения… арендуется артелью «Бытовик». Здесь вырабатываются музыкальные инструменты. Внутри помещения расставлены верстаки, на которых производится столярная работа. Содержится этот памятник старины удовлетворительно. С наружной и внутренней сторон здание обелено и существенных недостатков не имеет» (Там же).

К марту 1941 г. красильный цех был выведен из Воскресенской ц., но, согласно документам, «при этом артель «Рекорд» все сломала и не убрала за собой ничего». Здание церкви планировали передать новому арендатору - местной толевой фабрике. Между тем Введенская ц. уже была сдана этой фабрике. Состояние бывш. церкви было удручающим: последний арендатор - артель «Бытовик» - привел ее в полуразрушенное состояние. 27 марта 1941 г. комиссия музейно-краеведческого отдела Наркомпроса РСФСР произвела обследование технического состояния историко-архитектурных памятников. Было отмечено: «Двор вокруг здания захламлен. Во всем чувствуется небрежное отношение арендатора к занимаемому им сооружению… Здание хорошо сохранилось и разрушается лишь в силу его нерациональной эксплуатации». Комиссия высказала следующие предложения по сохранению памятников: «...исправить железную крышу с последующей окраской; исправить отвалившуюся штукатурку и обитые места как внутри, так и снаружи здания; переделать дымовую трубу, устранив порчу и копчение наружных стен; окрасить стены здания в ранее существовавший цвет; сровнять все могилы и устроить парк» (Там же).

В 1943 г. артель «Бытовик» перестала использовать Введенскую ц. под производство и покинула помещение. Воскресенская и Введенская церкви остались без охраны, чем воспользовались местные жители. В дек. 1943 г. сообщалось, что Введенскую ц. передали толевой фабрике при условии ее ремонта и охраны обеих церквей. Но, как отмечено в документах, «охраны не было и нет, и от зданий остались только стены, покрытые железной крышей; окна, двери, печи и т. п. растащено населением». Отмечалось, что «на восстановление этих церквей требуется не менее 100-120 тыс. руб. и на их охрану по 1000 руб. в месяц (трехсменная охрана); в аренду здание никто не берет из-за отдаленности от центра». Администрация краеведческого музея предлагала городу использовать помещение церквей «под художественный музей, под клуб, под рабочее общежитие или даже для богослужебных целей». Но разрушение памятников продолжалось. 25 мая 1944 г. директор музея И. П. Богатов писал зав. гороно: «Здания Воскресенской и Введенской церквей, оставленные без всякого надзора, в ужасном состоянии. Горкомхоз мусор из них так и не убрал. В алтарной части Введенской церкви начали ломать потолочные балки… Музей бессилен что-либо сделать там сам. На неоднократные по радио объявления о сдаче зданий под общежитие и под склады никто не отзывается» (Там же).

В сер. 60-х гг. XX в. в здании Воскресенской ц. находилась автошкола. Территория бывш. мон-ря была завалена битыми старыми машинами и списанной военной техникой. Во 2-й пол. 60-х гг. в зданиях разместилась спортивная школа. В Воскресенской ц. был устроен боксерский ринг, где проходили спортивные соревнования вплоть до кон. 80-х гг. Введенскую ц. использовали под хранение спортивного инвентаря. До кон. 60-х гг. на территории бывш. кладбища еще стояли надгробия. Впосл. могилы были уничтожены.

26 сент. 1998 г. в Воскресенском храме по благословению архиеп. Владимирского и Суздальского Евлогия (Смирнова) настоятель муромского Преображенского муж. мон-ря игум. Кирилл (Епифанов) совершил 1-е богослужение. 20 нояб. 1998 г. постройки М. В. м. были официально переданы Церкви. Первоначально вновь открытая обитель была приписана к муромскому Троицкому мон-рю. Решением Синода от 7 марта 2000 г. М. В. м. стал самостоятельным. Настоятельницей была назначена бывш. насельница муромского Троицкого мон-ря мон. Иулиания (Подолянко). В нояб. 2003 г. настоятельницей стала игум. Елена (Богдан).

В 2015 г. в М. В. м. проживали 15 сестер. Полностью восстановлены Введенский храм с колокольней и сев. часть ограды. В мон-ре находятся святыни: чтимый образ Богородицы «Всех скорбящих Радость», Феодоровская икона Божией Матери, икона свт. Николая Чудотворца, освященная на его мощах в г. Бари (Италия), ковчег с частицами мощей Владимиро-Суздальских и др. русских святых, икона свт. Митрофана Воронежского с мощевиком.

С 24 сент. 2016 г. после реставрации возобновились богослужения в Воскресенском храме. Восстанавливается монастырское хозяйство: строятся сестринские кельи, возводятся хозяйственные постройки, заведены приусадебное хозяйство и скотный двор. При обители действует воскресная школа, где проводятся занятия со взрослыми. В стенах мон-ря организованы приходские курсы правосл. церковной флористики.

Арх.: РГАДА. Ф. 280. Оп. 6. Д. 1998. Л. 5 [Приходо-расходная книга муромского Троицкого девичьего мон-ря на 1765 г.]; Оп. 10. Д. 467 [Реестр, что выдано муромского Троицкого девичьего мон-ря игум. Неониле с сестрами положенного по штату на 1774 г. жалования]; МИХМ. № М-9793 [Летопись муромского Троицкого мон-ря, 2-я пол. XIX - нач. XX в.]; № 407 [Охрана памятников: Мат-лы об охране архитектурных памятников в г. Муроме, 1920-1940 гг.].
Ист.: Древности: Тр. комиссии по сохранению древних памятников Имп. МАО. М., 1914. Т. 5; Кучкин В. А. Мат-лы для истории рус. города XVI в.: (Выпись из писцовых книг г. Мурома 1566 г. и муромская сотная 1573/74 г.) // АЕ за 1967 г. М., 1969. С. 291-315; Сотная с писцовых книг г. Мурома 1623/24 г. Владимир, 2010; Писцовая книга г. Мурома 1636/37 г. Владимир, 2010; Список с переписной книги г. Мурома 1646 г. Список со строельной книги г. Мурома 1649 г. Владимир, 2010; Док-ты по истории Муромского посада 2-й пол. XVII в. Владимир, 2011.
Лит.: Строев. Списки иерархов. 1877; Добронравов В. Г. Ист.-стат. описание церквей и приходов Владимирской епархии. Владимир, 1897. Вып. 4; Титов А. А. Стат. обозрение г. Мурома // Памятная кн. Владимирской губ. Владимир, 1900. Отд. 2. С. 27-56; он же. Ист. обозрение г. Мурома // Тр. Владимирской УАК. Владимир, 1902. Кн. 4. Прил. С. 1-99; Травчетов Н. П. Город Муром и его достопримечательности. Владимир, 1903; Масленицын С. И. Муром: [Фотоальб.]. М., 1971; Археол. карта России: Владимирская обл. / Ред.: Ю. А. Краснов. М., 1995; Чернышев В. Я. Топография расселения посадских семейств г. Мурома XVII - 1-й пол. XIX вв. // Культурно-ист. наследие рус. города: Мат-лы науч. конф. V Плёсские чтения. Плёс, 2001. С. 114-121; он же. Социоэкономическое развитие Мурома XVII в. // Объединенный науч. журнал. М., 2004. № 23(115). С. 59-62; он же. Становление муромских купцов гостиной сотни по док-там 1622-1624 гг. // Рубикон: Сб. науч. работ молодых ученых. Р.-н/Д., 2004. Вып. 29. С. 23-27; он же. Некрополи г. Мурома: (Мат-лы для изучения истории и генеалогии муромских семей кон. XVIII - нач. ХХ вв.). Владимир, 2011; он же. Муромские колокола: Ист. очерк. Муром; М., 2013.
В. Я. Чернышев
Ключевые слова:
Монастыри Русской Православной Церкви (жен.) Владимирская митрополия Русской Православной Церкви (с 16 июля 2013 г.) Муромский в честь Воскресения Христова женский монастырь (Муромской епархии Владимирской митрополии)
См.также:
МУРОМСКИЙ ВО ИМЯ БЛАГОВЕРНЫХ КНЯЗЕЙ БОРИСА И ГЛЕБА ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ Муромской епархии Владимирской митрополии
МУРОМСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ Муромской епархии Владимирской митрополии
АБАБКОВСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ И ВЕЛИКОМУЧЕНИКА ГЕОРГИЯ ПОБЕДОНОСЦА ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ (Нижегородской и Арзамасской епархии)
АВРААМИЕВ РОСТОВСКИЙ В ЧЕСТЬ БОГОЯВЛЕНИЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в г. Ростове Ярославской обл., близ оз. Неро
АГРАФЕНИНА РЯЗАНСКАЯ В ЧЕСТЬ ПОКРОВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ ЖЕНСКАЯ ПУСТЫНЬ находилась в 14,5 км к сев. от Рязани
АКАТОВ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЯ АЛЕКСИЯ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ Воронежской и Липецкой епархии