Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

МУРОМСКАЯ И ВЯЗНИКОВСКАЯ ЕПАРХИЯ
Т. 47, С. 699-721 опубликовано: 30 марта 2022г. 


МУРОМСКАЯ И ВЯЗНИКОВСКАЯ ЕПАРХИЯ

Кафедральный собор в честь Вознесения Господня в Муроме. 1729 г. Фотография. 2016 г.
Кафедральный собор в честь Вознесения Господня в Муроме. 1729 г. Фотография. 2016 г.

Кафедральный собор в честь Вознесения Господня в Муроме. 1729 г. Фотография. 2016 г.
РПЦ, образована решением Синода от 16 июля 2013 г., отделена от Владимирской и Суздальской епархии. В тот же день управляющим новообразованной епархией назначен викарный еп. Владимирской епархии Нил (Сычёв). Епархия входит в состав Владимирской митрополии, объединяет приходы в границах Вязниковского, Гороховецкого, Меленковского, Муромского и Селивановского районов Владимирской области. Кафедральные города - Муром и Вязники. Кафедральные храмы - собор в честь Вознесения Господня в Муроме и ц. в честь Воздвижения Животворящего Креста Господня в Вязниках. Епархия разделена на 5 приходских (Вязниковский, Гороховецкий, Меленковский, Муромский и Селивановский) и 3 монастырских (Гороховецкий, Муромский и Мстёро-Вязниковский) благочиннических округа. К кон. 2016 г. на территории епархии действовали 71 приход, 9 мон-рей, скит и 8 архиерейских подворий; в клире состояли 95 священников и 17 диаконов. При епархиальном управлении работают отделы: религиозного образования и катехизации, по церковной благотворительности и социальному служению, миссионерский, информационный, издательский, молодежный, строительно-архитектурный.

Кафедральный храм в честь Воздвижения Животворящего Креста Господня в Вязниках. 1794 г. Фотография. 2015 г.
Кафедральный храм в честь Воздвижения Животворящего Креста Господня в Вязниках. 1794 г. Фотография. 2015 г.

Кафедральный храм в честь Воздвижения Животворящего Креста Господня в Вязниках. 1794 г. Фотография. 2015 г.
Территория М. и В. е. на протяжении мн. столетий входила в состав разных епархий. До кон. XII в. Муромская земля входила в состав Черниговской епархии. Не позднее нач. XIII в. (между 1187 и 1207) образована Рязанская епархия (с 1291 Рязанская и Муромская). В 1708 г. упоминается Рафаил, архиеп. Муромский и Алатырский. В 1764 г. Муром и его уезд вошли в состав Владимирской епархии, с 1764 по 1788 г. Муром был 2-м кафедральным городом епархии (титул архиерея - «Владимирский и Муромский»). В 1933-1941 гг. епархия была в составе Нижегородской (Горьковской) епархии, с 1941 г. и до образования самостоятельной епархии вновь вошла во Владимирскую.

Муромская и Вязниковская епархия. Карта
Муромская и Вязниковская епархия. Карта

Муромская и Вязниковская епархия. Карта
Гороховец и сев. часть уезда принадлежали Ростовской епархии (1158-1214), Владимирской (1214-1299), Суздальской (1299-1719), Нижегородской (1719-1744), Владимирской (1744-2013) епархиям.

Муромская и Вязниковская епархия. Карта
Муромская и Вязниковская епархия. Карта

Муромская и Вязниковская епархия. Карта
Юж. часть Гороховецкого у. входила в состав Рязанско-Муромской епархии (1291-1764), в 1764 г. вошла в состав Владимирской епархии.

Вязники и зап. часть уезда были в составе Владимирской (1214-1299), Суздальской (1299 - ок. 1354) епархий, Митрополичьей области (ок. 1354-1589), Патриаршей области (1589-1672), Суздальской (1672-1748), Владимирской (1748-2013) епархий. Сев.-вост. часть Вязниковского у. входила в состав Нижегородской епархии (1719-1748), затем Владимирской епархии (1748-2013).

Город Меленки (до 1778 село) и юж. часть уезда относились к Рязанско-Муромской (XVI в.- 1762), Владимирской (1762-2013) епархиям. Покровский собор в Меленках и сев.-зап. часть уезда принадлежали к Патриаршей обл. (1589-1742), Московской (1742-1748), Владимирской (1748-2013) епархиям.

Селивановский у. входил в состав Рязанско-Муромской (XVI в.- 1762), Владимирской (1762-2013) епархий.

На территории совр. М. и В. е. в разное время существовали викарные кафедры. Муромская кафедра была образована 23 янв. 1868 г. по ходатайству архиеп. Владимирского и Суздальского Антония (Павлинского) и с 1868 по 1933 г. существовала в составе Владимирской епархии, затем (1933-1937) в составе Нижегородской (Горьковской) епархии. В 1937 г. упразднена. В 1918 г. было образовано Мстёрское викариатство (упразднено в 1937). Муромское викариатство Владимирской епархии возобновлено 16 марта 2012 г. решением Синода. С 1921 по 1929 г. существовало Вязниковское викариатство (титул епископа - «Вязниковский и Яропольский»).

История

Собор в честь Рождества Пресв. Богородицы на панораме Мурома. Гравюра из кн. Olearius A. Vermehrte Newe Beschreibung Der Muscowitischen und Persichen Reyse. Schleswig, 1656.
Собор в честь Рождества Пресв. Богородицы на панораме Мурома. Гравюра из кн. Olearius A. Vermehrte Newe Beschreibung Der Muscowitischen und Persichen Reyse. Schleswig, 1656.

Собор в честь Рождества Пресв. Богородицы на панораме Мурома. Гравюра из кн. Olearius A. Vermehrte Newe Beschreibung Der Muscowitischen und Persichen Reyse. Schleswig, 1656.
Согласно преданию, отраженному в «Повести о водворении христианства в Муроме» (XVI в.), когда один из младших сыновей равноап. вел. кн. Владимира (Василия) Святославича, св. кн. Глеб (см. Борис и Глеб), прибыл в Муром, то был встречен местным языческим населением довольно враждебно. Согласно «Повести…», с кн. Глебом прибыл еп. Иларион (по др. источникам неизв.), подвергшийся издевательствам местных язычников. В 12 поприщах от Мурома, на р. Ушне, он построил княжий двор и деревянную церковь, позднее - еще один двор в 2 поприщах от города, на расчищенном от леса месте, и заложил там деревянный храм во имя Всемилостивого Спаса. В XIX в. считалось, что впосл. на месте двора возник муромский в честь Преображения Господня мужской монастырь, время основания к-рого, согласно археологическим данным, можно отнести к 70-80-м гг. XI в. (впервые упом. под 1096). Вероятно, обитель стала центром распространения христианства в регионе. Просветителем Мурома и его жителей считается блгв. кн. Константин (см. Константин, Михаил и Феодор, благоверные князья Муромские), прибывший в город со своей семьей, с еп. Василием и дружиной. Наличие в Муроме в сер. XII в. белокаменного соборного храма свидетельствует о распространении Православия в этом регионе.

Достоверно известно, что Рязанская епархия (см. Рязанская и Михайловская епархия), к-рая объединяла муромо-рязанские земли, была образована до 1207 г., 1-м ее епископом стал Арсений. Муром до 1764 г. оставался 2-м кафедральным городом. В этот период в городе мн. деревянные храмы перестраивали в каменные. В XVI в. были построены: Богородице-Рождественский городской собор (1552-1555), Спасо-Преображенский собор Спасского мон-ря (1557-1563), Благовещенский собор муромского в честь Благовещения Пресвятой Богородицы мужского монастыря (1553-1555), Николо-Можайский и Николо-Набережный храмы (1556-1564). К этому времени существовала ц. во имя мучеников Космы и Дамиана (1541). В 1642 г. был возведен Троицкий храм, при к-ром был открыт в 1645 г. жен. муромский во имя Святой Троицы монастырь. В 1637 г. построен Воскресенский собор муромского в честь Воскресения Христова женского монастыря (впервые упом. в 1556). В 60-х гг. XVII в. в Муроме были построены каменные Воскресенский собор в Воскресенском женском мон-ре, Покровский храм в Спасо-Преображенском мужском монастыре. В 1-й пол. XVIII в. в городе продолжалась храмостроительная деятельность (Вознесенская ц., 1729).

В споре между патриархом Никоном и «ревнителями благочестия» во главе с известными протопопами И. Нероновым, Аввакумом Петровым, С. Вонифатьевым на сторону противников «новизны» встали муромский протопоп Лонгин (впосл. сослан в Сибирь) и архимандрит Спасского мон-ря старец Антоний (принес покаяние на Большом Московском Соборе 1666-1667 гг., сослан в Кириллов Белозерский в честь Успения Пресвятой Богородицы монастырь, где и скончался).

При вхождении в состав Владимирской епархии (в 1764) Муром сохранял статус 2-го кафедрального города до 1788 г., к этому времени в Муромском у. числилось 138 храмов.

Во время Отечественной войны 1812 г. из Москвы были вывезены Владимирская икона Божией Матери и Иверская икона Божией Матери, к-рые 5 сент. были доставлены во Владимир, 10 сент. обоз со всероссийскими святынями прибыл в Муром. В городе чудотворные иконы пребывали в Благовещенском муж. мон-ре до 20 окт. 1812 г.

К нач. XX в. в Муроме существовало 3 мон-ря (2 мужских - Спасо-Преображенский и Благовещенский и Троицкий женский); действовали 13 приходов (23 церкви), 3 бесприходных и 5 монастырских храмов. В церковно-адм. отношении приходы разделялись на 3 благочиннических округа.

В крае с многочисленным старообрядческим населением действовали единоверческие приходы. До 1917 г. на территории совр. М. и В. е. их существовало 9: в слободе Мстёра (ныне поселок Вязниковского р-на) было 2 прихода (ц. во имя Пресв. Троицы, ц. во имя свт. Николая Чудотворца), в селах Дерново, Микляево, Нов. Поташ (ныне дер. Гороховецкого р-на), Польцо (совр. Муромский р-н), Семёновка (ныне не существует), Тараканово, Григорово (совр. Меленковский р-н).

Муромское ДУ было открыто в Спасо-Преображенском муж. мон-ре в 1-й пол. 20-х гг. XVIII в. по указу имп. Петра I Алексеевича распоряжением митр. Рязанского и Муромского Стефана (Яворского) «для обучения поповских детей». В 40-х гг. XVIII в. уч-ще было закрыто, возобновлено в 1791 г. на территории Благовещенского мон-ря. После пожара, уничтожившего здание, уч-ще в 1800 г. было закрыто, в 1816 г. вновь возобновило свою деятельность в отдельном здании в Муроме, закрыто в 1918 г. Среди выпускников Муромского ДУ - митр. Варшавский и всей Польши Дионисий (Валединский) (выпуск 1890 г.), архиеп. Рязанский и Зарайский Иоанн (Смирнов) (выпуск 1858 г.), церковный ученый М. И. Савваитский (выпуск 1875 г.).

После 1917 г. в Муроме были закрыты и разрушены мн. храмы (особенно с 1922 по 1940), в т. ч. Богородице-Рождественский кафедральный собор, Николо-Можайский и Николо-Зарядский, Иоанно-Предтеченский, Христорождественский храмы и мн. др. В Муроме проходили кампании по вскрытию св. мощей благоверных князей Константина, Михаила и Феодора (1919), благоверных кн. Петра и кнг. Февронии (1923), прав. Иулиании Лазаревской (1930), к-рые передавались в Муромский музей. Святыни были возвращены РПЦ в 1989 г. в рамках празднования 1000-летия Крещения Руси.

К нач. 1935 г. в Муроме действовали 8 приходских храмов, монастыри к этому времени были закрыты. С М. и В. е. связаны жизнь и служение новомучеников Российских архиеп. сщмч. Александра (Трапицына), еп. сщмч. Германа (Ряшенцева), прот. сщмч. Иоанна Тихомирова, свящ. сщмч. Константина Твердислова и др.

С 1943 г. в Муроме как приходский действовал Благовещенский собор закрытого Благовещенского муж. мон-ря. Около него собралась община дивеевских сестер во главе с последней игуменией Серафимова Дивеевского во имя Святой Троицы женского монастыря Александрой (Траковской). В 1970-1979 гг. в пределах совр. епархии существовал 51 приход.

С 1990 г. начался этап возрождения церковной жизни в Муроме и районе. В 1991 г. Владимирской епархии был передан Троицкий жен. мон-рь, в том же году вновь открыт Благовещенский муж. мон-рь, в 1995 г. началось возрождение Спасо-Преображенского муж. мон-ря; в 1998 г. возобновлен Воскресенский жен. мон-рь, открываются и приходские храмы города. С 2008 г. Муром становится центром празднования Дня семьи, любви и верности, приуроченного к дню памяти благоверных кн. Петра и кнг. Февронии. В 2012 г. было образовано Муромское вик-ство, с 16 июля 2013 г. Муром стал центром новообразованной епархии. К моменту образования М. и В. е. на ее территории существовало 9 мон-рей (4 мужских, 5 женских), 2 архиерейских жен. подворья, 65 приходов, в составе духовенства было 59 священников и 3 диакона.

Святыни и крестные ходы

В Троицком жен. мон-ре находится рака с мощами благоверных кн. Петра и кнг. Февронии. В обители также находится чудотворный Виленский крест-мощевик, преподнесенный в дар мон-рю в 1658 г. арзамасским сыном боярским В. Микулиным. В Благовещенском муж. мон-ре почивают в раке мощи благоверных князей Константина и его чад Михаила и Феодора. Там же хранятся местнопочитаемые иконы Божией Матери «Иверская», «Знамение», «Козельщанская». В Преображенском муж. мон-ре почитаются список иконы Божией Матери «Скоропослушница» (привезена в дар от Русского Пантелеимонова мон-ря со Св. Горы Афон в 1878), частица мощей прп. Илии Муромца, Киево-Печерского чудотворца. В Михаило-Архангельском храме архиерейского подворья с. Лазарева находятся в раке мощи прав. Иулиании Лазаревской.

В кафедральном храме в честь Воздвижения Животворящего Креста Господня в г. Вязники находится чудотворная икона Божией Матери «Казанская-Вязниковская» (согласно преданию, написана иноком Николо-Шартомского муж. мон-ря Иоакимом в 1623).

Крестный ход в Муроме в день памяти блгв. князей Константина, Михаила и Феодора Муромских. Фотография. 3 июня 2015 г.
Крестный ход в Муроме в день памяти блгв. князей Константина, Михаила и Феодора Муромских. Фотография. 3 июня 2015 г.

Крестный ход в Муроме в день памяти блгв. князей Константина, Михаила и Феодора Муромских. Фотография. 3 июня 2015 г.
До начала гонений на Церковь в XX в. на территории М. и В. е. существовали традиции проведения крестных ходов. В Муроме общегородским был крестный ход с Иверской иконой Божией Матери, установленный в память принесения одноименного чудотворного образа, находившегося в Москве у Спасских ворот, в муромский Благовещенский муж. мон-рь в 1812 г. После победы России в войне с Наполеоном святыня была возвращена в Москву; почитаемый в Муроме список находился в Благовещенском мон-ре. Ежегодно в Муроме в день памяти благоверных князей Константина, Михаила и Феодора после Божественной литургии совершался городской крестный ход к часовне во имя св. кн. Михаила, воздвигнутой на месте его убиения. В Вязниках проводился крестный ход с чудотворной Казанской-Вязниковской иконой Божией Матери в память об избавлении города от эпидемии холеры в 1891 г.

Крестный ход в Вязниках с Казанской Вязниковской иконой Божией Матери. Фотография. 21 июля 2009 г.
Крестный ход в Вязниках с Казанской Вязниковской иконой Божией Матери. Фотография. 21 июля 2009 г.

Крестный ход в Вязниках с Казанской Вязниковской иконой Божией Матери. Фотография. 21 июля 2009 г.
В наст. время в М. и В. е. совершаются крестные ходы в следующем порядке: вечером накануне праздника Пасхи в Вознесенском кафедральном соборе в Муроме происходит встреча благодатного огня, затем - крестный ход по центральным улицам города до Спасо-Преображенского муж. мон-ря. Накануне дня памяти благоверных князей Константина, Михаила и Феодора (2 июня по н. с.) во время совершения всенощного бдения (на каноне утрени) устраивается крестный ход из Благовещенского муж. мон-ря к месту убиения св. кн. Михаила. В день памяти (3 июня по н. с.) по окончании Божественной литургии крестный ход отправляется из Благовещенского муж. мон-ря на р. Оку в память крещения муромцев св. кн. Константином. На реке совершается освящение воды. В день памяти благоверных кн. Петра и кнг. Февронии (8 июля по н. с.) совершается крестный ход из Троицкого жен. мон-ря в Спасо-Преображенский муж. мон-рь, где, согласно местному преданию, принял иноческий постриг блгв. кн. Петр. Также в сент., в день перенесения мощей благоверных кн. Петра и кнг. Февронии (последнее воскресенье до 6 сент.), перед началом Божественной литургии проводится крестный ход из Троицкого жен. мон-ря в Вознесенский кафедральный собор. В праздник Рождества Пресв. Богородицы (21 сент. по н. с.) после окончания Божественной литургии из Вознесенского кафедрального собора совершается крестный ход в Окский парк Мурома, где находился кафедральный собор в честь Рождества Пресв. Богородицы (разрушен в 30-40-х гг. XX в.). В Вязниках в день празднования Казанской иконы Божией Матери (21 июля по н. с.) по завершении Божественной литургии устраивается крестный ход с Казанской-Вязниковской иконой из кафедрального храма в честь Воздвижения Животворящего Креста Господня до центральной площади города, где стоял Казанский собор, построенный во 2-й пол. XVII в. на средства царя Феодора Алексеевича. Храм разрушен в 1923 г.

Монастыри

Действующие

Муромский Спасо-Преображенский муж. мон-рь (впервые упом. в начальном летописании под 1095; согласно муромскому преданию, в обители принял иноческий постриг блгв. кн. Петр; мон-рь закрыт в 1919, возобновлен в 1995); муромский Благовещенский муж. мон-рь (основан в сер. XVI в., закрыт в 1919, одновременно открыт как приходский храм, в сент. 1991 возрожден); Троицкий жен. мон-рь г. Мурома (основан в 1642/43, закрыт в 1921, возобновлен в 1991); Воскресенский жен. мон-рь г. Мурома (основан не позднее XVI в. (по местному преданию, в XIII в.), в 1764 упразднен, возобновлен в 2000); Благовещенский жен. мон-рь (г. Вязники; основан в 1640/41 как муж. мон-рь, в 1916 распоряжением Синода преобразован в женский, закрыт в 1923, в 1995 открыт как приходский храм, в 2000 возобновлен как жен. мон-рь); мстёрский в честь Богоявления мон-рь (в пос. Мстёра Вязниковского р-на, мужской, основан в 1-й четв. XVII в., упразднен в 1764, возрожден в 2000); гороховецкий во имя Св. Троицы и свт. Николая Чудотворца мон-рь (в Гороховце, мужской, основан в 1643, закрыт в 1923, возрожден в 1993); гороховецкий в честь иконы Божией Матери «Знамение» мон-рь (в Гороховце, женский, основан во 2-й пол. XVII в. как мужской, в 1723 приписан к Флорищевой Успенской пуст., закрыт в 1923, возрожден в 1994 как скит гороховецкого Троице-Никольского мон-ря, с 1999 жен. мон-рь); гороховецкий в честь Сретения Владимирской иконы Божией Матери мон-рь (в Гороховце, женский, основан в 1657/58, упразднен в 1764, возрожден в 2001); Серапионова пуст. на Монашеском оз. в Вязниковском р-не (образована в 1999).

Скиты: Георгиевский скит на Клязьме (основан, по преданию, в 1365 прп. Сергием Радонежским, в 1764 упразднен, возобновлен в 1996 как скит гороховецкого Троице-Никольского муж. мон-ря); Казанский скит урочища Акиншино (открыт в 2001 как скит мстёрского Богоявленского муж. мон-ря на основе прежнего Казанского храма).

Архиерейские подворья: во имя свт. Иоанна Милостивого в пос. Мстёра (образовано в 2005 как подворье Знаменского жен. мон-ря в Гороховце; в 2009 - подворье вязниковского Благовещенского жен. мон-ря в Вязниках; с 2014 архиерейское подворье), в честь Рождества Христова в с. Борисоглеб, Михаило-Архангельское в с. Лазареве, Кресто-Воздвиженское в Муроме (все с 2013).

Упраздненные

Космодамиановский жен. мон-рь (основан не позднее 1-й пол. XVII в., после 1676 не упом.); Борисоглебский мон-рь (до 1566); Никольская Бутылицкая пуст. (основана не позднее 1573, упразднена в 1-й трети XVIII в.); Введенский жен. мон-рь (г. Вязники, основан не позднее 1628, упразднен в 1764); Успенский муж. мон-рь (с. Станки); Ильинский мон-рь (погост Ильинский); Святоезерская пуст. (Гороховецкий у.).

Арх.: Архив Владимирской епархии: Годовые отчеты Владимирской епархии за 1975, 1989, 1995, 2000, 2005, 2012 гг..; Архив Муромской епархии: Годовые отчеты Муромской епархии за 2014, 2015 и 2016 гг.
Ист.: ПСРЛ. Т. 1, 7; Повесть о водворении христианства в Муроме // Кушелёв-Безбородко. Памятники. Вып. 1. С. 229-237.
Лит.: Воздвиженский Т. Я. Ист. обозрение рязанской иерархии и всех церковных дел сей епархии. М., 1820; Мисаил (Орлов), архим. Муромский Спасский мон-рь. Владимир, 1887, 1996р; Добронравов В. Г. Историко-стат. описание церквей и приходов Владимирской епархии. Владимир, 1893-1898. Вып. 2-4; Титов А. А. Стат. обозрение г. Мурома. Владимир, 1900; Травчетов Н. П. Город Муром и его достопримечательности. Владимир, 1903; За Христа пострадавшие в земле Владимирской: Гонения на РПЦ, 1917-1956: Синодик и биогр. справ. Александров, 2000; Владимирская энциклопедия: Библиогр. слов. Владимир, 2002; Минин С., свящ. Очерки по истории Владимирской епархии X-XX вв. Владимир, 2004; Чернышев В. Я. Муромский Спасский мон-рь: Страницы истории. М., 2006; он же. Муром: Ист. очерк-путев. Муром, 20167; Благовещенский мон-рь в Муроме / Автор-сост.: иеродиак. Алексий (Новиков). М., 2007; Епанчин А. А. «Господь поставил меня собирателем». Муром, 20132.
Иером. Серапион (Воскобойник)

Архитектура

Обновление Мурома при кн. Юрии Ярославиче. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (БАН. 31.7.30-1. Л. 452 об.)
Обновление Мурома при кн. Юрии Ярославиче. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (БАН. 31.7.30-1. Л. 452 об.)

Обновление Мурома при кн. Юрии Ярославиче. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (БАН. 31.7.30-1. Л. 452 об.)
Первые храмы на территории М. и В. е. появились в известных по летописям древнерус. городах-крепостях: Муроме (упом. в 862 как центр финно-угорского племени мурома), Гороховце (основан в 1158-1174), Ярополче Залесском (основан в 1135-1138; близ совр. с. Пировы Городищи недалеко от Вязников). Все они подверглись разорению от нашествия ордынцев в одно и то же время - зимой 1238/39 г. (ПСРЛ. Т. 1. С. 201; Ушаков. 1913. С. 423; Тиц. 1969. С. 82). Ярополч был уничтожен и ныне известен лишь как памятник археологии (новый Ярополч основан на др. месте в 1657), Гороховец перестали упоминать в летописях вплоть до разорения его казанскими татарами в 1539 г., Муром на границе рус. земель устоял, но запустел после набегов 1281, 1288 гг. и др. Под 1351 г. в летописях сообщается: «Тое же весны князь Муромьскыи Юрьи Ярославичь обнови град свою отчину Муром, запустевши издавна от пръвых князеи, и постави двор свои в городе, тако же и бояре его, и велможи, и купци, и чръные люди. И съставиша дворы своя, и церкви святыя обновиша и украсиша иконами и книгами» (ПСРЛ. Т. 15. Вып. 1. Стб. 60; Т. 10. С. 222; Присёлков. 1950. С. 372). Вероятно, в этом лесном краю все первые постройки были деревянными и не могли сохраниться. Однако интенсивность жизни Мурома в XI-XII вв., о чем свидетельствуют археологические данные, а также его территориальная близость к Рязани и династическая связь с этим городом, где каменные здания появились уже в кон. XI в., позволяют предположить, что в домонг. время в Муроме мог быть и каменный храм. На это косвенно указывает и летописная статья под 1174 г.: «...преставися князь Гюрги Муромьскыи месяця генваря в 19 день и положиша и в Христовы церкви Муроме, южебе сам создал» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 366; Т. 2. Стб. 580). Слово «создал» обычно относили к каменным постройкам. На месте муромского собора Рождества Пресв. Богородицы в 1873 г. при его реставрации и во время раскопок 1946 и 1980 гг. были найдены белокаменные фрагменты колонн и капителей XII в. (Отчет Муромской археол. экспедиции АН СССР в 1946 г. // Науч. арх. МИХМ. Ф. 5. Оп. 1. № 85. С. 28).

Деревянное зодчество

Косвенные сведения о посвящениях храмов Мурома имеются в Выписи из писцовых книг г. Мурома 1566 г. и Муромской сотной 1573/74 г. (Кучкин. 1969). Более конкретные данные о церквах на территории М. и В. е. содержатся в писцовых книгах городов и уездов XVII в. Напр., подробные указания Сотной с писцовых книг г. Мурома 1623/24 г. и Писцовой книги г. Мурома 1636/37 г., где упомянуты 27 деревянных храмов, дают нек-рое представление о памятниках деревянного зодчества 1-й трети XVII в. Согласно этим данным, преобладали церкви клетские, «т. е. рубленые без углов в замок, на осьмирике», и шатровые. Они ставились «на подклетях» или «на стульях» (чурбанах по углам сруба); были с трапезной и притвором, или с одним входным крыльцом, или «с прирубленной» папертью. Алтарь был то «на летний, то на зимний восток»; кровли были крутые «о двух и четырех скатах», крытые «скалой», «деревянной чешуей», тесом. Верх рублен был «бочками» или «городками»; число глав «от одной доходило до пяти и более» (Добрынкин. 1875. С. 238-239). Среди деревянных храмов Мурома 1-й трети XVII в. были сооружения, подражавшие каменной архитектуре. Так, на территории кремля при кирпичном соборе стояла 2-этажная («на подклете») ц. святых Петра и Февронии, «брусяная», т. е. сложенная из брусьев - обтесанных бревен (эта строительная техника имитировала ровные стены каменных сооружений). Др. кремлевская деревянная церковь - арх. Михаила - была одноэтажной, с «колокольницей» (Сотная с писцовых книг. 2010. Л. 13. С. 27; Писцовая книга. 2010. Л. 14. С. 30). На месте «Государева двора» стояли рубленые церкви: холодный храм свт. Николая Чудотворца (с 2 приделами и папертью) и теплый - преподобных Зосимы и Савватия Соловецких. В Благовещенском мон-ре каменный собор фланкировали деревянные церкви святителей Иоанна Богослова и Григория Богослова с «прирубленной колокольницей», а к ней «сделаны часы боевые», делал их «Московской Гостиной сотни торговый человек Цветнов да Благовещенский прежний игумен Сергий». Мон-рь был обнесен дубовым частоколом, а над воротами стояла рубленая ц. св. Стефана (Сотная с писцовых книг. 2010. Л. 45-46 об., 58 об. С. 42-43, 50; Писцовая книга. 2010. Л. 74, 93-95. С. 56, 65-66). Усердием гостиной сотни торгового человека Федора Лукьянова Веневитинова была построена необычного вида деревянная теплая ц. Нерукотворного образа Спасителя (существовала до кон. XVIII в. рядом с каменным храмом свт. Николая Чудотворца (Николы Можайского)): «Два корпуса, с решетками, загородками и верхом, представляли вкус древности. Потолок между балок небольшими штуками наискось, сделанный из дерева разного рода, т. е. соснового, елового и дубового, при освещении внизу казался волнистым; бревна, по народному преданию, на постройку храма были рублены в городской роще, бором называемой...» (Титов. 1902. С. 53). Среди клетских построек выделялась Ильинская ц. «о трех верхах» на самом берегу, др. деревянная ц. прор. Илии находилась в то время за городом, на пути в с. Карачарово, числилась в Муромском у. (1-е упом. в 1629; сгорела в 1936; Добрынкин. 1875; Голышев. 1879. С. 3, 6; № 3. Ил. на л. 4). Представляла собой типичную клетскую одноэтажную «обыденную» церковь (т. е. построенную по обещанию за 1 день во время к.-л. бедствия). Возникновение Ильинской ц. на «б. Большой Касимовской дороге» в народе связывали «с мором в голод» во время правления Бориса Годунова (1601-1603); позже церковь перестраивалась. Ее основной объем - сруб - был покрыт кровлей «в один скат», на к-рой была установлена «реповидная» глава с 4-конечным крестом. Окна были маленькие, «волоковые», позже частично расширенные. К срубу были пристроены 6-гранный алтарь и трапезная. С 3 сторон храм был окружен тесовой папертью, на к-рой в 70-х гг. XIX в. еще читалась храмоздатная поновленная надпись: «…великому пророку святому Илии строен в 1629 году, рублин лес в болоте Торском» (Добрынкин. 1875. С. 241; Голышев. 1879. С. 3. Л. 4). Согласно писцовым документам 1-й трети XVII в., были в Муроме и шатровые храмы: Троицкая «ружная» ц. на высоком подклете, т. е. 2-этажная, «древяна, верх шатром, с папертью»; собор Воскресенского мон-ря «за ручьем на горе Воскресенской... церковь древяна о трех верхах на подклете, верхи шатровые, главы и кресты обиты железом» (Сотная с писцовых книг. 2010. Л. 51 об., 64 об. С. 56, 65; Писцовая книга. 2010. Л. 101. С. 109. Л. 83. С. 61).

Церковь во имя прор. Илии у с. Карачарова близ Мурома. До 1629 г. Фотография. Нач. ХХ в.
Церковь во имя прор. Илии у с. Карачарова близ Мурома. До 1629 г. Фотография. Нач. ХХ в.

Церковь во имя прор. Илии у с. Карачарова близ Мурома. До 1629 г. Фотография. Нач. ХХ в.
В переписных книгах Гороховца 1646 и 1678 гг. зафиксированы исключительно деревянные храмы, т. к. каменное строительство началось здесь только в посл. четв. XVII в. В 1-м источнике указано: «В Гороховце… что бывал внутри города храм ружный Николая Чудотворца, и на том месте ныне церковь Живоначальныя Троицы с приделом Николая Чудотворца верх шатром, а по грамоте царя Михаила Феодоровича учинен монастырь… в острожном месте соборная церковь Благовещения Пресвятой Богородицы с двумя приделами - древяна верх шатром, да на посаде церковь Воскресение Христово с приделом древяна» (Ушаков. 1913. С. 424). Во 2-м документе упомянуты деревянные церкви и строения Никольского мон-ря на Пужаловой горе, огороженного забором, «рубленным в замок». На посаде указаны Благовещенский собор и теплая ц. св. Иоанна Предтечи; Воскресенская и Введенская церкви с колокольней, «рубленной в замок на восемь углов»; храмы и др. деревянные постройки Сретенского и Знаменского мон-рей (Там же. С. 425; Тиц. 1969. С. 82-85, 94). Благовещенская соборная церковь, по описанию 1687 г., была «древяна клецки, главы обиты чешуею деревянною, строение великого государя царя Алексея Михайловича и Гороховецких посадских людей» (Там же. С. 427).

Церковь в честь Св. Троицы в Пестяках Гороховецкого у. 1787 г. Литография И. А. Голышева. 1877 г.
Церковь в честь Св. Троицы в Пестяках Гороховецкого у. 1787 г. Литография И. А. Голышева. 1877 г.

Церковь в честь Св. Троицы в Пестяках Гороховецкого у. 1787 г. Литография И. А. Голышева. 1877 г.
В XVII в. деревянными были и храмы Вязников, сгоревшие в пожаре 1703 г. (полностью выгорели город на Ярополченской горе и Вязниковская слобода). В нач. XVII в., по свидетельству патриарших окладных книг 1628 г., в Вязниковской слободе находилась ц. свт. Николая Чудотворца, на Ярополченской горе в с. Минине - храм арх. Михаила. Известно, что в 1635 г. здесь построили жен. Введенский мон-рь, в 1643 г.- муж. Благовещенский, в 1647 г.- Троицкую ц.; в 1657 г. по приказу царя Алексея Михайловича на горе был сделан земляной «город» с каменными башнями по углам; потом по валам «устроили» дубовые стены. Церковь на территории крепости стали упоминать как находившуюся «внутри города Ярополча» (Добронравов, Березин. 1898. Вып. 5. С. 290-291; Ушаков. 1913. С. 390-391).

По писцовым книгам Суздальского у. 1628-1630 гг., в Богоявленской слободе на р. Мстёре (ныне пос. Мстёра Вязниковского р-на), в родовой вотчине Ромодановских при каменном храме Богоявления была «другая церковь Ивана Милостивого древяна вверх» (видимо, с шатровым завершением - Добронравов, Березин. 1898. Вып. 5. С. 353). В XVII-XVIII вв. по всем уездам на территории епархии, за редким исключением, были только деревянные храмы. Напр., по писцовым книгам Муромского у. 1628-1630 гг., в погосте Николая Чудотворца Старого на р. Мотре (во владении кн. И. Н. Одоевского) значились «церкви древяны клецки... Николы, Флора и Лавра строения мирского, а церковные украшения и утварь помещиковы» (Там же. С. 336-337). По тем же документам Гороховецкого у., в Раменской волости обозначен погост с храмами Рождества Пресв. Богородицы и св. Иоанна Предтечи, с уточнением, что последняя «рублена клецки с папертью - строение крестьян» (Там же. С. 444). В Георгиевской пуст. того же уезда, возможно основанной прп. Сергием Радонежским, в 1628-1630 гг. значатся только деревянные строения, к-рые возобновлялись в дереве же и в XVIII-XIX вв. (Там же. С. 433-435). В погосте Животворящего Креста Господня дворцовой Унженской волости (Меленковского у.), где хранился почитаемый т. н. Унженский крест, обе церкви - Воздвижения и арх. Михаила - в то же время были, как и вышеперечисленные, рублеными (Там же. 1897. Вып. 4. С. 19).

Подробнее описаны деревянные церкви в документах посл. четв. XVII - нач. XVIII в. Напр., по переписным книгам 1678 г., в дворцовом с. Краснове (Красном) Гороховецкого у. фиксируются 2 церкви: «холодная» Казанская с Никольским приделом, «рублена в углы», и «теплая» Алексия, человека Божия; «при церквах колокольня рублена восьмириком верх шатром» (Там же. 1898. Вып. 5. С. 436-437). В Меленковском у. среди строений Николо-Бутылицкой пуст. (упом. 1574) по описи 1682 г. упоминаются: деревянная Никольская ц. «о пяти главах», с высокой папертью «на выпусках», «два схода с лестницы и рундуки»; «неосвященная церковь» в честь Сретения Владимирской иконы Божией Матери, «ворота святые деревянные рублены на каменное дело» (Там же. 1897. Вып. 4. С. 85-89). Имеются подробности и в описи 1702 г. построек Борисоглебской пуст. на оз. Великом Вязниковского у. («за р. Клязьмой», упом. в 1628). Казанская ц. 1698 г. была «об одной главе, глава обита тесом, крест опаян белым железом, крыто все тесом»; вновь построенная и еще неосвященная ц. святых Бориса и Глеба тоже «об одной главе, обитой тесом», «над трапезой взрублена колокольня шатровая, на ней три колокола, все крыто тесом». В 1764 г. Борисоглебскую ц. с приделом вмч. Димитрия Солунского обновляли и отметили «кресты на церкви и колокольне древянные, обитые жестью, главы… крыты зубчатою деревянною чешуею, кровли покрыты тесом» (Расширена в 1887-1888; Там же. 1898. Вып. 5. С. 313-314).

Церковь во имя арх. Михаила в с. Драчёве Меленковского у. 80-е гг. XVII в. Литография И. А. Голышева. 1877 г.
Церковь во имя арх. Михаила в с. Драчёве Меленковского у. 80-е гг. XVII в. Литография И. А. Голышева. 1877 г.

Церковь во имя арх. Михаила в с. Драчёве Меленковского у. 80-е гг. XVII в. Литография И. А. Голышева. 1877 г.
На территории епархии деревянные церкви в XVIII-XIX вв. не только обновляли, но и строили новые вплоть до кон. XIX в., а старые переносили с места на место. Напр., в 1866 г. в Меленковском у. в с. Денятине старый храм был перестроен и переосвящен в честь Владимирской иконы Божией Матери. В с. Казнёве в 90-х гг. XIX в. еще действовала деревянная Троицкая ц. 2-й пол. XVIII в. В сер. XIX в. крестьяне Окшова перенесли в центр села Рождественский храм, построенный помещиком в 1785 г. за околицей. Крестьяне дер. Кононово в 1888-1889 гг. возвели деревянный храм прп. Сергия Радонежского с приделом Боголюбской иконы Божией Матери и добились открытия нового прихода (Там же. 1897. Вып. 4. С. 29, 34, 41, 35).

Церковь во имя архидиак. первомч. Стефана в Стефаниевском погосте (Казанская ц.) Вязниковского у. 1754–1758 гг. Литография И. А. Голышева. 1877 г.
Церковь во имя архидиак. первомч. Стефана в Стефаниевском погосте (Казанская ц.) Вязниковского у. 1754–1758 гг. Литография И. А. Голышева. 1877 г.

Церковь во имя архидиак. первомч. Стефана в Стефаниевском погосте (Казанская ц.) Вязниковского у. 1754–1758 гг. Литография И. А. Голышева. 1877 г.
Представление о состоянии деревянного церковного зодчества Владимирской губ. в 70-х гг. XIX в. дает альбом И. А. Голышева 1879 г. с его литографиями и комментарием. Автор писал о стремительном исчезновении «в последнее 20-летие» этих памятников «народного творчества», архитектура к-рых «сохранится разве только в рисунках какого-нибудь любителя древности» (Голышев. 1879. С. 2, 5). Из 20 зарисованных им памятников 8 располагались на совр. территории М. и. В. е. (Там же. С. 3-4, 5. Ил. на л. 1-2; 4, 7, 8, 12, 18, 19, 21). Кроме упомянутой Ильинской ц. XVII в. близ Мурома автор успел еще зафиксировать ветхую «рубленную в клетку, с шатровым верхом» часовню-«боженку» в память гибели блгв. кн. Михаила Муромского, «недавно замененную» на каменное строение (Там же. С. 3-4. Ил. на л. 19). Др. памятник деревянного зодчества XVII в., внесенный в альбом его литографий,- ц. первомч. архидиак. Стефана в с. Драчёве Меленковского у. (80-е гг. XVII в.?; утрачена в сер. XX в. Там же. С. 5. Ил. на л. 7). В «Описании церквей и приходов Владимирской епархии» отмечено, что «устройство этой церкви весьма простое»: она состояла из 3 срубов на подклетях; имела паперть, 2-скатную крышу с 1 большой главой, обитой деревянной «чешуей»; над трапезой стояла шатровая колоколенка, «рубленая на 8 углов». Над средней клетью был не обычный потолок, а т. н. верх холодный без подволоки (т. е. храм был летним). Внутри был «древний иконостас о трех ярусах, двери царские, сень и столбцы писаны на красках» (Добронравов, Березин. 1897. Вып. 4. С. 98-99). В Меленковском же у. была отмечена Воскресенская ц. 1765 г. в с. Воютине, построенная в тех же традиц. формах народного зодчества (реставрация в 90-х гг. XX в.; сгорела в 2008, в 2009 построен новодел) (Голышев. 1879. Ил. на л. 8; Добронравов, Березин. 1897. Вып. 4. С. 26-27; Косткин и др. 1996. С. 281). В Вязниковском у. Голышев на одной из литографий представил Стефаниевский погост (близ дер. Налескино), где тогда стояла деревянная Казанская ц. 1754-1758 гг. с приделом во имя первомч. архидиак. Стефана (с 1805 - во имя прор. Илии; утрачена в 2004). Это был типичный клетский храм с 2-светным четвериком, перекрытым высокой клинчатой кровлей с одной главой, 5-гранным алтарем, трапезой. Автор обратил внимание на то, что поздняя и простая архитектура одноглавого единоверческого Троицкого храма с 5-гранным алтарем 1852-1854 гг. в Мстёре имеет «характер церквей древних» (ныне не используется, в аварийном состоянии); на др. литографии изображен столь же скромный деревянный храм во имя Всех святых, построенный в 1841 г. на кладбище в Гороховце (не сохр.). Представлен также «убогий дом» в виде старинной часовни в Вязниках, где в Семик (в 7-й четверг по Пасхе) совершали панихиды по умершим без покаяния (Голышев. 1879. С. 3, 4. Ил. на л. 1-2; 12, 18, 21; Добронравов, Березин. 1898. Вып. 5. С. 346, 499, 421-422; Косткин и др. 1996. С. 106, 132).

Церковь во имя прп. Сергия Радонежского из с. Красного в Муромском Троицком мон-ре. Ок. 1715 г., перестроена в 1783 г. Фотография. 2015 г.
Церковь во имя прп. Сергия Радонежского из с. Красного в Муромском Троицком мон-ре. Ок. 1715 г., перестроена в 1783 г. Фотография. 2015 г.

Церковь во имя прп. Сергия Радонежского из с. Красного в Муромском Троицком мон-ре. Ок. 1715 г., перестроена в 1783 г. Фотография. 2015 г.
На территории епархии из 8 указанных Голышевым памятников деревянного зодчества до кон. XX в. еще сохранялись 3 церкви: Казанская (1754) в дер. Налескино Вязниковского р-на; Воскресенская (1765) в с. Воютине Меленковского р-на, «выстроенные в лучших традициях деревянной архитектуры» (Косткин и др. 1996. С. 107, 281), а также и ныне существующее аварийное здание единоверческой Троицкой ц. (сер. XIX в.) в Мстёре. Казанская ц. в Налескине, разрушенная в 2004 г., представляла собой «небольшой приходский храм клетского типа, в своей основе мало чем отличающийся от отлаженных веками форм деревянного жилого дома». Среди др. деревянных церквей этот памятник выделялся «хорошими пропорциями, пластичной выразительностью, гармоничным слиянием с пейзажем» (Там же. С. 107). В 2011-2012 гг. вместо него построен новый деревянный храм - подворье жен. общины при ц. св. Иоанна Милостивого в Мстёре. Воскресенский храм в Воютине, отреставрированный в 90-х гг. XX в., сгорел в 2008 г. и был заменен новым строением.

В наст. время единственным сохранившимся подлинным памятником традиц. деревянного зодчества на территории епархии является не упомянутый Голышевым храм прп. Сергия Радонежского (1715; перестроен в 1783), который находится на территории муромского Троицкого мон-ря (Добронравов, Березин. 1897. Вып. 4. С. 44; Косткин и др. 1996. С. 315). Изначально церковь прп. Сергия Радонежского была возведена в с. Пьянгус Меленковского у., в 1913 г. была продана и перевезена в с. Красново того же уезда; в 1964 г. ее закрыли; в дек. 1976 г. доставили в Муром и ровно через год собрали (Епанчин. 2002. С. 68; Шатохин. 2002. С. 3). Высокий храм состоит из разнообразных объемов: на 4-угольную основу поставлен шестигранник, завершающийся небольшим шатром с луковичной главкой. Основной объем церкви соединен с 2-ярусной колокольней, увенчанной 4-угольным шатром. К храму прирублена открытая галерея, а к колокольне - крыльцо. Главки церкви и колокольни так же, как в старину, покрыты лемехом из осины.

Каменное зодчество XVI в.

Первые каменные церковные сооружения на территории епархии появились не ранее 50-60-х гг. XVI в. Возведение кирпичных храмов в эпоху Иоанна IV Грозного связано исключительно с Муромом. В июле 1552 г. Иоанн Грозный провел в городе 2 недели во время военного похода на Казань. После победы над ханством, вероятно во исполнение царского обета, в Муроме взамен деревянных построек начали возводить каменные храмы. Их строили на местах, имевших особое значение в сакральной топографии города (Сухова. 2004. С. 12). Прямое указание на причастность царя к созданию каменного Благовещенского собора имеется в Пространной редакции «Повести о водворении христианства в Муроме»: под 1552/53 г. указано, что «прислал государь царь в Муром каменщиков» (Житие св. блгв. кн. Константина и чад его, блгв. князей Михаила и Феодора, Муромских чудотворцев по ркп. 1-й пол. XIX в. МИХМ. инв. № М-2325 // Сухова О. А. Житийная икона св. блгв. князей Константина, Михаила и Феодора Муромских: Александр Казанцев, 1714 г. М., 2006. С. 255-256). Писцовые документы 1623/24 и 1636/37 гг. фиксируют неск. построек в камне: городской собор, 5 храмов в 3 мон-рях и одну приходскую церковь, к-рые могли быть построены в грозненское время или неск. позже. А. Г. Мельник приводит перечень этих церковных сооружений Мурома: Благовещенский собор (заложен в 1552/53) Благовещенского мон-ря; городской собор Рождества Пресв. Богородицы (50-60-е гг. XVI в.); приходская ц. свт. Николая Чудотворца (Николы Можайского) (50-60-е гг. XVI в.); шатровая ц. святых Космы и Дамиана (1564); постройки Спасского мон-ря: Спасский собор (60-е гг. XVI в.), колокольня (60-е гг. XVI в.?), Покровская ц. с трапезной (2-я пол. XVI в.?), надвратная ц. прп. Кирилла Белозерского (2-я пол. XVI в.?; Мельник. 1994. С. 182). Из них сохранились лишь 2 памятника: значительно перестроенный Спасский собор и храм святых Космы и Дамиана, у к-рого в 1868 г. обрушился каменный шатер. В Благовещенском соборе от эпохи Иоанна Грозного осталось очень мало; в результате перестройки 60-х гг. XVII в. его облик приобрел типичные черты сер. XVII в. Николо-Можайский храм простоял недолго; в писцовой книге 1636/37 г. он зафиксирован разрушенным после пожара (Сухова. 2009. С. 193-194). В Спасском мон-ре, кроме собора, не сохранились др. первоначальные каменные постройки.

Городской каменный собор Рождества Пресв. Богородицы «о трех верхах» в писцовых книгах 1-й трети XVII в. обозначен как «строенье блаженныя памяти государя царя и великого князя Ивана Васильевича всея Русии» (Сотная с писцовых книг. 2010. Л. 4 об. С. 22; Писцовая книга. 2010. Л. 4. С. 25). Позже он был перестроен и стал 5-главым; подвергся значительным изменениям при реставрации 1873 г.; был разобран перед началом Великой Отечественной войны по решению о его ликвидации (1939). О его архитектурном облике можно судить лишь по изобразительным источникам. Собор располагался на кремлевском холме над Окой и был градостроительной доминантой Мурома. Величественный облик муромского главного храма в деталях и композиционно напоминал Успенский собор во Владимире (Добронравов, Березин. 1897. Вып. 4. С. 137-143; Белоцветов. 1907; Добрынкин. 1915; Беспалов. 1971. С. 16-18; Тюрина. 1993; Сенчурова. 2004. С. 365-366; Сухова. 2008. С. 108-114).

Собор в честь Рождества Пресв. Богородицы в Муроме. 50–60-е гг. XVI в. Фотография. 2-я пол. 20-х гг.— нач. 30-х гг. ХХ в.
Собор в честь Рождества Пресв. Богородицы в Муроме. 50–60-е гг. XVI в. Фотография. 2-я пол. 20-х гг.— нач. 30-х гг. ХХ в.

Собор в честь Рождества Пресв. Богородицы в Муроме. 50–60-е гг. XVI в. Фотография. 2-я пол. 20-х гг.— нач. 30-х гг. ХХ в.
Церковь во имя святых Космы и Дамиана. 1564 г. Фотография. 2012 г.
Церковь во имя святых Космы и Дамиана. 1564 г. Фотография. 2012 г.

Церковь во имя святых Космы и Дамиана. 1564 г. Фотография. 2012 г.
По мнению И. Э. Грабаря, муромские мастера были «воспитаны на московском государевом деле» и «славились своим искусством», схватив «всю декоративность московских форм» и развив ее «до степени прихотливого узора». По характеру узорочья муромские храмы, по его мнению, могут составить особую группу (Грабарь И. Э. История рус. искусства. М., 1908. Т. 2. С. 142-143. Примеч. 1). Характеристика в полной мере верна по отношению к периоду каменного строительства в Муроме, начавшегося в сер. XVII в., когда здесь действительно проявилось оригинальное зодчество. Что касается более ранней архитектуры, то, по мнению Мельника, «судить о том, какая локальная архитектурная традиция сложилась в Муроме в XVI в. и сложилась ли она вообще, мы можем говорить весьма приблизительно» (Мельник. 1994. С. 183). Архитектуре Спасского собора было уделено внимание ряда авторов (Мисаил (Смирнов). 1887; Косаткин. 1906. С. 61-63; Масленицын. 1971. С. 8-9; Вагнер, Чугунов. 1980. С. 138-139; Беспалов. 1971. С. 18-20; Мельник. 1994. С. 164-185; Трофимов. 2001). Наиболее убедительными являются исследования этого памятника Мельником и А. Н. Трофимовым, автором проекта (1991) «компромиссной» реставрации Спасского собора: «сохранение поздних пристроек и перестроек с раскрытием архитектурного своеобразия каждого исторически обусловленного фрагмента памятника» (Трофимов. 2001. С. 19). Спасский собор представляет собой крестово-купольный 5-главый 4-столпный 3-апсидный храм, принадлежащий к господствующему типу храмов в России сер. XVI в. Первоначально он выглядел подчеркнуто монументально. Массивный приземистый четверик был завершен высоким пятиглавием; основным формам соответствовали элементы декоративного убранства: подчеркнуто широкие лопатки, широкий карниз под закомарами и широкие многообломные архивольты этих закомар. Существенная черта оформления интерьера - его предельно лапидарные формы и полное отсутствие на столпах и стенах к.-л. архитектурного декора: «в образе интерьера господствует инертная мощь почти ничем не расчлененных каменных стен и столпов, плавно перетекающих в столь же тяжелые арки и своды» (Мельник. 1994. С. 175). В процессе исследования интерьера собора были обнаружены гнезда для первоначального тяблового иконостаса, который кроме местного имел еще только один деисусный чин. По мнению Мельника, муромский Спасский собор очень близок ко мн. постройкам мастеров Ростовской епархии кон. XV - XVI в., и прежде всего - к Богоявленскому собору ростовского Авраамиева монастыря (ок. 1554/55). Косвенным подтверждением присутствия здесь ростовских зодчих может служить и необычное для Мурома посвящение надвратного храма прп. Кириллу Белозерскому (Там же. С. 180-182).

Уникальным памятником зодчества Мурома и одним из интереснейших в Северо-Восточной Руси считается храм святых Космы и Дамиана, утративший свой каменный шатер в 1868 г. По уточненным данным, церковь была освящена 5 дек. 1564 г. (Он же. 1993. С. 129). Храму уделяли внимание мн. авторы, в т. ч. предлагали проекты реконструкции шатра (в наст. время его имитирует шатровое покрытие на деревянном каркасе, 2010; Добрынкин. 1885. С. 45-50; Беспалов. 1983; Анисимов. 1988; Мельник. 1993; Косткин и др. 1996. С. 296). По легенде на этом месте стоял шатер царя Иоанна Грозного, из к-рого он наблюдал переправу через Оку своих войск, идущих на взятие Казани. В благодарность за победу он повелел у самой переправы воздвигнуть храм и будто бы для этого прислал деньги и своих мастеров (возможно, Барму и Постника). Однако это предание не находит документального подтверждения. В писцовых документах Мурома 1-й трети XVII в. каменный храм святых Космы и Дамиана и деревянная ц. вмц. Екатерины девичьего Космодамиановского мон-ря числятся «строением мирским, приходных людей» (Сотная с писцовых книг. 2010. Л. 83. С. 62; Писцовая книга. 2010. Л. 79 об. С. 59). Основные конструкции и формы муромского шатрового храма повторяют др. шатровые церкви XVI в. На основной объем церкви - четверик - возведен многогранник, с внутренней стороны имеющий 8 граней, с наружной - 16. На многогранник был установлен кирпичный шатер звездчатой формы (в горизонтальном сечении). Здание выглядело стройной постройкой при относительно небольшой высоте (24 м), усиливалось вертикальными ребрами (16 штук) и гранями (32 штук) гофрированного шатра, к-рые сходились в один пучок у основания небольшого барабана с главкой. Внутри небольшое по площади, но сильно вытянутое вверх пространство храма имело минимальное освещение (по 3 щелевидных оконца в основном объеме и алтаре). Верх высокого шатра, очевидно, был мало освещен (История Мурома и Муромского края. 2001. С. 114-115). Натурные данные позволяют предположить, что первоначальный иконостас, как и в Спасском соборе (помимо местного ряда), состоял лишь из одного деисусного чина. Интерьер абсолютно лишен к.-л. архитектурного украшения. Космодамианская ц. в этом отношении близка к неск. шатровым храмам сер. XVI в.: Авраамиевскому приделу Богоявленского собора (ок. 1554/55) в Ростове, Никольской ц. (после 1552) в Балахне и Воскресенской ц. (сер. XVI в.?) в с. Городня, у к-рых существует аналогичное противопоставление богато декорированного наружного облика почти или совершенно лишенному архитектурных украшений интерьеру (Мельник. 1993. С. 132, 131).

Зодчество XVII в.

Троицкий и Благовещенский мон-ри в Муроме. Фотография. 1902 г.
Троицкий и Благовещенский мон-ри в Муроме. Фотография. 1902 г.

Троицкий и Благовещенский мон-ри в Муроме. Фотография. 1902 г.
До посл. трети XVII в. каменное зодчество епархии тоже было связано только с Муромом. Большое строительство, заметно изменившее облик этого города, началось в 40-х гг. XVII в. и продолжалось до кон. XVII в., что подтверждается писцовыми документами 1646, 1676, 1678 гг., а также храмозданными надписями. В городе возникли богатые и причудливые ансамбли находящихся рядом жен. Троицкого и муж. Благовещенского мон-рей. «Сросшиеся» друг с другом ансамбли 2 мон-рей представляют редкий пример такого архитектурного содружества, что позволяет говорить о живой творческой мысли местных зодчих (Вагнер, Чугунов. 1980. С. 148). Строительство в этих обителях связано с именем купца Московской гостиной сотни Тарасия Борисовича Цветнова (Богдана Цветнова). Он известен по документам XVII-XVIII вв. и вкладным надписям на драгоценных церковных предметах, а также из древнерус. «Повести о Виленском кресте» XVII в. Благодаря его возможностям и вкусу город был украшен замечательными памятниками самого высокого уровня (История Мурома и Муромского края. 2001. С. 117). В отношении архитектурных памятников XVII в., сформировавших образ старого Мурома, Г. К. Вагнер и С. В. Чугунов использовали понятие «муромское барокко», которым обозначили характерное сочетание элементов московского барокко, во многом измененных черт владимиро-суздальского зодчества и пышной поволжской архитектуры (Вагнер, Чугунов. 1980. С. 140-141).

Вместо деревянной шатровой церкви были воздвигнуты «сказочные» постройки Троицкого мон-ря, основанного Цветновым в 1643 г. Из документов XVIII в. известно, что «оной строитель Цветнов усмотрел, что от состоящих весьма близко от монастыря… приходской св. Иоанна Предтечи церкви… и бобыльских дворов… имеется застень, вред и опасность, потому что видимость красоты монастыря и церквей Божиих тем отняло». Чтобы ансамбль монастырских зданий выглядел цельно и гармонично, стараниями Цветнова соседняя приходская церковь была перенесена на другое место. В центре монастырского двора возвышается Троицкий собор, воздвигнутый всего за 11 месяцев 1642-1643 гг. (точные даты указаны на закладных плитах в стене притвора храма). Это 5-главый, небольшой по площади, но высокий храм изысканных пропорций. Его стены обильно украшены декоративными элементами, главы были первоначально покрыты зеленой поливной черепицей. С юж. стороны к храму пристроена крытая галерея. Вход на нее оформлен в виде шатровой беседки на четырех 8-гранных столбах. Обилие декоративных деталей, включая поливные изразцы, придают собору Троицкого мон-ря неповторимую нарядность. Несмотря на различные композиции планов, архитектурная композиция собора Св. Троицы в Муроме во многом напоминает ц. Св. Троицы в Никитниках. На одном фундаменте были построены шатровые Казанская надвратная ц. и колокольня в 1648 г. (дата указана на юж. стене Казанской ц.); фасадами они выходили на торговую площадь и стали главным ее украшением. Декоративное оформление стен этих зданий еще прихотливее убранства Троицкого собора. Казанский храм также был украшен изразцами. Колокольня совершенно лишена тяжеловесности благодаря прорезным граням шатра и разнообразным горельефным деталям убора, подобного кружеву.

Был перестроен в Муроме Благовещенский собор грозненского времени, к-рый приобрел характерные черты лучших памятников Московской Руси XVII в. Пятиглавый храм на высоком подклете производит впечатление 2-этажного здания за счет 2 рядов окон. Своеобразно и выразительно выполнено его декоративное убранство. С запада к храму пристроены крытая паперть и шатровая колокольня с более простым и архаичным декором. По замечанию исследователей, в архитектуре Благовещенского собора черты зодчества XVI и XVII вв. смешались, но не образовали единства. Юж. крыльцо с 3-шатровым верхом напоминает крыльцо ц. Воскресения на Дебре в Костроме; соединение наличников с кокошниками различных живописных форм свойственно для раннего московского барокко, но использованы и наличники, характерные для зрелого барокко (Вагнер, Чугунов. 1980. С. 144). Сохранилось внутреннее убранство собора (храм был действующим в советские годы). В нем установлен резной иконостас 1797 г., к-рый представляет собой большую архитектурную композицию из 6 ярусов, украшенных пышной резьбой по дереву. В него вставлены царские врата кон. XVI в. и иконы XVII-XVIII вв. (Сухова О. А. Иконопись Мурома в XVII - нач. XX в. // Иконы Мурома. М., 2004. С. 21, 40, 41).

Великолепные «московские» сооружения купца Цветнова в Троицком и Благовещенском мон-рях служили образцами для местных муромских или муромо-рязанских мастеров (Муром входил в состав Рязанской епархии; Седов. 2001. С. 59). Во 2-й период каменного строительства в 50-70-х гг. XVII в. они создали ряд храмов по заказу местных купцов и посадских людей. Рядом с Воскресенским мон-рем на самом сев. городском холме вместо деревянной была заложена в 1651 г. каменная Георгиевская ц. (уничтожена в 1936; Там же. С. 52-61; Сенчурова. 2004. С. 370). Ее строителем был муромский посадский человек «Сидор Федотов, сын Лопатин», получивший благословенную грамоту архиепископа Рязанского и Муромского: «Билъ ты намъ челомъ, а въ челобитной твоей написано: въ Муромъ да городъ на посадъ за городомъ въ Кожевникахъ церковь Велика Христова мученика Георгiя... древяна вътха... въ литовский приходъ сгорела… готовить запасы камень и кирпич и известь, и в тех запасахъ воздвигнуть церковь...» (Опись древних церквей г. Мурома // Науч. арх. МИХМ. № 29. Л. 46/51 об.).

Церковь во имя вмч. Георгия Победоносца в Муроме. 1651 г. Фотография. 1900-е гг.
Церковь во имя вмч. Георгия Победоносца в Муроме. 1651 г. Фотография. 1900-е гг.

Церковь во имя вмч. Георгия Победоносца в Муроме. 1651 г. Фотография. 1900-е гг.
Церковь во имя свт. Николая Чудотворца (Николо-Зарядская) в Муроме. 1675–1677 гг. Фотография. 2-я пол. 90-х гг. XIX в.
Церковь во имя свт. Николая Чудотворца (Николо-Зарядская) в Муроме. 1675–1677 гг. Фотография. 2-я пол. 90-х гг. XIX в.

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца (Николо-Зарядская) в Муроме. 1675–1677 гг. Фотография. 2-я пол. 90-х гг. XIX в.
Церковь вмч. Георгия (50-е гг. XVII в.) была небольшим бесстолпным 5-главым храмом, четверик которого был вытянут в поперечном направлении с севера на юг. К четверику примыкал низкий алтарный выступ, с запада - длинная трапезная. Над ней стояла колокольня, на которую вела внутренняя лестница. В. В. Седов связывал происхождение типа бесстолпного храма, к которому принадлежит ц. вмч. Георгия, с постепенным освоением форм московской ц. Св. Троицы в Никитниках, композиция и декор к-рой стали основой нового стиля рус. архитектуры (Седов. 2001. С. 57). Автор отметил оригинальность этого утраченного памятника в решении внутреннего пространства, где храм и придел были включены в один объем; подчеркнул его «достаточно элегантную архитектуру», «красивый силуэт и гармоничный декор»; заметил, что последний все же гораздо скромнее и проще по сравнению с памятниками Мурома более раннего периода, 40-х гг. XVII в. (Там же. С. 59). В сер. XVII в. изменился облик жен. Воскресенского мон-ря. Купец гостиной сотни Семен Семенов Черкасов и его братья переделывали эту девичью обитель, словно соревнуясь с Цветновым. Вместо деревянных построек они создали величественный 5-главый собор и одноглавую ц. в честь Введения во храм Пресв. Богородицы. Основное ее здание имеет в плане форму квадрата и перекрыто на 8 скатов по 4 фронтонам-щипцам. Длинная и низкая трапезная соединена с колокольней (даты строительства обоих храмов до конца неясны; время возведения собора от 1646 до 1658; встречается общая дата для построек мон-ря - 1655-1658). В Окладной книге Мурома и уезда 1676 г. есть замечание о датировке собора - «около 1650 года»; в этом же источнике на данной территории упоминается двор Аврама Семенова Черкасова. В писцовой книге 1678 г. именно он назван строителем собора (Там же. С. 61. Примеч. 12; Сухова. 2003. С. 124; Добролюбов. 1885. № 19. Л. 361. С. 574; Переписная книга. 2011. Л. 30 об. С. 102). По заключению Седова, 5-главая бесстолпная Воскресенская ц. «своими монументализированными формами ориентирована на более ранний собор Благовещенского мон-ря», а Введенская ц. по архитектуре достаточно близка к ц. вмч. Георгия, т. о., они построены примерно в одно время (Седов. 2001. С 60). В 70-х гг. XVII в. на средства купца Веневитинова рядом с разрушенной ц. свт. Николая Чудотворца (Николы Можайского) XVI в. была воздвигнута каменная 5-главая ц. Казанской иконы Божией Матери с приделом свт. Николая (не сохр.). По архитектуре она напоминала Воскресенский собор и Георгиевский храм в Муроме. В то же время др. муромский купец, Иван Леонтьевич Смолин, построил каменный храм свт. Николая Чудотворца вместо обветшавшей деревянной церкви. Этот храм получил название Николы Зарядского, т. к. располагался за торговыми рядами на торговой площади (не сохр.). В Муромском музее хранится закладная каменная плита из него с храмозданной резной надписью 1675-1677 гг.: «Лета 7183 Маия 30 начата сия церковь созидатися во имя Чудотворца Николая и придела Леонтия Ростовскаго чудотворца при благочестивой державе Государя, Царя, Великаго Князя, Алексея Михайловича Всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца в 31 лето благочестивой державе царствию Его. А совершена жъ сия церковь при благочестивой державе Государя Царя и Великаго Князя, Феодора Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца в 3-е лето Государства державе царствию его лета 7185» (Сухова. 2007. С. 272). Храм свт. Николая Чудотворца (Николы Зарядского) был одноглавый, с одноапсидным алтарем, 4-скатной кровлей и металлическим подзором; окна были в 2 яруса обрамлены изящными колонками с типичными для муромской архитектуры завершениями в виде теремков. К церкви была пристроена колокольня с 8-гранным шатром, на юж. стене к-рой в 2 местах сделаны резные рельефные изображения двуглавых орлов (одно из них в наст. время находится в МИХМ); кресты были увенчаны царскими коронами (Седов. 2001. С. 59; История Мурома и Муромского края. 2001. С. 119).

В этот период только начинается строительство первых каменных храмов в Гороховце и Вязниковской слободе. По благословенной грамоте патриарха Иосифа от 23 окт. 1669 г. «по обещанию» и на средства посадского Семена Никифорова Ершова из Гороховца был заложен каменный собор в Знаменском мон-ре. Здание храма представляет собой бесстолпный 2-светный четверик, увенчанный главой на высоком барабане, с 3-частной апсидой. Четверик украшен пилястрами по углам, декоративным карнизом из сухариков и рядом полуциркульных кокошников в верхних частях стен. В Вязниковской слободе в 1670-1674 гг. на средства дворцовой казны царя Алексея Михайловича, церковной казны и мирского подаяния строился первый каменный Казанский храм (перестроен в 1700; Добронравов, Березин. 1898. Вып. 5. С. 292-230; Ушаков. 1913. С. 392), где хранился почитаемый образ Вязниковской Казанской иконы Божией Матери. Целый ряд памятников церковного зодчества на территории М. и В. е. был возведен в 80-х гг. XVII в. В 1682 г. от патриарха Иоакима (Савёлова) была получена благословенная грамота на постройку каменной Благовещенской ц. в вязниковском Благовещенском Семибратском мон-ре (Ушаков. 1913. С. 396). В 1683 г. был возведен величественный 2-этажный храм с высокой колокольней. По мнению А. А. Тица, в этом комплексе отразилась борьба художественных концепций - узорочья сер. XVII в. и строгой регулярности конца века, тонкий рисунок деталей и гармоничность пропорций говорят о мастерстве зодчего. Тиц считал Благовещенскую ц. произведением местной строительной артели (об этом говорят «изразцы, характерные для Горьковской области, и особенности орнаментального декора, встречающегося в культовых постройках соседних городов, и специфика типологической схемы») и особо отмечает оригинальный «малораспространенный рисунок» фриза с орнаментальным элементом в виде буквы Ж, который кроме Благовещенского собора в Вязниках (1683) присутствует на соименном ему храме в Гороховце (1700) и Троицком соборе в Соликамске (1687) (Тиц. 1969. С. 28-33).

Казанская церковь в Вязниках. 1670–1674 гг. Фотография. Нач. ХХ в.
Казанская церковь в Вязниках. 1670–1674 гг. Фотография. Нач. ХХ в.

Казанская церковь в Вязниках. 1670–1674 гг. Фотография. Нач. ХХ в.
В Богоявленской слободе Мстёра Вязниковского у. в кратковременный период правления Софии Алексеевны строился Богоявленский храм (1687). Вероятно, он был возведен местной артелью под руководством опытного и талантливого зодчего, знакомого со столичными постройками, к-рый вдохновлялся известными образцами бесстолпных храмов сер. XVII в. Возможно, князья Ромодановские хотели видеть в своей вотчине храм, подобный прославленным московским церквам (Там же. 1969. С. 76-77).

В 1686-1689 гг. Ершов возвел каменный собор в гороховецком Троице-Никольском мон-ре (нижний - теплая Никольская церковь, верхний - холодный храм Св. Троицы). Его лаконичные формы близки к формам построек нач. XVII в., но возраст храма выдает «нарочито правильное расположение окон, их большие размеры, геометрическая основа», обрамление окон «почти иллюзорными линиями наличников» (Там же. С. 89-94). Колокольня 1681 г. имеет характерную для Гороховца форму: на невысоком квадратном в плане основании возвышается 8-угольный объем звонницы, завершающийся каменным шатром со слухами. В Сретенском мон-ре Гороховца в 1685-1686 гг. был построен холодный каменный Сретенский собор - бесстолпный 2-светный четверик с 3-частной апсидой, равной по ширине основному объему храма. Он увенчан 5 луковичными главками на барабанах (центральный барабан световой), украшенных аркатурными поясками; главы покрыты цветной черепицей, завершены коваными ажурными крестами. Этот храм называют «шедевром гороховецкой культовой архитектуры», формы к-рого «носят отпечаток местных традиций и стилистически, скорее, принадлежат сер. XVII столетия с его безудержным стремлением к декоративности» (Там же. С. 121-122). Портал Сретенского собора послужил образцом для архит. В. О. Шервуда, когда он проектировал здание Исторического музея.

Собор Троице-Никольского мон-ря в Гороховце. 1686–1689 гг. Фотография. 2016 г.
Собор Троице-Никольского мон-ря в Гороховце. 1686–1689 гг. Фотография. 2016 г.

Собор Троице-Никольского мон-ря в Гороховце. 1686–1689 гг. Фотография. 2016 г.
В Муромском уезде в древнем Борисоглебском монастыре деревянные церкви заменили на каменные: освящены 5-главый соборный храм Вознесения (1681) с приделом св. князей Бориса и Глеба (не сохр.) и «новопостроенная» ц. Рождества Христова с Казанским приделом в верхнем этаже (80-е гг. XVII в.), построенная стольником Степаном Дмитриевым Борисовым (1679 - Подрядная запись на постройку каменной церкви в Борисоглебском Муромском мон-ре // Свод письменных источников по истории Рязанского края XIV-XVII вв. Рязань, 2005. Т. 3. № 78. С. 391-392; 1689 - Описная книга Муромского Борисоглебского на Ушне мон-ря // Там же. № 79. С. 393-397, 405-406). Встречается более ранняя дата постройки Рождественского храма (1648), не подтвержденная документально (Беспалов. 1971. С. 110; История Мурома и Муромского края. 2001. С. 120). Редкий для Мурома 2-этажный храм с 2-этажной трапезной имеет 4-скатную кровлю с 5 главами. Оригинальна декоративная обработка оконных проемов в виде разнообразных кокошников. С сев.-зап. стороны к церкви примыкает 3-ярусная колокольня с 8-гранным центром и небольшой главкой на изящной шейке (в 1966 храм реставрирован; в 1992 возвращен Церкви, с 2013 возрождается как жен. мон-рь). Последней в мон-ре была построена каменная ц. во имя Николая Чудотворца (1696-1699, не сохр.). Она была создана «по обещанию» Матвея Ерофеева Валыгина (человека боярина Петра Авраамовича Большого-Лопухина), подрядчики - из «Ярославского уезда». В подрядном договоре 1693 г. имеется ссылка на желаемый образец - церковь «всечюдотворца Алексея Чудова монастыря, что в кремле» (Чернышев. 1994. С. 86). В архитектуре Никольской одноглавой церкви отразился переход от старых традиций к стилю сооружений петровского времени: 3/4-е полуколонки на углах восьмерика, резные детали оконных обрамлений не имели аналогий в муромской архитектуре. Переход от 8-скатной крыши к луковичной главке осуществляется через 2 маленьких восьмерика, поставленных друг на друга (Беспалов. 1971. С. 112).

Каменное церковное строительство в Муроме в XVII в. завершилось возведением одноглавой 2-этажной Покровской ц. (1691) в Спасском монастыре на средства Варсонофия, митр. Сарского и Подонского, из рода ктиторов Чертковых. Трапезная на 2-м этаже имеет одностолпную палату. В отличие от др. подобных зданий в Муроме, 8-гранный столп сдвинут с оси в северном направлении. Палата перекрыта коробовыми сводами с распалубками. Под церковью были хозяйственные помещения: хлебня, поварня и др. (Там же. 1971. С. 20-21).

Зодчество XVIII в.

Благовещенский собор в Гороховце. 1700 г. Фотография. 2011 г.
Благовещенский собор в Гороховце. 1700 г. Фотография. 2011 г.

Благовещенский собор в Гороховце. 1700 г. Фотография. 2011 г.
В кон. XVII - нач. XVIII в. строились монументальные церковные здания в Гороховце. Мощный каменный Благовещенский собор создан купцом гостиной сотни Ершовым (освящен в 1700). Храм с тяжелым пятиглавием главенствует над площадью, схема его канонична, но зданию придает индивидуальность размещение 2 рядов окон в общей широкой нише. Уникальным произведением местных кузнецов является зап. дверь собора с прорезным рисунком и подложкой из слюды (ныне в музее Гороховца). Рядом с собором возвышается колокольня, сохранившая «характерные для Гороховца пропорции» (Тиц. 1969. С. 134-135). Вероятно, тот же ктитор выделил средства на сооружение приходского Воскресенского храма «о двух апартаментах» (посл. четв. XVII в.?). Здание «гипертрофированно могучих» форм с сильно выдвинутыми апсидами; пластичными и замысловатыми наличниками (Там же. С. 98). Не ранее 1701-1703 гг. на средства посадского человека Григория Ширяева был построен Сергиевский храм в Сретенском мон-ре. Он типичен для архитектуры Гороховца нач. XVIII в.: четверик с 2-скатной кровлей увенчан луковичной главой на барабане, украшенном аркатурным пояском; 3-частная апсида декорирована полуколонками. Храм установлен на подклет, в к-ром размещены хозяйственные помещения (как и в Покровской ц. Спасского мон-ря в Муроме); в трапезной сохранилась изразцовая печь XVIII в. Точно из таких же изразцов была сложена печь в каменных покоях настоятельского корпуса (1678) в муромском Спасском монастыре (сохр. фрагментарно в Муромском музее; Сухова О. А., Смирнов Ю. М. Иулиания Лазаревская, Муромская. М., 2012. Ил. с. 19). В Гороховце «с запозданием», в 1-й четв. XVIII в., строятся храмы в стиле московского барокко, проявившегося лишь в декоре зданий: пышные наличники, украшенные полуколонками с бусинками, капители коринфского ордера и «раковины» на очелье. К ним относят теплую одноглавую ц. св. Иоанна Предтечи при Благовещенском соборе и одноглавый храм прп. Иоанна Лествичника (1710-1716). К последнему пристроена трапезная с «красным крыльцом», к-рое имеет ярко выраженный светский характер и является излюбленным элементом гороховецкой архитектуры (Тиц. 1969. С. 95-97). Ранее были возведены 5-главые храмы с колокольнями - Казанский (1708, перестроен в 1817) в с. Красном близ Гороховца (ныне в черте города) и Никольский в пос. Никологоры Вязниковского р-на (1714, перестраивался в 1736 и 1814; ныне в руинах; Добронравов, Березин. 1898. Вып. 5. С. 437, 326).

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца (Николы Набережного) в Муроме. 1700–1717 гг. Фотография. 2016 г.
Церковь во имя свт. Николая Чудотворца (Николы Набережного) в Муроме. 1700–1717 гг. Фотография. 2016 г.

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца (Николы Набережного) в Муроме. 1700–1717 гг. Фотография. 2016 г.
В тот же период «монастырским иждивением» в муромском Благовещенском мон-ре над воротами возвели ц. первомч. архидиак. Стефана (1716). По своему типу это обычный одноглавый «посадский храм», только поставленный на 2-пролетный с проездными арками 1-й ярус (перестроен в 1836-1839). По формам и декору он заметно скромнее муромских церквей XVII в. и не наследует форм «муромского» барокко, однако гармонично сочетается с др. строениями мон-ря. Так, глухой цилиндрический барабан на его кровле и по размерам, и по деталям (висячие колонки, соединенные арочками) очень близок к угловым барабанам Благовещенского собора (Беспалов. 1971. С. 74-75; Вагнер, Чугунов. 1980. С. 145, 148; История Мурома и Муромского края. 2001. С. 184). Образцом переходного стиля между русским («московским») и европейским барокко является в Муроме храм свт. Николая Чудотворца (Николы Набережного) (1700-1717), который строился на средства московского свящ. Димитрия Христофорова (родом из Мурома). В плане почти квадрат, завершенный на востоке 3-частной апсидой, основной объем вытянут по вертикали, 2-светный, перекрытый сомкнутым сводом с 5 главами на глухих барабанах. Имея общие композиционные черты с постройками города XVII в., эта церковь отличается деталями нового времени - «петровского» барокко: пучки колонок на резных консолях по углам здания; наличники окон из подобных же колонок и с разорванными фронтонами; декоративные арки вместо закомар, почти шлемовидные по форме купола. Особенно придавали храму европ. вид колокольня более поздней постройки с круглыми окнами-люкарнами вместо слухов и купольным завершением вместо шатра, а также трапезная в стиле ампир (1803). Несмотря на смешение стилей, архитектура Никольской ц. не выглядит эклектично; она является последним самобытным сооружением муромских зодчих (Беспалов. 1971. С. 69-72; Масленицын. 1971. С. 24; Вагнер, Чугунов. 1980. С. 151-152; История Мурома и Муромского края. 2001. С. 184-185). Близкой ей по архитектурным формам, но более изящной по пропорциям является Вознесенская ц. в Муроме в самом центре города (1729; главы и колокольня снесены в 1930, восстановлены в 2000-2001; в наст. время - кафедральный собор города). По храмозданной грамоте, строился он «тщанием комиссара Осипа Иванова Названова, бургомистра Василия Смольянинова и бывшего подьячего Алексея Герасимова» (Опись древних церквей г. Мурома // Науч. арх. МИХМ. № 29. Л. 15/19). При составлении генерального плана 1788 г. это здание стало одной из важнейших архитектурных доминант, на к-рую были ориентированы главные магистрали города. От храма свт. Николая сильно отличаются форма и размещение куполов Вознесенской ц., где крайние главки на тонких барабанах отодвинуты на края кровли, что сближает ее с церковными постройками Суздаля (Беспалов. 1971. С. 72; История Мурома и Муромского края. 2001. С. 185).

Церковь в честь Успения Пресв. Богородицы в с. Молотицы. 1754 г. Фотография. Нач. ХХ в.
Церковь в честь Успения Пресв. Богородицы в с. Молотицы. 1754 г. Фотография. Нач. ХХ в.

Церковь в честь Успения Пресв. Богородицы в с. Молотицы. 1754 г. Фотография. Нач. ХХ в.
В XVIII в. в Муроме сооружали и перестраивали храмы. В 1707 г. на торговой площади возвели одноглавую ц. Рождества Христова, к-рая была перестроена после пожара в 1792 г. (колокольня выстроена вновь в 1845); основной объем храма был построен по принципу уменьшающихся кверху объемов (разрушен в 1939). В XVIII в. (точная дата неизв.) появилась каменная ц. св. Иоанна Предтечи, обветшавшая к 1790 г., когда началось строительство ее нового здания (до 1806; в 1872 г. заменено новым сооружением, снесено в 30-х гг. XX в.). В 90-х гг. XVIII в. купцами-ктиторами в городе были построены Успенский (1792, трапезная и колокольня 1829-1835) и Сретенский (1795, перестроен в 1829, 1892) храмы. Оба с приделами вмч. Димитрия Солунского, близкие по архитектурным формам: одноэтажные, 2-светные, вытянутые четверики, завершенные 4-скатной кровлей с одной главой, соединены объемами трапезных с колокольнями (были полуразрушены, ныне восстановлены); подобная им по типу Крестовоздвиженская ц., построенная в 1794-1800 гг., не сохранилась (Опись древних церквей г. Мурома // Науч. арх. МИХМ. № 29. Л. 21/25-21/25 об., 11/15, 34/39, 17/21, 28/33). В кон. XVIII в. при древнем городском соборе Рождества Пресв. Богородицы была воздвигнута 3-ярусная величественная колокольня, ставшая архитектурной доминантой Мурома со стороны Оки (не сохр.).

Церковь во имя Св. Троицы в Вязниках. 1756–1761 гг. Фотография. 2012 г.
Церковь во имя Св. Троицы в Вязниках. 1756–1761 гг. Фотография. 2012 г.

Церковь во имя Св. Троицы в Вязниках. 1756–1761 гг. Фотография. 2012 г.
В XVIII в. каменные храмы строились в крупных селах Муромского у. В с. Молотицы помещик Сергей Глебовский возвел взамен деревянной Георгиевской ц. каменную в честь Успения Пресв. Богородицы с приделом вмч. Георгия (1754). Архитектура ее типична для эпохи барокко: на основной кубический объем установлен восьмигранник с пологой кровлей, на него - 4-гранный барабан, выше - изящная 8-гранная шейка, завершенная луковичной главкой. Традиц. окна с наличниками сочетаются с люкарнами; 3-ярусная колокольня имеет сложную конфигурацию верха и завершена луковичной главой. В архитектурных формах XVIII в. возведена и Вознесенская ц. в с. Панфилове (1791, перестроена в 1810, 1892), по определению Н. А. Беспалова, лишь частично сохранившая свою «архитектурную выразительность» (Беспалов. 1971. С. 114-115; История Мурома и Муромского края. 2001. С. 186-187). Заметным памятником с реминисценциями архитектуры барокко в провинциальном варианте является храм Нерукотворного образа Спасителя (1777) в с. Никулине Селивановского р-на (бывш. Меленковского у.). Он построен на средства местного вотчинника Зиновия Тимофеева Дурасова в традициях 3-частных церквей XVIII в. типа восьмерик на четверике (Косткин и др. 1996. С. 366, 371). В Гороховецком у. в этот же период продолжали строить приходские храмы в формах самобытного гороховецкого зодчества XVII-XVIII вв. Напр., церкви Боголюбской иконы Божией Матери (1743, перестроена в 1868) в урочище Быстрицы; Ильинская в дер. Кожино (1760-1772), арх. Михаила (Сретенская, 1737) в дер. Тимирязево (в XIX в. Архангельский погост) (Там же. С. 145, 164-166).

В Ярополченской слободке, соседней с Вязниковской слободой, в 1756-1761 гг. прежнюю Троицкую деревянную ц. заменили на каменную. Формы храма архаичны: бесстолпный, с 3 апсидами и пятиглавием, с простой трапезной, «грузный и малорасчлененный»; по структуре напоминает Богоявленскую ц. в Мстёре (1687). Высокая шатровая колокольня по композиции и пропорциям восходит к гороховецким звонницам XVII в. Неподалеку в дер. Успенский Погост в стиле барокко была возведена одноглавая Троицкая ц. (40-90 гг.? XVIII в.), Крестовоздвиженская ц. типа восьмерик на четверике - на кладбище Вязников (1794) (Тиц. 1969. С. 22; Косткин и др. 1996. С. 117, 118, 138). В кон. XVIII в. в Вязниках (статус города с 1778) появляются каменные здания в стиле классицизма, напр. надвратная Всехсвятская ц. и келейный корпус в Благовещенском монастыре (1794). В том же стиле в Вязниковском у. построены Покровская ц. в с. Троицком-Татарове (1789) и Богородице-Рождественский храм в с. Барском-Татарове (1802), Христорождественская ц. в пос. Никологоры (1790; была полуразрушена, восстанавливается).

Зодчество XIX - нач. XX в.

Церковь в честь Смоленской иконы Божией Матери в Муроме. 1804–1838 гг. Фотография. 2014 г.
Церковь в честь Смоленской иконы Божией Матери в Муроме. 1804–1838 гг. Фотография. 2014 г.

Церковь в честь Смоленской иконы Божией Матери в Муроме. 1804–1838 гг. Фотография. 2014 г.
В Муроме «смелый шаг от барокко к классицизму» был сделан зодчими храма Смоленской иконы Божией Матери (1804-1838), построенного по заказу местных купцов во главе с М. И. Елиным. В основе здания - четверик, перекрытый сомкнутым сводом, увенчанный 2 уменьшающимися в диаметре восьмигранниками с луковичной главкой; 5-гранной апсидой и портиками ионического ордера, прорезанными арками. Трапезная и колокольня намного больше основного здания церкви. На 3-м ярусе звонницы сгруппированы по 3 полуколонки композитного ордера, что является одним из приемов местных строителей (Беспалов. 1971. С. 89; История Мурома и Муромского края. 2001. С. 187). Тогда же возводят толстые «крепостные» стены с башнями «в духе старины» и надвратную ц. прп. Кирилла Белозерского над зап. воротами Спасского мон-ря (1807-1810). В 1818 г. на средства муромского купца В. Т. Суздальцева была построена скромная по архитектурным формам Пятницкая ц. на кладбище (не сохр.). При храмах в центре города в 1-й пол. XIX в. воздвигнуты неск. колоколен, ставших архитектурными «маяками» облика Мурома эпохи классицизма в его провинциальном варианте.

Церковь во имя св. Иоанна Предтечи в Муроме. 1872 г. Фотография. 90-е гг. XIX в.
Церковь во имя св. Иоанна Предтечи в Муроме. 1872 г. Фотография. 90-е гг. XIX в.

Церковь во имя св. Иоанна Предтечи в Муроме. 1872 г. Фотография. 90-е гг. XIX в.
Спасо-Преображенская церковь в Спас-Железино. Нач. ХХ в. Фотография. 2006 г.
Спасо-Преображенская церковь в Спас-Железино. Нач. ХХ в. Фотография. 2006 г.

Спасо-Преображенская церковь в Спас-Железино. Нач. ХХ в. Фотография. 2006 г.
В Муромском у. и соседних с ним в большинстве случаев вплоть до сер. XIX в. также отдавали предпочтение стилю классицизма в провинциальном варианте. Так выглядит Троицкая ц. (1838) в с. Дуброве Селивановского р-на. Ее сложный, горизонтально вытянутый объем акцентирован плавной ротондой купола, колокольня небольшая, 2-ярусная; Троицкая ц. в с. Карачарове (1811-1838; ныне в черте Мурома; восстанавливается) с колокольней, возведенной по канонам раннего ампира. В том же приходе находится кладбищенский одноглавый одноапсидный храм святых Гурия, Самона и Авива (1845), созданный на средства муромского мещанина Гурия Синцова, но уже в формах «русского романтизма», напоминающий по облику древние церкви Руси (История Мурома и Муромского края. 2001. С. 187-188). Успенская ц. нач. XIX в. в дер. Шульгино Селивановского р-на построена под влиянием московской архитектуры переходного периода от позднего барокко к классицизму в местном варианте. Ее особенностью является необычайно редкий для Муромского края 8-гранный купол, перекрывающий бесстолпный 8-гранный в плане основной объем. Оригинальное совмещение форм классицизма с суздальской архитектурой, еще оказывающей влияние на местное строительство, заметно в архитектуре Илиинской ц. (1825) в с. Ильинском Селивановского р-на: крупномасштабная 5-главая бесстолпная церковь с мощным куполом, имеющим ордерные элементы, и храмовым декором «в суздальском духе». Печатью классицизма отмечены и все сохранившиеся храмы 1-й пол. XIX в. в Меленковском р-не. Высоким художественным уровнем отличается Спасская ц. в с. Ляхи (1802). Усадебный светский характер ей придает изящная ротонда барабана, поставленная на величественный четверик. К позднему классицизму относятся церкви: Казанской иконы Божией Матери в с. Денятине (1843); Михаило-Архангельская в с. Приклон (1845); Никольская в с. Бутылицы (1835). В Вязниковском р-не также сохранились ротондальные храмы того времени: Преображенская ц. в пос. Никологоры (1807), Борисоглебская ц. в дер. Золотая Грива (1840), 5-главая в стиле классицизма Покровская ц. в дер. Нагуев (1819). Классицизм «с трудом и опозданием» проявился в пределах Гороховца только в 1-й пол. XIX в. В основном это храмы, построенные столичными владельцами, такие как Вознесенская ц. на Вознесенском погосте близ совр. дер. Алферово (1819) и Покровский храм в с. Гришине (1847) (Косткин и др. 1996. С. 289, 280, 366, 134, 128, 145-146).

Во 2-й пол. XIX в. возводятся стены, башни и корпуса жен. Троицкого мон-ря в центре Мурома; рядом с ним сооружается заново храм Иоанна Предтечи (1872) с мощным куполом и высокой колокольней сложной конфигурации и кирпичным декором (не сохр.). Судя по сохранившимся фотографиям, он был перестроен в русско-византийском стиле офиц. тоновской архитектуры, к-рая широко распространилась в России в сер. XIX в. и долго оставалась господствующей. На территории М. и В. е. она представлена сохранившимися памятниками, как ранними образцами - ц. Казанской иконы Божией Матери в с. Драчёве в Селивановском р-не (1847) и Никольским храмом в с. Степанькове Меленковского р-на (1850), так и зрелыми, напр. ц. Владимирской иконы Божией Матери в с. Тучкове (1874) (Судогодского у.), построенной под влиянием архитектуры грандиозного собора Боголюбской иконы Божией Матери в Боголюбове (сер. XIX в.) (Там же. С. 281, 367). В посл. трети XIX в. в М. и В. е. появляются храмы с преобладанием черт рус. стиля, напр. одноглавая Никольская ц. в с. Ст. Котлицы Муромского р-на (1867-1879) с массивным куполом и арочными стрельчатыми фронтонами. В формах позднего рус. стиля, изобилующего каменным узорочьем, построена уцелевшая кладбищенская колокольня в Меленках (1878) и Никольская ц. в урочище М. Угрюмово (дер. Скрипино Меленковского р-на). К этому же направлению архитектуры ретроспективизма относится и Спасо-Преображенская ц. нач. XX в. в урочище Спас-Железино близ дер. Теренино Селивановского р-на, ц. прп. Сергия Радонежского в с. Пьянгус Меленковского р-на (1910) и грандиозная Христорождественская ц. в урочище Семёновка в Муромском районе (Там же. 1996. С. 280, 281, 289, 335, 367), сооруженная незадолго до событий 1917 г. (ныне в руинах).

Арх.: Опись древних церквей города Мурома и древних предметов в них находящихся: Рукопись кон. XIX в. // Науч. арх. МИХМ. № 29.
Ист.: Оклад г. Мурома с уездом 1676 г. // Добролюбов И. В., свящ. Церкви и мон-ри в г. Муроме и его уезде в кон. XVII ст. // Владимирские ЕВ. Ч. неофиц. 1885. № 19. С. 572-583; № 20. С. 602-607; № 21. С. 620-629; № 22. С. 672-681; 1886. № 2. С. 41-47; № 3. С. 76-80; № 5. С. 135-139; № 7. С. 205-214; Кучкин В. А. Мат-лы для истории рус. города XVI в.: (Выпись из писцовых книг г. Мурома 1566 г. и муромская сотная 1573/74 г.) // АЕ за 1967 г. М., 1969. С. 291-315; Сотная с писцовых книг г. Мурома 1623/24 г. / Сост.: В. Я. Чернышев. Владимир, 2010; Писцовая книга г. Мурома 1636/37 г. / Сост.: В. Я. Чернышев. Владимир, 2010; Список с переписной книги г. Мурома 1646 г.; Список со строельной книги г. Мурома 1649 г. / Сост.: В. Я. Чернышев. Владимир, 2010; Переписная книга г. Мурома Романа Григорьевича Воиникова и подьячего Ивана Лаврентьева 1678 г. // Док-ты по истории Муромского посада 2-й пол. XVII в. Владимир, 2011.
Лит.: Тихонравов К. Н. Ист. заметки о г. Гороховце // Он же. Владимирский сб.: Мат-лы для статистики, этнографии, истории и археологии Владимирской губ. М., 1857. С. 108-109; Добрынкин Н. Г. Деревянная ц. во имя св. Пророка Илии, близ г. Мурома, у с. Карачарова // Ежег. Владимирского губ. стат. комитета. Владимир, 1875. Т. 1. Вып. 1. Стб. 238-242; он же. Древняя Козьмодемьянская ц. в г. Муроме // Там же. 1885. Т. 5. С. 45-50; Голышев И. А. Памятники деревянных церк. сооружений: Старинные деревянные храмы во Владимирской губ. Голышевка, 1879; Мисаил (Смирнов), архим. Муромский Спасский мон-рь // Владимирские ЕВ. 1887. № 7; То же. Муром, 1996п; Добронравов В. Г., Березин В. М. Ист.-стат. описание церквей и приходов. Владимир, 1897. Вып. 4; 1898. Вып. 5;Титов А. А. Ист. обозрение г. Мурома (1833 г.) // Тр. Владимирской ГУАК. 1902. Кн. 4. Прил. С. 1-99; Косаткин В. В., прот. Мон-ри, соборы и приходские церкви Владимирской епархии, построенные до нач. XIX ст. Владимир, 1906. Ч. 1: Мон-ри; Белоцветов Л., свящ. Муромский Богородицкий собор. Муром, 1907; Ушаков Н. Н. Спутник по древнему Владимиру и городам Владимирской губ. Владимир, 1913; Добрынкин В. Н. Муромский Богородицкий собор. Владимир, 1915 (на обл. 1916); Тиц А. А. По окраинным землям Владимирским. М., 1969; Беспалов Н. А. Муром: Памятники искусства XVI - нач. XIX в. Ярославль, 1971; он же. Козьмодемьянская ц. XVI в. в Муроме: (К вопросу о реставрации) // Памятники истории и культуры. Ярославль, 1983. Вып. 2. С. 123-131; Масленицын С. И. Муром: (Альбом). М., 1971; Вагнер Г. К., Чугунов С. В. По Оке от Коломны до Мурома. М., 1980; Анисимов В. М. Церковь Козьмы и Демьяна в Муроме // Памятники истории и культуры. Ярославль, 1988. Вып. 3. С. 70-83; Мельник А. Г. Интерьер ц. Козьмы и Демьяна в Муроме // Проблемы истории и культуры. Ростов, 1993. С. 129-137; он же. Собор муромского Спасского мон-ря // СРМ. Ростов, 1994. Вып. 6. С. 164-184; Тюрина Е. К. Судьба муромского собора в док-тах // Муромский сб. Муром, 1993. Вып. 1. С. 195-205; Чернышев В. Я. К истории застройки муромского Борисоглебского мон-ря // Уваровские чт., 2-е. М., 1994. С. 86-88; Косткин В. А. и др. Памятники истории и культуры Владимирской обл.: Кат. Владимир, 1996; История Мурома и Муромского края / Отв. ред.: Ю. М. Смирнов. Муром, 2001; Седов Вл. В. Церковь Георгия в Кожевниках в Муроме // Уваровские чт., 3-е. Муром, 2001. С. 52-61; Трофимов А. Н. Спасо-Преображенский собор Муромского Спасского мон-ря: Концепция реставрации // Там же. С. 17-21; Епанчин А. А. «Господь поставил меня собирателем»: Из краевед. архива А. А. Епанчина. Муром, 2002; Шатохин А. И. Деревянная ц. из села Красново // Коммунар: Газ. Меленки (Владимирской обл.). 2002. 11 сент. С. 3; Аверьянов К. А. К вопросу о «белых пятнах» в средневек. истории Мурома // Уваровские чт., 5-е. Муром, 2003. С. 66-70; Сухова О. А. Древности Муромского Воскресенского мон-ря // Там же. С. 123-134; она же. История и культура Мурома в IX-XVI вв. // Иконы Мурома / Сост.: О. А. Сухова и др. М., 2004. С. 5-17; она же. Придел Леонтия Ростовского в храме Николы Зарядского в Муроме // ИКРЗ, 2006. Ростов, 2007. С. 271-280; она же. Муромский Богородицкий собор - усыпальница св. князей Петра и Февронии // Сухова О. А., Смирнов Ю. М. Петр и Феврония Муромские. М., 2008; она же. Храм Николы Можайского в Муроме: История и древности // Макарьевские чт. Можайск, 2009. Вып. 16: Христ. символика. С. 192-208; она же. Досуг муромцев в XVII в.- время личного благочестия и создания общего культурного пространства города // Уваровские чт., 9-е. Владимир, 2014. С. 14-32; Сенчурова Т. Е. Храмы Мурома // Иконы Мурома. М., 2004. С. 365-376.

Монументальная живопись и иконописание

Из 3 епархий Владимирской митрополии только на территории М. и В. е. нет каменных храмов домонгольского времени, как и достаточных свидетельств их существования. Однако летописи, описывая разорение ордынцами Сев.-Вост. Руси - «…татарове... разсыпашася по земли, Муром пуст сътвориша, около Володимеря, около Юрьева, около Суздаля, около Переяславля все пусто сътвориша, манастыри и церкви пограбиша»,- фиксируют, что в храмах и мон-рях Мурома, как и др. городов этой земли, были «иконы и кресты честныа, и сосуды священныа служебныа, и пелены, и книги, и всяко узорочие» (Присёлков. Троицкая летопись. С. 339, от 1281 г.).

Древнейшим сохранившимся памятником иконописи в М. и В. е. является происходящая из муромской ц. свт. Николая Чудотворца (Николы Набережного) икона «Свт. Николай Чудотворец» (МИХМ), «открытая» в результате реставрации и исследований, продолжавшихся с 1970 по 2004 г. (ГосНИИР); по свидетельствам кон. XIX в., икона почиталась как чудотворная (Иконы Мурома. 2004. Кат. 1. С. 74-76, автор описания Э. С. Смирнова). Э. С. Смирнова датирует икону кон. XIII - 1-й пол. XIV в., отмечая ее «изолированное положение… среди памятников иконописи всего северо-восточного региона» (Смирнова. 2004. С. 86). Исследователь указывает на то, что иконописец пользовался приемами живописи XIII в., «плоскостной, яркой и декоративной», «однако художник наполнил старую систему новым настроением, более задушевным и чувствительным», а не отрешенным, что сближает икону с произведениями палеологовского периода (Там же).

Считалось, что «ни один из муромских храмов XVI-XVII вв. не был украшен внутри стенописью» (Масленицын. 1971. С. 25), поскольку мастера стенной росписи до Мурома не дошли, а своя традиция в тот период еще не сложилась. Однако исследование 10 муромских икон работы 3 художников грозненской эпохи (напр., парные иконы святых Петра и Февронии из Спасского мон-ря Мурома, иконы «Свт. Николай Чудотворец» и «О Тебе радуется» из Николо-Зарядской ц. в Муроме (все в МИХМ), см.: Иконы XIII-XVI вв. в собр. ЦМиАР. М., 2007. Кат. 103. С. 552-555; Кат. 110. С. 582-585; Иконы Мурома. 2004. Кат. № 8. С. 98-99) ставит данное утверждение под сомнение, поскольку «смелость письма» и «скорость работы» создателей этих икон свидетельствуют о том, что им хорошо была знакома специфика росписи стен, а некоторые особенности живописи напоминают работы балканских художников (Мосунова. 2014). Хотя мн. иконы XVI в., происходящие из церквей Мурома, могут считаться произведениями местных мастеров, источники ранее 1-й трети XVII в. практически не содержат сведений о муромских иконописцах. В наст. время известен лишь один муромский иконник, Евдоким, работавший на рубеже XVI и XVII вв.; его род записан в Синодике муромского Богородицкого собора XVII в. (Науч. арх. МИХМ. Инв. № М-2232. Л. 114 об.). Сын Евдокима «бобыль Лукьянко Евдокимов» в писцовой книге Мурома 1636/37 г. уже упоминается как «сын Иконников», т. е. приобретает прозвание, указывающее на родовую профессию иконописца (Чернышев. 2001. С. 200; Кочетков. Словарь иконописцев. С. 205, 298, 805-806). В описи 1646 г. упоминается «двор Федосея Григорьева иконника», рядового посадского человека; его двор стоял «в Кожевниках же у Оки на берегу», что «внизу под Воскресенским монастырем Григорьев Федосей был» (Переписная книга г. Мурома 1646 г. // РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 11834. Л. 81; Чернышев. 2001. С. 201; Кочетков. Словарь иконописцев. С. 168). В той же описи приведено имя еще одного иконописца, работавшего на заказ: «Мефедко Мартынов иконник», живший на Мережной ул. (Переписная книга г. Мурома 1646 г. Л. 68 об.; Чернышев. 2001. С. 201; Кочетков. Словарь иконописцев. С. 407). На земле Благовещенского мон-ря в 1636/37 г. соседствовали дворами 2 молодых неженатых иконописца - «Ивашка иконник» и названный крестьянином «Володька Панфилов» (возможно, уроженец с. Панфилова близ Мурома). Оба числились бобылями Благовещенского монастыря, т. е. были обедневшими людьми, находившимися в зависимости от обители. Опись города 1646 г. показывает, что за истекшие 10 лет ровесники Ивашка и Володька успели жениться, завести детей, а главное, состоялись как мастера-иконники: «Да около монастыря [Благовещенского] по загороде, слободка монастырская, а в ней дворы поповы и церковных и торговых и ремесленных и работных людей и бобылей… Да з дворов же своих и из земли они дают оброк в монастырь игумену з братьею… Во дворе Ивашка Саввин иконник, у него сын Ивашка десяти лет; во дворе Володимерко Панфилов иконник, у него дети Степашко да Офонька да Ивашка девяти лет. А за оброк пишут образы чюдотворцовы и те образы возят ко государю, как ездят игумен с святынею…» По мнению В. Я. Чернышева, Ивашка Саввин и Володька Панфилов стали родоначальниками иконописной мастерской Благовещенского мон-ря (Переписная книга г. Мурома 1646 г. Л. 88 об.; Чернышев. 2001. С. 200-201). По более поздним источникам известно, что иконники Благовещенского мон-ря работали не только «на вывоз», но и по заказам местных храмов и обителей. Напр., в «Описи древних церквей г. Мурома» кон. XIX - нач. XX в. есть пометы: «монастырского письма» (Чернышев. 2001. С. 203; Сухова. 2004. С. 25-38; Опись древних церквей г. Мурома // Науч. арх. МИХМ. № 29. Л. 37/42 об.- 38/43).

Одним из самых ярких явлений муромской культуры 2-й пол. XVII - нач. XVIII в. в ее элитарном направлении стало творчество изографа А. И. Казанцева (ок. 1658 - после 1730?) - ведущего мастера иконописной мастерской Благовещенского монастыря и родоначальника династии иконописцев Казанцевых (Сухова. 2012. С. 335-339), не единственной иконописной династии в Муроме. Во 2-й пол. XVII в. в городе работали посадские изографы Мартыновы-Андрониковы. Их родоначальником был упомянутый выше «Мефедко Мартынов иконник». В 1679 г. у старшего сына Мефодия Ивана родился сын Андрей. Совпадение отчества, возраста и места жительства упомянутого в описи Мурома 1723 г. 44-летнего иконописца Андрея Иванова Андроникова, проживавшего в приходе Ильинской ц. (Опись г. Мурома 1723 г. // Науч. арх. МИХМ. № 29. Л. 40), позволяет сделать вывод о том, что он был потомком Мефодия Мартынова, продолжившим семейное дело (Чернышев. 2001. С. 201; Сухова. 2004. С. 39-40). Характерным образцом муромской художественной традиции, отражающим вкусы посадского населения, является икона «Муромские чудотворцы, с житием благоверных Петра и Февронии» из Георгиевской ц. Мурома (1669, МИХМ) (Иконы Мурома. 2004. Кат. 39. С. 218-228, автор описания О. А. Сухова). Т. М. Мосунова обратила внимание на то, что во всех слоях лично́го письма в среднике для вохрения использовались аурипигмент и коричневая земля (санкирь), тогда как на ликах в клеймах роль санкиря выполняет красный колер (на ликах в среднике он применен в качестве «подклада» для последующего вохрения); на красный колер широко положена разбеленная охра, по которой черными и белыми линиями рисовали лик. По мнению Мосуновой, эта живая манера письма в клеймах напоминает книжную миниатюру XVII в. (Мосунова. 2003. С. 92).

Муромский мастер Леонтий Степанов, сын Пупков (род. в 1661), в 1723 г. проживал в приходе ц. свт. Николая Чудотворца (Николы Набережного) (Опись г. Мурома 1723 г. // Науч. арх. МИХМ. № 29. Л. 37 об.). Очевидно, он сформировался как иконописец в 80-90-х гг. XVII в. Предки Пупкова упоминаются в документах 1636/37 и 1646 гг., но неизвестно, писали ли они иконы. Род Степана Мартынова, сына Пупкова, отца Леонтия, записан в синодиках Благовещенского мон-ря. Соответствующие листы синодиков украшены заставками, отличающимися от др. заставок этих рукописей,- возможно, автором этих украшений и был Леонтий Пупков (Синодик Благовещенского мон-ря 1695 г. // Там же. № М-2230. Л. 147; Синодик Благовещенского мон-ря 1713 г. // Там же. № М-2233. Л. 158 об.; Чернышев. 2001. С. 201-202; Сухова. 2004. С. 39). Вполне вероятно, что этот иконописец был создателем храмовой иконы «Никола Явленский» (1715, МИХМ) для новой каменной ц. свт. Николая Чудотворца (Николы Набережного) (1700-1717). Не исключено также, что ему было доверено написание не только храмового образа, но и икон для иконостаса церкви (не сохр.). Это были иконы: «Воскресение - Сошествие во ад», Божией Матери «Живоносный Источник», вмч. Феодора Стратилата, святых Зосимы и Савватия, святых Космы и Дамиана (Опись древних церквей г. Мурома // Науч. арх. МИХМ. № 29. Л. 37/42; Сухова. Икона Никола Явленский. 2017).

В наст. время нет данных о том, что муромцы-иконники 2-й пол. XVII - нач. XVIII в. занимались и церковными росписями. В этом отношении интересны сведения, связанные с др. иконописным центром М. и В. е.- Вязниками (Вязниковская слобода), согласно к-рым известно о вызове в Москву к «стенному письму в Архангельском соборе» в 1660 г. вязниковцев попа-иконописца по прозвищу Волк (Кочетков. Словарь иконописцев. С. 128) и иконописца 3-й статьи Андрея Артемьева (упом. в 1660-1692) (Там же. С. 64). Эта информация позволяет предполагать, что вязниковские и муромские мастера работали по украшению стен и в местных храмах. Об Артемьеве известно также, что 8 янв. 1680 г. он получил из Патриаршего казенного приказа за 74 иконы (ризы прописаны золотом) Владимирской Божией Матери по 10 алтын за икону; с 14 янв. по июль 1681 г. написал для патриарха 30 таких же икон, а в янв. 1684 г.- 12 икон; в янв. 1686 г. написал тех же икон 26 в Патриаршую домовую казну, а в марте 1688 г.- еще 10 икон. В марте 1692 г. он же доставил для патриарха 5 икон Спаса, сидящего на престоле, 3 иконы Спаса поясного и 48 икон Владимирской Божией Матери (Там же). Иконописец Ларион Артемьев из Вязниковской слободы (упом. в 1683-1691) значится как поставщик Богородичных образов в Патриаршую домовую казну: 21 янв. 1683 г. он поставил 51 икону Владимирской Божией Матери, а в февр. 1685 г.- 53 иконы той же иконографии. В февр. 1687 г. он доставил туда же 51 икону Владимирской Божией Матери и 2 иконы «Знамение», в марте 1689 г.- еще 38, в янв. 1690 г.- 70 икон Владимирской Божией Матери и «Знамение», в янв. 1691 г.- 7 икон Владимирской Божией Матери (Там же). В Патриаршую домовую казну поставляли иконы Владимирской Божией Матери и др. вязниковские иконники: Евсеев Иван (упом. в 1682) - 5 икон; Иванов Петр (упом. в 1689) - 45 икон; Пономарёв Михаил Иванов (упом. в 1671-1695) - 30 икон в 1671 г. («выменяли» у него для патриарха), через 10 лет он «написал для патриарха» еще 2 иконы (Там же. С. 205, 284, 495). Упоминания о последнем иконописце, бывшем посадским человеком, встречаются в связи с тем, что в 1674 г. он подрядился написать в собор Покровского монастыря в Суздале местные иконы, о чем была составлена поручная запись (подлинник хранился у гр. А. С. Уварова), в к-рой перечислялись иконы: Спас Вседержитель с архангелами (А. С. Преображенский отождествляет ее с иконой из ГВСМЗ, см.: Иконы Владимира и Суздаля. 2006. Кат. 88. С. 390-393); Покрова Пресв. Богородицы; «Предста Царица»; Сошествие Св. Духа; прор. Моисей на горе Синайской и праотец Аарон с церковью (на «южных дверях»); прп. Евфросиния Суздальская; Божия Матерь с Младенцем на престоле; Происхождение Честного Креста; Зачатие прав. Анны; Суздальских чудотворцев (святых Иоанна, Феодора, Дионисия, Симона); Благоразумный разбойник (на сев. двери); Суздальские чудотворцы (преподобные Евфимия и кнг. София). В документе указаны размеры икон, материалы и приемы, качество и сроки (к Троицыну дню), а также стоимость работ (25 р.) (Кочетков. Словарь иконописцев. С. 495). Известно также, что Пономарёв, названный «сидельцем иконного ряда», 12 февр. 1695 г. продал целый иконостас для «новопостроенного» храма свт. Николая Чудотворца в Луганской станице на Дону за 45 р.: «царския двери; а у тумбы и столбцы и сени резные золочены; а у них образы - Благовещение Пресвятыя Богородицы и Евангелисты поясныя да северныя и южныя двери, писаны на красках; вышина по полтретья аршина: да местных икон образ Всемилостиваго Спаса, образ Пресвятыя Богородицы, образ Николая Чудотворца, образ пророка Илии, вышина по полтора аршина; деисус - 11 икон, вышина по полтора-ж аршина; праздников - 12 икон, вышина по аршину» (Там же). Подробные сведения о создании икон для иконостасов Суздаля и Луганской станицы вязниковцем Пономарёвым также показывают, что усилиями местных живописцев они могли создаваться и на родине. Напр., указания на внешнюю роспись в закомарах и на внутреннее убранство Казанского храма (перестроен в кон. XVII в.) Вязниковской слободы имеются в описи 1702 г. в делах Патриаршего приказа: «…около тое церкви в подзорах писано Отечество и лица разных святых»; «в церкви царские двери, сень и столбцы резные, сквозные золочены травы виноградные в сени писано Вечери… По правую сторону местные иконы образ Всемилостивого Спаса, седящего на престоле… писано золотом и красками…». Далее следует описание местного ряда, «в деисусах» упоминаются 14 икон праздников, по 15 - апостолов и праотцев, тоже писанных золотом и красками; кроме того, 22 иконы Страстей Христовых «писаны краски», 12 икон минейных, аналойные и проч. (Добронравов, Березин. 1898. С. 293-295).

Иконописная мастерская в Мстёре. Фотография. Нач. ХХ в.
Иконописная мастерская в Мстёре. Фотография. Нач. ХХ в.

Иконописная мастерская в Мстёре. Фотография. Нач. ХХ в.
Показательны известия о массовых поставках вязниковскими иконописцами икон Владимирской Божией Матери в Патриаршую домовую казну. Популярность этого образа в данном регионе и его востребованность в Москве и во всей России, вероятно, были связаны не только с прославленным первообразом, происходящим из владимирского Успенского собора, но и с местночтимыми списками. Так, о поставках в Патриаршую домовую казну икон Владимирской Божией Матери говорится и в отношении иконников соседнего с Вязниками Гороховца: диакон гороховецкого Благовещенского собора Феодор Степанов в дек. 1691 г. продал 52 такие иконы (Кочетков. Словарь иконописцев. С. 638). В гороховецкой Флорищевой Успенской муж. пуст. (основана в 1651) в алтаре соборного храма возле жертвенника находилась Владимирская икона Божией Матери, по преданию написанная в 1464 г. Иваном Чировым. Ежегодно вместе с др. монастырской святыней, иконой «Успение Пресв. Богородицы», Владимирскую «Флорищевскую» икону (празд. 21 мая, местонахождение неизв.; подробно см. в ст. Владимирская икона Божией Матери) носили крестным ходом по селениям Гороховецкого и Вязниковского уездов. Икона была поновлена в 1750 г. Указанная в возобновленной надписи на ризе иконы дата - 1464 г.- легендарного характера (Георгиевский. 1896. С. 119-120; Косаткин. 1906. С. 133; Кочетков. Словарь иконописцев. С. 761).

Неясна судьба и 2 почитаемых списков Владимирской иконы Божией Матери «древнего письма» (1-я пол. XVII в.) в драгоценных окладах из Богоявленской ц. Мстёры. Первая, вероятно, была вложена кн. Василием Григорьевичем Ромодановским Меньшим († 1671) и находилась в главном иконостасе, слева от царских врат; 2-я - в киоте перед солеей. Кроме того, по данным В. Г. Добронравова, в храмах Мстёры в кон. XIX в. сохранялось «весьма много древних икон» без указаний на их местное происхождение, особо были выделены 2 образа XVIII в. «местной иконописи»: Владимирская икона Божией Матери 1762 г. мстёрского иконописца Михаила Буданова и Шуйская-Смоленская икона Божией Матери 1761 г. (Добронравов, Березин. 1898. С. 355-356; Голышев. 1875. С. 217). Первые сведения об иконописцах Мстёры относятся к 1710 г. В XIX в. местный иконописный промысел оформился в развитое промышленное производство, к кон. XIX - нач. XX в. Мстёра превратилась в один из крупнейших иконописных центров не только М. и В. е., но и всей России (подробнее см. ст. Мстёра).

Характерно, что ни в Муромском у., ни в самом Муроме иконописное дело не приобрело массового характера ни во 2-й пол. XVII в., как в Вязниках, ни в 1-й пол. XVIII в., как в Мстёре. В описи 1723 г. указано, что все иконописцы Мурома были «грекороссийского исповедания» в отличие от «2 серебренников, которые по несогласию следовать новоисправленным книгам и некоторым изменениям в обрядах церкви оставались в звании раскольников и платили двойную подать» (Титов. 1902. С. 69). Сведения о произведениях, созданных посадскими муромскими иконописцами во 2-й пол. XVII - 1-й пол. XVIII в., в наст. время не выявлены. Тем не менее с местными мастерами можно связывать нек-рые иконы этого периода, заметно отличающиеся от произведений мастерской Казанцева: отдельные памятники 1-й четв. XVIII в. представляют собой выразительные примеры переосмысления приемов, использовавшихся мастерами Оружейной палаты и повторявшихся мн. провинциальными иконописцами. Таковы иконы «Спас Смоленский, с припадающими святыми», «Прор. Илия» и оглавный Деисус (все в МИХМ; см.: Сухова. 2004. С. 39-40. Кат. № 68-70, автор описания Е. К. Тюрина).

В XVIII в. интерьеры древних муромских церквей подверглись переделкам. Первоначальные тябловые иконостасы заменяли более пышными, барочными. Резные золоченые иконостасы создавались и для новых храмов. Один из них был выполнен в 1714-1716 гг. (не сохр.) для ц. свт. Николая Чудотворца (Николы Набережного) по схеме, распространенной в кон. XVII в. Колонки и горизонтальные членения иконостаса были украшены виноградными лозами и листьями аканта, на царских вратах резчики поместили замысловатые картуши (Масленицын. 1971. С. 34). А. И. Скворцов отмечает иконостас в стиле барокко сер. XVIII в., «происходящий из Никольской церкви с. Степаньково Меленковского района» (до 1764 село принадлежало Троице-Сергиеву монастырю), и считает, что над ним работали местные умельцы (Скворцов. 2004. С. 198). К наст. времени в Муроме полностью сохранился только один барочный иконостас, созданный в 1797 г. для собора Благовещенского мон-ря. Иконостас имеет сложный волнообразный план с выступающими ризалитами и состоит из 6 уменьшающихся кверху ярусов. Он обильно украшен резными листьями аканта, гирляндами из цветов и драпировками. Кроме икон XVII в. в иконостас помещены иконы времени его создания, которые дают яркое представление о мастерстве муромских изографов, следовавших традициям иконописи эпохи барокко. В местном ряду, справа от царских врат,- образ Христа Вседержителя, стоящего на сфере, с державой в левой руке; сохранилась подпись «иконописца-купца» Стефана Казанцева и дата - 1799 г. (см. в ст. Казанцевы). Слева от царских врат находится икона местного письма с образами Муромских святых, представленных на фоне скалистого пейзажа и панорамы Мурома, и со сценой «Благовещение» в облаках. В кон. XVIII в. написаны иконы праздничного ряда, заключенные в причудливые картуши, а также расположенные над ними изображения праотцев и «Страсти Христовы» (Сухова. 2004. С. 40-41).

В кон. XVIII в. в Муроме по-прежнему функционировала иконописная мастерская под рук. представителя династии Казанцевых. В приходно-расходной книге Спасского монастыря за 24 мая 1765 г. значится: «Выдано муромскому Благовещенскому монастыря архимандриту Алимпию за починку Спасо-Преображенской, Покровской, Кирилловской церквей святых икон 26 рублей; ученикам его, архимандрита, выдано на пищу 1 рубль 20 копеек» (Приходно-расходная книга Спасского мон-ря // РГАДА. Ф. 280. Оп. 6. Д. 1977. Л. 15 об.; Чернышев. 2001. С. 203). В аналогичном документе 1770 г. указан руководитель иконописцев - Федор Казанцев; перечень работ прописан очень кратко, но есть вероятность, что в документе подразумевается не только создание икон, но и исполнение стенных росписей («…и за написание на тумбах и в приделех страстей Христовых» - Приходно-расходная книга Спасского мон-ря // РГАДА. Ф. 280. Оп. 6. Д. 1977. Л. 17). Если предположение верно, то это первое по времени документальное свидетельство существования церковных росписей в Муроме. В том же 1770 г. в Спасском монастыре работал «иконописец муромский купец» Михаил Лукиан Смольянинов, который в Покровской ц. монастыря совершил «починку святых икон» и написал «штилистовый образ Преображения Господня», а также занимался золочением киотов и «росписанием» (Чернышев. 2001. С. 203; Приходно-расходная книга Спасского мон-ря // РГАДА. Ф. 280. Оп. 6. Д. 1977. Л. 13 об., 16 об.). До революции в ц. свт. Николая Чудотворца (Николо-Зарядской) хранилась икона этого мастера: «...икона Спасителя древнего греческого письма, шириною 1 аршин 15 вершков... Доска деревянная гладкая... Изображение писано по зеленому полю... Внизу иконы подпись: «Царь Царем и Господь Господнем лета 1779 свершися писан сей святый образ муромец свидетельный иконописец Михаил Лукин Смольянинов»». Др. произведение Смольянинова до 20-х гг. XX в. находилось в жертвеннике ц. св. Иоанна Предтечи: «Образ Усекновение главы Иоанна Предтечи на темном фоне, на нем надпись: «…1789 году марта 15 дня писал Михаил Лукин Смольянинов»» (Опись древних церквей г. Мурома // Науч. арх. МИХМ. № 29. Л. 42/47, 11/15 об.; Чернышев. 2001. С. 204).

Имя еще одного муромского иконописца 2-й пол. XVIII в. известно благодаря надписи на иконе «Успение Пресв. Богородицы» из Успенской ц. города (МИХМ. Инв. № М-6703): «Писал сей образ 1770 году месяца ноября 10 дня Степан Малоросиянин». На др. произведении этого иконописца, выявленном И. Л. Бусевой-Давыдовой,- иконе «Благовещение» (1800, частное собрание), благодаря сохранившейся надписи удалось уточнить, что он называл себя муромцем: «1800. го майя 10 д. п.[исал] муромецъ Степан Малоросиянинъ». По мнению Бусевой-Давыдовой, живописная манера художника не имеет ничего общего с украинской (малороссийской) иконописью XVIII в., а восходит к искусству мастеров Оружейной палаты и стилистически принадлежит к иконописи XVIII в. Очевидно, к нач. XIX в. Степан Малоросиянин был уже немолод, т. е. сформировался как иконописец в более ранний период. Иконы этого мастера представляют собой запоздалое повторение приемов, характерных для изографов Оружейной палаты (Иконы из частных собраний. 2004. Кат. 93. С. 225. Ил. на с. 134; Сухова. 2004. С. 41).

Нек-рые сведения о муромских храмах, об иконах и иконописцах XIX в. известны благодаря статистическому обозрению местного хроникера А. А. Титова (1840): «...все церкви каменные, крытые железом, в них: икон местных 362, книг 1180, престолов 56, сосудов серебряных 60, колоколов 117, весом в 5000 пуд. Во всех почти церквах встречаются серебряные кадила, во многих церквах богатые евангелия, ризницы в некоторых отличные, древние; письмо икон и их украшения уважаются любителями старины и благолепия» (Титов. 1900. С. 35). Автор отмечает, что в храме Рождества Христова «все иконы, как древние, так и новые, писаны превосходно. Многие писаны бывшим подмастерьем Путилова (иконописец села Холуй.- Авт.) - Иваном М. Морозовым, ныне художником Академии» (Там же. С. 32). Этот живописец упомянут и как автор 2 икон в храме Сошествия Св. Духа на апостолов, расположенном на Пятницком кладбище (Там же. С. 33). Иконы Морозова в наст. время не выявлены, но сохранился портрет купца Ф. В. Суздальцева (1835, МИХМ), к-рый Морозов написал «с натуры» в С.-Петербурге и за который получил серебряную медаль (Сухова. 2004. С. 42).

Важным замечанием Титова является то, что мн. храмы внутри «расписаны стенным писанием», некоторые - «хорошим мастером», однако он не упоминает, кем и когда были выполнены эти работы (Титов. 1900. С. 9, 10). В. Н. Добрынкин, ссылаясь на «рассказы местных старожилов», писал, что в муромском соборе Рождества Богородицы «на западной стене храма, при входе в придел св. Апостолов, была изображена композиция «Княжение св. Петра»: с сев. стороны от входа - «Пострижение кн. Петра в монашество, с южной - «Пострижение кнг. Февронии»». Росписи были уничтожены при реставрации в 1873-1878 гг., когда стены были закрашены масляной краской «под мрамор» (Добрынкин. 1915. С. 11). Можно предположить, что росписи появились к 1899 г., 2 года спустя после торжественного перенесения мощей святых Петра и Февронии (переложены в новую раку в 1897) из придела в главный храм (Сухова, Смирнов. 2008. С. 111). Краткие указания на имеющиеся в муромских храмах росписи известны из «Описи древних церквей города Мурома» кон. XIX - нач. XX в. Самая ранняя стенопись упоминается при описании ц. свт. Николая Чудотворца (Николы Набережного): «Алтарь Никольского храма в XVIII веке украшен живописью масляной краской, произведенной прямо по кирпичу». Вероятно, к тому же времени относилась внешняя стенопись Казанского (свт. Николая Чудотворца (Можайского)) храма, на к-ром «между окнами, по наружной стене с западной стороны, в углублениях виднелись из-под извести какие-то священные изображения». «Акварельная стенопись» (?) внутри Вознесенской ц., датированная сер. XIX в., по замечанию составителя описи, «не представляла ничего замечательного». Лишь при описании Георгиевской ц. указываются конкретные изображения: «…в куполе масляными красками Бог-Отец изображен, а на своде притвора - Спаситель Иисус Христос в самое последнее время, около 1865-1867 гг.». Стенная живопись, исполненная «масляными красками, позднейшего происхождения», без точной атрибуции указана при описании храмов Спасского монастыря, Воскресенской, Пятницкой и Крестовоздвиженской церквей. В документе приводятся датировки внутренней «стенописи на масле» в Успенском (1897), свт. Николая Чудотворца (Николы Набережного) (1898) храмах (см.: Опись древних церквей г. Мурома // Науч. арх. МИХМ. № 29. Л. 36/41 об., 19/23, 15/19, 44/49, 1, 24/30, 48/53, 28/33). О росписи ц. свт. Николая Чудотворца (Николы Набережного) имеются некоторые сведения у Скворцова (ко времени этого описания роспись была уже утрачена), к-рый при анализе настенной живописи в стиле академизма приводит ее в пример; по данным автора, в программу росписи входила сцена «Николай Мирликийский избавляет от смерти трех невинно осужденных», повторяющая одноименное полотно И. Е. Репина (1888, ГРМ) (Скворцов. 2004. С. 207).

«Чудесное плавание свт. Василия, еп. Рязанского, на мантии». Стенопись придела собора муромского Благовещенского мон-ря. 80-е гг. XIX в. Худож. П. И. Целебровский. Фото-графия. 80-е гг. XIX в.
«Чудесное плавание свт. Василия, еп. Рязанского, на мантии». Стенопись придела собора муромского Благовещенского мон-ря. 80-е гг. XIX в. Худож. П. И. Целебровский. Фото-графия. 80-е гг. XIX в.

«Чудесное плавание свт. Василия, еп. Рязанского, на мантии». Стенопись придела собора муромского Благовещенского мон-ря. 80-е гг. XIX в. Худож. П. И. Целебровский. Фото-графия. 80-е гг. XIX в.
В том же стиле в 80-х гг. XIX в. в придельном храме муромского Благовещенского монастыря П. И. Целебровским (1859-1921), местным художником академической выучки (в те годы членом с.-петербургской артели по росписи храмов), была произведена масляная роспись стен и потолка, к-рую в 1949 г. реставрировал владимирский худож. Путилин (Алексий (Новиков), иеродиак. Благовещенский мон-рь в Муроме. 2007. С. 312). В 2017 г. живопись XIX в. была освобождена от записей. В стенописи придельного монастырского храма выделяются «картины»: «Лепта бедной вдовы» на евангельский сюжет и «Чудесное плавание свт. Василия, еп. Рязанского, на мантии» на тему местного церковного сказания (Сухова. 2017). Целебровский расписывал, очевидно в 80-90-х гг. XIX в., и холодный Благовещенский собор (роспись утрачена к кон. XX в., новая выполнена в 2016); он также занимался живописными работами в Смоленской и Воскресенской церквах Мурома (фрагменты сохр. еще во 2-й пол. XX в.) (о Целебровском см.: Беспалов Н. А. Целебровский П. И. // Деятели культуры в Муроме и Муромском крае. Муромские художники // Науч. арх. МИХМ. № 29. Ф. 7. Оп. 1. Ед. хр. 20).

Скворцов на территории М. и В. е. отмечает неск. храмов, имеющих значение как памятники монументального искусства. Среди росписей в т. н. русском стиле это стенопись 1879 г. Никольской ц. в дер. Ст. Котлицы Муромского района: «Своеобразным историзмом проникнута роспись, на западной стене которой развернута композиция с изображением муромских чудотворцев Константина, Михаила, Федора, Петра и Февронии» (Скворцов. 2004. С. 214). Он выделяет масляную роспись собора Благовещенского мон-ря в Вязниках 70-х гг. XIX в., над к-рой работали не местные, а соседние, «боголюбовские мастера» из мастерской И. И. Шорохова; отмечая эклектичный характер росписи, Скворцов указывает, что она выполнена в духе «чувственного иллюзионизма» (Там же. С. 209). В росписи ц. Владимирской иконы Божией Матери в Мстёре, относящейся к кон. XIX в., автор отмечает редкую по иконографии сцену «Митр. Кирилл читает молитву над усопшим кн. Александром Невским» (сведений о сохранности нет; Там же. С. 215), а также констатирует, что реставраторы не успели «вернуть к жизни» мн. «образцы высокого искусства», особенно в сельских храмах, и в качестве примера называет Вознесенскую ц. на погосте близ совр. дер. Алферово Гороховецкого р-на (Там же. С. 285).

Среди икон, исполненных для храмов Мурома в XIX в., выделялись иконы - «памятники о некоторых исторических событиях», хранившиеся в городском соборе. Это «складень 1855 г. с муромскими чудотворцами, Александром Невским, Николаем Чудотворцем», который был поднесен «муромскими гражданами дружине государственного ополчения»; «икона Александра Невского, Николая Чудотворца, Марии Магдалины с надписью: «1861 г. 19 февраля Владимирской губернии дворовые люди, вышедшие из крепостной зависимости, приносят сию икону муромскому Богородицкому собору»»; 2 иконы, «Александра Невского и Иосифа Песнопевца 1880 г.,- от муромского градского общества в воспоминание о спасении Александра Николаевича 1866 г.»; «образ Александра Невского... в киоте 1887 г. в память пятидесятилетия пребывания в городе наследника Александра II»; икона равноап. вел. кн. Владимира, «поставленная от граждан Мурома в память 900-летия Крещения Руси в 1888 г. 15 июля» (Травчетов. 1903. С. 82-84).

Муромские иконописцы выступали в качестве экспертов по определению древних икон, а также занимались их «исправлением». Таким мастером был «живописец» Иван Иванович Патырмин (Добрынкин. 1915. С. 28. Примеч. 1; Науч. арх. МИХМ. Инв. № 26. Л. 5 об.- 7 об.). В Муроме ему принадлежала мастерская на Козьмодемьянской (Мечниковой) ул. Ремесло Патырминых было семейным: дед И. И. Патырмина, Михаил, был иконописцем, отец, Иван, учился у Путилова в с. Холуй, брат, В. И. Патырмин,- в С.-Петербурге у своего земляка Морозова. От потомков Патырминых в МИХМ поступили 2 иконы, в исполнении к-рых заметна академическая выучка, и 3 картины религ. содержания, в т. ч. «Крещение муромского народа». Возможно, одним из муромских иконописцев, принадлежавших к академическому направлению, была создана Муромская икона Божией Матери (кон. XIX - нач. XX в., МИХМ; см.: Иконы Мурома. 2004. Кат. № 77, автор описания О. А. Сухова).

Сохранившиеся произведения, как храмовые образы, так и домашние иконы, а также упоминания в краеведческой лит-ре и воспоминания старожилов свидетельствуют о том, что иконописное ремесло существовало в Муроме до 20-х гг. XX в.- времени закрытия городских храмов (Сухова. 2004. С. 42). Возрождение иконописного ремесла и монументального храмового искусства на территории М. и В. е. приходится на кон. 80-х - нач. 90-х гг. XX в.

Арх.: Синодик Благовещенского мон-ря 1695 г. // Науч. арх. МИХМ. № М-2230; Синодик Благовещенского мон-ря 1713 г. // Там же. № М-2233; Опись древних церквей г. Мурома и древних предметов в них находящихся. Ркп. кон. XIX - нач. XX в. // Там же. № 29; Переписная книга г. Мурома 1646 г. // РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 11834; Опись г. Мурома 1723 г. // Там же. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1884; Приходно-расходная книга Спасского монастыря г. Мурома // Там же. Ф. 280. Оп. 6. Д. 1977; Оп. 7. Д. 308.
Лит.: Голышев И. А. Суздальская иконопись: Начало и переход ее в народную промышленность во Владимирском крае // Ежег. Владимирского губ. стат. комитета. 1875. Т. 1. Вып. 1. Стб. 205-237; Георгиевский В. Т. Флорищева пуст.: Ист.-археол. описание. Вязники, 1896; Добронравов В. Г., Березин В. М. Ист.-стат. описание церквей и приходов Владимирской епархии. Владимир, 1898. Вып. 5; Титов А. А. Стат. обозрение г. Мурома (1840) // Памятная кн. Владимирской губ. 1900. Отд. 2. С. 27-56; он же. Ист. обозрение г. Мурома (1833) // Тр. Владимирской УАК. 1902. Прил. С. 1-99; Травчетов Н. П. Город Муром, его достопримечательности: Очерк истории и совр. состояния города. Владимир, 1903; Косаткин В. В., прот. Мон-ри, соборы и приходские церкви Владимирской епархии, построенные до нач. XIX ст. Владимир, 1906. Ч. 1: Мон-ри; Добрынкин В. Н. Муромский Богородицкий собор. Владимир, 1915 (на обл. 1916); Присёлков М. Д. Троицкая летопись: Реконструкция текста. Л., 1950. СПб., 2002р; Масленицын С. И. Муром. М., 1971; Чернышев В. Я. Муромские иконописцы XVII-XVIII вв. // Уваровские чт., 3-и. Муром, 2001. С. 200-205; Мосунова Т. М. Техника личного письма в иконах XVI-XVIII вв. из собр. Муромского музея // Там же, 5-е. Муром, 2003. С. 91-93; она же. Иконы времени Ивана Грозного в Муроме // Антиквариат. 2014. № 3(114). С. 6-15; Иконы Мурома. М., 2004; Иконы из частных собраний: Рус. иконопись XIV - нач. XX в.: Кат. выст. М., 2004; Скворцов А. И. Наследие земли Владимирской: Монументальная живопись. М., 2004; Смирнова Э. С. Иконы Сев.-Вост. Руси. М., 2004. С. 84-89. Кат. 15. С. 270-274; Сухова О. А. Иконопись Мурома XVII - нач. XX в. // Иконы Мурома. М., 2004; она же. Икона Никола Явленский 1-й четв. XVIII в.- муромский вариант одноименного образа Илариона Башки (ок. 1685 г.- ?) // 21-е Науч. чт. памяти И. П. Болотцевой. Ярославль, 2017. С. 215-228; она же. Чудесное плавание по Волхову, Оке и Неро: К вопросу об одном иконогр. мотиве // ИКРЗ, 2016. Ростов, 2017 (в печати); Иконы Владимира и Суздаля: Кат. М., 2006; Алексий (Новиков), иеродиак. Благовещенский мон-рь в Муроме. М., 2007; Сухова О. А., Смирнов Ю. М. Петр и Феврония Муромские. М., 2008.
О. А. Сухова
Ключевые слова:
Епархии Русской Православной Церкви Церковная архитектура. Монастырские комплексы (Россия) Церковная архитектура. Храмы (Россия) Иконопись. Россия Владимирская митрополия Русской Православной Церкви (с 16 июля 2013 г.) Монументальная живопись, вид живописи, непосредственно связанный с архитектурой (поверхностью стен, сводов, пола, окон) Муромская и Вязниковская епархия Русской Православной Церкви (образовани 16 июля 2013 г.)
См.также:
ВОЛОГОДСКАЯ И КИРИЛЛОВСКАЯ ЕПАРХИЯ Вологодской митрополии
ВЯТСКАЯ И СЛОБОДСКАЯ ЕПАРХИЯ входит в состав Вятской митрополии Русской Православной Церкви
КАЛУЖСКАЯ И БОРОВСКАЯ ЕПАРХИЯ Калужской митрополии Русской Православной Церкви
ВЕЛИКОУСТЮЖСКАЯ И ТОТЕМСКАЯ ЕПАРХИЯ Вологодской митрополии Русской Православной Церкви
ВОРОНЕЖСКАЯ И ЛИСКИНСКАЯ ЕПАРХИЯ Воронежской митрополии
ЕКАТЕРИНБУРГСКАЯ И ВЕРХОТУРСКАЯ ЕПАРХИЯ РПЦ, учреждена 29 янв. 1885 г. как Екатеринбургская и Ирбитская преобразованием Екатеринбургского викариатства Пермской епархии
АЛЕКСАНДРОВСКАЯ И ЮРЬЕВ-ПОЛЬСКАЯ ЕПАРХИЯ Владимирской митрополии Русской Православной Церкви
БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ СОБОР Московского Кремля
ВАСИЛЬЕВСКИЕ ВРАТА церковные двери собора Св. Софии в Вел. Новгороде
ВЛАДИМИРСКАЯ МИТРОПОЛИЯ Русской Православной Церкви
ИОСИФОВ ВОЛОКОЛАМСКИЙ (ВОЛОЦКИЙ) В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МОНАСТЫРЬ ставропигиальный, мужской, расположен в Волоколамском р-не Московской обл.
КРУТИЦКАЯ КАФЕДРА РПЦ, исторически восходит к Сарайской и Подонской епархии Киевской (со 2-й пол. XV в. Московской) митрополии, а также к Коломенской епархии (сер. XIV в. - 1799)
КУРСКАЯ И РЫЛЬСКАЯ ЕПАРХИЯ Курской митрополии
ЛИПЕЦКАЯ ОБЛАСТЬ субъект Российской Федерации в составе Центрального федерального окр.