Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КАМСКО-БЕРЁЗОВСКИЙ В ЧЕСТЬ КАЗАНСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ МИССИОНЕРСКИЙ МОНАСТЫРЬ
Т. 30, С. 83-88 опубликовано: 19 мая 2017г.


КАМСКО-БЕРЁЗОВСКИЙ В ЧЕСТЬ КАЗАНСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ МИССИОНЕРСКИЙ МОНАСТЫРЬ

находился в 1 версте от с. Николо-Берёзовка Бирского у. Уфимской губ., на левом берегу р. Камы, на границе Вятской, Уфимской и Пермской губерний. Основан указом Синода от 19 дек. 1900 г. на базе Камско-Николаевского подворья уфимского в честь Успения Пресв. Богородицы муж. мон-ря. Первоначально мужской.

Мужской монастырь

По нек-рым сведениям, в XVI в. на территории близ с. Николо-Берёзовка находился общежительный муж. мон-рь в честь Преображения Господня. Об основании этой обители известно из копии писцовой книги 1596 г. (хранилась в церкви села до 1917), составленной по наказу казанского воеводы кн. Ивана Воротынского на земли жителей Никольской слободы (впосл. с. Берёзовка (Николо-Берёзовка)). В писцовой книге указано, что в 2 верстах от села, за р. Камой, «стоит часовня черного попа, священноинока Ионы Пошехонца и старца Арсения Мезенца», к-рые «строят» мон-рь в честь Преображения Господня и во имя преподобных Зосимы и Савватия Соловецких (Игнатьев. 1873. С. 191). По преданию, в XVII в., во время одного из башкир. бунтов, мон-рь был разорен.

В 1852 г. настоятель Троицкого храма с. Николо-Берёзовка прот. Григорий Иоаннович Челноков и заводовладелец М. Г. Сведомский (дядя знаменитых художников братьев Сведомских, владелец Михайловского Завода в Красноуфимском у. Пермской губ.) выступили с инициативой возобновления Преображенской обители. При этом Сведомский отвел для мон-ря 150 дес. земли и леса за р. Камой, в 40 верстах от Николо-Берёзовки, на границе Бирского и Осинского уездов. Но указанная местность оказалась болотистой, и в 1858 г. Удельное ведомство, к-рому принадлежало село, отвело для мон-ря 15 дес. земли в непосредственной близости от с. Берёзовка, на левом берегу р. Камы. Однако в связи с переводом в 1859 г. прот. Г. Челнокова на др. приход дело об устройстве обители приостановилось.

В 70-х гг. XIX в. строительство К.-Б. м. возобновилось на средства землевладельца и хозяина заводов в Осинском у. Павла Дмитриевича Дягилева. В 1871-1873 гг. на отведенной Удельным ведомством земле Дягилев построил 2-этажный деревянный дом с хозяйственными службами, всю усадьбу обнес бревенчатой оградой. Он взял на себя продовольственные расходы и выплачивал жалованье первым трудникам. В 1882 г. еп. Уфимский Никанор (Бровкович) выразил Дягилеву «сердечную признательность».

Указом Синода от 21 июля 1878 г. К.-Б. м. «впредь до окончательного устройства» был приписан к уфимскому Успенскому мон-рю. Подворье, именовавшееся Камско-Николаевским (или Никольским), подчинялось настоятелю Успенской обители и управлялось иеромонахом. 1 янв. 1879 г. за литургией в уфимском кафедральном Воскресенском соборе еп. Никанор (Бровкович) рукоположил во иерея мон. Павла, к-рый стал первым настоятелем подворья. Поскольку в 1881-1893 гг. Успенский мон-рь был приписан к архиерейскому дому, Камско-Николаевское подворье в этот период именовалось подворьем Уфимского архиерейского дома. В 1880 г., при иером. Павле, на средства Дягилева на верхнем этаже братского корпуса была устроена и осенью 1881 г. освящена домовая ц. во имя свт. Николая Чудотворца. За труды по благоустройству подворья 27 окт. 1881 г. иером. Павел был награжден набедренником, а 25 февр. 1885 г.- наперсным крестом. С 1896 г. подворье возглавлял иером. Макарий, с 1899 г.- иером. Герман. В кон. XIX в. в обители проживало от 2 до 10 чел. братии.

Игум. Анастасий. Фотография. 1910 г. (ГПИБ)
Игум. Анастасий. Фотография. 1910 г. (ГПИБ)

Игум. Анастасий. Фотография. 1910 г. (ГПИБ)
По ходатайству Уфимского еп. Антония (Храповицкого) указом Синода от 19 дек. 1900 г. обитель была преобразована в заштатный «общежительный монастырь с наименованием Богородицким» - в честь Казанской иконы Божией Матери. 18 февр. 1901 г., в Неделю Торжества Православия, в присутствии местных властей и при большом стечении народа состоялось его открытие. Были отслужены всенощное бдение и литургия, молебен Спасителю и Божией Матери с крестным ходом вокруг мон-ря; прочитаны 2 молитвы - «на обновление храма», посвященного Казанской иконе Божией Матери, и краткая молитва XVII в. «о начале монастыря». В монастырской церкви был помещен список местночтимой иконы свт. Николая Чудотворца (Николы Берёзовского), хранящийся в Троицком храме с. Николо-Берёзовка. Этот образ почитался не только православными, но и местными мусульманами.

Предполагалось, что главной целью учреждения К.-Б. м. должно было стать распространение Православия среди язычников (удмуртов, черемисов-марийцев, отчасти чувашей) и мусульман (татар и башкир) Уфимской и Вятской губерний, в т. ч. через подготовку грамотных миссионеров. От гос-ва К.-Б. м. получал скромное финансирование - 300 р. «на призрение крещаемых при монастыре инородцев». Миссионерский период истории монастыря связан гл. обр. с деятельностью 1-го настоятеля - игум. Анастасия, выходца из черемисской (марийской) семьи, педагога и ревностного миссионера, ученика Н. И. Ильминского. В янв. 1901 г. игум. Анастасий прибыл в К.-Б. м. и уже 19 марта 1901 г. в помещении монастырской гостиницы открыл черемисскую церковноприходскую миссионерскую школу. В 1901 г. обер-прокурор Синода К. П. Победоносцев отмечал, что «из миссионерских учреждений в Уфимской епархии заслуживает внимания Камско-Берёзовский Богородицкий миссионерский монастырь - этот еще недавно возникший монастырский стан. При монастыре имеется миссионерская школа, в которой в первый год обучалось 52 мальчика: дети ежедневно бывали за литургией и вечерним правилом в монастырской церкви, а в праздники и за бдением, составляя из себя хор певчих. Длительное, в 3-4 часа, монастырское бдение дети примерно выстаивают, и ученики-язычники подают в этом отношении даже пример» (Всеподданнейший отчет. 1905. С. 124-125). Игум. Анастасий сумел добиться от Училищного совета при Синоде хорошего финансирования школы - 500 р. в год на содержание 2 учителей (затем 600 р.). Кроме того, 500 р. выделяло Уфимское правосл. миссионерское об-во, поддержку оказало и епархиальное Братство Воскресения Христова.

Еп. Нафанаил (Троицкий) и братия мон-ря с учениками миссионерской школы. Фотография. 1910 г. (ГПИБ)
Еп. Нафанаил (Троицкий) и братия мон-ря с учениками миссионерской школы. Фотография. 1910 г. (ГПИБ)

Еп. Нафанаил (Троицкий) и братия мон-ря с учениками миссионерской школы. Фотография. 1910 г. (ГПИБ)
Первым учителем стал уроженец дер. Кушни «из ново-просвещенных черемис» Н. А. Шитов, игум. Анастасий вел уроки по дидактике и педагогике. Сначала школа была одноклассная, со 2 окт. 1901 г.- 2-классная; в 1904 г. открылось 3-е, дополнительное отд-ние 2-го класса - для подготовки учителей в инородческие школы, окончившие к-рое могли сдать экзамен в педагогической комиссии Казанской учительской семинарии на звание учителя инородческих уч-щ. В 1904-1905 гг. школу посещали 78 детей, в 1907 г.- 80, в 1909/10 уч. г.- 120. Все школьники содержались на полном коште мон-ря, сироты обеспечивались бельем и обувью. При школе действовали переплетная, портняжная, столярная, иконописная мастерские.

В школе учились дети различных национальностей: в 1910 г. среди 90 мальчиков было 25 русских (по-видимому, из Вятской губ.), 2 чуваша, крещеный татарин и 62 марийца. Отец Анастасий в первую очередь приглашал на учебу марийских детей: игумен «целыми днями обходил черемисские деревни, увещевая их жителей не чуждаться русской школы и церкви» (Уфимские ЕВ. 1902. № 9. С. 584). Преподавались Закон Божий, церковный устав, русский язык, история, география, арифметика и др. предметы. «В школе чистота и порядок,- свидетельствовал еп. Нафанаил (Троицкий), посетивший К. м. в 1909 г.- Везде все выкрашено. Пред иконами, убранными цветами, горят лампады, а на стенах - географические карты» (Второе миссионерское путешествие. 1909. С. 57). Дети постепенно знакомились с христианскими обрядами и основами православной веры. Богослужения совершались при пении всех учащихся, в числе к-рых весьма значительную часть составляли язычники. Песнопения исполнялись как на церковнославянском, так и на марийском языке. В среднем в год в школе принимали Православие от 2 до 7 чел.; к 1910 г. в школе крестились 58 марийцев-язычников и 15 татар-мусульман.

Ежегодно неск. человек, окончивших школу при К.-Б. м., сдавали экзамены в Казанской учительской семинарии и получали учительские свидетельства. К 1910 г. было подготовлено более 25 учителей для школ грамоты и более 15 псаломщиков для инородческих приходов. Для обеспечения достойного уровня подготовки учащихся игум. Анастасий пригласил квалифицированных педагогов, в т. ч. выпускников Казанской учительской семинарии В. Алексеева, Н. Петрова, Н. Кельбедина, выпускника центральной марийской школы Братства свт. Гурия Н. Яковлева. Школа К.-Б. м. считалась лучшей среди миссионерских школ Прикамья, Поволжья (Нижегородской, Казанской, Вятской губ.) и Урала (Пермской губ.).

Игум. Анастасий организовал прекрасный хор из учащихся, который участвовал в богослужениях, совершавшихся как на церковнославянском, так и на черемисском языке. С 1901 г. в мон-ре устраивались внебогослужебные беседы и народные чтения, состоявшие из докладов на актуальные церковные темы, в перерывах ученики школы исполняли церковные песнопения на черемисском (марийском) языке. За заслуги по духовному ведомству 14 апр. 1904 г. игум. Анастасий был награжден наперсным крестом, от «Св. Синода выдаваемым».

Для осуществления своих проектов игум. Анастасий планировал перестроить небольшой мон-рь и увеличить число насельников. К 1903 г. в обители проживало ок. 50 чел., в т. ч. 4 иеромонаха, 2 иеродиакона, 3 мантийных монаха. Братия имела смешанный национальный состав: помимо русских в обители подвизались 15 марийцев, 2 удмурта, чуваш. В 1903 г. игумен составил грандиозный план (со сметой до 240 тыс. р.) строительства 2-этажного собора, колокольни со св. воротами и др. зданий. 13-14 сент. 1903 г. временно управляющий Уфимской епархией Балахнинский еп. Нестор (Фомин) осуществил закладку каменного многопрестольного собора в честь Казанской иконы Божией Матери, во имя свт. Николая Чудотворца, свт. Тихона Задонского, новопрославленного прп. Серафима Саровского, в честь Воскресения Христова. При этом на место буд. храма была принесена Берёзовская икона свт. Николая. Летом 1904 г. началось строительство, а 5 июля 1909 г. Уфимский еп. Нафанаил (Троицкий) освятил в честь Воскресения Христова главный престол нижнего храма в строящемся соборе. По замыслу строителей нижний храм должен был стать усыпальницей; в день Пасхи крестный ход из верхнего храма, главный престол которого предполагалось посвятить Казанской иконе Божией Матери (по др. сведениям, прп. Серафиму Саровскому), сходил бы в нижний, возвещая и «сущим во гробех» радость Воскресения. В освящении участвовал и ректор Уфимской ДС архим. сщмч. Мефодий (Краснопёров).

Вел. кнг. Елисавета Феодоровна с клириками Уфимской епархии и братией мон-ря. Фотография. 1910 г.
Вел. кнг. Елисавета Феодоровна с клириками Уфимской епархии и братией мон-ря. Фотография. 1910 г.

Вел. кнг. Елисавета Феодоровна с клириками Уфимской епархии и братией мон-ря. Фотография. 1910 г.
Строительные работы требовали больших затрат. На пароходной пристани была поставлена монастырская часовня, где пред копией Берёзовской иконы свт. Николая для пассажиров служились молебны, пожертвования от к-рых летом приносили до 1500 р. В 1905 г. мон-рю было выделено казной к имеющимся 150 дес. еще 147 дес. лугов. Свое пожертвование прислал прот. Иоанн Кронштадтский. Среди благотворителей К.-Б. м. были и житель Николо-Берёзовки земский начальник С. В. Мацнев с супругой. На средства семьи Мацневых содержались школьный учитель и 15 учеников. Сарапульский купец Н. В. Смагин в 1909 г. пожертвовал 3 тыс. кирпичей, 100 пудов хлеба и 1950 р., в 1911 г.- 100 пудов ржаной муки. В 1909 г. купец г. Тетюши Казанской губ. А. И. Пушков пожертвовал 200 р. на мон-рь и 200 р. на содержание учеников школы. Свящ. Феодор Комаров пожертвовал 40 р. в виде ежегодной стипендии на содержание одного из учеников миссионерской школы. Тем не менее средств на строительство мон-ря и развитие миссионерского дела не хватало.

Между тем еще в 1903 г. духовенство Уфимской епархии разработало проект офиц. Уфимской миссии среди язычников, к-рых в сев. волостях Бирского и Белебеевского уездов насчитывалось более 100 тыс. чел. В поисках средств на миссионерский мон-рь в 1909 г. супруги Мацневы посетили Марфо-Мариинскую московскую обитель, рассказали вел. кнг. прмц. Елисавете Феодоровне о положении миссионерского дела в Уфимской епархии, о нуждах К.-Б. м. и передали ей приглашение посетить мон-рь.

8 июля 1910 г. вел. кнг. Елисавета Феодоровна посетила с. Николо-Берёзовка и К.-Б. м. в сопровождении гофмейстера А. П. Корнилова и сестер Марфо-Мариинской обители. Гостей встречали губернатор и еп. Уфимский Нафанаил (Троицкий), возглавивший соединенный крестный ход из сельского и монастырского храмов с участием ок. 60 священников и сестер жен. мон-рей епархии. Княгиню приветствовал игум. Анастасий на черемисском (марийском) языке. Вечером гостья молилась за всенощным бдением, проходившем в мон-ре под открытым небом на специально устроенном деревянном помосте. Пели черемисский, татар. и чуваш. хоры певчих. Песнопения, чтения ектений и возгласы попеременно звучали на 4 языках: церковнославянском, черемисском, татарском и чувашском. Это небывалое для нач. XX в. богослужение произвело огромное впечатление и на великую княгиню, и на прихожан. 9 июля вел. кнг. Елисавета присутствовала при освящении в нижнем храме строящегося собора правого придела во имя прп. Сергия Радонежского (в память об убиенном супруге княгини вел. кн. Сергее Александровиче), затем подарила обители икону прп. Сергия, освященную в Троице-Сергиевой лавре у мощей преподобного. В храм был доставлен и др. великокняжеский дар - богатая ризница. По завершении богослужения княгиня посетила монастырскую школу, ознакомилась с выставкой рукодельных работ (шитьем золотом, жемчугом и шелками и проч.) из всех 10 жен. мон-рей епархии.

Проект ц. прп. Серафима Саровского с колокольней. Литография. 1910 г. (ГПИБ)
Проект ц. прп. Серафима Саровского с колокольней. Литография. 1910 г. (ГПИБ)

Проект ц. прп. Серафима Саровского с колокольней. Литография. 1910 г. (ГПИБ)
В тот же день в Николо-Берёзовку возвращалась чудотворная икона свт. Николая, встречаемая на пристани крестными ходами из сельского храма и мон-ря. Приложившись к чудотворному образу, вел. кнг. Елисавета Феодоровна приняла его из рук еп. Нафанаила и несла 2 версты от пристани до мон-ря. В К.-Б. м. сразу же началось всенощное бдение - вновь на открытом воздухе. После чтения шестопсалмия были произнесены заранее составленные и отпечатанные для молящихся поучения на 5 языках: русском, черемисском, вотском, татарском и чувашском. 11 июля вел. кнг. Елисавета Феодоровна участвовала в проводах Берёзовской иконы в г. Сарапул, а затем уехала в Казань. В телеграмме, отправленной на имя еп. Нафанаила, великая княгиня выразила стремление принести посильную пользу «святому делу миссионерства».

Нафанаил (Троицкий), еп. Уфимский. Фотография. Нач. ХХ в. (РГИА)
Нафанаил (Троицкий), еп. Уфимский. Фотография. Нач. ХХ в. (РГИА)

Нафанаил (Троицкий), еп. Уфимский. Фотография. Нач. ХХ в. (РГИА)
После посещения К.-Б. м. вел. княгиней решение по вопросу о создании в Уфимской епархии внешней и внутренней миссии было принято. По сообщению обер-прокурора Синода от 27 июля 1910 г., имп. Николай II разрешил принять «Православную миссию в Уфимской епархии под Августейшее покровительство Ее Императорского Высочества великой княгини Елисаветы Феодоровны» (Уфимские ЕВ. 1911. № 12. С. 498). С этого времени и до 1917 г. Уфимский комитет правосл. Миссионерского об-ва находился под ее непосредственным покровительством. Новоучрежденная Уфимская епархиальная миссия приступила к деятельности по специально разработанной программе, финансируемой Синодом. В частности, с осени 1910 г. на базе монастырей епархии стали проводиться краткосрочные специализированные миссионерские курсы (для крещеных татар, для чувашей, для мордвы, для черемисов, отдельно мужские и женские). Центром проведения первых «противоязыческих» миссионерских курсов стал К.-Б. м. Игум. Анастасий принимал участие и в работе миссионерских курсов, проходивших в авг. 1911 г. в г. Бирске и в Бирском у. во Владимирском муж. мон-ре.

Берёзовская икона свт. Николая Чудотворца. Литография. 1910 г. (ГПИБ)
Берёзовская икона свт. Николая Чудотворца. Литография. 1910 г. (ГПИБ)

Берёзовская икона свт. Николая Чудотворца. Литография. 1910 г. (ГПИБ)
17 нояб. 1910 г. игум. Анастасий в составе депутации от духовенства Уфимской епархии и правосл. миссии во главе с еп. Нафанаилом посетил Москву и поднес вел. кнг. Елисавете Феодоровне копию Берёзовской иконы свт. Николая. 18 и 19 нояб. сотрудники миссии приняли участие в служении литургии в Марфо-Мариинской обители, причем некоторые возгласы подавались на черемисском, мордов. и татар. языках. 24 нояб. 1910 г. игум. Анастасий принимал участие в представлении депутации в Царском Селе, когда имп. Николаю II подарили копию Берёзовской иконы. Вел. кнг. Елисавета Феодоровна оказывала постоянную поддержку К.-Б. м. и др. миссионерским мон-рям Уфимской епархии. По ее ходатайству имп. Николай II прислал 4 тыс. р. на завершение строительства собора. 7 апр. 1911 г. вел. княгиня передала мон-рю образ Спасителя - Царя Славы, выполненный ею собственноручно. С ее разрешения икона временно была поставлена в иконостас кафедрального Воскресенского собора Уфы, а 15 апр. передана в мон-рь и установлена в строящемся соборе.

При внешних успехах миссионерского дела в К.-Б. м. во внутренней жизни монашеской общины накапливались серьезные проблемы. Активная миссионерская деятельность о. Анастасия не встречала поддержки со стороны большей части братии - простых монахов. Масштабные проекты при отсутствии надежного финансирования не способствовали улучшению экономического положения монастыря. Еще в 1906 г. посетивший Николо-Берёзовку еп. Уфимский Христофор (Смирнов) застал обитель, «терзаемую раздорами». В 1908 г. еп. Христофор лишил о. Анастасия игуменского звания и должности. Однако бывш. игумен подал жалобу в Синод и после разбирательства был не только оправдан, но и награжден орденом св. Анны 2-й степени, а указом Синода от 21 апр. 1909 г. восстановлен в должности. Тем не менее престарелый игум. Анастасий уже не мог должным образом управлять братией. Пьянство и упадок нравственной жизни иноков стали причиной сокращения пожертвований благотворителей, уменьшения числа богомольцев. Родители уже не хотели отдавать детей в миссионерскую школу, опасаясь дурного влияния нечестивых монахов (в 1912 число учеников уменьшилось до 30). В К.-Б. м. приостановились строительные работы, хозяйство было доведено «чуть не до окончательного разорения». При этом лесная дача в Пермской губ. «вследствие полной бесхозяйственности монастырской братии и отдаленности ее от монастыря (40 верст) подверглась беспощадному истреблению» (Уфимские ЕВ. 1912. № 14. С. 600-601; № 16. С. 693, 699, 700).

Женский монастырь

3 апр. 1912 г. еп. Нафанаил предложил Синоду ликвидировать муж. обитель. Указом Синода от 28 мая 1912 г. мон-рь был преобразован в Камско-Берёзовский Богородицкий миссионерский жен. мон-рь. Братия (игумен, 5 иеромонахов, 2 иеродиакона, 3 монаха и схимонах) была переведена в др. мон-ри Уфимской епархии, игум. Анастасий поселился в Одигитриевском мон-ре Белебеевского у. Ядро новой общины К.-Б. м. составили 30 сестер уфимского в честь Благовещения Пресв. Богородицы женского монастыря - многолюдной и процветавшей обители. Настоятельницей стала игум. Мария (Максимович). 20 июля 1912 г. новый Уфимский еп. Михей (Алексеев) торжественно «при громадном стечении народа из ближних и дальних селений - русских и марийцев» открыл жен. мон-рь. «Новооткрытая обитель,- писал архиерей в телеграмме на имя вел. кнг. Елисаветы по случаю открытия жен. мон-ря,- была воодушевлена самым горячим желанием послужить великим миссионерским задачам края среди окружающего ее языческого населения чрез свои молитвенные подвиги, святость и чистоту жизни, просветительную и благотворительную деятельность». Вскоре было получено неск. телеграмм от великой княгини с пожеланиями новому мон-рю «окрепнуть и возрасти в широкую плодотворную ниву» (Там же. № 15. С. 641-642).

Летом 1914 г. вел. кнг. Елисавета Феодоровна вновь посетила Николо-Берёзовку и К.-Б. м. 10 июля 1914 г. на пристани возле часовни состоялась торжественная встреча гостей, прибывших на пароходе «Межень». Вместе с вел. кнг. Елисаветой Феодоровной приехала ее сестра принцесса Баттенбергская Виктория с дочерью, принцессой Луизой. После молебна в часовне на пристани гости направились в мон-рь. По пути их встретил крестный ход во главе с еп. Уфимским Андреем (Ухтомским). На службе пели 4 хора: монашествующих, детей монастырской школы, крещено-татарский из Мензелинского у. и черемисский. Нек-рые ектении и песнопения евхаристического канона за литургией были исполнены поочередно крещено-татар. и черемисским хорами; по свидетельствам очевидцев, служба произвела на молящихся глубокое впечатление. Великая княгиня осмотрела строящийся храм, выслушала доклад еп. Андрея о делах Уфимской миссии и по окончании всенощной службы под открытым небом покинула мон-рь. Из Верхотурья она отправила телеграмму настоятельнице: «С удовольствием усмотрела вчера, что ваша юная обитель процветает. Да пошлет вам всем Господь крепости и сил на святое дело молитвы и распространения православия между инородцами. Передайте сестрам, что надеюсь в будущем еще посетить вашу обитель и застать их крепкими духом и работающими к дальнейшему процветанию обители» (Тюнин. 1915. С. 30).

В 1914 г. монастырская школа была преобразована в женскую. Кроме общих предметов девочек (57 чел., в т. ч. 19 из инородцев) обучали церковному пению и рукоделию (шитью, вышиванию, вязанию), а в старших классах - кройке белья и платья. В 1915 г. осталось только 19 учениц, поскольку желающим проходить обучение теперь требовалось платить по 45 р. в год, иметь свои одежду, обувь, постельное белье. В июле 1914 г. в память о посещении обители вел. кнг. Елисаветой Феодоровной были назначены 2 стипендии для лучших учениц (по 40 р.) и открыт приют для 15 девочек-язычниц. В том же году при мон-ре устроили приют для новокрещеных, к-рым после крещения небезопасно было оставаться среди сородичей; их предполагалось поселять при обители или принимать в число насельниц. В годы первой мировой войны мон-рь помогал армии и тылу. В 1914 г. монахини устроили приют для 20 солдатских детей. В 1915 г. учителя и учительницы школы собрали немного денег, на которые купили материалы, и ученицы изготовили 53 пары чулок, 160 пакетов с табаком и курительной бумагой. Вместе с подарком от монастыря (30 холщовых рубах и 41 полотенце) все было отправлено на фронт. В февр. 1917 г. устроили платный литературно-вокальный вечер в пользу местного кружка по снабжению армии и 9 беднейших учениц школы - дочерей призванных на войну. Часть собранных средств была потрачена на 7 пачек почтовой бумаги и 800 конвертов, к-рые отправили в армию.

К 1917 г. в К.-Б. м. проживало 57 насельниц (5 монахинь и 52 послушницы), на территории обители находились 2 храма (ветхий деревянный и строящийся каменный), деревянная колокольня, кельи, 2-классная церковно-учительская школа для марийцев. С сев.-вост. стороны к обители примыкала принадлежащая монастырю сосновая роща. На ее опушке стоял дом для учителей школы, а близ св. ворот - гостиница. Ок. 1914 г. в монастырской трапезной была освящена домовая Крестовоздвиженская ц. Оставался недостроенным нижний каменный храм в честь Воскресения Христова. Мон-рю также принадлежали 2 деревянных 2-этажных корпуса, деревянный корпус с мезонином, полукирпичный 2-этажный корпус, флигели, надворные постройки, конюшни, бани, сараи, а также 297 дес. земельных угодий.

1918-2012 гг.

Весной 1918 г. началось изъятие земельных угодий у монастырей Уфимской епархии. Национализация земель в К.-Б. м. и др. жен. обителях сопровождалась не только конфискацией сельхозинвентаря, но и реквизицией семян, продовольствия, притеснениями насельниц. В марте 1918 г. сестры «Кружка сотрудниц» Уфимского епархиального братства Воскресения Христова составили ходатайство на имя патриарха Тихона «о принятии мер к защите женских обителей от насилий и к сохранению за ними земельных угодий» (РГИА. Ф. 831. Оп. 1. Л. 21 об.), оставшееся по обстоятельствам времени без рассмотрения. Весной 1918 г. некоторые насельницы под давлением властей покинули обитель и переселились в с. Николо-Берёзовка и соседнюю дер. Пенза. В 1920 г. оставшиеся монахини (в соответствии с инструкцией Наркомюста от 24 авг. 1918) зарегистрировали в волостном Совете религ. общину при Казанской ц. «Камско-Березовского монастыря, находящегося близ села Николо-Березовки и деревни Пензы» - т. о., монастырь был помянут в официальных документах как существующий. Члены общины (т. н. двадцатка) указывали местом своего проживания как монастырь, так и окрестные селения.

5 окт. 1920 г. община заключила офиц. договор с Касевским волостным Советом о принятии в бессрочное и бесплатное пользование находящихся в мон-ре церковных зданий - храмов с богослужебными предметами, причтового дома с надворными постройками и др. домов религ. общины «со всеми пристройками». Т. о., насельницам передавались по описи все строения на территории К.-Б. м., но не земельные угодья. Сестры обязались беречь переданное им «народное достояние» и пользоваться им исключительно для «удовлетворения религиозных потребностей»; в частности, не допускать «политических собраний враждебного Советской власти направления… произнесение проповедей и речей, враждебных Советской власти… совершение набатных тревог - для созыва населения, в целях возбуждения его против Советской власти»; за нарушение принятых обязательств члены общины предупреждались об уголовной ответственности «по всей строгости революционных законов». За пользование имуществом с общины взимался большой денежный налог; сестры должны были оплачивать ремонт, отопление, страхование, охрану, «местные обложения».

В кон. 1920 или 1921 г. договор был расторгнут Советом и монастырь официально ликвидирован, хотя несколько монахинь продолжали проживать в кельях. В июне 1922 г. адм. отдел БашНКВД сообщал, что «на территории Башкирской АССР монастырей нет, за исключением бывшего Эннатского…» (ЦГИА РБ. Ф. 1252. Оп. 4. Д. 291. Л. 40). Автор заметки «Давно пора», опубликованной в газ. «Власть труда» 30 янв. 1923 г., писал: «Ввиду того, что фактически женский монастырь в селе Николо-Берёзовка, Бирского кантона, закрыт и здание представлено на общеполезные надобности, Бирским кантисполкомом предложено Касевскому ВИК немедленно выселить из монастыря монахинь, а здание представить в распоряжение Марийского педагогического техникума». Сестры были окончательно изгнаны из бывшего монастыря, но, поселившись в окрестных селениях, продолжали нести монашеские послушания, участвовали в богослужениях в Троицкой ц. с. Николо-Берёзовка, служили певчими, просфорницами, алтарницами и проч. (до закрытия храма в 1934). Сохраняла связь с монахинями и престарелая игум. Мария (Максимович), проживавшая в г. Бирске.

22 июня 1931 г. в с. Николо-Берёзовка произошел сильный пожар близ зданий райкома ВКП(б) и райотдела ГПУ. По делу о поджоге арестовали 35 «антисоветских элементов», в их числе 6 сестер. Всех задержанных отправили в Уфу и 8 июля заключили в Башкирский центральный исправдом (уфимскую тюрьму). Монахинь обвинили по ст. 58-10, 11 УК в антисоветской агитации, срыве коллективизации, тайных собраниях, выступлениях против закрытия сельского храма. Постановлением тройки при ПП ОГПУ по Башкирской АССР от 24 сент. 1931 г. к высылке в Ср. Азию были приговорены бывшие насельницы К.-Б. м. Китивания Дормидонтовна Сухина (63 лет) и Прасковья Федоровна Мелехова (46 лет), а также Анна Григорьевна Дымова (45 лет), Феония (видимо, Хиония) Гавриловна Васенькина (45 лет; ухаживала за больными в Николо-Берёзовской сельской больнице). Вместе с ними были сосланы и проживавшие в Николо-Берёзовке насельницы других обителей.

Помещения и территорию К.-Б. м. использовал Марийский педтехникум (с 1934 Областной марийский педагогический техникум, с 1938 Краснокамское марийское педагогическое уч-ще). В неск. домах обустроили квартиры. Позднее здесь располагался кожно-венерологический диспансер.

В 2012 г. на территории бывш. мон-ря, в центре с. Николо-Берёзовка находился парк. 22 мая 1999 г. был совершен водосвятный молебен и освящено место, на к-ром находился колодец мон-ря (считается, что воду из него пила прмц. Елисавета). 8 нояб. 2003 г. архиеп. Уфимский и Стерлитамакский Никон (Васюков) освятил восстановленный монастырский колодец, получивший именование «Елизаветин кладезь», и каменную часовню во имя прмц. Елисаветы Феодоровны. Сохранился сводчатый цокольный (полуподвальный) этаж недостроенного монастырского собора. 31 июля 2003 г., к столетию со дня прославления прп. Серафима Саровского, у сводов храма был воздвигнут памятный поклонный крест.

Арх.: РГИА. Ф. 797. Оп. 80. Д. 422. Отд. 2. 1910 г. Л. 125 об.- 126; Арх. УФСБ РФ по Респ. Башкортостан. АСД № ВФ-17891.
Ист.: Всеподданнейший отчет обер-прокурора Свят. Синода К. Победоносцева по Ведомству правосл. исповедания за 1901 г. СПб., 1905. С. 124-125; То же, за 1911-1912 гг. СПб., 1913. С. 96.
Лит.: Игнатьев Р. Г. Краткое известие о бывших мон-рях в Уфимской губ. // Памятная кн. Уфимской губ. Уфа, 1873. Ч. 2. С. 191-192; Уфимские ЕВ. 1879. № 3. С. 90; 1881. № 24. С. 791; 1882. № 11. С. 333-334; 1883. № 24. С. 798; 1885. № 8. С. 247; 1899. № 21. С. 911-912; 1901. № 6. С. 360; № 10. С. 585-587; № 12. С. 754-755; 1902. № 1. С. 35-39; № 3. С. 161-162; № 4. С. 250; № 6. С. 350-352; № 7. С. 450-452; № 9. С. 583-590; № 20. С. 1268; № 23. С. 1559-1560; 1903. № 2. С. 98-99; № 4. С. 228; № 12. С. 787; № 15. С. 1012; № 17. С. 1151; № 19. С. 1320-1324; № 20. С. 1397-1400; 1904. № 6. С. 348-349; № ?. С. 699; 1905. № 12. С. 920-921; № 13/14. С. 994-996; 1906. № 13. С. 844; 1907. № 15. С. 858; 1908. № 14. С. 14, 23-25; № 17. С. 17; 1909. № 11. С. 490; № 19. С. 928-934; 1910. № 4. С. 106, 109-110, 115; № 7. С. 260, 302; 1911. № 4. С. 137-139; № 6. С. 203; № 10. С. 377-382, 413-415; № 11. С. 443; № 12. С. 495-499; 1912. № 8. С. 331; № 9. С. 391; № 11. С. 493-495; № 13. С. 565-578; № 14. С. 593, 599-600; № 15. С. 641-642; № 16. С. 681, 692-709; № 18. С. 811-812; 1914. № 15. С. 267-274; № 19. С. 395; № 20. С. 406; № 23. С. 484-485; 1915. № 10. С. 426; № 23. С. 956, 961, 976-979; № 24. С. 1062; Желателев П., прот. Мон-ри Уфимской епархии // Справочная книжка Уфимской губ. Уфа, 1883. С. 37; Адрес-календарь и справочная книжка Уфимской губ. на 1899 г. Уфа, 1899. С. 18-19, 109; То же, на 1904 г. Уфа, 1904. С. 81; Адрес-календарь Уфимской губ. и справочная книга на 1911 г. Уфа, 1911. С. 61; То же, на 1916 г. Уфа, 1916. С. 121; Адрес-календарь Уфимской губ. на 1912 г. Уфа, 1912. С. 106; То же, на 1914 г. Уфа, 1914. С. 118-119; То же, на 1915 г. Уфа, 1915. С. 121; То же, на 1917 г. Уфа, 1917. С. 118; Златоверховников И. Е. Уфимская епархия: Геогр., этногр., адм.-ист. и стат. очерк. Уфа, 1899. С. 54, 133-134; Ведомость муж. и жен. мон-рям и общинам за 1901 г. СПб., 1902. С. 112-113; Чичерина С. В. У приволжских инородцев. Каз., 1905. С. 33-34; Шестаков И. В., свящ. История Камско-Берёзовского Богородицкого миссионерского черемисского муж. общежит. мон-ря Уфимской епархии. СПб., 1906; он же. Выдающиеся духовные писатели и деятели по религ.-нравственному возрождению в духе церковном Пермско-Вологодско-Вятско-Уфимско-Уральского края. Пермь, 1914; Миссионерское путешествие по епархии преосв. Нафанаила, еп. Уфимского и Мензелинского (24 июня - 9 июля 1909 г.). Уфа, 1909; Второе миссионерское путешествие по епархии преосв. Нафанаила, еп. Уфимского и Мензелинского (14 сент.- 3 окт. 1909 г.). Уфа, 1909; Под молитвенным покровом свт. Николая: ЕИВыс. Елисавета Феодоровна у черемис язычников 8, 9, 10 и 11 июля 1910 г. в Николо-Берёзовке Уфимской епархии. М., 1910; Альбом для изучения церк. истории Пермско-Камского края: Пособие для семьи, школы и народных чтений. М., 1915. Л. 31; Тюнин И. П. К посещению ЕИВыс. вел. кнг. Елисаветой Феодоровной с. Николо-Берёзовки, Бирского у., в 1908 и 1914 г. Уфа, 1915; Власть труда. Уфа, 1923. № 22, 30 янв.; Зыбковец В. Ф. Национализация монастырских имуществ в Сов. России: (1917-1921 гг.). М., 1975. С. 158; Роднов М. И., Васильева О. В. История Николо-Берёзовки. Уфа, 1997. С. 132-165; Тетерев В. Г. Сторона моя, сторонушка. Уфа, 1997. С. 68-85; Правосл. мон-ри России: Кр. справ. Новосиб., 2000. С. 201; Зырянов П. Н. Рус. мон-ри и монашество в XIX и нач. XX в. М., 2002 2. С. 161; Егоров П. В. Судьба собора Серафима Саровского Камско-Берёзовского Богородицкого мон-ря // Вера без дел мертва есть: [Сб.]. Уфа, 2004. С. 52-59; Мохов А. В. Мон-ри и монашество в Уфимской земле (1799-1917 гг.) / МДА. Серг. П., 2005. Ркп.; Сергеев Ю. Н. Камско-Березовский Богородицкий муж. мон-рь // Башкирская энцикл. Уфа, 2007. Т. 3. С. 297.
Н. П. Зимина, свящ. А. В. Мохов
Ключевые слова:
Монастыри Русской Православной Церкви (жен.) Монастыри Русской Православной Церкви (муж.) Камско-Берёзовский в честь Казанской иконы Божией Матери миссионерский монастырь, находился в Бирском у. Уфимской губ., на левом берегу р. Камы
См.также:
АВРААМИЕВ РОСТОВСКИЙ В ЧЕСТЬ БОГОЯВЛЕНИЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в г. Ростове Ярославской обл., близ оз. Неро
АЛЕКСАНДРО-НЕВСКИЙ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ (Рязанской и Касимовской епархии), в Ряжском р-не Рязанской обл., первоначально жен.
АЛЕКСАНДРО-НЕВСКИЙ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ (Саранской и Мордовской епархии), близ с. Кимляй, в Ковылкинском р-не Мордовии, первоначально жен.
АРСЕНИЕВ КОМЕЛЬСКИЙ В ЧЕСТЬ ПОЛОЖЕНИЯ РИЗ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ ВО ВЛАХЕРНЕ МОНАСТЫРЬ в Грязовецком у. Вологодской губ.
ЕКАТЕРИНБУРГСКАЯ И ВЕРХОТУРСКАЯ ЕПАРХИЯ РПЦ, учреждена 29 янв. 1885 г. как Екатеринбургская и Ирбитская преобразованием Екатеринбургского викариатства Пермской епархии
ЕКАТЕРИНОДАРСКАЯ И КУБАНСКАЯ ЕПАРХИЯ епархия Кубанской митрополии РПЦ