Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

МИНСКАЯ ЕПАРХИЯ
Т. 45, С. 289-323 опубликовано: 30 июля 2021г.


МИНСКАЯ ЕПАРХИЯ

Кафедральный собор в честь Сошествия Св. Духа на апостолов в Минске. 1633–1642 гг. Фотография. 2014 г.
Кафедральный собор в честь Сошествия Св. Духа на апостолов в Минске. 1633–1642 гг. Фотография. 2014 г.

Кафедральный собор в честь Сошествия Св. Духа на апостолов в Минске. 1633–1642 гг. Фотография. 2014 г.

(Белорусского Экзархата РПЦ), учреждена в 1793 г. как Минская, Изяславская и Брацлавская, с 12 апр. 1795 г. Минская и Волынская, с 16 окт. 1799 г. Минская и Литовская, с 1833 г. Минская и Гродненская, с 1840 г. Минская и Бобруйская, с 1878 г. Минская и Туровская, с 18 авг. 1923 г. Минская и Белорусская, с 13 июля 1927 г. Минская, с 13 дек. 1930 г. Минская и Белорусская, с 4 сент. 1944 г. Минская и Могилёвская, с 12 февр. 1945 г. Минская и Белорусская, с 1989 г. Минская и Гродненская, с 1992 г. Минская и Слуцкая, с 23 окт. 2014 г. Минская и Заславская. В совр. границах существует с 23 окт. 2014 г., охватывает г. Минск и Минский р-н (Белоруссия). Кафедральный город - Минск, кафедральные соборы - во имя Св. Духа в Минске, в честь Преображения Господня в Заславле. Правящий архиерей - митр. Минский и Заславский Вениамин (Тупеко; с 25 дек. 2013). Епархия разделена на 10 благочиннических округов (7 городских и 3 районных). Объединяет 87 приходов (имеющих регистрацию) и минский во имя мученицы великой княгини Елисаветы женский монастырь. В епархии совершают служение 208 священников, 46 диаконов.

При ЕУ работают отделы: социальный, религ. образования и катехизации, миссионерский, по работе с нарко- и алкоголезависимыми, по делам молодежи, по защите материнства и семейных ценностей, а также информационно-консультативный миссионерский центр во имя прп. Иосифа Волоцкого, комиссия по разбору проблем на приходах, ревизионная комиссия, комиссия по контролю ассортимента иконных лавок и церковных магазинов, архитектурно-художественный совет.

1793-1799 гг.

К кон. XVII в. Минск был известен как крупный правосл. центр, здесь иногда жили архиереи. На рубеже 60-х и 70-х гг. XVII в. в минском Петропавловском мон-ре находился Македонский митр. Софроний Гелепонос, к-рый по согласованию с Киевским митрополитом рукополагал в священный сан и постригал в монашество. По этому поводу униат. Киевский митр. Гавриил Коленда в 1670 г. жаловался польскому кор. Михаилу Корибуту Вишневецкому (Собрание древних грамот и актов. 1848. С. 140).

М. е. была образована 13 апр. 1793 г. указом имп. Екатерины II о преобразовании присоединенных к России по 2-му разделу Речи Посполитой территорий: Витебского и Минского воеводств, вост. части Волынского воеводства, всего Брацлавского и большей части Подольского воеводства - в губернии Минскую (с 22 сент. 1795 Минское наместничество), Изяславскую и Брацлавскую (с 12 мая 1793 Подольское наместничество) и о создании здесь епархии Минской, Изяславской и Брацлавской вместо ранее существовавшего Переяславского и Бориспольского коадъюторства. Управляющим М. е. назначался еп. Виктор (Садковский) с возведением в сан архиепископа. Новая епархия была причислена ко 2-му классу, ставилась по рангу после Могилёвской епархии. В 1793 г. была образована Минская консистория, преобразованная из Слуцкой. Первоначально резиденция Минского архиепископа находилась в Слуцке Минской губ. В авг. 1799 г. резиденцию перенесли в Минск.

В указе от 13 апр. 1793 г. Минский архиерей объявлялся коадъютором Киевской митрополии. Тем же указом митр. Киевскому и Галицкому Самуилу (Миславскому) предписывалось составить точную роспись церквей и мон-рей, к-рые должны войти в юрисдикцию архиеп. Виктора (Садковского). В 1793 г. в подчинении архиеп. Виктора состояло 329 церквей, а также не менее 35 монастырских храмов, притом что большинство мон-рей подчинялись напрямую виленскому Свято-Духову мон-рю и власть архиеп. Виктора признавали номинально. После уменьшения территории М. е. в связи с передачей неск. благочиннических округов в Могилёвскую и Киевскую епархии к маю 1796 г. в М. е. насчитывался 201 приход. Большинство клира М. е. составляли священнослужители, откомандированные из Киевской, Могилёвской, Смоленской и Черниговской епархий. Все важные вопросы церковной жизни края решались через Киевскую духовную дикастерию, от к-рой зависели кадровая политика, замещение приходов и т. п.

Петропавловский (Екатерининский) собор в Минске. 1613 г. Фотография. 2014 г.
Петропавловский (Екатерининский) собор в Минске. 1613 г. Фотография. 2014 г.

Петропавловский (Екатерининский) собор в Минске. 1613 г. Фотография. 2014 г.

В результате деятельности архиеп. Виктора число приходов в М. е. возросло. В 1793-1794 гг. к правосл. Церкви присоединилась приблизительно треть всех действовавших на западнорус. землях униат. общин: в Брацлавской (позже Подольской) губ.- 831 церковь, 14 часовен, мон-рь, 592 тыс. прихожан; в Изяславской (позже Волынской) губ.- 745 церквей, 10 часовен, мон-рь, 416 тыс. прихожан. К нач. июня 1795 г. в Минской губ. к правосл. Церкви присоединились 34 приходских храма, 8 приписных церквей и 5 часовен, ок. 20 тыс. прихожан. К нач. июня 1796 г. число вернувшихся в Православие униатов в Минской губ. удвоилось: воссоединенными считались 82 храма, 12 священников и 65 тыс. прихожан. В 1794-1795 гг. на территории М. е. воссоединилось с правосл. Церковью почти 1,5 млн униатов. Униат. духовенство часто оказывало сопротивление. В июле 1794 г. помощник архиеп. Виктора, первенствующий член Минской духовной консистории и настоятель дятловичского Преображенского монастыря архим. Варлаам (Шишацкий), жаловался в Киев, что его поездка в г. Бар была сорвана из-за произвола местной шляхты и враждебных действий братии Барского монастыря василиан (ГА Хмельницкой обл. Ф. 315. Оп. 1. Д. 238). В авг. 1794 г. архим. Варлаам снова писал о «возмущениях», спровоцированных униат. духовенством в Подолии. Нередки были случаи (напр., в с. Кутковцы Изяславской губ. в 1795), когда принятого в правосл. Церковь священника назначали на воссоединенный приход, но в то же время ктитор храма, оставшийся в унии, не допускал клирика к службе и требовал возвращения в унию (ГА Житомирской обл. Ф. 1. Оп 1. Д. 2).

В Минской губ. результатом гонений польск. властей на Православие стал упадок монашества. На рубеже 1792 и 1793 г., незадолго до присоединения края к России, польскими властями был упразднен Преображенский (по др. данным, Петропавловский) женский мон-рь в Минске, сохранившаяся община переехала в Вильно, где при поддержке Виленской архимандритии смогла организовать небольшой женский скит с храмом Благовещения Богородицы, в 1798 г. община была упразднена. В 1797 г. закрылись слуцкий в честь Преображения Господня и Кейданский Преображенский мон-ри, в которых почти не было братии. Минской консисторией были рекомендованы к закрытию Кронский Троицкий и Евейский Успенский муж. мон-ри (ныне в Литве), в которых имелись настоятели, но не было братии; сначала Синод отказался их закрывать, дал согласие только в 1810 г. Важную роль в возрождении монашества в регионе сыграл настоятель минского Петропавловского мон-ря (с 1800 пинского Богоявленского мон-ря) архим. Лазарь (Терешкевич).

До 12 апр. 1795 г. в Минске кроме подворья слуцкого Ильинского жен. монастыря с часовней (упразднены в 1796) действовал один правосл. храм - Петропавловский собор муж. мон-ря. В 1795 г. мон-рь был упразднен, собор переосвящен во имя вмц. Екатерины, небесной покровительницы имп. Екатерины II, и получил статус кафедрального. В монастырских зданиях разместились архиерейский дом и консистория. Насельники упраздненной обители перешли в минский в честь Сошествия Святого Духа на апостолов монастырь, изъятый у василиан, в связи с чем главный храм последней обители был освящен во имя св. апостолов Петра и Павла. Мон-рь по решению Синода в 1796 г. стал носить двойное наименование - Духовский Петропавловский - для сохранения прежнего посвящения. По указу от 7 сент. 1799 г. штат собора был переведен в Петропавловский храм на территории бывш. Свято-Духовского мон-ря.

В 1795 г. по 3-му разделу Речи Посполитой России отошли новые территории, которые в церковно-адм. отношении стали частью М. е., превратившейся в самую обширную епархию РПЦ. 12 апр. 1795 г. из М. е. выделили Брацлавскую епархию и учредили полусамостоятельное Житомирское викариатство М. е., в связи с чем Минский архиепископ получил титул «Минский и Волынский». В его юрисдикцию входили Минская губ. и Литва, разделенная на Литовско-Виленскую и Литовско-Гродненскую губернии. Викарную кафедру занял архим. Варлаам (Шишацкий), который, оставаясь настоятелем дятловичского Преображенского мужского мон-ря, 26 мая 1794 г. был определен Синодом в помощь архиеп. Виктору (Садковскому) «с правом управляющего делами Духовного ведомства по Изяславской и Брацлавской губерниям». Житомирское вик-ство изначально было полусамостоятельной структурой, более тесно связано с Киевской митрополией, нежели с Минском (что обуславливалось и территориальной близостью Киева). По благословению митр. Киевского Самуила 29 окт. 1795 г. была учреждена отдельная Житомирская консистория, секретарем которой стал бывш. префект ДС в Слуцке (1787-1795) и выпускник Киево-Могилянской академии Пантелеимон Иллекевич-Корбут. В консистории трудились и др. выпускники академии, к-рые участвовали в создании первого после упразднения унии в крае духовного уч-ща в г. Любаре (ГА Житомирской обл. Ф. 1. Оп. 1. Д. 40, 63). С 23 янв. 1796 г. уже официально Житомирский викарий имел права епархиального архиерея и управлял приходами Волыни, при нем существовал штат третьеклассной епархии. Резиденция Житомирского епископа находилась в Остроге. В 1799 г. Житомирское вик-ство было преобразовано в самостоятельную Волынскую и Житомирскую епархию. М. е. стала именоваться «Минская и Литовская», тогда же архиепископ Минский утратил звание коадъютора Киевской митрополии.

В. Г. Пидгайко

1800-1917 гг.

Переезд архиерея и консистории из Слуцка в Минск завершился летом 1800 г., после окончания перевода братии минского Духовско-Петропавловского мужского мон-ря в Пинск, преобразования монастырского собора в кафедральный и урегулирования всех имущественных вопросов. В связи с восстановлением в 1833 г. Полоцкой епархии и передачей приходов Виленской губ. в юрисдикцию Полоцкого епископа территория М. е. уменьшилась до пределов Минской и Гродненской губерний и Белостокской обл. Минский архиерей получил титул «архиепископ Минский и Гродненский». В 1840 г. территория М. е. стала соответствовать границам Минской губ., кафедра получила именование Минская и Бобруйская. В 1878 г. по ходатайству Минского архиеп. Евгения (Шерешилова) епархия стала именоваться Минская и Туровская, сохраняла это название до 1922-1923 гг.

Во время Отечественной войны 1812 г. значительное число храмов М. е. подверглось разорению. В Минске до 1814 г. богослужения совершались в единственной уцелевшей кладбищенской церкви. После Полоцкого Собора 1839 г., принявшего решение о воссоединении белорусско-литов. униатов с правосл. Церковью, число приходов М. е. значительно увеличилось. В 60-х гг. XIX в. в М. е. наблюдалось оживление церковной жизни. Было построено ок. 20 каменных и ок. 70 деревянных церквей. В Минске выстроено новое здание ДС, освящен архиерейский дом с Покровской ц. В Пинске, в мест. Паричи Бобруйского у. и в Минске открыты духовные уч-ща, при церквах - начальные школы грамотности, их насчитывалось ок. 500 с 11 тыс. учащихся. В 1868 г. начали выходить «Минские епархиальные ведомости». Повсеместно учреждались церковные попечительства, проходили «соборики духовенства». В Минске и Слуцке возобновилась деятельность церк. братств. В окт. 1907 г. в Минске начал работу церковный историко-археологический комитет, вскоре был организован музей.

В нач. 1912 г. в связи с болезнью Минского архиеп. Михаила (Темнорусова) было учреждено Слуцкое викариатство М. е. Слуцкие епископы являлись настоятелями минского Свято-Духовского мон-ря, жили в Минске.

К нач. 1914 г. население Минской губ. составляло ок. 3 млн чел., из них православных 2 240 439 чел.; в Минске проживало 106 673 чел., из них православных 38 873 чел. В епархии насчитывалось 1232 правосл. храма (10 соборных, 8 монастырских, 550 приходских, 23 при казенных и богоугодных заведениях, 3 домовых, походный, 272 кладбищенских, 365 приписных) и 291 часовня. Действовали мон-ри: мужские - Свято-Духовский в Минске, пинский Братский в честь Богоявления, слуцкий во имя Святой Троицы, Ляданский в честь Благовещения Пресвятой Богородицы; женские - минский в честь Преображения Господня и во имя прп. Евфросинии Полоцкой при Свято-Троицком храме в мест. Ивенец Минского у. Имелись епархиальные учреждения: попечительство о бедных духовного звания и при нем эмеритально-вспомогательная касса духовенства, училищный совет, церковно-школьная инспекция, Минский отдел ИППО (с 1903), комитет Православного миссионерского общества, миссионерский комитет, комитет, заведующий епархиальным свечным заводом.

К 1 янв. 1914 г. в М. е. действовали 924 учебных заведения, в т. ч. семинария в Минске, 3 уездных муж. духовных уч-ща - в Минске, Слуцке и Пинске, 2 жен. уч-ща - в Минске и мест. Паричи, 2-классная псаломщическая школа при Минском архиерейском доме.

В 1914-1920 гг. территория М. е. стала ареной военных действий, испытала нем. и польск. оккупацию.

Церковно-общественные учреждения и организации

Церковь Казанской иконы Божией Матери в Минске. 1914 г. Фотография. Ок. 1915 г.
Церковь Казанской иконы Божией Матери в Минске. 1914 г. Фотография. Ок. 1915 г.

Церковь Казанской иконы Божией Матери в Минске. 1914 г. Фотография. Ок. 1915 г.

В 1865 г. по инициативе архиеп. Михаила (Голубовича) было создано минское братство во имя свт. Николая. Его костяк составили крупные чиновники, богатые землевладельцы, деловые люди разного вероисповедания и разных национальностей. В первые годы братство обладало значительными суммами, которые тратило на многообразную благотворительную деятельность. Со временем его деятельность угасла, в 1888 г. братство было соединено с епархиальным училищным советом. В 1902 г. братство насчитывало 64 члена. На средства братчиков содержалась церковь при Минском благотворительном об-ве, выдавались пособия нуждающимся учителям церковноприходских школ, к праздникам Рождества Христова и Пасхи братство помогало деньгами и продуктами бедным жителям Минска. С 1903 г. оно содержало при минском Свято-Духовском мон-ре бесплатную столовую для бедных без различия вероисповедания и национальности. С 1905 г. при братстве стали проводиться богословские чтения, организованные по инициативе Минского еп. Михаила (Темнорусова), много сделавшего для активизации братского движения в М. е., развивавшего миссионерско-просветительскую и благотворительную деятельность союзов мирян. В 1909 г. Никольское братство отделилось от училищного совета и активизировало свою деятельность: стало выпускать ежемесячный ж. «Православный братчик», открыло в бывш. доме трудолюбия при Переспенской ц. швейную мастерскую и проч.

18 февр. 1868 г. в Слуцке возродилось Преображенское братство, учрежденное в 1586 г. кн. Юрием Олельковичем. Новое братство было названо Преображенско-Николаевским, поскольку состояло при слуцком Николаевском соборе. Первым председателем братства стал настоятель собора прот. Петр Сулковский, к-рый и был инициатором его восстановления. Первоначально братство активно проявляло себя, но со временем утратило самостоятельность, став в 1888 г. уездным отд-нием минского Николаевского братства.

В 1902 г. в Минске было основано Об-во хоругвеносцев для улучшения организации крестных ходов, а также с целью «капитальной перестройки и большего благоукрашения» храма в дер. Крупцы близ Минска, где хранилась чудотворная Крупецкая икона Божией Матери. Об-во находилось под покровительством Минского архиерея.

2 февр. 1907 г. в Минске открылось правосл. народное братство в честь Животворящего Креста Господня. Его появление связано с последствиями выхода 17 апр. 1905 г. указа «Об укреплении начал веротерпимости», когда в М. е. усилились католич. прозелитизм и польск. национальная пропаганда, результатом чего стали массовые переходы из Православия в католичество. Братство ставило целью охрану интересов Православия и рус. народности, объединение правосл. людей губернии, содействие воспитанию и просвещению юношества, просвещение народа посредством собеседований, чтений, лекций и т. д., заботу о благолепии правосл. храмов, о красоте церковного богослужения и о материальном обеспечении причта. Деятельность братства простиралась на всю территорию Минской губ. Братство издавало газ. «Братский листок» (1907-1910), печатало воззвания к правосл. населению о защите Церкви и Отечества - тысячи листков и брошюр бесплатно раздавались в Минске и рассылались по приходам М. е. Братство также оказывало помощь правосл. населению, защищало людей от произвола чиновников и помещиков, выдавало нуждавшимся беспроцентные ссуды. В 1909 г. братство организовало в Минске центральную ссудо-сберегательную кассу. Со временем многочисленные отделы братства, открываемые в епархии, стали организовывать у себя подобные кассы и потребительские лавки.

По инициативе братства Животворящего Креста Господня 29-31 авг. 1908 г. в Минске прошел 1-й съезд представителей западнорус. правосл. братств - 1-й братский собор после почти 300-летнего перерыва. В съезде приняли участие ок. 100 делегатов. Помимо делегатов заседания ежедневно посещали 300-400 местных братчиков. Съезд выработал ряд постановлений, касавшихся ключевых вопросов братской работы: организации совместной деятельности и открытия новых отделов братств, мер противодействия римско-католич. пропаганде, просветительской и издательской деятельности, мер к изысканию материальных средств и к поднятию экономического благополучия правосл. населения в целях освобождения его от материальной и духовной зависимости от поляков.

15-17 дек. 1909 г. в Минске прошел 1-й съезд представителей отделов братства Животворящего Креста Господня и др. братств Минской губ. Съезд обсуждал меры борьбы с иноверческой пропагандой, дорабатывал устав братства. Второй съезд отделов братства состоялся 8 февр. 1911 г. Главной темой обсуждения стала деятельность правосл. братств Западного края, активность к-рых к кон. 1910 г. заметно уменьшилась. Говорили о необходимости созыва 3-го всеобщего братского съезда, предлагали объединить 2 главных братства М. е.- Свято-Николаевское и Животворящего Креста Господня - в одну православно-народную организацию. Окончательное решение об объединении было принято в дек. 1912 г., а 22-24 окт. 1913 г. в Минске прошел 1-й съезд членов нового, Свято-Николаевского, народного братства, на к-ром обсуждались вопросы противодействия инославной пропаганде, борьба с пьянством и хулиганством, меры по расширению почитания местных святых и святынь и проч. К кон. 1913 г. братство насчитывало ок. 4 тыс. членов и имело 80 региональных отд-ний. В февр.-марте 1914 г. по инициативе братства в Минске прошли 3-недельные миссионерские курсы для крестьян. На них обучались 95 мужчин и женщин из Минского, Новогрудского и Борисовского уездов Минской губ., где наиболее активно распространялось католичество.

К 1914 г. в М. е. действовали братства: минское Свято-Николаевское народное с отд-ниями, Минское Кирилло-Мефодиевское, Слуцкое Преображенско-Николаевское, Николаевское Бобруйское, Богородичное Мирское, Свято-Троицкое Даревское, Свято-Ильинское Одаховское, Богородичное Плотницкое, Рождество-Богородичное Литвянское, Покровское Койдановское, Анненское Столбцовское, Ильинское Любчанское, Казанское Негневичское, Свято-Троицкое Загорьевское, Успенское Лавришевское, Богородичное Полберегское, Свято-Михайловское Вселюбское, Спасо-Преображенское Райцовское, Варфоломея и Варнавы Тимковичское, Покровское Семежовское, Копыльское, Пинское во имя вмч. Феодора Тирона.

В окт. 1907 г. начал работу Минский церковный историко-археологический комитет, имевший целью изучение церковно-религ. и общественной жизни края, сохранение памятников старины. Его основателями стали преподаватель Минской ДС Д. В. Скрынченко, директор народных уч-щ М. Н. Былов, который стал 1-м председателем комитета, и др. Деятельность комитета в основном заключалась в описании исторических памятников, церковных и монастырских архивов, в собирании фольклора, поисках предметов старины. На заседаниях комитета читали лекции по истории Минской губ. («Минск в XVII столетии», «Памятники старины», «Белорусы, их разговорный и книжный язык при свете истории» и др.), в 1909-1913 гг. вышли 4 тома трудов комитета - «Минская старина».

В 1908 г. комитет организовал церковно-археологический музей, разместившийся первоначально в 2 комнатах архиерейского дома. К 1913 г. для музея построили отдельное здание, названное Юбилейным домом в честь празднования 300-летия Дома Романовых. К тому времени собрание музея насчитывало 1717 книг и рукописей, в т. ч. Евангелие кн. Юрия Олельковича, архив слуцкого Троицкого мон-ря, а также 1284 предмета старины. Из-за нем. наступления летом 1915 г. экспонаты музея эвакуировали в Рязань и др. города Российской империи. В Минск они вернулись в 1922 г. и впоследствии составили основу собраний Национального исторического музея Республики Беларусь.

Свящ. Гордей Щеглов

1917-1941 гг.

Положение правосл. Церкви в Вост. Белоруссии ухудшилось после Февральской революции 1917 г. В марте того же года из Слуцка был выслан настоятель Свято-Троицкого мон-ря архим. Афанасий (Вечёрко), наказанный за хранение в обители 5 тыс. экз. Жития мч. младенца Гавриила Белостокского, которое квалифицировали как «погромную литературу».

Весной и летом 1917 г. в Белоруссии состоялись епархиальные съезды духовенства и мирян. Один из таких съездов 14-17 апр. прошел в Витебске. На нем были приняты решения в духе вскоре появившегося обновленчества. Съезд высказался за избрание епископов и за введение вместо благочиний окружных духовных советов. Занимавший тогда Полоцко-Витебскую кафедру еп. Кирион III(II) (Садзаглишвили) и его викарий владыка Пантелеимон (Рожновский) не приняли участия в съезде. На съездах летом 1917 г. были избраны делегаты для участия в Поместном Соборе Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. От 5 белорусских епархий в работе Собора участвовали 32 делегата. По предложению делегата от Литовско-Виленской епархии В. В. Богдановича на выборах патриарха наряду с подсчетом голосов соборяне прибегли к жребию.

К кон. 1917 г. советская власть была установлена на территории Могилёвской, большей части Минской и Полоцко-Витебской, а также на незначительной части Литовско-Виленской епархии. Здесь насчитывалось ок. 1500 правосл. храмов. В это время Могилёвскую епархию окормлял архиеп. Константин (Булычёв), Минскую - еп. Георгий (Ярошевский), Полоцкую - викарный еп. Пантелеимон (Рожновский). Духовенство этих епархий подверглось гонениям. В первые же недели Октябрьской революции была национализирована наиболее ценная недвижимость: здания архиерейских подворий, консисторий, семинарий, духовных уч-щ, нек-рых мон-рей.

В февр. 1918 г. нем. войска захватили белорус. земли по линии Полоцк-Сенно-Орша-Могилёв-Жлобин. 3 марта 1918 г. между Советской Россией и Германией был подписан Брестский мирный договор, по условиям к-рого преобладающая часть Белоруссии осталась в нем. оккупации. На свободных белорус. землях продолжился красный террор. В июле 1918 г. в Витебске большевики арестовали делегатов Поместного Собора Ф. И. Григоровича, Б. А. Бялыницкого-Бирулю и Г. И. Полонского. Они были расстреляны в ночь на 12 сент. 1918 г.

В нояб. 1918 г., произведя огромные опустошения на захваченных землях, немцы оставили Белоруссию. Вместе с ними, опасаясь преследований со стороны большевиков, уехали епископы Георгий (Ярошевский) и Пантелеимон (Рожновский).

Летом 1919 г. значительная часть территории Белоруссии была оккупирована польск. войсками. Поляки начали политику ревиндикации, т. е. отторжения у православных тех храмов, к-рые некогда являлись униатскими либо римско-католическими. Генеральный комиссар Восточных земель издал 22 окт. 1919 г. распоряжение о возвращении католич. духовенству 497 правосл. храмов и часовен, якобы захваченных в прошлом у католиков. При захвате правосл. Михайловского собора в Лиде католики учинили физическую расправу над настоятелем собора прот. Иосифом Кояловичем. Однако в целом отношение поляков к правосл. духовенству было мирным, поскольку новые власти опасались в условиях войны восстанавливать против себя белорус. население.

Минскую кафедру в это время занимал еп. Мелхиседек (Паевский), прибывший в Белоруссию весной 1919 г. Первоначально он именовался епископом Слуцким, т. к. предполагалось, что его предшественник Георгий (Ярошевский) вскоре вернется в Минск. В сент. 1919 г. Минск посетил глава Польского государства Ю. Пилсудский; он побывал в соборе, где служил еп. Мелхиседек. После этого визита епископу был подарен вагон зерна, которое он поручил раздать прихожанам. На Полоцко-Витебскую кафедру в июне 1918 г. был назначен еп. Иннокентий (Ястребов). Могилёвскую епархию возглавлял еп. Константин (Булычёв).

К авг. 1920 г. вся территория Белоруссии была освобождена от поляков, осенью они вновь перешли в наступление и 15 окт. на 2 дня захватили Минск, однако позже окончательно ушли из Центр. Белоруссии. В марте 1921 г. по условиям Рижского договора Белоруссия была разделена между Польшей и Советской Россией. Весной 1922 г. в Вост. Белоруссии прошло изъятие церковных ценностей. В результате было ограблено 1445 правосл. храмов. За сопротивление изъятию ценностей власти в июле того же года арестовали архиеп. Полоцкого и Витебского Иннокентия (Ястребова).

После того как в мае 1922 г. был арестован патриарх Московский и всея России свт. Тихон, в Могилёвской и Полоцко-Витебской епархиях широкое распространение получило обновленчество. Большинство священнослужителей в этих епархиях отпали в раскол. Среди них оказался и еп. Константин (Булычёв). В дальнейшем он принес покаяние, но в дек. 1925 г. вновь присоединился к раскольникам, последовав за приверженцами архиеп. Екатеринбургского Григория (Яцковского).

Воскресенская церковь в Клецке. 1683 г. Фотография. 2015 г.
Воскресенская церковь в Клецке. 1683 г. Фотография. 2015 г.

Воскресенская церковь в Клецке. 1683 г. Фотография. 2015 г.

В М. е. обновленчество не получило широкого распространения. В июле 1922 г. ее духовенство во главе с еп. Мелхиседеком (Паевским), стремясь не допустить захвата обновленцами местных храмов, а также противодействуя возросшей активности в Белоруссии Римско-католической Церкви, провозгласило автономию Белорусской Церкви (по существу в границах М. е.). Тогда же еп. Мелхиседек был возведен в сан митрополита. Провозглашение автономной Белорусской митрополии состоялось 23 июля 1922 г. в минском Петропавловском кафедральном соборе перед литургией при огромном стечении молящихся. Кафедральный прот. Алексий Костюченко зачитал решение «объявить православную Церковь, находящуюся в пределах независимой Советской Республики Белоруссии, самоуправляющейся в делах местного значения», а также «просить архипастыря нашего Преосвященного Мелхиседека, епископа Минского и Туровского, принять отныне именование «митрополита Белорусского и Минского» как видимое выражение возвещаемого ныне самоуправления Белорусской Церкви в делах внутреннего характера». По прочтении акта депутация из духовенства и мирян поднесла владыке Мелхиседеку белый клобук. После создания Белорусского епархиального управления митр. Мелхиседек признал обновленческое Высшее церковное управление (ВЦУ). О номинальном характере признания уполномоченный ГПУ писал в докладе в Москву: «Епархиальное управление продолжает игнорировать распоряжение ВЦУ и ведет противообновленческую работу, не давая возможности развернуться прогрессивному движению».

В марте 1923 г. митр. Мелхиседек, чтобы укрепить свои позиции в борьбе с обновленцами, в сослужении викарных епископов Венедикта (Алентова) Вяземского и Феофана (Берёзкина) Гжатского хиротонисал себе в помощь 3 викариев: на Борисовскую кафедру - Филарета (Раменского), на Слуцкую кафедру - Николая (Шеметилло), на Мозырскую кафедру - сщмч. Иоанна (Пашина). Еп. Филарет сначала жил в Минске, затем получил назначение в Бобруйск. Два др. архиерея через неделю после хиротонии уехали к местам архипастырского служения. После освобождения из заключения патриарха св. Тихона 25 июня 1923 г. все они открыто выступили против обновленчества. 18 авг. 1923 г. патриарх Тихон принял из обновленчества Минского архиерея. С тех пор за ним закрепился новый титул - «Минский и Белорусский», но сан митрополита не был присвоен, Мелхиседек признавался Московской Патриархией в качестве архиепископа. 20 нояб. 1923 г. в кафедральном соборе Мелхиседек предал обновленцев анафеме, Минские викарии последовали его примеру, их хиротонии были признаны патриархом.

17-19 мая 1924 г. в Могилёве обновленцы провели «Первый белорусский областной церковный собор», на к-ром попытались объединить силы в борьбе с духовенством, сохранившим верность патриарху. Эта попытка не удалась. Возведенный на этом соборе в сан митрополита Серафим (Мещеряков) уже в сент. 1924 г. оставил обновленчество и через всенародное покаяние был принят патриархом Тихоном в общение с Церковью.

В Витебске против обновленцев выступил прибывший туда в сент. 1924 г. еп. Иннокентий (Летяев). Его приезд повлек за собой массовый переход городского духовенства из раскола в каноническую Церковь. За исключением кафедрального Николаевского собора, все храмы города признали власть еп. Иннокентия. Весной 1925 г. архиерея арестовали. В Могилёвской епархии для преодоления раскола много сделал гомельский благочинный прот. сщмч. Павел Левашов. В 1923-1924 гг. по благословению патриарха он принимал покаяние от обновленческих священников и присоединял их к правосл. Церкви. Прибывший в Гомель в нач. апр. 1925 г. еп. Тихон (Шарапов) назначил прот. Павла духовником епархии. В мае 1925 г. еп. Тихон был арестован и выслан из Белоруссии. В дек. 1925 г. был арестован в Москве прибывший туда по служебным делам Мелхиседек (Паевский). В сент. 1928 г. в сане архиепископа он был назначен на кафедру в Красноярск. Весной 1926 г. из г. Петрикова власти удалили активно боровшегося с обновленцами Мозырского еп. Иоанна (Пашина). Он был приговорен к 3-летней ссылке в Зырянский край.

В 1-й пол. 1927 г. при поддержке ОГПУ обновленцы активизировали свою деятельность в М. е. Они захватили кафедральные соборы в Минске и Мозыре, Воскресенский храм в Борисове. На их сторону перешел слуцкий Свято-Троицкий монастырь. В Бобруйске, Слуцке и Мозыре, входивших в пределы М. е., обновленцы учредили свои епископские кафедры. До 1935 г. Минск вместо Могилёва являлся их организационным центром, в Минске жил обновленческий лжемитр. Даниил Громовенко. После обнародования «Декларации» 1927 г. заместителя местоблюстителя Патриаршего престола митр. Сергия (Страгородского) и Временного Священного Синода духовенство М. е. 9-10 авг. 1927 г. под председательством еп. Филарета (Раменского) провело епархиальный съезд, на котором заявило о провозглашении автокефалии Белорусской Православной Церкви. Целью этого акта явилось стремление духовенства М. е. обособиться от смуты, поразившей в те годы Русскую Церковь. Об этом писал уполномоченный ГПУ в своем докладе: «Приходилось принимать самые разнообразные меры, изыскивать все возможные способы... дабы в результате через посредство Бобруйского еп. Филарета (Раменского) склонить большинство тихоновцев к автокефалии». Эта инициатива не встретила поддержки в Полоцко-Витебской и Могилёвской епархиях. Кафедру первой с окт. 1926 по нояб. 1927 г. номинально занимал еп. сщмч. Павлин (Крошечкин), сумевший посетить Витебск 1 раз. Сменивший его в дек. 1927 г. архиеп. Гавриил (Воеводин) поселился в Полоцке, но уже спустя неск. месяцев ушел на покой. Приезжавший в Витебск весной 1928 г. еп. Филарет (Раменский) не смог привлечь на свою сторону местное духовенство, т. к. не удовлетворил их пожелание о примирении с митр. Сергием (Страгородским), к-рый запретил еп. Филарета в священнослужении. Твердым противником автокефалии выступил еп. Феодосий (Ващинский), в апр. 1929 г. возглавивший кафедру в Могилёве.

В 1927-1935 гг. в М. е. сосуществовали 2 правосл. иерархии. Одну, самопровозглашенную, представляли епископы-автокефалисты Филарет (Раменский) и Николай (Шеметилло). Другую, подчинявшуюся митр. Сергию (Страгородскому), возглавляли еп. Арсений (Смоленец) (1927), архиеп. Павел (Вильковский) (1927-1930) - оба с титулом «Минский», архиеп. Феофан (Семеняко) (1930-1935) - с титулом «Минский и Белорусский». В 1927 г. в Белоруссии имелось 1110 приходов (810 тихоновских и 300 обновленческих). Накануне коллективизации, в мае 1929 г., в Вост. Белоруссии действовали 1123 храма. Из них 424 церкви состояли в юрисдикции митр. Сергия, в основном размещались в Полоцко-Витебской и Могилёвской епархиях; 386 церквей придерживались автокефалии, находились преимущественно в М. е.; 313 оставались в обновленчестве. На 1930 г. действующими являлись 1022 храма, из них в 1930-1932 гг. 573 церкви были закрыты.

С весны 1929 г. широчайший размах получила антирелиг. пропаганда. 9 июня 1929 г. в Минске прошел 1-й Всебелорусский съезд безбожников. В 1930-1932 гг. прошла 1-я масштабная кампания арестов духовенства и мирян, сопровождавшаяся закрытием православных храмов. 7 февр. 1930 г. была закрыта и передана под клуб Казанская ц. в Минске. В том же году закрыли минский Петропавловский собор, находившийся в ведении обновленцев. В февр. 1930 г. упразднили слуцкий Свято-Троицкий мон-рь, при этом изъяли мощи мч. Гавриила Белостокского. Весной 1932 г. власти арестовали архиеп. Полоцкого и Витебского Николая (Покровского). Вскоре его освободили, в февр. 1933 г. он был назначен на кафедру в Ижевск. В 1933 г. были арестованы Могилёвский еп. Феодосий (Ващинский) и Слуцкий еп. Николай (Шеметилло), а также обновленцы «Витебский архиепископ» Михаил (Постников), «Мстиславский архиепископ» Досифей (Степанов) и «Слуцкий епископ» Савватий (Засимович). В качестве мест заключения власти стали использовать помещения ранее закрытых храмов и мон-рей. Камеры предварительного заключения были оборудованы в минском Свято-Духовском мон-ре, витебском Успенском соборе, мозырской Михайловской ц., могилёвской Свято-Никольской обители.

К сер. 30-х гг. XX в. количество действовавших в Вост. Белоруссии правосл. храмов исчислялось неск. десятками. Негативные последствия для Церкви имел голод 1932-1933 гг., охвативший прежде всего Украину и затронувший Белоруссию. В нач. мая 1933 г. в Борисове произошло восстание горожан, к-рое было жестоко подавлено: 1200 чел. заключили в лагеря, 200 чел. расстреляли. В 1935 г. власти арестовали группу духовенства, объединявшуюся вокруг Минского архиеп. Феофана (Семеняко). Архиерей служил в Николаевской (Козыревской) ц. в Минске. После ареста его отправили на Дальн. Восток, 10 нояб. 1937 г. расстреляли. 9 апр. 1935 г. Никольский приход был упразднен. Летом 1936 г. в Минске взорвали Петропавловский кафедральный собор и ц. Казанской иконы Божией Матери.

В 1935 г. в результате переговоров между Могилёвским архиеп. Павлином (Крошечкиным) и Бобруйским еп. Филаретом (Раменским) была упразднена автокефалия, провозглашенная в 1927 г., ее участники в авг. 1935 г. были приняты в церковное общение митр. Сергием (Страгородским).

В марте 1935 г. был арестован обновленческий «митрополит» Даниил Громовенко, его приговорили к заключению в лагере сроком на 5 лет, из заключения он не вернулся. Вместо него в Минск был назначен «митрополит»-обновленец Пётр Блинов, избравший Александро-Невскую ц. местом своего пребывания.

Гонения продолжались и в 1937-1938 гг.; подавляющее большинство людей, арестованных в эти годы, были расстреляны. 28 июля 1937 г. были арестованы еп. Филарет (Раменский) и еще 12 чел. духовенства и мирян, их приговорили к расстрелу. На смертную казнь были осуждены Могилёвский архиеп. Павлин (Крошечкин) и сменивший его на кафедре еп. Александр (Раевский). В мае 1938 г. к высшей мере наказания приговорили обновленческого лжемитр. Петра Блинова.

24 июня 1939 г. в Вост. Белоруссии власти закрыли последний официально действовавший правосл. храм - кладбищенскую ц. св. Софии в Бобруйске. За исключением 2 катакомбных церквей (в Могилёве и Гомеле) и храмов в западнобелорус. областях, включенных в состав СССР в сент. 1939 г., в Советской Белоруссии с июня 1939 до июня 1941 г. богослужения по чину правосл. Церкви не совершались нигде.

Прот. Феодор Кривонос

РПЦ в Белоруссии в 1941-1945 гг.

Благовещенская церковь в Витебске. Акварель. 1866 г. Худож. А. Минят (Б-ка Вильнюсского ун-та)
Благовещенская церковь в Витебске. Акварель. 1866 г. Худож. А. Минят (Б-ка Вильнюсского ун-та)

Благовещенская церковь в Витебске. Акварель. 1866 г. Худож. А. Минят (Б-ка Вильнюсского ун-та)

Нем. войска оккупировали Белоруссию в кон. июня - авг. 1941 г. Территория республики была разделена между различными административно-территориальными единицами: Белосток и Гродно были присоединены к Вост. Пруссии; Брест, Пинск и Гомель - к Генеральному комиссариату «Украина»; остальная территория - к Генеральному комиссариату «Остланд», причем территория Белоруссии со Смоленской и с частью Брянской области образовали генеральный окр. «Беларусь», к-рый делился на гражданскую и военную зоны (примерно по р. Березине).

Оккупационные власти не препятствовали открытию православных храмов. Центром возрождения церковной жизни в Вост. Белоруссии стал Минск. Вместе с нем. войсками в Минске появился иером. Владимир (Финьковский), состоявший в юрисдикции Варшавского митр. Дионисия (Валединского) и Пинского архиеп. Александра (Иноземцева). В июле 1941 г. он служил в Преображенской ц. бывш. жен. мон-ря, позднее освятил открытые верующими церкви Марии Магдалины и Александра Невского. Имея в своем распоряжении автомобиль, ездил по Вост. Белоруссии с целью духовного руководства без архиерейского благословения. 9 сент. 1941 г. на Синоде в Варшаве было решено выдвинуть иером. Владимира в кандидаты для рукоположения на епископскую кафедру для Белоруссии. Деятельность иером. Владимира вызвала озабоченность архиеп. Пантелеимона (Рожновского), жившего в Жировицком (Жировичском) в честь Успения Пресвятой Богородицы монастыре.

В сент. 1941 г. в Минск из Жировицкого мон-ря прибыл Брестский еп. Венедикт (Бобковский), к-рый имел от архиеп. Пантелеимона поручение приступить к организации епархиальной и приходской жизни. Иером. Владимир (Финьковский) не признал его как представителя церковной власти и стремился препятствовать его деятельности. Он отправился в Варшаву, где в сер. нояб. 1941 г. был возведен митр. Дионисием (Валединским) в сан архимандрита. Архиерейскую хиротонию митр. Дионисий совершить не решился из-за резко негативного отношения к этому кандидату архиеп. Пантелеимона (Рожновского) и мн. священников. Вскоре архим. Владимир (Финьковский) вместе с другим кандидатом во епископы - настоятелем варшавского белорус. прихода и членом духовной консистории архим. Филофеем (Нарко) - снова был направлен в Минск.

В это время еп. Венедикту при помощи начальника управы Минского окр. Р. К. Островского удалось добиться от оккупационных властей признания митр. Пантелеимона главой Православной Церкви в Белоруссии при условии, что деятельность архиереев будет нацелена на объявление автокефалии Белорусской Церкви. Архиеп. Пантелеимон и еп. Венедикт 6 окт. 1941 г. провели офиц. заседание, на котором приняли условия Генерального комиссара. Протокол этого заседания получил название «Акт № 1 деяния Собора епископов Белорусской Православной Церкви». Архиеп. Пантелеимону был присвоен титул «митрополит Минский и всея Беларуси». По поручению митр. Пантелеимона еп. Венедикт назначил в храмы Минска священников: прот. Иосифа Балая - настоятелем Екатерининской (ныне Петропавловской) ц. на Немиге и свящ. Николая Лапицкого - его помощником, свящ. Иоанна Кушнера - настоятелем ц. св. Александра Невского, прот. Константина Шашко - настоятелем ц. равноап. Марии Магдалины. К кон. 1941 г. архим. Владимир (Финьковский) был отстранен от священнослужения, по результатам работы ревизионной комиссии в марте 1942 г. отдан под церковный суд и лишен сана. Он уехал вместе с преданными ему священниками в Пинскую епархию к архиеп. Александру (Иноземцеву).

23 нояб. 1941 г. в Жировицком монастыре состоялась хиротония архим. Филофея (Нарко) во епископа Слуцкого, викария митрополичьей М. е. 30 нояб. 1941 г. митр. Пантелеимон и еп. Филофей прибыли в Минск, к-рый стал резиденцией митрополита. В первую очередь архиереи занялись ремонтом минских храмов. Для этого были организованы церковные комитеты, деятельность к-рых взял под свою опеку еп. Филофей.

3-9 марта 1942 г. в Минске под председательством митр. Пантелеимона состоялся Собор епископов, в к-ром участвовали Брестский еп. Венедикт (Бобковский) и еп. Филофей (Нарко). С правом совещательного голоса на Соборе присутствовал архим. Афанасий (Мартос), 8 марта 1942 г. рукоположенный во епископа Витебского и Полоцкого. По решению Собора Гродненская епархия (территория к-рой вошла в состав Вост. Пруссии) была объявлена автономной. Туда был назначен еп. Венедикт (Бобковский) с титулом «Белостокский и Гродненский». В Вост. Белоруссии были учреждены епархии с центрами в Минске, Могилёве, Новогрудке, Смоленске и Витебске. Их границы совпадали с границами оккупационных административно-территориальных округов (гауптбецирков). Правящим архиереем М. е. стал митр. Пантелеимон с титулом «архиепископ Минский, митрополит всея Беларуси». Ему было также поручено управление Жировицким мон-рем с добавлением к титулу «священноархимандрит Жировицкой Свято-Успенской обители». Еп. Филофей был определен на Могилёвскую и Мстиславскую кафедру, но в Могилёв выехать он не смог. На заседании Собора 9 марта 1942 г. был принят Устав Белорусской Православной Церкви; заместителем митрополита избрали еп. Филофея (Нарко). Собор завершился избранием членов Синода Белорусской Церкви, в к-рый вошли митр. Пантелеимон, архиеп. Венедикт, епископы Филофей и Афанасий.

Вскоре после завершения работы Собора митр. Пантелеимон был отстранен нем. властями от управления М. е., он передал свои полномочия еп. Филофею, оставив за собой заведование общими вопросами. Увольнение стало следствием позиции митр. Пантелеимона, согласившегося на провозглашение автокефалии Белорусской Церкви только при условии ее одобрения со стороны митр. Сергия (Страгородского) и предстоятелей др. Поместных Православных Церквей. 2 июня 1942 г. митр. Пантелеимон был заключен в Ляданский Благовещенский монастырь, в кон. дек. 1942 г. перевезен в г. Вилейка.

Посещение Минским митр. Филаретом (Вахромеевым) прихода в Лунинце Брестской обл. Фотография. Кон. 70-х гг. ХХ в.
Посещение Минским митр. Филаретом (Вахромеевым) прихода в Лунинце Брестской обл. Фотография. Кон. 70-х гг. ХХ в.

Посещение Минским митр. Филаретом (Вахромеевым) прихода в Лунинце Брестской обл. Фотография. Кон. 70-х гг. ХХ в.

В сер. июля 1942 г. начальник политического отдела Генерального комиссариата Л. Юрда вызвал архиеп. Филофея и потребовал скорейшего провозглашения автокефалии Белорусской Церкви. 5 авг. 1942 г. архиеп. Филофей издал распоряжение «О созыве Белорусского церковного Собора». Несмотря на активные усилия, добиться присутствия на Соборе митр. Пантелеимона не удалось. 30 авг. в Преображенском храме Минска под председательством архиеп. Филофея состоялся Всебелорусский правосл. Собор, к-рый должен был объявить автокефалию Белорусской Церкви. Ко дню открытия Собора в Минск прибыли делегаты только от 2 епархий: Минской и Новогрудской. В Витебской, Могилёвской, Смоленской епархиях церковная жизнь к тому времени не была налажена, и выборы делегатов в этих, а также в Гродненской епархии не проводились. Всего по сведениям еп. Афанасия (Мартоса) на Соборе присутствовали 107 делегатов и 3 иерарха: архиеп. Филофей, епископы Афанасий и Стефан (Севбо), назначенный на Смоленскую кафедру. Собор принял Устав Белорусской Церкви, 113-й пункт к-рого гласил, что «каноническое объявление автокефалии последует после признания ее всеми автокефальными православными Церквами». Были подготовлены соответствующие письма главам Поместных Церквей, к-рые должен был подписать митр. Пантелеимон, но, находясь в заключении, он не смог этого сделать. Архиереи понимали, что добиться признания автокефалии Поместными Церквами во время войны практически невозможно, и этот расчет оправдался. 16 апр. 1943 г. после неоднократных просьб белорус. архиереев оккупационные власти разрешили митр. Пантелеимону вернуться в Минск. На следующий день он созвал Синод, на заседании к-рого были подписаны послания к главам Поместных Церквей. Послания были переведены и переданы нем. администрации для пересылки, но скорее всего не были отправлены.

11-16 мая 1944 г. по требованию властей в Минске состоялся Собор епископов Белорусской Церкви, на к-ром присутствовали все белорус. архиереи. Целью проведения Собора было осуждение возведения в сан патриарха Московского и всея Руси митр. Сергия (Страгородского). Собор принял послание «Ко всем священникам и верующим нашей святой Греко-православной Белорусской Церкви» на основе составленной властями декларации. Собор осудил вмешательство Белорусской Центральной Рады (создана оккупационными властями в кон. 1943) в церк. дела и поставил под сомнение объявленную в 1942 г. автокефалию. На Соборе митр. Пантелеимону были присвоены титул «Его Блаженство» и право ношения 2 панагий и преднесения креста. Собор закончился поспешно, т. к. к Минску приближались части Красной Армии.

Несмотря на тяжелейшие условия военного времени и оккупации, на территории М. е. было возобновлено и построено много храмов. Все приходы, существовавшие на территории Вост. Белоруссии к моменту ее освобождения советскими войсками, были открыты во время нем. оккупации. В Минске были возобновлены: Александро-Невская ц. на военном кладбище (28 июня 1941, в день вступления фашистов в Минск, верующие взломали засов, 6 июля в храме состоялось 1-е богослужение); Спасо-Преображенская ц., ставшая на время оккупации кафедральным собором М. е., при ней 17 июля 1941 г. был возрожден Спасо-Преображенский мон-рь, в к-ром жили более 10 монахинь и 5 священников; Свято-Духовская ц. (ныне кафедральный собор), при которой 15 мая 1942 г. началось возрождение муж. мон-ря; Екатерининский собор (ныне Петропавловский) на Немиге (богослужения возобновили в дек. 1941); ц. в честь Казанской иконы Божией Матери («привокзальная»); ц. равноап. Марии Магдалины на Сторожевском кладбище (богослужения возобновились 4 авг. 1941). На некоторое время возобновил свою деятельность Ляданский Благовещенский муж. мон-рь, в котором жили 13 насельников. Новопостроенная ц. свт. Николая Чудотворца в Козыреве в Минске была освящена 13 февр. 1944 г.

В авг. 1941 г. по поручению архиеп. Пантелеимона для организации деятельности приходов из Жировицкого мон-ря в вост. регионы Белоруссии были направлены архим. прмч. Серафим (Шахмуть) и свящ. Григорий Кударенко. В 1941-1943 гг. они побывали в Борисове, Витебске, Орше, Жлобине, Могилёве, Гомеле, Бобруйске и других городах. Миссионеры проехали через Слуцкий и Копыльский районы Минской обл., открыли церкви в Копыле, Узде, Слуцке, в местечках Тимковичи, Романово, Греск, Грозово, в деревнях Семковичи, Песочное, Ляшно, Клевичи, Быстрица, Воробьевичи, Семеновичи.

К 1943 г. в Бобруйске начались богослужения в церквах на христианском кладбище и на хуторе Луки, был отремонтирован городской Николаевский собор, восстановлена церковь на Березинском форштадте, построена церковь в пригороде Титовка. В Бобруйском р-не было построено и восстановлено 10 церквей, а в Бобруйском окр. насчитывалось 20 действующих храмов, ремонтировалось более 5.

2 нояб. 1941 г. возобновились богослужения в церкви в пос. Заславле под Минском. В М. е. в 1941 г. было открыто ок. 120 приходов, что составило 30% их дореволюционного количества. В Борисовском р-не существовала 21 церковная община. В Борисовском р-не было восстановлено до 75% дореволюционных храмов. За первые месяцы 1944 г. в М. е. открылось 5 приходов. К 1945 г. на территории Минской обл., которая составляла часть территории М. е., действовали 136 церквей.

Только за первые 3 дня оккупации Минска было совершено до 700 крещений детей и взрослых, состоялось много венчаний. За первые 4 месяца оккупации Минска крестили 22 тыс. детей, юношей и девушек. Были случаи, когда в один день венчалиь 20-30 супружеских пар. В 1944 г. в Бобруйске на Крещение состоялся крестный ход на Березину, в к-ром участвовали 5 тыс. чел.

Для производства храмовой утвари в Минске открылась мастерская. В нояб. 1943 г. Минский исторический музей через свящ. Николая Лапицкого передал Белорусской митрополии коллекцию из 33 церковных предметов и книг.

В нач. 1944 г. в Минске был издан «Настольный календарь белорусского православного крестьянина». В июле 1943 г. в Бобруйске вышел 1-й номер газ. «Благовест», ответственным редактором которой стал священник бобруйского Николаевского собора Николай Ясинский (издано 3 номера). Два раза в месяц по радио транслировали богослужение из церкви Преображенского мон-ря в Минске, к-рое совершал архиеп. Филофей (Нарко).

Преподавание Закона Божия было разрешено только при церквах. Осенью 1942 г. в ответ на обращение Минского епархиального управления к властям за разрешением открыть 6-классные духовные семинарии в Минске и Новогрудке и псаломщицкие курсы в Ракове, Вилейке и Молодечно был получен отказ. Разрешено было открыть в Минске краткосрочные курсы для подготовки кандидатов для рукоположения в священный сан. 21 окт. 1942 г. архиеп. Филофей (Нарко) сообщал, что в Минск ежедневно прибывают 2-3 кандидата, которых рукополагают после краткой подготовки, и т. о. уже рукоположены 100 священников. 15 апр. 1943 г. открылись 6-месячные богословско-пастырские и псаломщицко-певч. курсы в Минске для лиц со средним образованием. К апр. 1944 г. были подготовлены 22 кандидата для рукоположения в священный сан.

По вопросу юрисдикции произошло разделение белорус. священнослужителей на 3 группы: сторонники автокефалии (составляли примерно 1/3 от общего числа священнослужителей, являлись членами белорус. национальных орг-ций, активно участвовали в мероприятиях по белорусизации церковной жизни); духовенство, занимавшее нейтральную позицию, и противники автокефалии, ориентировавшиеся на Московский Патриархат. Именно последние поддерживали партизанское и подпольное движение.

Сельские священники были очень тесно связаны с прихожанами. Если в городах духовенство даже в случае искреннего стремления не имело возможности активно помогать партизанам, то в сельских приходах, особенно отдаленных, помощь партизанским отрядам со стороны священников была достаточно частым явлением. Формы помощи были различными: партизан снабжали продуктами, медикаментами, предоставляли кров для отдыха, лечения раненых, доставали документы, писали фиктивные справки, участвовали в разведках и воевали с оружием в руках. Вступление представителей правосл. клира в партизанские отряды не было массовым, но единичные случаи имели место. С партизанами сотрудничали свящ. Иоанн Курьян, свящ. Анатолий Гандарович из дер. Рабунь Куренецкого р-на Вилейской обл., свящ. Петр Бацян из дер. Кобыльники (ныне Нарочь) Мядельского р-на Вилейской обл., прот. Павел Сосновский, священники братья Николай и Георгий Хильтовы. Связным партизанского отряда им. Котовского был свящ. Виктор Бекаревич из дер. Латыголь Ильянского р-на Вилейской обл. (после войны долгое время служил настоятелем ц. Александра Невского в Минске), позднее он вступил в партизанский отряд им. М. В. Фрунзе, действовавший на территории той же области. Священник дер. Заберезье Барановичской обл. Евстафий Баслык, используя церковную печать, выдавал удостоверения личности. Более 20 справок выдал священник Груздово-Хожово-Полочанского прихода Молодечненского р-на Вилейской обл. Николай Гуринович.

В М. е. во время оккупации осуществлялась благотворительная деятельность. На одном из заседаний Собора епископов Белорусской Церкви говорилось о деятельности Минского церковного благотворительного комитета, который организовал попечение о 450 взрослых и детях, находившихся в больнице. Практически при каждой вновь открывшейся церкви создавали добровольные комитеты помощи бедным и пострадавшим в ходе войны. В Минске каждая церковь 10% дохода перечисляла на помощь нуждавшимся. В Бобруйском окр. в фонд помощи вдовам и сиротам, который помогал семьям сосланных советской властью священников, ежемесячно перечислялось 2% прибыли от всех церквей и пожертвований верующих. В сент. 1942 г. прихожане Николаевского собора Бобруйска на помощь госпиталю военнопленных, дому младенца и детскому дому пожертвовали полотенца, полотно, салфетки, марлю. Вдовам духовенства и престарелым больным людям была оказана денежная помощь в размере 11 073 р. Сбор средств проводился по окончании каждого богослужения. В Минске существовал миссионерский комитет, который помогал беженцам и больным. Два священника этого центра опекали детские дома и больницы. Проводились богослужения в лагерях для военнопленных.

В июне 1944 г. правосл. иерархи из Вост. Белоруссии были вывезены нем. властями в Гродно, затем в Германию. В Белоруссии не осталось ни одного епископа.

После освобождения Белоруссии советскими войсками в первых числах авг. 1944 г. в квартире диакона Екатерининской ц. в Минске Петра Глинкова собрались 6 минских священников, к-рые решили направить делегацию в Свящ. Синод Московского Патриархата для ускорения назначения епископа в Белоруссию. Этому заседанию предшествовала попытка свящ. Арония Жебуртовича решить этот вопрос в советских учреждениях, но городские и республиканские власти предложили ждать решения этого вопроса в Москве. 4 сент. 1944 г. управление белорус. епархиями было поручено прибывшему в Белоруссию с Красной армией архиеп. Василию (Ратмирову), первоначально имевшему титул «Минский и Могилёвский», затем «Минский и Белорусский».

Вскоре после освобождения Белоруссии начались аресты священнослужителей. Репрессии затронули видных представителей духовенства, близких к архиеп. Филофею (Нарко), благочинных, как правило активно занимавшихся организацией приходской жизни. В 1944-1948 гг. в Белоруссии были репрессированы 78 священно- и церковнослужителей. Среди арестованных в 1944-1945 гг.: прот. Николай Ясинский, служивший в ц. Св. Софии в Бобруйске (приговорен к 10 годам заключения в ИТЛ за издание газ. «Церковный благовест»), свящ. Александр Антоновский, борисовский благочинный прот. Иоанн Строк, укрывший в 1944 г. в своем храме 75 детей из детдома, спасая их от артобстрела (приговорен к 5 годам заключения в ИТЛ), псаломщик из дер. Лебедево Молодечненского р-на И. Корсак, настоятель ц. равноап. Марии Магдалины в Минске прот. Константин Шашко, епархиальный миссионер архим. сщмч. Серафим (Шахмуть), настоятель ц. свт. Николая Чудотворца в Минске прот. Иосиф Голуб, настоятель ц. св. кн. Александра Невского в Минске прот. Николай Тесельский, протодиак. Спасо-Преображенской ц. в Минске Георгий Колядюк, преподаватель пастырских курсов в Минске М. И. Волосевич, казначей Спасо-Преображенской ц. в Минске А. Единович (схим. Серафима), диак. Екатерининского собора на Немиге в Минске Иоанн Шишло, священник из Логойска Антоний Зубович (приговорен к 10 годам заключения в ИТЛ) и др.

А. О. Горанский, С. В. Мандрик

РПЦ в Минской области в 1945-1958 гг.

Собор Белорусских святых. Икона. Ок. 2000 г. (Покровский собор, Гродно)
Собор Белорусских святых. Икона. Ок. 2000 г. (Покровский собор, Гродно)

Собор Белорусских святых. Икона. Ок. 2000 г. (Покровский собор, Гродно)

В кон. 1944 - нач. 1945 г. Минский архиеп. Василий (Ратмиров) участвовал в мероприятиях по воссоединению с Московской Патриархией духовенства Белостокской епархии, в межвоенный период принадлежавшей Польской автокефальной Православной Церкви (ПАПЦ), но исторически являвшейся частью дореволюционной Гродненской епархии РПЦ (в 1939-1941 территория Белостокской епархии входила в БССР). В период оккупации значительная доля приходов Белостокской епархии стала частью образованной решением Всебелорусского церковного Собора от 3 марта 1942 г. Гродненско-Белостокской епархии под рук. архиеп. Венедикта (Бобковского), подчинявшейся Минской митрополии Белорусской Церкви. Среди правосл. населения региона преобладали белорусы. 11 дек. 1944 г. архиеп. Василий вместе с уполномоченным Совета по делам РПЦ (СД РПЦ) по БССР А. Д. Лобановым в сопровождении своего секретаря иером. Ювеналия (Лунина) выехал в Польшу, где провел ряд встреч в Белостоке, Бельск-Подляски, Семятыче и Хайнувке. Архиерей организовал окружные съезды белорус. клириков и мирян, не признававших еп. Тимофея (Шреттера), который в то время фактически возглавлял ПАПЦ, и тяготевших к Русской Церкви. 19 дек. 1944 г. прошло собрание духовенства Хайнувского благочиннического окр., 20 дек.- собрание духовенства Белостокского и Бельского округов, на к-рых было объявлено о воссоединении с Московским Патриархатом. Съезд духовенства Белостокского и Бельского округов принял резолюцию с осуждением бежавших с немцами архиереев - митр. Пантелеимона и архиеп. Венедикта и избрал 1-й состав временного Белостокского ЕУ в подчинении М. е., в него вошли благочинные: белостокский Иосиф Зубович, бельский Андрей Туровский, хайнувский Иоанн Громотович, семятычский Елисей Герасимович. 24 дек. 1944 г. архиеп. Василий совершил литургию в Никольском соборе в Белостоке, после к-рой утвердил состав временного управления Белостокской епархии под рук. прот. Иоанна Громотовича. Цель его поездки также заключалась в том, чтобы «разъяснить истинное положение Церкви в СССР» и способствовать возвращению в Белоруссию белорус. священнослужителей, уехавших в Польшу после освобождения Белоруссии от нем. оккупантов. В долгосрочной перспективе репатриация духовенства должна была повлечь за собой и переселение мирян, на чем настаивали руководители БССР, создавшие в регионе «комитеты по переселению», агитировавшие белорусов за переезд в Белоруссию.

Инициатором поездки архиеп. Василия стал председатель Совнаркома Белоруссии П. К. Пономаренко, выступавший за то, чтобы признавшая власть Московской Патриархии Белостокская епархия была включена в отдельный Белорусский Экзархат с митрополичьим управлением в Минске. Однако председатель СД РПЦ Г. Г. Карпов, хотя и считал необходимым включение в РПЦ Белостокской епархии, не поддержал инициативу Пономаренко по «церковной белорусизации» этого региона в условиях затянувшегося процесса демаркации границы между БССР и Польшей. Патриарх Алексий I 12 февр. 1945 г. признал Белостокский временный епархиальный совет и принял Белостокскую епархию в состав РПЦ. В тот же день архиеп. Василий был назначен временно управляющим Литовской и Белостокской епархиями, однако предоставление ему митрополичьего сана и должности экзарха было признано преждевременным. По резолюции архиеп. Василия от 22 февр. 1945 г. было избрано Белостокское временное ЕУ, управляющим делами к-рого стал прот. Николай Винцукевич, настоятель Рождество-Богородичного собора в Бельск-Подляски и благочинный Бельского окр. В то же время на создание постоянного ЕУ и назначение отдельного епископа РПЦ для Польши патриарх не решился, рассчитывая на урегулирование спорных вопросов с Варшавской митрополией. Возможно, именно поэтому предложение Винцукевича и архиеп. Василия о хиротонии благочинного Хайнувского окр. прот. Иоанна Громотовича в викарного епископа для Белостокской епархии, высказанное в авг. 1945 г., не нашло одобрения у властей.

27 дек. 1945 г. митр. Крутицкий Николай (Ярушевич) доложил на заседании Синода о положении церковных дел в Польше и о желании некоторых православных приходов Белостокского воеводства и других регионов Польши находиться под непосредственным духовным окормлением Минского архиепископа. Синод постановил «для обследования положения церковных дел в Польше путем непосредственного сношения с митрополитом Дионисием и епископом Тимофеем» командировать в Варшаву и Белосток уполномоченных патриарха - протопресв. Николая Колчицкого и секретаря патриархии Л. Н. Парийского. По результатам поездки от к.-л. новых действий в Польше было решено воздержаться.

Духовное училище в Слуцке. Фотография. Нач. XX в.
Духовное училище в Слуцке. Фотография. Нач. XX в.

Духовное училище в Слуцке. Фотография. Нач. XX в.

Уполномоченный СД РПЦ по БССР сообщал, что архиеп. Василий пользуется авторитетом у руководителей Совнаркома БССР, председатель к-рого Пономаренко и его заместитель А. М. Левицкий неоднократно вызывали архиерея для консультаций. Архиеп. Василий в 1945 г. просил власти республики усилить борьбу с католичеством в условиях активизации католич. прозелитизма на западе республики после массового исхода белорус. духовенства вместе с немцами, а также решить вопрос о передаче православным пустующих католич. церквей в ряде регионов БССР, особенно тех, которые в межвоенный период были отобраны у православных. В нач. 1945 г. по ходатайству архиеп. Василия Минский горсовет передал в ведение Минского ЕУ деревянный Казанский храм возле Дома правительства, при нем было разрешено разместить дом архиерея, поэтому и храм получил название домового, хотя находился отдельно от резиденции архиерея. В янв. 1945 г. архиеп. Василий обратился к Пономаренко с просьбой узаконить деятельность свечного завода при Минском ЕУ, просьба была исполнена.

На 1 июля 1945 г. уполномоченным Совета по делам РПЦ по Белоруссии были «полноценно зарегистрированы» 209 приходов из 705 «фактически учтенных»; это означало, что остальные общины были зарегистрированы без настоятелей. По 12 областям Белоруссии 705 приходов распределялись следующим образом: Минск и Минская обл.- 42 прихода, Гомельская обл.-51, Витебская обл.- 25, Могилёвская обл.- 32, Бобруйская обл.- 36, Брестская обл.- 148, Пинская обл.- 81, Гродненская обл.- 74, Барановичская обл.- 98, Молодечненская обл.- 44, Полесская обл.- 23, Полоцкая обл.- 51 приход. Отдельно (как централизованные орг-ции) учитывались 3 мон-ря: мужской Жировицкий, женские Гродненский и Полоцкий. В отчете от 1 июля 1945 г. уполномоченный СД РПЦ Лобанов указывал, что ряд священников отказываются признавать власть архиерея и патриарха, только в Гомельской обл. отмечены 4 таких прихода (позже стало известно об их принадлежности к истинно православным христианам). Также иногда службы в церквах совершали лица, не имевшие на это права, без духовного сана, напр. бывшие псаломщики или церковные старосты. Данная практика распространилась в неск. селах Минской обл. Так, в с. Бродец Березинского р-на с 1945 г. богослужения в кладбищенской часовне совершал бывш. церковный староста А. Лапицкий (по нек-рым данным, самосвятский «священник» одной из катакомбных юрисдикций). В с. Погост того же района служил самозваный «духовный старец» Х. Малашкевич, в с. Смоловка - некий И. Каркалица. По всей видимости, и в этих случаях речь шла о представителях движения истинно православных христиан, вышедших из подполья в оккупационные годы и пытавшихся продолжить открытое служение в послевоенный период. Последний подобный случай на Минщине зафиксирован в 1948 г. в дер. Скрыль Пуховичского р-на (ГА Минской обл. Ф. 3196. Оп. 2. Д. 3). В 1950 г. был замечен самозваный лжесвященник в с. Киевичи Копыльского р-на.

Регистрация общин и духовенства затягивалась из-за отсутствия у священников указов о назначении, к-рые должен был подписать архиеп. Василий (Ратмиров). В марте 1945 г. на приеме у уполномоченного СД РПЦ в Минске он заявил, что не изучил полностью духовенство Белоруссии и поэтому воздерживается назначать тех клириков, о которых не имеет необходимых данных (НАРБ. Ф. 951. Оп. 2. Д. 3. Л. 18). Клириков, принадлежавших к раскольнической Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ) или к Варшавской митрополии, а также к истинно православному движению, архиеп. Василий принимал в молитвенное общение через принесение покаяния в расколе.

30 дек. 1945 г. были назначены новые архиереи для Белоруссии: рукоположен еп. Гродненский и Барановичский Варсонофий (Гриневич), управляющим Пинско-Брестской епархией назначен заштатный еп. Даниил (Юзвьюк), арестованный в марте 1950 г. По настоянию архиеп. Василия (Ратмирова) в 1946 г. в состав М. е. была передана из Пинской епархии территория Брестской обл., а из Гродненской епархии - территория Барановичской обл., в связи с чем изменилась титулатура местных архиереев (Пинско-Брестский переименован в Пинско-Лунинецкого, Гродненско-Барановичский - в Гродненско-Лидского). Это было обусловлено финансовыми трудностями восточнобелорус. приходов, для укрепления к-рых необходимо было включить в епархию экономически более сильные западнобелорус. общины.

С июня 1945 г. почти во всех областях, кроме Гродненской и Пинской, имелись «областные секретари Минской епархии» и по совместительству - областные благочинные, назначавшиеся, как отмечалось в указах архиепископа Минского, для «связи с областными уполномоченными», а также для координации деятельности районных благочинных. В Минской обл. в 1945 г. было 3 благочиннических округа: Минский, Борисовский и Койдановский. Кадровая политика архиеп. Василия вызывала недовольство со стороны уполномоченных СД РПЦ, поскольку он назначал в основном священнослужителей, к-рые имели церковные заслуги, на ответственные должности ставил западнобелорус. священнослужителей, не пользовавшихся доверием у властей.

На 1 апр. 1946 г. в статистической сводке уполномоченного СД РПЦ по Белоруссии упоминаются 40 действующих церквей и 5 часовен на территории Минской обл., были учтены 40 религ. об-в, часовни в качестве отдельных «двадцаток» в большинстве случаев не регистрировались, даже если они были действующими. В этот период впервые местные власти без предварительных обоснований закрыли церкви: в селах Забашевичи Борисовского р-на и Латыголь Холопеничского р-на храмы были заняты под клубы, в с. Воронино Руденского р-на - под склад зерна.

После того как в янв. 1946 г. новым уполномоченным СД РПЦ по Белоруссии был назначен Н. П. Чесноков, положение Церкви в республике ухудшилось, регулярно стали снимать с регистрации действующие приходы. Весной-летом 1946 г. в Минской обл. была закрыта новая часовня в дер. Рубеж Борисовского р-на, как «незаконно построенная», сняты с регистрации 4 самостоятельных храма: Петропавловский в с. Сеница Минского р-на, Андреевский в Ново-Борисове (ныне в черте Борисова), Георгиевский в с. Могильно Узденского р-на и Рождество-Богородичный в пос. Пуховичи (решение Минского облисполкома о закрытии Пуховичского храма вскоре было обжаловано и отменено). В кон. 1946 г. закрыли еще 5 храмов: Георгиевский в с. Смиловичи Руденского р-на, Крестовоздвиженский в с. Черкассы Дзержинского р-на, Петропавловский в пос. Плещеницы, Преображенский в пос. Березино и Успенский в с. Ухвала Крупского р-на. Последние 3 общины не утратили регистрации и в нач. 1947 г. обустроили молитвенные помещения в арендованных частных домах. К февр. 1947 г. число зарегистрированных религ. обществ Минщины уменьшилось по сравнению с нач. 1946 г. с 45 до 39. Кроме 39 официально учтенных приходов Минска и Минской обл. уполномоченным СД РПЦ к нач. 1947 г. были зарегистрированы также домовая архиерейская церковь в Минске и 5 часовен (в основном кладбищенских). На учете состояли 35 священников, 7 диаконов, 35 псаломщиков и 16 регентов.

В 1946 г. архиеп. Василий провел укрупнение благочиннических округов М. е., сократив их число до 62. Вопреки требованиям властей он не стал снимать с должностей благочинных клириков, назначенных в оккупационный период. Так, благочинным Минского городского окр. в 1941-1947 гг. оставался прот. Григорий Гиацинтов. На должности благочинного Минского районного окр. до 1948 г. состоял прот. Феодор Цибулькин. Уполномоченный СД РПЦ упрекал архиеп. Василия за то, что тот назначает на ответственные церковные должности выходцев из западнобелорус. областей, «воспитанников панской Польши». В частности, указом архиеп. Василия благочинным Минского ЕУ по Бобруйской обл. вместо уволенного прот. Иоанна Громова был назначен «западник» из Пинска прот. Феодор Дмитриюк, активизировавший деятельность духовенства и добивавшийся открытия новых храмов. Архиеп. Василий иногда назначал клириков на незарегистрированные приходы, что провоцировало конфликты с уполномоченным. В частности, в 1945 г. прот. Иосиф Янович был поставлен настоятелем общины в г. Кричеве Могилёвской обл., к-рая не смогла зарегистрироваться из-за противодействия местного уполномоченного.

Столкновения уполномоченного СД РПЦ по БССР с Минским архиепископом были частыми и по разным поводам. Чесноков упрекал архиерея за то, что тот при больших доходах подписался в 1946 г. на гос. заем всего лишь в размере 30 тыс. р. Также, по словам Чеснокова, архиеп. Василий отказался поощрять церковными наградами священников, участвовавших в партизанском движении. Свой отказ архиерей объяснял тем, что, поскольку ушедшие с приходов священники состояли в партизанских частях на благо Родины, то и награждать их должна Родина, а церковные награды могут присваиваться только за заслуги перед Церковью (ГАРФ. Ф. Р-6991. Оп. 1. Д. 106. Л. 127).

Чесноков обвинял архиеп. Василия в неудаче «белостокского проекта». Управляющий делами Белостокской епархии прот. Николай Винцукевич (еще в письме от 25 дек. 1945 титуловавшийся как «управляющий делами Белостокского диоцеза Минского архиепископства») в нач. 1946 г. отказался от подчинения архиеп. Василию и настаивал на подчинении Белостокской епархии непосредственно Московскому патриарху. В письме патриарху Алексию I от 5 февр. 1946 г. Винцукевич указывал, что Белостокская епархия полностью разгромлена, почти все приходы перешли в ПАПЦ. В кон. февр. 1946 г. Винцукевич со своими сторонниками без согласования с Патриархией переехал в Брестскую обл., после чего большинство белорус. духовенства в Белостокском воеводстве под рук. префекта бельской гимназии свящ. Константина Байко признали власть Варшавского митр. Дионисия (Валединского). Переезд Винцукевича был вызван угрозой ареста клирика польск. властями. В нач. 1946 г. белостокский воевода С. Дыбовский писал, что Варшавская духовная консистория ПАПЦ требует привлечь прот. Н. Винцукевича к уголовной ответственности за самовольное присвоение церковной власти и учиненную смуту.

В Польше остался соратник Винцукевича, заместитель управляющего делами Белостокской епархии прот. Василий Ивасенко, который 30 марта 1946 г. обратился к архиеп. Василию с просьбой взять под защиту оставшиеся в РПЦ приходы: Рождество-Богородичный в Бельск-Подляски, где настоятелем после отъезда Винцукевича стал Ивасенко, и храм в с. Грудек Белостокского окр., где служил свящ. Владимир Гарустович. К июню 1946 г. Ивасенко переехал в Брест, все приходы Белостокской епархии оказались в ПАПЦ.

Чесноков в письме Карпову в апр. 1946 г. возложил ответственность за неудачу в «белостокском деле» на архиеп. Василия и на своего предшественника Лобанова: «Эта неудача была вызвана тем, что бывший уполномоченный и архиепископ доверили управление вновь созданной Белостокской епархией непроверенным и сомнительным людям, оказавшимся бывшими конфидентами немецких оккупантов» (ГАРФ. Ф. Р-6992. Оп. 1. Д. 105. Л. 70-71). В действительности же причина состояла в двурушничестве представителей местного духовенства, которые, присоединившись к РПЦ, тайно вели переговоры о возвращении в юрисдикцию Варшавской митрополии, желая остаться в Польше в условиях, когда в 1945-1946 гг. шло переселение значительной части белорусов из Белостокского воеводства в СССР. (Прот. Винцукевич после конфликта с Гродненским ЕУ в 1948 был переведен из Бреста в пос. Нов. Мышь Барановичской обл., впоследствии был замешан в ряде скандалов, с 80-х гг. XX в. состоял за штатом, принадлежал к Истинно православной церкви, в 1990 присоединился к Украинской автокефальной православной церкви на Волыни, в 1992 скончался.)

Ввиду начавшегося в Синоде разбирательства по поводу финансовых злоупотреблений Минского архиеп. Василия 30 дек. 1946 г. архиерей подал прошение об увольнении на покой, 13 янв. 1947 г. Синод удовлетворил его прошение. (В этот же период по заданию Карпова Чесноков собирал компромат на своего предшественника Лобанова, обвинял его в «братании» с архиеп. Василием, в безоговорочном выполнении всех требований последнего, а также в чрезмерном потакании духовенству, в «якшании с церковниками», в 1947 г. Лобанов был репрессирован. Возможно, дело Лобанова стало одной из главных причин смещения с кафедры архиеп. Василия, т. к. именно Чесноков первым стал обвинять владыку в финансовых злоупотреблениях).

В 1946 г. были арестованы неск. клириков М. е.: священник архиерейского Казанского храма Анатолий Гандарович, настоятель Воскресенской ц. в Клецке прот. Константин Байко, настоятель храма в с. Хожово свящ. Николай Гуринович, настоятель Трехсвятительского храма в Могилёве свящ. Игорь Зелезняк, настоятель храма в с. Голынка Клецкого р-на Максим Рулинский, свящ. Иоанн Прудников из с. Пацева Слобода Бобруйского р-на.

В янв. 1947 г. на Минскую кафедру был назначен архиеп. Питирим (Свиридов; с 1955 митрополит), управлявший епархией до своего перемещения на Ленинградскую кафедру 21 апр. 1959 г. Его перевод в Белоруссию совпал с началом антирелигиозной кампании 1948-1953 гг., выразившейся в закрытии ряда храмов во всех областях республики, а также в арестах и высылках значительного числа священников по обвинениям в антисоветской деятельности или в коллаборационизме в период войны. В ходе кампании храмы отнимали у верующих в основном под предлогом их возвращения довоенным владельцам - колхозам, совхозам, школам, клубам и др. орг-циям. Постановление СНК СССР от 1 дек. 1944 г., запрещавшее закрывать действующие церкви и молитвенные дома без согласия СД РПЦ, в Белоруссии очень часто нарушали местные власти, самовольно закрывавшие храмы.

К 1947 г. в Минской обл. насчитывалось 39 зарегистрированных правосл. общин, к 1948 г.- 45 общин. Этот рост был связан с тем, что по требованию республиканского уполномоченного В. С. Менькова все кладбищенские часовни в 1947 г. должны были зарегистрировать в облисполкомах «двадцатки», в противном случае они подлежали закрытию. Директива уполномоченного СД РПЦ была выполнена почти всеми общинами уже действовавших к тому времени церквей, к-рые числились приписными, а также общиной закрытого 2 годами раньше кладбищенского Георгиевского храма в с. Могильно Узденского р-на, остававшегося бесхозным и в это время возобновившего свою деятельность. В 1947 г. также был зарегистрирован в виде отдельной «двадцатки» домовый архиерейский храм при новом здании Минского ЕУ по ул. Мясникова (через неск. лет был закрыт).

Соответственно к 1948 г. рост числа зарегистрированных общин наблюдался и в целом по Белоруссии. В 12 областях республики было зарегистрировано 1066 общин: в Барановичской обл.- 181 община, в Брестской обл.- 190, в Гродненской обл.- 105, в Молодечненской обл.- 142, в Полоцкой обл.- 58, в Пинской обл.- 141, в Бобруйской обл.- 41, в Витебской обл.- 30, в Гомельской обл.- 63, в Минской обл.- 45, в Могилёвской обл.- 49, в Полесской обл.- 24 общины.

В 1948 г. по рекомендации Совнаркома Белоруссии Меньков решил отменить регистрацию приписных и домовых церквей. Это решение стало началом нового наступления властей на Церковь: под «домовыми» церквами (или «молитвенными домами») подразумевались храмы тех общин, к-рые обустроили временные молитвенные помещения в сельских хатах или же, как в Минске, в здании Минского ЕУ. В итоге в 1948-1950 гг. число зарегистрированных общин в Минской обл. уменьшилось с 45 до 35. Были закрыты следующие храмы: Георгиевский в с. Могильно Узденского р-на (вторично), Преображенский в с. Поречье Пуховичского р-на, Рождество-Богородичный в пос. Пуховичи, Преображенский в с. Велятичи Борисовского р-на, Николаевский в г. Червень, во имя св. Марии Магдалины и Жен-мироносиц на Сторожевском кладбище в Минске, Андреевский в Борисове (молитвенный дом), Космо-Дамиановский в с. Дроздино Борисовского р-на, часовни в с. Жодино Смолевичского р-на и в с. Озеро Узденского р-на. Уникальным для Белоруссии явлением стал тот факт, что 2 общинам, снятым с регистрации и утратившим изъятые в пользу государства храмы, власти предоставили здания других, ранее закрытых церквей в ближайших деревнях. Так, в 1948 г. общине Успенского храма в с. Ухвала предоставили кладбищенскую часовню в соседнем селе, а общине Космо-Дамиановского храма в Дроздино передали закрытую церковь в соседнем с. Сморки (ныне дер. Зоричи Борисовского р-на). В 1951 г. община закрытого Андреевского храма в Борисове добилась передачи ей местной часовни, зарегистрированной как самостоятельный приход. Также были закрыты не успевшие зарегистрироваться в послевоенный период и не имевшие полноценных общин храмы в селах Старинки Дзержинского р-на, Жодино, Студенка Смолевичского р-на, Прилепцы Плещеницкого р-на, Юшкевичи Борисовского р-на, Радица Крупского р-на.

В Белоруссии число зарегистрированных общин РПЦ в 1948-1951 гг. уменьшилось с 1066 до 988. Наиболее высокий процент закрытых храмов за указанный период отмечен в Витебской обл. (число приходов сократилось с 30 до 24), в Гомельской обл. (с 63 до 45), в Могилёвской обл. (с 49 до 41), в Бобруйской обл. (с 41 до 34), в Молодечненской обл. (со 142 до 133).

Несмотря на жесткие требования властей относительно смещения клириков, находившихся с оккупационного периода на должностях благочинных, архиеп. Питирим не торопился выполнять данные ему директивы, ограничившись единичными решениями по этому вопросу. В сент. 1947 г. он уволил с должности настоятеля храма Марии Магдалины на Сторожевском кладбище в Минске и секретаря епархии прот. Григория Гиацинтова, переведенного в 1948 г. в Могилёв, и благочинного Минского окр. и настоятеля Свято-Духовского кафедрального собора прот. Феодора Цибулькина. Остальные благочинные и настоятели городских храмов, принявшие сан в период оккупации, остались на своих местах.

Новый благочинный Минского окр. и секретарь епархии в 1947-1949 гг. прот. Серафим Баторевич также вызывал недовольство со стороны уполномоченного Совета по делам РПЦ по Минской обл. В. А. Ермоловича. По словам последнего, Баторевич «активизировал религиозную жизнь», добился перевода в Центр. Белоруссию ряда клириков из зап. районов, следил за уровнем образованности духовенства епархии, особенно в Минске и др. больших городах, куда им были приглашены на приходы наиболее образованные пастыри. Благодаря Баторевичу оказались безуспешными мн. попытки областного уполномоченного сократить число действующих приходов, поскольку секретарь инициировал жалобы прихожан и духовенства в Москву, которые иногда имели успех. В окт. 1949 г. по требованию уполномоченного прот. Баторевич был уволен с должностей благочинного и секретаря ЕУ, переведен на должность 2-го священника кафедрального собора, в 1951 г. репрессирован по обвинению в «коллаборационизме в период оккупации» и в «прислужничестве панской Польше» до 1939 г. Формулировки столь запоздалых обвинений были явно надуманными. В 1951 г. по обвинению в создании тайной антисоветской организации был репрессирован др. влиятельный клирик Минска, настоятель Александро-Невского военно-кладбищенского храма прот. Евстафий Баслык.

Начиная с 1948 г. новая репрессивная кампания в отношении духовенства затронула ряд областей, в основном западнобелорусских, где высылкам и судам подверглось наибольшее число священников, хотя отдельные аресты имели место также в центральной и вост. частях республики. Так, в 1948 г. были арестованы настоятель храма в с. Борздовка Оршанского р-на Витебской обл. Иоанн Аладьев и благочинный Клецкого р-на прот. Павел Кирик. В 1949 г. были арестованы прот. Александр Смирницкий (с. Пацева Слобода Бобруйского р-на), свящ. Михаил Хвалько (с. Телядовичи Копыльского р-на) и прот. Владимир Синявский, благочинный Друйского р-на Витебской обл. и духовник полоцкого Спасо-Евфросиниевского женского мон-ря. Арестам и высылкам в 1950-1951 гг. подверглись настоятель храма в дер. Ст. Свержень Столбцовского р-на свящ. Стефан Вериго, настоятель ц. в дер. Б. Лысица Несвижского р-на прот. сщмч. Матфей Крицук (арестован 28 июля 1950 за хранение дома книг религиозно-философского содержания, осужден на 25 лет ИТЛ), настоятель храма в пос. Ивенец Воложинского р-на свящ. Корнилий Трашутин, настоятель храма в Воложине прот. Платон Слиж и др. В 1952 г. был арестован свящ. Платон Лешин из с. Мосты Кривичского р-на Молодечненской обл. В 1951-1952 гг. под следствием находился настоятель храма в с. Пережир Руденского р-на Минской обл. иером. Вассиан (Тернович), заподозренный в антисоветской деятельности; после завершения следствия в возобновлении регистрации ему было отказано, клирик был почислен на покой в Жировицкий мон-рь. Свящ. Родион Бурховецкий, настоятель храма в с. М. Ляды, был обвинен в том, что «в двадцатку» прихода были включены монахини возобновленного на краткое время в период оккупации мон-ря.

В 1949-1951 гг. секретарем ЕУ и благочинным Минского окр. был прот. Петр Бычковский, его увольнение также состоялось под давлением гос. чиновников. Вероятно, из-за недоверия к архиеп. Питириму и его окружению власти Белоруссии инициировали в апр. 1950 г. передачу приходов Брестской обл. из состава М. е. под управление Гродненского еп. Сергия (Ларина). В 1951-1959 гг. секретарем ЕУ являлся прот. Виталий Богаткевич, имевший военные награды и, очевидно, вызывавший сначала больше доверия у властей. Однако за активную деятельность по защите Церкви, за частые жалобы на произвол местных властей в Москву и др. действия он также был уволен по требованию уполномоченного СД РПЦ как с должности секретаря, так и с должности настоятеля Свято-Духовского собора в Минске и переведен в г. Толочин.

В апр. 1952 г. Гродненско-Брестская и Пинско-Полесская епархии были ликвидированы, их приходы вошли в состав М. е. и ее территория совпала с границами БССР. К 1952 г. в 12 областях республики зарегистрированные общины (985 приходов и 3 мон-ря) распределялись следующим образом: в Барановичской обл.- 177 общин, в Брестской обл.- 185, в Гродненской обл.- 100, в Молодечненской обл.- 133, в Полоцкой обл.- 55, в Пинской обл.- 134, в Бобруйской обл.- 34, в Витебской обл.- 24, в Гомельской обл.- 45, в Минской обл.- 37, в Могилёвской обл.- 41, в Полесской обл.- 23 общины. На 1952 г. в Минской обл. действовало 37 общин РПЦ: 35 самостоятельных приходских церквей (в т. ч. 5 в Минске, 3 в Борисове), а также 2 приписные часовни - в Логойске и в с. Худовцы. К 1 янв. 1953 г. количество храмов в республике сократилось до 976. К 1953 г. в Белоруссии остались на регистрации 724 священника и 58 диаконов. В 1957 г. в приходах Минско-Белорусской епархии совершали служение 724 священника и 34 диакона.

Важным событием в истории М. е. стало восстановление Бобруйского викариатства, на к-рое был назначен 4 июня 1953 г. ректор Минской ДС и наместник Жировицкого Успенского монастыря архим. Митрофан (Гутовский). Его хиротония во епископа Бобруйского состоялась 5 июля 1953 г. в Казанской Крестовой архиерейской ц. в Минске. С тех пор Никольский собор в Бобруйске являлся 2-м кафедральным храмом М. е. После перевода еп. Митрофана на Орловскую кафедру во епископа Бобруйского 10 авг. 1956 г. был хиротонисан Леонтий (Бондарь), 5 мая 1961 г. переведенный в Новосибирск.

В 1954 г. в состав Минской обл. вошли 8 районов Бобруйской обл. и 3 района Барановичской обл.; число храмов в области увеличилось с 37 до 110. В 1955 г. к этому числу добавились возвращенные Церкви храмы в селах Крайск Плещеницкого р-на, Куковичи Копыльского р-на, Даниловичи и Добринево Дзержинского р-на, Баламутовичи Руденского р-на. Был снят с регистрации Михайловский кладбищенский храм в Слуцке. На регистрации к 1956 г. состояли 114 общин, в т. ч. 76 самостоятельных приходских церквей, 30 приписных и 8 временных молитвенных домов. Всего же в Белоруссии тогда действовали 967 церквей, из них 690 самостоятельных и 277 приписных.

С 1954 г. в Белоруссию из мест заключения стали возвращаться священнослужители, арестованные в 40-х - нач. 50-х гг. XX в. В 1954-1956 гг. вернулись 33 священника. Митр. Питирим принимал меры к устройству их на приходы. Уполномоченные СД РПЦ чинили препятствия таким клирикам в регистрации в столичной области. В 1956 г. свящ. Борис Трунин, вернувшийся из заключения и назначенный на приход в с. Жуков Борок Столбцовского р-на, под давлением уполномоченного отрекся от сана.

В 1956 г. была снята с регистрации церковь в с. Синявка Клецкого р-на в связи с ветхостью здания; также под предлогом аварийности закрыли и разобрали храм в Несвиже. В ответ на запрос уполномоченного секретарь ЕУ прот. Богаткевич сообщил, что в области 12 церквей требуют незамедлительного ремонта ввиду аварийного состояния здания; впосл. эта информация была использована как повод для закрытия этих храмов. По указанию республиканского руководства в 1957 г. уполномоченный поставил вопрос о закрытии приписных часовен или кладбищенских церквей, где совершались богослужения несколько раз в год. Согласно справке Минского ЕУ, таковых только в Минской обл. насчитывалось 64. Для сер. 50-х гг. XX в. характерна ситуация, когда храмы изымались для «временного хранения зерна».

К 1957 г. в Минско-Белорусской епархии насчитывалось 968 церквей, из них 709 самостоятельных приходских, 3 мон-ря и ДС. В клире состояли 724 священника и 34 диакона. В 1957 г. уполномоченный СД РПЦ по БССР подготовил документы для снятия с регистрации кладбищенского храма в с. Туча Клецкого р-на, однако глава СД РПЦ Карпов запретил закрывать храм. В 1957 г. председатель Минского облисполкома В. Шарков ставил вопрос о прекращении богослужений в Александро-Невском храме на Долгобродском (ныне Военном) кладбище в Минске под предлогом того, что верующие якобы вытаптывают могилы. Однако настоятель храма прот. Борис Жебровский, благочинный Минского окр., сумел отстоять церковь.

В. Г. Пидгайко

1958-1964 гг.

Минская икона Божией Матери (Свято-Духовский кафедральный собор, Минск)
Минская икона Божией Матери (Свято-Духовский кафедральный собор, Минск)

Минская икона Божией Матери (Свято-Духовский кафедральный собор, Минск)

Антирелиг. кампания 1958-1964 гг. была отмечена особенно массовым закрытием храмов, частыми перемещениями неугодного властям духовенства по требованию уполномоченного, снятием с регистрации значительной части клириков.

28 нояб. 1958 г. ЦК КПСС принял постановление «О мерах по прекращению паломничества к так называемым святым местам». Была составлена справка о местах паломничества на территории БССР, которых, согласно отчету республиканского уполномоченного СД РПЦ за 1959 г., было выявлено более 10, список позже дополнялся. К таким объектам относились источник в Жировицком мон-ре, несколько св. криниц и св. колодцев почти во всех областях республики. В райкомы партии было дано указание занимать эти территории различными постройками, криницы заливать соляркой, засыпать хлорной известью, торфом и т. п. По команде местных властей св. места огораживали заборами, выставляли милицейские посты. В 1960 г. источник около Жировиц был захлорирован. Работники санитарной службы накануне праздника Крестовоздвижения 27 сент. 1960 г. прохлорировали источник возле Крестовоздвиженской ц. в г. Воложине. У криницы в дер. Холмы Могилёвского р-на ежегодно в праздник прав. Анны собирались ок. 3 тыс. верующих. За попытку организовать очередное паломничество к этому месту 7 авг. 1959 г. священник и члены церковного совета церкви в с. Вейне Могилёвского р-на были сняты с регистрации, источник уничтожен. Уполномоченный СД РПЦ по Брестской обл. обратился 19 марта 1960 г. к уполномоченному по БССР с предложением удалить из Симеоновского собора в Бресте «сооружение с ракой Афанасия Брестского».

В 1959 г. в Белоруссии началась полномасштабная антицерковная кампания. В Минской обл. за год число действующих храмов сократилось со 114 до 103. В кон. 50-х гг. стали все чаще снимать с учета церкви согласно заключению технической комиссии. За 1959 г. в БССР закрыли не менее 19 церквей и сняли с регистрации 8 священников.

16 окт. 1958 г. Совет министров СССР принял постановление «О монастырях в СССР». Это постановление запрещало использовать наемный труд, предусматривало значительное уменьшение земельных монастырских наделов, а также сокращение числа мон-рей; были повышены налоги на монастырские земли, вновь введены налог со строений и земельная рента, отмененные в 1945 г. Совет министров БССР установил с 1 окт. 1958 г. ставку сельскохозяйственного налога для исчисления подоходного налога с земельных участков, находившихся в пользовании мон-рей, в размере 15 р. с гектара и признал утратившим силу постановление СНК БССР от 16 окт. 1945 г. об освобождении мон-рей от уплаты налога со строений и от земельной ренты. Просьбы отсрочить введение новых налогов до янв. 1959 г. были отклонены. В дек. 1958 г. Жировицкий мон-рь вынужден был отказаться от земельного участка площадью 38 га и хозяйственных построек. В это время в БССР кроме муж. Жировицкого мон-ря были 2 женских - в Гродно в честь Рождества Пресв. Богородицы и в Полоцке во имя прп. Евфросинии. В Гродненском мон-ре в 1958 г. проживали 55 монашествующих. Земельный участок 3,5 га Гродненского мон-ря был в 1958 г. передан под городской парк. В Полоцком женском мон-ре в 1958 г. проживали 45 монахинь и 6 послушниц, мон-рь находился на территории военного городка и не имел огорода. В нач. февр. 1960 г. руководство республики разработало план мероприятий по закрытию Гродненского и Полоцкого мон-рей. В 1958-1960 гг. численность монашествующих в 3 монастырях уменьшилась на 16 чел. В 1960 г. оба жен. мон-ря были закрыты и их насельницы переведены в Жировицкий мон-рь. В 1959 г. Министерство финансов СССР произвело переоценку строений, переданных религ. объединениям в аренду или пользование на иных началах, в результате страховая оценка молитвенных зданий повысилась в 3-4 раза. Это в основном коснулось Жировицкого мон-ря и сельских приходов, где имелись большие церковные здания, а доход был незначительным.

В 1958 г. в прессе прошла кампания против продажи в храмах свечей, после чего налог на доход свечных мастерских был повышен более чем в 20 раз, было также запрещено продавать свечи выше их закупочной цены. Все попытки организовать сбор средств для покрытия задолженности с помощью подворовых обходов пресекались жесточайшим образом: священников снимали с регистрации, отправляли за штат.

Наиболее тяжелым для М. е. стал 1960 год, на который властями были запланированы самые масштабные «мероприятия по сокращению религиозной обрядности», предусматривавшие массовое закрытие церквей и снятие с регистрации «лишних» священников. В апр. 1960 г. уполномоченным СД РПЦ по Минской обл. стал А. И. Логвиненко, разработавший план по сокращению в 1960-1961 гг. в регионе 1/3 всех церквей. План был перевыполнен.

Церковь Преображения Господня в Заславле. 1577 г. Фотография. 2009 г.
Церковь Преображения Господня в Заславле. 1577 г. Фотография. 2009 г.

Церковь Преображения Господня в Заславле. 1577 г. Фотография. 2009 г.

В соответствии с указом Совета министров Белоруссии от 20 янв. 1960 г. территория Минской обл. увеличилась вдвое за счет присоединения части упраздненной Молодечненской обл. Число храмов в области в янв. 1960 г. возросло со 103 до 226. Уже на 1 мая 1960 г. в области числились 204 церкви: 137 приходских и 67 приписных. За 1960 г. в Минской обл. были сняты с регистрации 88 церквей (18 приходских и 70 приписных) и 17 об-в верующих без храмов, с временными молитвенными помещениями, т. е. закрыты 105 общин РПЦ. Этот показатель, когда за год закрыли половину всех действовавших храмов области, был рекордным для всего СССР. К 1961 г. остались действующими 123 храма (108 типовых церквей, 11 временных молитвенных помещений и 4 приписные церкви). Если прежде в большинстве случаев закрывали храмы, возобновленные во время войны или признанные аварийными, то к 60-м гг. появилась практика закрытия храмов «по просьбам трудящихся». Так, в 1960 г. были закрыты церковь бывшего мон-ря в с. М. Ляды Смолевичского р-на Минской обл. на основании того, что «колхозники не посещают церковь», и гомельский Петропавловский собор, несмотря на то что посещаемость этих храмов в праздничные дни достигала 3 тыс. чел. Церкви закрывали из-за «невыгодного соседства». В дер. Рабунь Вилейского р-на храм было решено передать средней школе для расширения учебной площади, т. к. церковь находилась рядом с ней, а соседство школы с церковью было признано несовместимым. В 1960 г. из ранее существовавших на территории Минской обл. 11 благочиний были упразднены 6: Клецкое, Радошковичское, Столбцовское, Княгининское, Воложинское, Борисовское. От временного управления М. е. был отстранен еп. Леонтий (Бондарь), т. к. он, по мнению уполномоченного СД РПЦ, представлял «западное крыло» - западнобелорус. духовенство, кроме того, он отказался сокращать количество проповедей и число архиерейских служб в епархии. Сняты с регистрации и лишены права служить в БССР благочинные: Петр Хрщанович и Григорий Мокрицкий.

Неблагоприятные последствия изменения приходского управления в результате решений Архиерейского Собора РПЦ 18 июля 1961 г. очень скоро проявились в церковной жизни Белоруссии. В 1961 г. в целях ослабления материальной базы Церкви уполномоченные СД РПЦ дали указания церковным советам пересмотреть в сторону снижения цены на свечи, доход от продажи к-рых составлял более половины дохода приходов, а также епархиальные взносы. В ряде приходов цены на свечи были снижены на 20-40%, а епархиальные взносы - на 30-50%. В этих условиях исполнительные органы отдельных приходов отказывались от «найма» священников, как это было, напр., в церкви в дер. Залесье Сморгонского р-на Гродненской обл., в церкви в Слониме и др. В одном из районов Гродненской обл. в 5 из 9 действующих церквей общины отказались от священников. После ухода священника и прекращения богослужений церковь обычно закрывали, религ. об-во снимали с регистрации.

В 1962 г. СД РПЦ принял решение перевести священников на твердые оклады. После того как весной 1962 г. все правосл. духовенство в Белоруссии было переведено на твердые оклады, начался процесс снятия с регистрации тех священников, к-рые получали плату непосредственно от верующих, совершая требы без ведома исполнительных органов приходов. Священник в дер. Дубина Минской обл. в февр. 1963 г. был снят с регистрации, т. к. «лично брал с верующих плату за религиозные обряды, минуя церковный исполнительный орган, потому что не имел возможности прожить с семьей на получаемое из церкви жалование в сумме 45 рублей в месяц». Доходы духовенства по-прежнему облагались налогом по повышенной ставке. Поставленные в тяжелое экономическое положение, некоторые священники старались перейти на «более сильный» приход, либо уходили на пенсию или на гражданскую службу, поскольку приходские советы часто не могли обеспечить им даже минимальную оплату труда (30-50 р. в месяц). Вакантные места в бедных приходах не замещались, и религиозные общества снимались с регистрации. Такая политика имела долговременные последствия. В 1964-1965 гг., после отставки Н. С. Хрущёва, массовое закрытие церквей прекратилось, но сельские храмы продолжали закрывать из-за малочисленности прихожан, которые не могли содержать священника. Приход в пос. Б. Берестовица Гродненской обл. 2 дек. 1967 г. был снят с регистрации, поскольку церковь не действовала с 1963 г., когда ее настоятель ушел на пенсию, а назначенный на приход новый священник отказался занять это место из-за низкого дохода.

Совместно с местными советскими органами белорусские уполномоченные Совета по делам РПЦ представляли в Совет списки церквей, в которые не следует посылать духовенство. После снятия священника с регистрации в таких приходах уполномоченные СД РПЦ отказывались зарегистрировать на его место другого, и религиозное общество считалось «прекратившим деятельность». Снятому с регистрации клирику нередко уполномоченные и местные власти предлагали хорошо оплачиваемую гражданскую работу. В 1962 г. в Белоруссии оставили церковную службу 112 священников. В Минской обл. в 1963 г. за «нелегальное исполнение религиозных обрядов» были сняты с регистрации сроком на 3 месяца 10 священников. Не дожидаясь окончания срока наказания, 2 священника перешли на гражданскую работу. Все эти обстоятельства привели, с одной стороны, к острой нехватке кадров священников в БССР в сер. 60-х гг. XX в., когда в нек-рых местах священники окормляли по 2-3 прихода, а с другой - духовенство ставилось в такое положение, что вынуждено было подчиняться любым, даже абсолютно необоснованным и незаконным требованиям уполномоченных Совета по делам РПЦ и местных должностных лиц.

В марте 1961 г. председатель СД РПЦ Карпов потребовал от уполномоченного по Минской обл. Логвиненко усилить контроль за проповеднической деятельностью духовенства. Выполняя указание, уполномоченный запретил духовенству проповедовать, инициировал снятие с регистрации десятков клириков. Свящ. Николай Дубяго, лично высказавший уполномоченному протест, в 1961 г. был снят с регистрации и осужден за хулиганство. Уполномоченный СД РПЦ по Гродненской обл. в отчете писал, что священники с 1961 г. мало обращаются с проповедями к верующим, поскольку, по их мнению, «проведенная перестройка в управлении церковью подорвала авторитет священника, а также есть опасения с их стороны, что пришедшие в церковные советы лица могут неправильно истолковать их проповеди». Так, священник гродненского собора, ранее активно выступавший с проповедями, с июля 1961 г. прекратил их совсем. Когда к нему обратились верующие с целью выяснить причину, он ответил, что «в соборе есть люди, при которых нельзя ничего сказать». Опасения духовенства не были беспочвенными: в февр.-марте 1961 г. по заданию обкомов КПБ в районах республики специально набирали и инструктировали людей, к-рые присутствовали на богослужениях с целью прослушивания проповедей и выявления в них антисоветского содержания. В 1961 г. за проповедническую деятельность только в Минской обл. были сняты с регистрации 4 священника, 9 иереев получили строгое предупреждение. В итоге большинство священников совсем отказались от произнесения проповедей.

В 1961 г. были сняты с регистрации 29 церквей, в т. ч. городские храмы: Вознесенский в Воложине, Варваринский в Слуцке, Николаевский в Ст. Дорогах, Николаевский на Козыревском кладбище в Минске. Несмотря на протесты правящих архиереев, был закрыт архиерейский Казанский Крестовый храм возле Дома правительства в Минске, в том же году храм был снесен. В 1963 г. из-за недопущения властями набора учащихся прекратились занятия в Минской ДС.

23 апр. 1963 г. в ответ на массовые жалобы белорусского духовенства в Москву СД РПЦ констатировал, что уполномоченный по Минской обл. Логвиненко практиковал созыв совещаний руководителей религ. об-в и духовенства и давал им указания, регламентирующие церковные службы, порядок совершения религ. обрядов и сборы пожертвований в молитвенных помещениях, тем самым допуская вмешательство во внутрицерковные дела, что противоречит законодательству.

В 1962-1964 гг. в Минской обл. закрыли еще 41 церковь. Т. о., с янв. 1960 по янв. 1965 г. число зарегистрированных общин РПЦ в регионе уменьшилось с 226 до 53. В 1965 г. были закрыты еще 3 храма, остались действовать 50 приходов в Минске и Минской обл., это число почти не менялось до 1988 г. Всего за 1958-1964 гг. на территории Белоруссии были закрыты ок. 500 храмов, количество зарегистрированных правосл. общин сократилось с 968 до 420. Большинство из них (320) располагалось в зап. областях Белоруссии. Число священников в этот период сократилось с 742 до 431 чел. В последующее время число приходов в Белоруссии продолжало сокращаться, к 1978 г. действовали 369 приходов.

Кампания по закрытию храмов включала практику уничтожения церковных зданий. В 1961 г. была взорвана Благовещенская ц. в Витебске, XII в., один из старейших храмов Белоруссии. В 1962 г. из 280 недействующих церквей в республике гос-во использовало 61 здание, подлежали сносу ввиду невозможности использования 88 здания, не использовались из-за ветхости 38 зданий.

Верующие пытались защитить храмы. В 1961 г. в Воложине неск. сот жителей города препятствовали разрушению Вознесенского храма. Сопротивление закрытию храмов было оказано в деревнях Б. Лысица, Мясота Минской обл., в дер. Сукневичи Гродненской обл., в др. местах. В дер. Глазовка Буда-Кошелёвского р-на Гомельской обл. при закрытии храма между жителями и милицией завязалась драка. Аресты были проведены при закрытии Николаевской ц. в Бресте.

К 1964 г. М. е. по-прежнему охватывала всю территорию БССР и разделялась на 14 благочиний: 1-е Минское (35 церквей), 2-е Минское (20 церквей), Брестское (38 церквей), Барановичское (38 церквей), Кобринское (42 церкви), Пинское (50 церквей), Витебское (19 церквей), Глубокское (37 церквей), Гомельское (34 церкви), Мозырское (15 церквей), Волковысское (30 церквей), Гродненское (19 церквей), Новогрудское (33 церкви), Могилёвское (26 церквей).

После прекращения антирелигиозной кампании в 1964 г. храмы по-прежнему располагались на территории Белоруссии неравномерно. Бо́льшая их часть находилась на западе республики. В 39 зап. районах республики действовали 312 церквей из 420 во всей республике. Из 39 зап. районов только в одном (Вороновском) не было православных приходов, т. к. там преобладало католическое население. Из 61 восточного района в 10 (Червенском Минской обл., Городокском и Россонском Витебской обл., Мозырском, Наровлянском, Светлогорском Гомельской обл., Белыничском, Кричевском, Славгородском, Чаусском Могилёвской обл.) церквей не было. В 1970 г. уже 14 районов не имели на своей территории ни одного православного прихода. Многие здания закрытых храмов, переданные в ведение райисполкомов, не использовались и находились в бесхозном состоянии. В Брестской обл. в 1966 г. из 258 закрытых храмов 63 никак не использовались, в 28 оставалось религ. имущество.

Несмотря на трудные условия, в которых проходила церковная жизнь, верующие и духовенство так или иначе выражали несогласие с государственной церковной политикой. В БССР протесты связаны с именем жившего в 1965-1978 гг. на покое в Жировицком мон-ре бывш. Калужского архиеп. Ермогена (Голубева). Под его влиянием в 1965 г. ряд священников высказались против советского законодательства о культах и выразили недовольство тем, что духовенство отстранено от управления финансово-хозяйственной деятельностью приходов. Свой протест они оформили в виде открытого письма, которое было направлено патриарху от клира М. е. В этом письме священнослужители не только выражали недовольство своим положением в приходах, но и жаловались на ненормальное устройство церковной жизни в республике. В частности, они были не согласны с тем, что в Белоруссии остался 1 правящий архиерей, и считали, что, поскольку республика имеет значительную территорию и является субъектом международного права и международных отношений, здесь должны быть хотя бы 2 викарных епископа. Еще большее недовольство священнослужители выражали в связи с прекращением деятельности Минской ДС.

А. О. Горанский, С. В. Мандрик

1965-2016 гг.

Собор арх. Михаила в Слуцке. 2-я пол. XVIII в., звонница XIX в. Фотография. 2015 г.
Собор арх. Михаила в Слуцке. 2-я пол. XVIII в., звонница XIX в. Фотография. 2015 г.

Собор арх. Михаила в Слуцке. 2-я пол. XVIII в., звонница XIX в. Фотография. 2015 г.

25 мая 1965 г. на Минскую кафедру был назначен викарий Одесской епархии, еп. Белгород-Днестровский Антоний (Мельников; с окт. 1965 архиепископ, с 1975 митрополит), к-рый в 1956-1964 гг. был ректором Минской ДС и наместником Жировицкого мон-ря. По воспоминаниям уполномоченного Совета по делам религий по Минской обл. И. Плахотнюка, архиеп. Антоний вел замкнутый образ жизни, мало контактировал с властями, часто совершал богослужения, инициировал введение народного пения в храмах, посещал приходы по всей епархии, чем вызывал недовольство уполномоченного Совета по делам религий по БССР, перед которым пытался отстаивать интересы Церкви. В 1970 г. по инициативе архиеп. Антония торжественно отмечали 500-летие явления Жировицкой иконы Божией Матери, в 1973 г.- 800-летие кончины прп. Евфросинии Полоцкой.

В сер. 60-х гг. XX в. в БССР прекратилось массовое закрытие храмов, однако отдельные случаи упразднения церквей под надуманными предлогами имели место. В 1970-1975 гг. были закрыты 7 храмов, и их общее число в епархии достигло 373. Единственным действующим монастырем был Жировицкий, где помимо братии проживали и монахини закрытых властями Полоцкой и Гродненской жен. обителей. Неиспользование снятых с регистрации храмов вызывало многочисленные ходатайства верующих об их открытии. Иногда верующие самовольно занимали эти здания, приводили их в порядок и обращались с ходатайствами о регистрации приходов. Верующие в дер. Костыки Вилейского р-на в 1980-1981 гг. капитально отремонтировали неиспользуемую, закрытую в 1963 г. церковь и стали собираться в ней для молитвы, а с 1983 г. в Совет по делам религий стали поступать их обращения об открытии храма.

Спасо-Преображенская ц. в дер. Раков. Кон. XVIII в. Фотография. 2009 г.
Спасо-Преображенская ц. в дер. Раков. Кон. XVIII в. Фотография. 2009 г.

Спасо-Преображенская ц. в дер. Раков. Кон. XVIII в. Фотография. 2009 г.

10 окт. 1978 г. на Минскую кафедру был назначен митр. Берлинский и Среднеевропейский Филарет (Вахромеев), Патриарший экзарх Средней Европы, с приходом которого началась активизация жизни М. е., а затем и ее полномасштабное возрождение. Несмотря на недовольство местных чиновников, митр. Филарет использовал все возможные поводы для посещения даже самых удаленных приходов, где совершал богослужения. Сразу же после вступления на Минскую кафедру митр. Филарет начал решать кадровую проблему, выдавал рекомендации и направления всем желающим учиться в духовных школах. В результате число учащихся в духовных школах РПЦ из Белоруссии увеличилось в неск. раз. Архиерей рукополагал в священный сан людей, много лет служивших псаломщиками или певших в хоре, но не имевших духовного образования. Он ежегодно собирал рукоположенных за истекший год священников в Жировицком монастыре и проводил с ними краткосрочные пастырские курсы, привлекая к преподаванию священников, получивших высшее духовное образование. В храмах республики был возобновлен колокольный звон.

В 1980 г. во епископа Пинского, викария М. е., был рукоположен архим. Афанасий (Кудюк), благочинный Жировицкого мон-ря. В апр. 1984 г. было установлено празднование Собору Белорусских святых (в 3-ю Неделю по Пятидесятнице), 4 апр. 1987 г. в новопостроенном здании Минского ЕУ был освящен домовый храм в честь Собора Белорусских святых. Ежегодно в Жировицком мон-ре под председательством митр. Филарета стали проходить встречи-семинары духовенства, на к-рых обсуждалась идея возрождения духовной школы в Белоруссии. В 1981-1989 гг. митр. Филарет был председателем ОВЦС. Частые визиты в М. е. иностранных гостей способствовали ослаблению давления властей на Церковь и предотвращали попытки закрыть храмы в епархии. В рамках межхрист. контактов в мае 1982 г. в Минске состоялась Всемирная конференция «Религиозные деятели за спасение священного дара жизни от ядерной катастрофы».

В 1988 г. в М. е. прошло празднование 1000-летия Крещения Руси. К этому времени в БССР осталось 369 действующих православных храмов. С 1989 г. шло активное возрождение церковной жизни. Из М. е. были выделены епархии: Полоцкая, Пинская, Могилёвская (1989), Гомельская, Брестская (1990), Новогрудская, Гродненская (1992), Туровская, Витебская (1992), Борисовская (2014), Молодечненская (2014), Слуцкая (2014). В 1989 г. был учрежден Белорусский Экзархат, объединивший все епархии на территории Белоруссии, в 2014 г. была создана Минская митрополия, объединившая епархии в границах Минской обл.

В 1989 г. Минская ДС возродилась в стенах Жировицкого мон-ря, Церкви удалось добиться возвращения (сначала частичного, а затем полного) здания Жировицкого ДУ (действовало до 1915). В 1996-2008 гг. прошла полная реставрация комплекса зданий Минской ДС. В 1996 г. в Жировицком мон-ре была открыта Минская ДА, к-рая в 2015 г. был переведена в Минск, в комплекс зданий Духовно-образовательного центра Белорусской Православной Церкви. В 1993 г. в Минске открылся богословский фак-т Европейского гуманитарного ун-та (с 2004 Ин-т теологии им. святых Мефодия и Кирилла Белорусского гос. ун-та) и Минское ДУ. При храмах епархии действуют 69 воскресных школ, просветительская деятельность священнослужителей и мирян епархии охватывает ряд высших, среднеспециальных и общеобразовательных учебных заведений.

С нач. 90-х гг. XX в. возрождается монашеская жизнь: в 1991 г.- в полоцком жен. Спасо-Евфросиниевском мон-ре, в 1992 г.- в гродненском жен. Рождество-Богородичном. Обе обители, а также Жировицкий мон-рь являются ставропигиальными и находятся в подчинении Патриаршему экзарху. В 1999 г. в Минске начал действовать Свято-Елисаветинский жен. мон-рь, в к-ром к наст. времени несут послушание ок. 100 сестер.

В 1999 г. состоялась канонизация 23 новомучеников М. е., в 2006 г.- канонизация блж. Валентины Минской.

В 1989 г. активизировались внешние связи М. е. Состоялись визиты предстоятелей Поместных Православных Церквей: Антиохийской, Польской, Чешских земель и Словакии. Лучших выпускников белорус. духовных учебных заведений направляли для продолжения учебы в богословские учебные заведения Греции, Германии, Италии и Швейцарии. В нач. 2000-х гг. Минская ДА и Ин-т теологии БГУ заключили ряд договоров о сотрудничестве с ведущими европ. богословскими учебными заведениями. Значительную роль в развитии и координации международных контактов в научной и образовательной сфере играет Христианский образовательный центр им. святых Мефодия и Кирилла. В процессе развития гуманитарных контактов с зап. христианами была создана межконфессиональная миссия «Христианское социальное служение». Ряд международных проектов в гуманитарной сфере реализуют минские приходы в честь Всех святых и в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». В июне 2014 г. в Минске прошел 4-й православно-католич. форум, его участники обсудили проблемы, к-рые стоят перед европ. христианством.

25 дек. 2013 г. на Минскую кафедру был назначен митр. Павел (Пономарёв). По его инициативе 23 окт. 2014 г. из М. е. были выделены 3 новых епархии: Борисовская и Марьиногорская, Слуцкая и Солигорская, Молодечненская и Столбцовская.

Протодиак. Павел Бубнов

Духовное образование и миссионерско-просветительская деятельность

1761-1874 гг.

Церковь Успения Пресв. Богородицы в дер. Нов. Свержень. Нач. XVII в. Фотография. 2007 г.
Церковь Успения Пресв. Богородицы в дер. Нов. Свержень. Нач. XVII в. Фотография. 2007 г.

Церковь Успения Пресв. Богородицы в дер. Нов. Свержень. Нач. XVII в. Фотография. 2007 г.

История духовного образования на территории М. е. начинается в 1761 г. В письме от 27 апр. 1761 г. рус. послу в Варшаве Ф. М. Воейкову настоятель слуцкого Свято-Троицкого мон-ря архим. Досифей (Галяховский) писал о том, что, борясь с невежеством и суевериями среди духовенства и прихожан, к-рые способствуют отпадению их в унию и латинство, он завел в Слуцке «греко-славянский коллегиум», разместившийся при братском Преображенском мон-ре. Основой для коллегиума стало существовавшее при мон-ре братское уч-ще. Архимандрит просил исходатайствовать у российского правительства такое же жалованье для коллегиума, которое незадолго до этого было определено на новозаведенную Могилёвскую семинарию. Преемник Досифея на Слуцкой архимандритии Павел (Волчанский) в письме от 1768 г. Киевскому митр. Арсению (Могилянскому) указывал, что при его предшественнике в коллегиуме обучались более 70 учеников, однако за время перед назначением архим. Павла «разбрелися». Также архим. Павел отмечал, что «Слуцкий греко-славянский коллегиум для обучения детей духовного звания» с 1764 г. вновь существует, есть общежитие для сирот и бедных священнических детей; в 1767 г. в коллегиуме обучались 15 чел. Архимандрит просил благословения виленскому проповеднику иеродиак. Иоасафу (Статкевичу) занять должность учителя. К 1780 г. коллегиум пришел в упадок, в нем преподавал один учитель. С кон. 70-х гг. XVIII в. до 1793 г. существовала «дьяковская школа» при слуцком Ильинском жен. мон-ре, неск. выпускников которой в 1790-1793 гг. были рукоположены в духовный сан. С 1792 г. при пинском Богоявленском муж. мон-ре существовало духовное училище (с 1796 при бывшем иезуитском коллегиуме в Пинске, упразднено в 1807).

По указу имп. Екатерины II от 15 мая 1785 г. «для пользы Церкви нашей Православной и просвещения исповедающих закон наш в Польше» в Слуцке открылась ДС, разместившаяся при Свято-Троицком мон-ре. Семинария первоначально имела 2 грамматических класса: низший и высший. Первым префектом семинарии в 1785-1796 гг. был выпускник Киево-Могилянской академии Пантелеимон Иллекевич-Корбут. Новое духовное учебное заведение развивалось согласно общему типу рус. духовных семинарий и должно было совмещать курсы низшей и средней духовных школ начиная с обучения грамоте и заканчивая преподаванием высших богословских наук. В 1790 г. в Слуцкой ДС обучались ок. 100 воспитанников.

Церковь Рождества Христова в дер. Новоселье. Ок. 2002 г. Фотография. 2007 г.
Церковь Рождества Христова в дер. Новоселье. Ок. 2002 г. Фотография. 2007 г.

Церковь Рождества Христова в дер. Новоселье. Ок. 2002 г. Фотография. 2007 г.

В 1790 г. учебный процесс прекратился в связи с заключением польскими властями в тюрьму Переяславского еп. Виктора (Садковского); преподавание возобновилось 8 янв. 1793 г., после освобождения архиерея. Были открыты низшие классы риторики, пиитики, грамматики и латыни, в которых обучался 31 чел. По Высочайшему указу 13 апр. 1793 г. «благочестивая Слуцкая преосвященного Виктора семинария» стала именоваться Минской, хотя продолжала оставаться в слуцком Троицком монастыре, где для нее при Минском архиеп. Иове (Потёмкине) были построены отдельные здания: «училищный» дом и «сиротский» дом для проживания учеников на казенном обеспечении. В 1798-1799 гг. семинария была преобразована «сообразно прочим великороссийским семинариям». После переписки с правлением Киево-Могилянской академии благодаря присланным из Киева программам и учебникам к низшим и средним классам прибавились высшие - философский (1803), медицинский (1804) и богословский (1806). Лучшие выпускники направлялись для дальнейшей учебы в КДА. В 1804-1805 гг. помещения ДС были выведены за пределы Троицкого мон-ря на территорию приходского Стефановского храма, при к-ром для нужд семинарии были построены новые деревянные здания. Первый выпуск ДС в Слуцке в 1808 г. состоял из 4 чел. Важную роль в благоустройстве семинарии сыграл ее ректор с 1796 г., настоятель минского Петропавловского мон-ря (с 1800 пинского Богоявленского мон-ря) архим. Лазарь (Терешкевич).

Значительный урон семинарии был нанесен в 1812 г. Разместившиеся в мон-ре франц. солдаты использовали на топливо ограду семинарского общежития, мебель и значительную часть б-ки, частично разрушили здания. Учебный процесс возобновился в февр. 1813 г., преподавателей и учеников в разоренную семинарию набирали с трудом.

20-21 сент. 1817 г. в Минской ДС были проведены преобразования, предусмотренные реформой духовных уч-щ 1808-1814 гг.; семинария была разделена на 3 духовно-учебных заведения: семинарию, уездное и приходское уч-ща. К тому времени в Минске при кафедральном соборе существовала небольшая школа для архиерейских певчих, в к-рой преподавали предметы, положенные по программе уездных уч-щ, поэтому от идеи открытия духовных уч-щ в Минске решено было отказаться. Уездное духовное уч-ще начало работу при ДС в Слуцке 21 сент. 1817 г., 30 окт. 1817 г. там же открылось приходское уч-ще. Минская ДС в 1819 г. вошла в состав Киевского духовно-учебного окр., была подотчетна КДА. Ее преподавателями, как правило, становились выпускники КДА. Из общеобразовательных дисциплин в семинарии преподавали математику, словесность, гражданскую историю, географию, физику и философию, древние и новые языки; из богословских - Свящ. Писание, герменевтику, догматическое, нравственное и пастырское богословие, церковную историю и церковную археологию.

В окт. 1833 г. открылись духовные уездное и приходское уч-ща при Екатерининском храме в Минске (уч-ща в Слуцке сохранились). Инициатором их создания стал их 1-й смотритель иером. Геласий (Княжевский; впосл. архимандрит), ректор Минской ДС в 1836-1849 гг. Он же в 1848 г. инициировал открытие ДУ при пинском Богоявленском мон-ре.

В 1839-1840 гг. в подчинение Минской ДС были переданы бывш. униат. духовные школы Литовско-Виленской митрополии, ставшие православными после упразднения унии: Ляданское (при Ляданском монастыре, упразднено в 1848), Божинское (в с. Божин Игуменского у., в 1874 упразднено), Березвечское (в мест. Березвечь Дисненского у., вслед. присоединения уезда в 1844 к Виленской губ. перешло в подчинение Литовской ДС в Жировицах), Столпецкое низшее приходское (в мест. Столпцы), Толочинское низшее приходское (в г. Толочине), а также уездные духовные уч-ща за пределами Минской губ.: Тороканское (при Тороканском мон-ре в Гродненской губ.), Кобринское (в Кобрине Гродненской губ., ныне Брестской обл.) и Милецкое (при Милецком Николаевском муж. мон-ре в мест. Мильцы на Волыни; в 1844 перешло в ведение Волынской ДС). В сент. 1839 г. число студентов Минской ДС значительно увеличилось за счет поступления в нее перешедших в Православие бывш. учеников или выпускников униат. духовных школ.

К 14 сент. 1840 г. семинария переехала из Слуцка в Минск и разместилась в 3-этажном здании Минского благотворительного об-ва (1811-1839), приобретенном для духовной школы. В семинарии имелась ц. во имя ап. Иоанна Богослова. В сент. 1841 г. семинария была реформирована согласно уставу 1840 г. В курс обучения вводились новые предметы: естественные науки, основы сельского хозяйства, а также медицина (в 1866 курс медицины в Минской ДС был заменен курсом педагогики). Преподавание агрономических наук (введено в 1846, отменено в 1866) совмещалось с практикой. На принадлежавших семинарии участках испытывали новые сорта зерновых, выращивали образцы луговых трав, культивировали аптечные, фабричные, огородные и др. растения. Плоды с ученического огорода поступали в семинарскую экономию, а семена продавались. В сент. 1866 г. в Минской ДС было введено преподавание педагогики, для практики студентов в нояб. 1866 г. при семинарии открылась воскресная школа, получившая позже наименование «образцовой». Особенностью семинарии стало учреждение в ней в 1859 г. 12 вакансий для новообращенных евреев с целью подготовки из них миссионеров, а также введение в 1860 г. изучения евр. языка. Важную роль в истории Минской ДС сыграл ее ректор в 1852-1866 гг. архим. Николай (Трусковский), подготовивший историко-статистическое описание М. е., опубликовавший ряд церковно-краеведческих статей.

В 1855 г. Минское ДУ, размещавшееся при Екатерининском храме в Минске, было переведено в новопостроенное здание на Соборной пл. в центре Минска. 8 сент. 1860 г. открылось первое на белорус. землях жен. духовное уч-ще в мест. Паричи (ныне поселок в Светлогорском р-не Гомельской обл.), предназначенное для обучения девочек из духовного звания. В 1867/68 уч. г. 40 воспитанниц уч-ща перешли в открывшееся в сент. 1867 г. Минское жен. духовное уч-ще. Здания нового уч-ща были построены в 1863-1866 гг. на Троицкой горе в Минске, где до 1795 г. действовал Вознесенский мужской мон-рь.

В сент. 1874 г. Минская ДС была преобразована по новому уставу на основаниях духовно-учебной реформы 1867 г. В соответствии с реформой было упразднено Божинское духовное уч-ще, остались 3 муж. уч-ща: Минское, Пинское и Слуцкое.

В 1848 г. в М. е. действовали 32 церковные школы, в которых обучались 562 учащихся, в 1861 г. в 580 школах насчитывалось 8702 учащихся. Число церковноприходских школ сократилось после издания в 1874 г. «Положения о начальных народных училищах», по которому церковные школы стали переходить в ведение Мин-ва народного просвещения и переименовывались в народные училища. К нач. 80-х гг. XIX в. число церковноприходских школ уменьшилось до 114.

1874-2016 гг.

26 сент. 1886 г. при Минской ДС было учреждено Кирилло-Мефодиевское братство для оказания материальной помощи беднейшим воспитанникам. В 1902 г. в братстве состояли 296 чел. В янв. 1904 г. при Пинском ДУ открылось братство в честь Казанской иконы Божией Матери для оказания материальной помощи воспитанникам и для содействия их умственному, религиозно-нравственному и эстетическому развитию.

В 1905 г. в Минской семинарии произошел бунт, во время к-рого учащиеся разгромили канцелярию, квартиры ректора и инспектора, устроили пожар в семинарском корпусе. Учеба прервалась на 3 месяца, значительная часть учеников была отчислена. Сложный период семинария пережила в годы первой мировой войны. В сент. 1914 г. бо́льшую часть семинарского корпуса занял лазарет духовно-учебных заведений Российской империи им. прп. Серафима Саровского. Уроки проходили в Минском ДУ, в архиерейском доме и в Екатерининской 2-классной церковноприходской школе. В сент. 1915 г. в связи с наступлением нем. армии занятия в семинарии прекратились, имущество было эвакуировано. В дек. 1915 г. учебный процесс возобновился, но проходил нерегулярно. Осенью 1916 г. занятия в разных классах начались в разное время и продолжались для каждой группы по 1 месяцу. Общее число воспитанников составляло 208 чел. с учетом поступивших из др. семинарий. В сент. 1917 г. начало занятий было отложено, в окт. в здании семинарии расположился 1-й Революционный полк им. Минского совета. Занятия возобновились 8 янв. 1918 г., ввиду обстоятельств военного времени учащимся предписывалось привозить с собой продукты; в том же году Минская семинария была закрыта. Среди выпускников семинарии были священномученики еп. Иоанн (Пашин), протоиереи Василий Измайлов, Владимир Зубкович, Владимир Пастернацкий, Иоанн Воронец, Леонид Бирюкович, Михаил Плышевский, Порфирий Рубанович и Сергий Родаковский, священники Валериан Новицкий, Владимир Талюш, Димитрий Плышевский, Иоанн Вечёрко, Николай Мацкевич, первый рус. консул в Японии востоковед И. А. Гошкевич, академики Е. Ф. Карский и В. В. Пашкевич, профессора КДА И. И. Малышевский и В. З. Завитневич, профессора-медики Ф. И. и И. Р. Пастернацкие, писатель и этнограф П. М. Шпилевский, И. П. Боричевский, С. Г. Рункевич и мн. др.

В 1918-1919 гг. были закрыты все духовные уч-ща М. е.: женские Минское и Паричское, мужские Минское, Слуцкое и Пинское (последнее, упраздненное после закрытия поляками в 1919 пинского Богоявленского муж. мон-ря, в нач. 20-х гг. XX в. возродилось на краткое время как псаломщическая школа для новообразованной Полесско-Пинской епархии, но позже было закрыто под давлением польск. властей), прекратила работу 2-классная псаломщическая школа при Минском архиерейском доме. В период немецко-фашистской оккупации в Минске были открыты пастырские курсы.

Возрождение духовной школы в Белоруссии стало возможно в 40-х гг. XX в. По постановлению СНК СССР от 23 марта 1945 г. Московской Патриархии разрешалось организовать на территории Белоруссии богословско-пастырские курсы с 2-годичным сроком обучения для 25-40 чел. Минский архиеп. Василий (Ратмиров) поручил свящ. Виталию Боровому сформировать и 25 нояб. 1945 г. открыть на территории Жировицкого мон-ря богословско-пастырские курсы, ректором которых стал архим. Митрофан (Гутовский), о. Виталий был назначен инспектором. Первый набор составил 12 чел. пожилого возраста, зачисленных после собеседования, без вступительных экзаменов. В 1947 г. Минский архиеп. Питирим (Свиридов) преобразовал курсы в Минскую ДС, ректором остался архим. Митрофан, в 1953 г. ставший викарием М. е. В 1953-1956 гг. ректором был прот. Иоанн Сокаль (впосл. еп. Иннокентий), в 1956-1963 гг.- архим. Антоний (Мельников).

Условия жизни в семинарии в первые годы были непростыми: тесные помещения, скудное питание. Со временем для нужд семинарии на средства Патриархии возвели одноэтажный, затем 3-этажный корпус. Преподавательскую корпорацию Минской ДС составили выпускники дореволюционных ДА, богословского фак-та Варшавского ун-та 30-х гг. XX в. и выпускники возрожденных в советское время духовных академий. Учебный комитет при Синоде неоднократно указывал др. духовным школам, что педагогический процесс в них должен быть налажен по образцу Минской ДС.

В период антирелиг. кампании, начавшейся в 1958 г., Минская семинария стала испытывать серьезные материальные сложности и все более усиливающееся давление гос. чиновников. С 1 янв. 1959 г. Слонимский горпищеторг прекратил продажу хлеба и др. продуктов семинарии. На желавших поступить в Минскую ДС власти оказывали давление и препятствовали поступлению, вслед. чего резко сократилось число абитуриентов. С кон. 50-х гг. широко практиковался призыв семинаристов в армию. После 1959 г. власти препятствовали приезду и прописке семинаристов в Жировицах, старались убрать из семинарии и Жировицкого мон-ря «неугодных» преподавателей и монахов. В 1961 г. прием на 1-й курс в Минскую ДС уже не производился. Во время весенних и летних каникул партийные орг-ции на местах усилили работу с учащимися семинарии и добились того, что многие не вернулись на учебу. К нач. 1961/62 уч. г. прибыли всего 25 чел. В 1963 г. состоялся последний, 15-й, выпуск семинарии - 5 чел. Хотя духовная школа объявила новый набор, он не состоялся - власти предприняли усилия, чтобы не допустить абитуриентов до экзаменов. 10 марта 1964 г. Учебный комитет при Синоде принял решение о ликвидации Минской ДС. Здание семинарии перешло к монахиням закрытых Полоцкого и Гродненского мон-рей, часть архива и б-ки передали в МДА.

Инициатором нового возрождения минских духовных школ стал митр. Филарет (Вахромеев). Постановлением от 14 окт. 1988 г. Совет по делам религий разрешил возобновить деятельность Минской ДС. 11 апр. 1989 г. вышло постановление Синода РПЦ о возрождении духовной школы в Жировицах. Семинария расположилась на территории Успенского мон-ря в здании, в к-ром до 1839 г. находилось Жировицкое униат. уездное духовное училище, в 1839-1845 гг. размещалась Литовская ДС, затем до 1917 г. Жировицкое ДУ, в советское время Жировицкий сельхозтехникум. 23 июля 1989 г. Антиохийский патриарх Игнатий IV освятил семинарию, 15 сент. в ней начался учебный процесс. В 1990 г. при семинарии открылось заочное отделение. В 1991 г. семинария обрела статус высшего учебного заведения с 5-летним сроком обучения, в 1996 г. при ней открылась регентская школа (в 2003 преобразована в регентское уч-ще, с 2007 регентское отд-ние семинарии, в 2015 отд-ние переведено в состав Слонимского ДУ). В 2000 г. учрежден студенческий ж. «Ступени», в 2003 г. начал работу церковно-археологический кабинет. С 2004 г. при семинарии действует молодежное миссионерское братство в честь прп. Евфросинии Полоцкой. 13 июня 2008 г. состоялось освящение семинарского храма во имя святителей Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста. В 2013/14 уч. г. Минская ДС перешла на Болонскую систему обучения по программе бакалавриата.

Минское ДУ было учреждено постановлением Синода РПЦ от 30 окт. 1988 г., открылось в Минске 10 янв. 1989 г. как годичные курсы псаломщиков при Минском ЕУ. Первый выпуск состоялся 10 янв. 1990 г., когда курсы окончили 46 чел. С 1998 г. уч-ще осуществляет подготовку специалистов по 3-годичной программе. В 1993 г. при Европейском гуманитарном ун-те в Минске начал работу богословский фак-т, преобразованный впосл. в Ин-т теологии при Белорусском гос. ун-те. В 1996 г. учреждена Минская ДА им. свт. Кирилла Туровского. При Минском ЕУ были созданы школы катехизаторов и звонарей, в 2014 г. они вошли в состав Минского ДУ (отд-ния катехизаторов и звонарей).

В М. е. издаются церковные журналы: «Ведомости Минской митрополии» (ежеквартальное издание, до 2016 «Минские ЕВ»), «Ступени» (межвузовское издание Минской ДС), «Праваслаўе» (церковно-историческое издание), «Врата небесные» (духовно-просветительское издание) и церковные газеты: «Царкоўнае слова», «Воскресение», «Преображение». 15 приходов М. е. имеют свои газеты и листки. Действуют несколько правосл. издательств, видное место среди которых занимает Издательство Белорусского Экзархата. Ежегодно проводятся Минские епархиальные чтения, конференции и семинары. В епархии работает Информационно-консультативный центр им. прп. Иосифа Волоцкого, занимающийся проблемами нетрадиц. религиозности. Открыты б-ки, иконописные студии, столярные, швейные и золотошвейные мастерские, монастырские кузницы, мастерские по камню, керамические и скульптурные мастерские, свечные производства, реставрационные мастерские и др.

Ежегодно накануне праздника Сретения Господня проводятся съезды православной молодежи. Молодежные братства М. е. стали инициаторами создания Объединения православной молодежи Беларуси. Осуществляется миссионерское служение в Вооруженных силах, духовное окормление людей, находящихся в заключении.

Свящ. Гордей Щеглов

Святыни и крестные ходы в М. е.

Церковь святых Космы и Дамиана в дер. Вишнёво. 1865 г. Фотография. 2014 г.
Церковь святых Космы и Дамиана в дер. Вишнёво. 1865 г. Фотография. 2014 г.

Церковь святых Космы и Дамиана в дер. Вишнёво. 1865 г. Фотография. 2014 г.

Особо почитаются чудотворные иконы Божией Матери: Минская (с 1945 в минском Свято-Духовском кафедральном соборе), Раковская (в Преображенском храме в пос. Раков Воложинского р-на), Ново-Сверженская (оригинал не сохр., копия находится в Успенском храме в дер. Нов. Свержень Столбцовского р-на), список Крупецкой иконы (в Покровском храме бывш. с. Крупцы, ныне в черте Минска), чтимые списки Жировицкой иконы, из к-рых до 1917 г. прославился чудесами образ в Ляданском Благовещенском мон-ре. В качестве местночтимых известны образы Пресв. Богородицы Старчицкий (ныне в дер. Октябрь Солигорского р-на) и Горбацевичский (в с. Горбацевичи Бобруйского р-на). В 2012 г. была прославлена Забельская чудотворная икона Божией Матери в Рождество-Богородичном храме в с. Греск Слуцкого р-на.

До 1917 г. были местночтимыми иконы Божией Матери: Клецкая (в Воскресенском храме в Клецке), Логойская (из упраздненного мон-ря в Логойске), Велятицкая (в Преображенском храме в с. Велятичи), Каменская (в Преображенском храме в с. Камено), Казимировская (в Успенском храме мест. Казимирово), Дудичская (в Покровском храме в с. Дудичи), Оссовская (в Преображенском храме в с. Оссов). Привлекал паломников почитаемый образ свт. Николая Чудотворца в Николаевском храме в с. Песчанка Минской губ. (ныне Пуховичского р-на Минской обл).

В 50-60-х гг. XX в. почитались св. источники в селах Зембин Борисовского р-на, Горно Плещеницкого р-на, Доросино Любанского р-на, Пахомово Вилейского р-на, Раков Воложинского р-на, Острово Молодечненского р-на. В 1960 г. в с. Острово источник, расположенный рядом с церковью, был засыпан торфом по указанию областного уполномоченного СД РПЦ, в нач. 60-х гг. местные власти в рамках общесоюзной кампании по борьбе с паломничествами уничтожили и др. источники.

В наст. время местом паломничества стал источник с часовней во имя св. Иоанна Кронштадтского при Ксениевском жен. мон-ре в пос. Барань Борисовского р-на.

В. Г. Пидгайко
В. Г. Пидгайко

Минская обновленческая епархия

В 1922 г. М. е. признала обновленческое ВЦУ в Москве, впрочем, влияние его на церковную жизнь в Белоруссии было незначительным. Было сформировано обновленческое Церковное управление Белоруссии (ЦУБ).

Первым в М. е. поддержал «Живую церковь» Холопеничский приход в Борисовском у. 6 июня 1922 г. настоятель церкви Феодор Курышев на совете прихода сделал доклад об обновленцах. В Минске с инициативой создания обновленческой группы выступил зам. начальника одной из типографий В. Трегубов, имевший духовное образование. Среди минского духовенства сторонников обновленцев не нашлось. Тогда в помощь Трегубову приехал холопеничский раскольник. За неск. недель совместной работы им удалось склонить на свою сторону свящ. Н. Кандельского, псаломщика А. Смирнова и неск. мирян. Через печать эта группа обратилась с призывом к духовенству пополнить ряды обновленцев. Однако никто из минских священников не присоединился к расколу. 7 сент. 1922 г. с целью наладить связь с центральными органами раскольников новые лидеры прибыли в Москву. Они получили должности: Трегубов стал уполномоченным ВЦУ по М. е. 10 сент. они явились к Минскому митр. Мелхиседеку и сообщили о назначениях, в силу к-рых митрополит без их согласия был «не вправе» принимать решения. Под давлением властей митр. Мелхиседек вынужден был признать обновленческих уполномоченных и включить их в состав ЦУБ. Это было условие получения гос. регистрации М. е. На практике обновленческие уполномоченные не имели авторитета, на собраниях ЦУБ вносимые ими предложения реформ получали жесткий отпор. К кон. 1922 г. в 6 уездах обновленцам удалось склонить на свою сторону 2 сельских священников, но приходские группы созданы не были.

ВЦУ в Москве было недовольно работой ЦУБ. Неск. раз вносилось предложение о ликвидации белорус. автономии. В окт. 1922 г. под давлением Москвы был создан новый орган управления - Белорусское епархиальное управление (БЕУ). К нач. 1923 г. оно было сформировано и утверждено Московским ВЦУ. Среди 8 членов епархиального управления только трое во главе с Трегубовым являлись «живоцерковниками». Этим объясняется, почему плохо шла работа по расширению раскола в Белоруссии. Категорические требования уполномоченного ВЦУ Трегубова о проведении постановлений обновленческого характера по разным причинам отклонялись. О сложившихся отношениях в новом церковном управлении было доложено в Москву: «Епархиальное управление в период двухмесячной работы выявило себя не как обновленческое. Оно продолжает игнорировать распоряжения ВЦУ и уполномоченного по Минской епархии и до этого времени ведет противообновленческую работу, не давая возможности развернуться прогрессивному движению на селе».

В нач. 1923 г. стали активно готовиться к предстоящему собору раскольников в Москве. Духовенство М. е. не проявило к этому событию интереса, чему способствовала позиция митр. Мелхиседека, не желавшего поддерживать раскол. 10 апр. 1923 г. митрополита арестовали и выслали в Москву. На собор от М. е. были выбраны 4 делегата, но поехали двое - свящ. Никольский из Мозырского у. и член ЕУ В. Соколов. Постановления Московского собора не внесли успокоения в жизнь епархии. Воспользовавшись арестом митр. Мелхиседека, 15 мая 1923 г. на Минскую кафедру Московское обновленческое ЕУ назначило еп. Могилёвского Сергия (Иванцова).

Духовенство развернуло кампанию по возвращению в Белоруссию митр. Мелхиседека. Заявление с подписями клириков и мирян через А. И. Введенского, приехавшего в авг. 1923 г. в Минск, чтобы поддержать обновленческого епископа, требовали передать в ВЦУ. Введенского не допустили к служению в соборе. Минская паства объединилась вокруг еп. Филарета (Раменского). О сложившейся обстановке уполномоченный ВЦУ писал: «В тихом Минске православные верующие с особой злобой и диким фанатизмом встретили зарождающееся обновленчество, считая его одним из проявлений Октябрьской революции».

В нач. июня 1923 г. в Минск прибыл Сергий (Иванцов), решительно начавший проводить в жизнь постановления собора, прошедшего в мае в Москве, в первую очередь о переходе на григорианский календарь в богослужении. Это вызвало волну негодования, мн. верующие в деревнях перестали посещать богослужения. Вскоре Сергий запретил в служении известного минского свящ. Лавра Васюковича, возглавившего действия по срыву выступлений Введенского. БЕУ запретило Васюковича в священнослужении, позже он был выведен за штат. Эти действия не поддержали большинство членов епархиального совета. На съезде духовенства еп. Сергию заявили о том, что, идя на встречу пожеланиям верующих, духовенство отказывается от общения с ним. В праздник Воздвижения Креста Господня Сергий смог войти в собор только с помощью милиции, но провести богослужение ему не удалось, т. к. верующие заперли его в ризнице. Обновленческий епископ распространял лживые сведения о митр. Мелхиседеке, что окончательно оттолкнуло минскую паству от обновленчества. Сергий был вынужден уехать из Минска в Кострому. Кафедральный собор перешел в ведение тихоновского церковного управления.

Минская раскольническая община, не имея храма, проводила службы в бывш. покоях игумении Преображенского мон-ря. Сначала во главе общины стоял свящ. Михаил Соколовский, затем свящ. Владимир Соловьёвич. По настоянию минских раскольников обновленческий синод командировал в Минск «епископа» Александра Щербакова в апр. 1925 г., но в окт. следующего года он уехал в Витебск, после чего остался открытым вопрос о регистрации общины. Активные «живоцерковники» стремились провести в Минске учредительный съезд, но их усилия были напрасными. Для исправления ситуации в Москву за рекомендациями отправились прот. Петр Шимкович и секретарь Трусевич. Было принято решение о проведении заседания в сент. 1925 г. в Смоленске. Открыл собрание «архиепископ Смоленский» Алексий (Дьяконов). В Минское ЕУ избрали 5 чел. После обсуждения вопроса о постоянном пребывании епископа в Минске приняли компромиссное решение о том, что «архиепископ» Алексий возглавит Смоленскую и Минскую кафедры.

После съезда обновленческая община Минска получила храм Преображенского мон-ря. С этого времени началось более активное распространение раскола в епархии. Первым к раскольникам присоединился приход Роговской церкви, где служил свящ. Михаил Соколовский. В результате его поездок за 4 месяца в подчинение БЕУ было переведено Заславское благочиние. Благочинный свящ. Порфирий Рубанович, разобравшись, в чем заключалось новаторство обновленцев, впосл. стал активным приверженцем канонической Церкви.

В авг. 1925 г. Московский обновленческий синод освободил Алексия (Дьяконова) от управления М. е. На Минскую кафедру был назначен «Тобольский архиепископ» Даниил Громовенко. Его приезд затянулся более чем на полгода, и за это время в Минск прибыл «Могилёвский митрополит» Владимир (Кириллов), получивший титул «митрополит Белорусский и Минский». Уже в кон. янв. 1926 г. он вернулся в Могилёв, вскоре уехал из Белоруссии. В марте 1926 г. в Минск приехал «архиепископ» Даниил Громовенко. В мае 1926 г. прошел съезд обновленцев епархии. Громовенко сделал доклад о Московском обновленческом соборе 1925 г., были намечены планы по укреплению раскола. 17 мая 1926 г. обновленцы захватили кафедральный Петропавловский собор. Активным участником этого события был прот. Стефан Ильинский, ставший настоятелем собора. В февр. 1928 г. ЕУ командировало прот. Стефана в Мозырскую епархию настоятелем кафедрального собора, но конфликт с местным духовенством вынудил Ильинского служить в бедном приходе в с. Волосовичи.

К весне 1926 г. Минское ЕУ располагало 30 приходами, «самыми бедными в епархии». Материально нуждались не только рядовые обновленческие иереи, но и многие раскольнические «архиереи». Нил Ушаков, сменивший ряд епархий и в 1928 г. приглашенный возглавить обновленческую кафедру в Полоцке, сетовал: «Ехал я в Тверь - продал одну из своих митр, ехал в Орёл - продал мантию, поехал в Брянск - продал одно из облачений. Так тает моя собственная ризница. Теперь не знаю, что продать для переезда в Белоруссию». Выход из тяжелого финансового положения «архиепископ» Даниил видел в переводе Белорусского синода из Могилёва в Минск. Противником этой идеи был «Могилёвский митрополит» Иосиф (Кречетович). 18 февр. 1927 г. вслед. конфликта с Иосифом «архиепископ» Даниил был переведен на Смоленскую кафедру, «митрополит» Иосиф стал управляющим Могилёвской и Минской епархиями. Громовенко писал в обновленческий синод в Москве о том, что «Могилёвский митрополит» желает полной независимости Белорусской Церкви от Московского синода; в письмах Введенскому он сообщал, что на епархиальных собраниях в Могилёве критикуется «обновленческое богословие» Введенского. Обновленческое руководство приняло решение, несмотря на финансовые трудности, устроить Белорусский синод в Минске, «митрополиту Могилёвскому и Белорусскому» Иосифу было послано предписание «воздержаться от крайне сепаратистских тенденций, во власти которых он оказался в последние дни», вскоре он был переведен на Симферопольскую кафедру. В марте 1928 г. в Минск вернулся Даниил Громовенко, получивший титул «митрополит Белорусский и Минский». В июле 1928 г. в Минске прошло 1-е заседание синода.

В 1929 г. в Белоруссии служили 504 обновленческих клирика, в т. ч. 11 «епископов», 413 священников. Обновленческая Минская епархия в 1930 г. была малочисленной: 12 приходов имели священников, 13 приходов не были замещены, к 1930 г. прекратили существование 7 общин. В 1932 г. в епархии было 23 прихода, служили 7 священников. В Минске обновленцы занимали кафедральный Петропавловский собор и Преображенский храм. «Митрополит» Даниил отмечал, что «у них самая пролетарская, бедняцкая община». В 1929 г. в Минске состоялся очередной пленум раскольников.

В мае 1932 г. в Москве праздновался 10-летний юбилей обновленцев. «Митрополит» Даниил, будучи в Москве на торжествах, пытался обратить внимание Российского обновленческого синода на бедственное положение белорус. обновленцев, но, вернувшись, так отозвался о московских синодальных коллегах: «Это люди собственного интереса и личного благополучия». 20 дек. 1934 г. вышло постановление Российского обновленческого синода, согласно к-рому Украинский и Белорусский синоды ставились в подчиненное положение, т. о., упразднялась автономия Белорусской обновленческой церкви. 26 янв. 1935 г. на заседании Российского синода был заслушан доклад «митрополита Белорусского и Минского» Даниила Громовенко, пытавшегося отстоять автономию белорус. раскольников. За неподчинение решению Российского синода Даниил был освобожден от обязанностей председателя Белорусского синода и исключен из списков епископов обновленческой церкви. Обязанности председателя Белорусского синода были возложены на «Витебского архиепископа» Сергия Добромыслова.

После возвращения в Минск Даниил продолжал служить в кафедральном соборе, 13 марта 1935 г. вместе с сослужившими ему обновленческими священниками был арестован. Ему предъявили обвинение в том, что, «будучи секретным сотрудником УГБ и зная о контрреволюционной деятельности, проводившейся отдельными лицами, он не только не сообщал об этом в УГБ, но наоборот, дезинформировал органы и сам проводил контрреволюционную деятельность». «Митрополит» Даниил Громовенко был приговорен к заключению в концлагерь на 5 лет, из лагеря не вернулся.

30 янв. 1935 г. на Белорусскую митрополию был назначен «Сибирский митрополит» Петр Блинов, сохранивший за собой Сибирскую кафедру. В Минске Блинов возглавлял единственную обновленческую общину при Александро-Невской ц. на Долгобродском кладбище. В марте 1938 г. было сфабриковано дело о «шпионско-диверсионной организации» под его управлением (по мнению НКВД, орг-ция имела группы, в которые входили местные священники, в Оршанском, Лепельском, Могилёвском, Мозырском, Слуцком и Толочинском р-нах). 25 мая 1938 г. «митрополит» Петр Блинов был приговорен к высшей мере наказания и 1 июля расстрелян в Минске.

Прот. Димитрий Шилёнок

Старообрядчество

Старообрядцы появились в пределах совр. Минской обл. после 1-й (1735) и 2-й (1764) «выгонок» Ветки. В 1864 г. в Минской губ. проживали более 4 тыс. старообрядцев-беспоповцев, преимущественно федосеевцев. Почти все они жили в Бобруйском и Борисовском уездах, ок. 100 чел.- в Речицком и Минском уездах. В 1897 г. в Минской губ. насчитывалось ок. 12 тыс. старообрядцев, из них 8 тыс. чел. в Бобруйском у., 3 тыс. чел. в Борисовском у., 1 тыс. в Игуменском у. С 1905 г. число учтенных властями старообрядцев в губернии стало расти и в 1913 г. составило 20 641 чел., большинство проживали в Бобруйском, Борисовском и Минском уездах. Среди поморских (см. Поморцы) наставников, участвовавших в съезде старообрядцев Северо-Западного, Привислинского и Прибалтийского краев 25-27 янв. 1906 г. в Вильне, были представители по меньшей мере 10 общин Минской губ.: Петр Шестобаев из с. Капустина Слобода Бобруйского у., Авксентий Щербаков из дер. Богушевка Бобруйского у., Еремий Якимов из фольварка Тростень Борисовского у., Михаил Лифанов из дер. Новоалександровка Бобруйского у., Лаврентий Мигнёнок из фольварка Марциановка Игуменского у. (ныне дер. Мартияновка Березинского р-на), Михаил Новоснок из урочища Красное Борисовского у., Павел Петров из дер. Солотино Бобруйского у., Феодосий Трофимович из дер. Заречье Бобруйского у., Афанасий Красавин - от общин г. Игумен (ныне Червень) и хутора Вышка (Труды Съезда старообрядцев всего Северо-Западного, Привислянского и Прибалтийского краев и других городов Российской империи, состоявшегося в г. Вильна 25-27 янв. 1906 г. Вильна, 1906). Все указанные общины прекратили свою деятельность в 20-30-х гг. XX в.

В период немецко-фашистской оккупации число действующих старообрядческих общин в Белоруссии возросло до 73, из них 15 - в Минской обл., 13 - в Бобруйской обл., 12 - в Полоцкой обл., 15 - в Витебской обл., 12 - в Гомельской обл. и 6 - в Молодечненской (последние 6 общин до 1939 относились к Польше и не прекращали деятельности). Бо́льшая часть возрожденных в военные годы старообрядческих общин не получила регистрации после освобождения республики и постепенно была упразднена.

В Минской обл. открыли молитвенные дома 15 общин поморского согласия. Возрождение стало возможным благодаря возобновлению связей с духовным центром поморцев в Вильнюсе. Из возобновленных общин регистрацию в 1945-1946 гг. получили общины и молельные в Ст. Борисове (ныне в черте Борисова) (200 чел.), в с. Волковышки (ныне Волковыск Крупского р-на) (100 чел.), в с. Вершовка Крупского р-на (100 чел.), в с. Марциановка (40 чел.) и в с. Вишенька Червенского р-на (60 чел.). В Вишеньке община и храм были сняты с регистрации в 1950 г. Остальные 10 общин действовали нелегально. К ним относились, по офиц. данным (заниженным), не менее 1 тыс. чел. Крупнейшей из незарегистрированных была община с храмом в Ново-Борисове (ныне в черте Борисова). Старообрядческие поселения с нелегальными молельными поморцев в 1945-1947 гг. фиксировались в Холопеничском и Крупском р-нах Минской обл. (позже часть из них отошла Чашникскому р-ну Витебской обл.). Большая община из 100 чел. находилась в с. Кулечинка Холопеничского р-на (ныне дер. Колеченко Чашникского р-на Витебской обл.). Подпольная община, действовавшая с 1935 г., существовала в с. Гольцберг Холопеничского р-на (ныне дер. Гольсберг Крупского р-на), она объединяла 70 поморцев. Общины численностью 60 чел. находились в соседних селах Михеевка и Трояновка Холопеничского (ныне Борисовского) р-на. По 50 старообрядцев входили в общины поморцев в с. Барсуки (ныне деревня в Борисовском р-не) и в с. Игрушка Крупского р-на; по 40 старообрядцев объединяли общины в с. Федоровка (ныне агрогородок Нов. Заря Чашникского р-на Витебской обл.), в с. Устиновка Крупского р-на и в с. Бабарика Холопеничского р-на. В этих селах уже в 1947 г. было объявлено о закрытии старообрядческих молельных. Мн. духовные наставники на рубеже 40-х и 50-х гг. были репрессированы.

В ходе хрущёвской антирелиг. кампании были закрыты молельные и сняты с регистрации общины в селах Мартияновка (1961), Вершовка (1962), Волковышки (1963). У крупнейшей Крестовоздвиженской общины в Борисове в 50-х гг. дважды изымали молитвенные здания, с 1958 г. поморцы молились в доме старосты общины на окраине Борисова. В 1981 г. был снесен недействующий храм поморцев в с. Вишенька.

После укрупнения Минской обл. в 1960 г. в ее составе оказались известные с дореволюционного периода в Виленской губ. общины поморцев в районном пос. Свирь (ныне Мядельского р-на) и в с. Мостище Юратишского (ныне Воложинского) р-на, к-рые в межвоенный период входили в состав Польши и не прекращали деятельности с момента своего основания.

С кон. 80-х гг. XX в. уцелевшие общины возрождались. В 1989 г. власти передали старообрядцам кладбищенский храм св. Андрея Юродивого в Борисове, построенный на месте Воскресенского мужского мон-ря и находившийся до 1917 г. в ведении РПЦ, в советское время он использовался под склад. Храм был переосвящен старообрядцами в честь Покрова Богоматери. При поддержке старообрядцев Борисова 4 июня 1998 г. был зарегистрирован 1-й в истории Минска приход поморцев во имя прор. Илии. Наставником общины стал Вячеслав Клементьев, объявивший в янв. 2005 г. о присоединении вместе со своим приходом к Русской Церкви на началах единоверия. В 1999 г. в Минске были зарегистрированы 2 новые общины Древлеправославной поморской церкви: Успенская и Михаило-Архангельская. Своих храмов они не имеют, совершают богослужения в частных домах. Единоверческий приход получил землю под строительство храма на окраине Минска. 11 окт. 1998 г. состоялся 1-й общереспубликанский съезд духовных наставников поморских общин Белоруссии, в котором участвовали представители 15 общин, избравшие Центральный совет Древлеправославной церкви в Беларуси.

К 2014 г. в Белоруссии зарегистрированы 33 старообрядческие общины, из них 2 в Минске, 3 в Минской обл.

В. Г. Пидгайко

Истинно православные христиане и катакомбное движение в Белоруссии

В Витебской епархии ряд приходов в 1928-1929 гг. окормлял Гдовский архиеп. Димитрий (Любимов), которому подчинялись несколько местных клириков. До осени 1929 г. настоятелем храма в с. Мощены (ныне Сенненского р-на Витебской обл.) служил прот. Василий Славцов, в 1931-1932 гг. служивший настоятелем ц. свт. Моисея Новгородского на Пороховых - главного иосифлянского храма в Ленинграде в то время. Известны небольшие группы иосифлян и в Минске.

Наибольшее в республике число иосифлянских клириков и мирян отмечалось в Гомельском окр. (в 1930 упразднен, с 1938 Гомельская обл.). Возникновение здесь «правой» церковной оппозиции относится к июню 1928 г., когда клирики Гомельской епархии прот. Павел Левашов и иером. Герасим (Каешко) вышли из подчинения митр. Сергию (Страгородскому), протестуя против издания «Декларации». К тому времени прот. Павел являлся духовником Гомельской епархии, а бывш. насельник киевского Златоверхого во имя архангела Михаила монастыря иером. Герасим совершал приходское служение в дер. Кобылянка Уваровичского р-на Гомельского окр. От киевского прот. Димитрия Иванова († 1933) они получили совет перейти под омофор «непоминающего» архиеп. Гдовского Димитрия (Любимова). Прот. Павел развил широкую деятельность по переводу правосл. приходов Гомельского окр. в юрисдикцию архиеп. Димитрия (Любимова), добившись особенных успехов в Гомельском, Ветковском, Чечерском, Уваровичском, Буда-Кошелёвском и Тереховском р-нах. На всех богослужениях, совершавшихся в «непоминающих» общинах Гомельщины, возносились имена патриаршего местоблюстителя митр. сщмч. Петра (Полянского), митр. Петроградского Иосифа (Петровых) и архиеп. Димитрия. На разрыв с заместителем патриаршего местоблюстителя пошли те священнослужители, которые в 1922 г. категорически отказались подчиниться решению собрания духовенства и мирян Гомельского вик-ства о переходе в обновленчество.

В 1929 г. архиеп. Димитрий по представлению местных приходских общин рукоположил во иерея диак. Антипу Злотникова к Рождество-Богородичному храму в с. Шерстин Ветковского р-на, бывш. насельника могилёвского Богоявленского Братского мон-ря псаломщика Григория (Сонейко) к Свято-Петропавловскому храму в с. Ст. Малыничи Чечерского р-на и псаломщика Феодора Поповича к Рождество-Богородичному храму в с. Поколюбичи Гомельского р-на. В том же году число «непоминающих» священнослужителей пополнили бывш. клирики Гомельской обновленческой епархии иером. Зосима (Павлов) и иеродиак. Иероним (Андрейко), принесшие покаяние в грехе раскола и получившие назначение на приходское служение в с. Новоселки и дер. Кунторовка Ветковского р-на.

Итогом тесного взаимодействия с укр. «иосифлянами» стал переезд в 1928-1929 гг. в Гомельский окр. бывш. насельников киевского Златоверхого мон-ря иеромонахов Анатолия (Иваненко) и Феоктиста (Ганжи). Первый возглавил «непоминающие» общины в мест. Чечерск и дер. Глубочица Чечерского р-на, второй - общины в с. Речки и дер. Хизова Гута Ветковского р-на. В течение неск. месяцев после переезда в БССР иером. Анатолий (Иваненко) основал 5 «непоминающих» общин в Чечерском р-не, установил тесные контакты с «иосифлянами» Могилёвской обл. Неоднократно к нему на приход приезжали для говения бывш. насельницы Буйничского Свято-Духова мон-ря во главе с игум. Рафаилой (Загоровской), находившиеся на нелегальном положении. К 1928 г. относится возникновение нелегальной монашеской общины из насельниц закрытого Успенского жен. мон-ря, располагавшегося в дер. Чонки Гомельского р-на. Поселившись в нескольких частных домах в Новобелице (ныне район Гомеля), монахини негласно сохраняли монастырский уклад. Уже в 1928 г. все бывш. насельницы Чонкской обители были разделены на группы «левашовцев» (сторонницы прот. Павла Левашова) и «сергиевцев» (сторонницы митр. Сергия (Страгородского)). Впосл. «сергиевскую» часть общины окормлял свящ. Фома Конашевич, расстрелянный в 1937 г. В 1930 г. иером. Феоктист (Ганжа) перешел под омофор жившего в Харькове Старобельского еп. Павла (Кратирова). Важным шагом в процессе самоорганизации «непоминающих» Гомельщины была перепись сторонников «иосифлянства», проведенная в сент. 1929 - февр. 1930 г. иером. Зосимой (Павловым) по благословению жившего в Киеве схиархиеп. Антония (Абашидзе). В результате тайного опроса верующих выяснилось, что в пределах Гомельского окр. БССР насчитывалось 884 сторонника «правой» церковной оппозиции.

В 1930 г. Гомельский оперсектор ОГПУ инкриминировал местным последователям митр. Иосифа (Петровых) «усиление контрреволюционной активности» и причастность к контрреволюционной организации «Истинно православная церковь». В ходе разгрома «иосифлянской» оппозиции в Гомельском окр. прот. Павел Левашов и свящ. Феодор Рафанович были приговорены к высылке из БССР, иером. Антоний (Манин) и свящ. Елисей Назаренко - к 5 годам ИТЛ, иером. Зосима (Павлов) и иеродиак. Иероним (Андрейко) к 10 годам ИТЛ, иером. Герасим (Каешко) был расстрелян.

В сер. 1932 г. Гомельский оперсектор ОГПУ начал следственные мероприятия по делу «Гомельского филиала контрреволюционной организации духовенства Истинно православная церковь». В рамках дела к уголовной ответственности было привлечено большинство остававшихся на свободе «непоминающих» священнослужителей и наиболее активных мирян Гомельской обл. Началу нового группового уголовного дела предшествовал произведенный в 1931 г. арест «иосифлянского» свящ. Иоасафа Яценко, к-рому удалось бежать и укрыться у своих последователей. В причастности к деятельности «Гомельского филиала» Истинно православной церкви были обвинены 7 священников, диакон, монахиня и 22 мирянина, приговоренные к ссылкам и различным срокам заключения.

К 1933 г. «непоминающие» лишились возможности открытой деятельности, что побудило их к переходу на нелегальное положение. Сохранились сведения, согласно к-рым прот. Павел Левашов в 1933-1937 гг. регулярно посещал «иосифлянскую» общину в дер. Урицкое Гомельского р-на. Часть жителей Урицкого примкнула к «правой» церковной оппозиции вслед. деятельности свящ. Антипы Злотникова, приехавшего в Урицкое из дер. Шерстин Ветковского р-на, где в 1928-1932 гг. он был настоятелем храма Рождества Пресв. Богородицы. Последователи «иосифлян» в Урицком назывались «шерстинцами», а сторонники митр. Сергия (Страгородского) - «сергианами». В марте 1937 г. «сергиане» в Урицком присоединились к «непоминающим».

В июле-авг. 1937 г. Гомельский горотдел НКВД БССР арестовал 57 чел.- православных священнослужителей и мирян, выдвинув обвинение в причастности к «Гомельской контрреволюционной организации церковников». Согласно следственной версии, представители «правой» церковной оппозиции, обновленческого раскола и Московской Патриархии являлись членами единой антисоветской орг-ции, использовавшей политический потенциал Церкви для подготовки свержения советской власти путем вооруженного восстания. Сторонники «иосифлянского» движения были названы «правым монархическим крылом» орг-ции, которым руководили прот. Павел Левашов, священники Антипа Злотников и Елисей Назаренко. К участникам монархического подразделения орг-ции были отнесены бывшие насельницы Чонкского Успенского жен. мон-ря. В 1937-1938 гг. вся легальная церковная деятельность в Белоруссии была прекращена.

В 1939 г. вернулся из заключения «непоминающий» свящ. Феодор Рафанович, он нелегально поселился в одной из деревень Ветковского р-на. Незадолго до начала Великой Отечественной войны возвратились из ссылки «непоминающие» иеромонахи Антоний (Манин) и Феоктист (Ганжа). Иером. Антоний, который жил в дер. Причалесня Чечерского р-на Гомельской обл., возглавил нелегальную местную «иосифлянскую» общину, основанную на рубеже 20-х и 30-х гг. иером. Анатолием (Иваненко).

С началом нем. оккупации «непоминающее» духовенство Гомельской обл. смогло вернуться к легальному приходскому служению. В кон. лета или нач. осени 1941 г. иером. Антоний (Манин) приступил к служению в дер. Причалесня и в др. населенных пунктах Чечерского р-на, свящ. Феодор Рафанович вступил в обязанности настоятеля Успенского храма в дер. Городец Рогачевского р-на. В это же время иером. Феоктист (Ганжа) начал служить в храме в с. Речки Ветковского р-на. В с. Ямполь Речицкого р-на с 1941 г. совершал служение «непоминающий» иером. Полиевкт, в дер. Прудок (ныне в черте Гомеля) служил «непоминающий» свящ. Максим Голубев. В 40-х гг. XX в. были преодолены разногласия между «иосифлянами» Гомельщины (часть из них отрицала таинства и священнодействия «сергиан»).

«Непоминающие» священнослужители не признали Белорусскую Православную Церковь, в 1942 г. провозгласившую автокефалию. Единственное исключение составил вернувшийся из заключения в 1936 г. «иосифлянский» диак. Антоний Прищепов. В 1942 г. он перешел в юрисдикцию Белорусской Церкви, принял иерейское рукоположение и назначение на служение в Свято-Троицкий храм в с. Кравцовка Гомельского р-на.

В 1945-1946 гг. отдельные вышедшие из подполья в оккупационный период общины фиксируются в Минской, Молодечненской и Бобруйской областях. В 1965 г. уполномоченный Совета по делам религ. культов по БССР упоминал о наличии в республике 2 подпольных общин истинно православных христиан - в Витебской и в Могилёвской областях. Безусловно статистика занижена.

Территорией наибольшего распространения «истинно православного» движения в послевоенный период оставалась Гомельская обл. Нек-рые общины практически сразу перешли на нелегальное положение. Одним из первых вернулся к тайному служению Феодор Рафанович. Два месяца после освобождения региона от нем. оккупации он открыто служил в с. Обидовичи Журавичского р-на Гомельской обл. (ныне Быховский р-н Могилёвской обл.). Перейдя на конспиративное положение в 1944 г., он до своей кончины в 1975 г. возглавлял ряд нелегальных «непоминающих» общин в Гомельской обл. Свящ. Максим Голубев, не согласившись присоединиться к Московскому Патриархату, перешел на нелегальное положение и до конца своей жизни возглавлял «катакомбную» общину в дер. Прудок Гомельского р-на.

Значительная часть «непоминающих» клириков на протяжении нескольких послевоенных лет продолжила открытое служение в возобновленных во время оккупации храмах. Весной 1946 г. настоятель гомельского Петропавловского собора прот. Косма Раина сообщил архиеп. Минскому и Белорусскому Василию (Ратмирову) о том, что на территории Гомельской обл. действуют клирики, не состоящие в единении с Московской Патриархией: свящ. Феодор Гончаров в с. Красном Гомельского р-на, иером. Серафим (Топтухин) в с. Ивольск Уваровичского (ныне Буда-Кошелёвского) р-на, иером. Феоктист (Ганжа) в с. Речки Ветковского р-на, свящ. Максим Голубев в дер. Прудок, иером. Антоний (Манин) в с. Причалесня и свящ. Феодор Рафанович в с. Обидовичи. Один из лидеров катакомбного движения, иером. Феоктист (Ганжа), скончался в 1948 г. без примирения с Московской Патриархией. Однако в янв. 1948 г. он благословил своего ближайшего помощника свящ. Андрея Поповича обратиться к архиеп. Минскому и Белорусскому Питириму (Свиридову) с просьбой о воссоединении с Московским Патриархатом. 15 февр. 1949 г. архиеп. Питирим совершил рукоположение Поповича и назначил его настоятелем Александро-Невского храма в дер. Нивки Добрушского р-на Гомельской обл.

В 1949 г., из-за того что прихожане отказались принимать священнослужителей РПЦ и признавали только «непоминающего» иером. Полиевкта, власти решили закрыть Иоанно-Богословский приход в дер. Ямполь Речицкого р-на Гомельской обл. Аналогичная ситуация сложилась в дер. Бобовичи Гомельского р-на, где со 2-й пол. 1941 г. настоятелем Успенского храма являлся «непоминающий» иером. Иоанн (Матвеенко). Формально воссоединившись с Московской Патриархией в 1947 г., он продолжил критиковать действия митр. Сергия (Страгородского) и его преемников. Уполномоченный Совета по делам РПЦ по Гомельской обл. Е. Ф. Цуканов в 1949 г. лишил иером. Иоанна регистрации, тот переехал в Черниговскую обл., регулярно посещал Гомельщину для окормления «непоминающих».

К кон. 40-х гг. XX в. на территории Гомельской обл. образовалось неск. нелегальных «непоминающих» жен. монашеских общин. К 1949 г. монашеские общины существовали в поселках Лоев (ныне райцентр Гомельской обл.), Уваровичи (ныне в Буда-Кошелёвском р-не) и дер. Огородня-Гомельская (Добрушского р-на). В 1950 г. уполномоченный зафиксировал нелегальную общину в Новобелицком р-не Гомеля, возникновение которой он связывал с деятельностью монахинь из закрытых в 1928 г. Чонкского и Макариевского (в Добрушском р-не) мон-рей. Нелегальные мон-ри становились центрами богослужебной жизни: из-за нехватки «непоминающих» священнослужителей монахини совершали богослужения мирским чином в домашних условиях.

В 1950 г. епархиальные власти обратили внимание на деятельность свящ. Григория Секача, настоятеля Свято-Троицкого молитвенного дома в пос. Лоев. Священнослужитель поддерживал тесные связи с «непоминающими» - иером. Полиевктом, жившим в дер. Артуки Речицкого р-на, с киевскими монахами и монахинями. Священник побуждал своих последователей к принятию тайного пострига (в материалах уполномоченного Совета по делам РПЦ по Гомельской обл. он назван «инкубатором монашества»). В 1950 г. священнослужитель был снят с регистрации, после чего открыто примкнул к расколу. В 1960 г. он объявил себя иером. Геннадием. Ранее 1971 г. Геннадий Секач сблизился с М. А. Поздеевым, выдававшим себя за Смоленского архиеп. Серафима (Остроумова; † 1937), и принял от него «архиерейское рукоположение». После смерти Поздеева в 1971 г. Секач объявил себя главой «серафимо-геннадиевской» ветви катакомбной церкви, назвавшись «схимитрополитом» Геннадием. До своей смерти в 1987 г. «схимитрополит» Геннадий жил в Белоруссии на нелегальном положении, создал и окормлял ряд общин истинно православных христиан в Белоруссии и на Сев. Кавказе, совершал «священнические» и «архиерейские» поставления, т. о. укрепив «серафимо-геннадиевскую» («секачовскую») ветвь катакомбной церкви.

В 1-й пол. 80-х гг. XX в. те общины истинно православных христиан и Истинно православной Церкви в Белоруссии, к-рые не признавали «серафимо-геннадиевскую» иерархию, перешли в юрисдикцию Русской Православной Церкви за границей. В нояб. 1990 г. Архиерейский Синод РПЦЗ принял решение о рукоположении во епископа Гомельского «катакомбного» иером. Вениамина (Русаленко), духовным наставником которого в свое время являлся «непоминающий» свящ. Феодор Рафанович.

В 2001 г. в Белоруссии на гос. регистрацию были поданы документы неск. общин истинно православных христиан; 3 общинам было отказано в регистрации: в дер. Заболотье Смолевичского р-на Минской обл., в Минске и в Смолевичском р-не. Общине в г. Светлогорске Гомельской обл. под рук. «серафимо-геннадиевского» «схимитрополита» Епифания (Каминского) документы были возвращены для предоставления материалов, подтверждающих принадлежность к РПЦ до 1927 г.

А. В. Слесарев

Архиереи

архиеп. Виктор (Садковский; 13 апр. 1793 - 13 мая 1796), архиеп. Иов (Потёмкин; 13 мая 1796 - 7 февр. 1812), архиеп. Серафим (Глаголевский; 7 февр. 1812 - 20 авг. 1814), еп. Могилёвский Даниил (Натток-Михайловский; 1814 - 7 февр. 1816, в. у.), архиеп. Анатолий (Максимович; 7 февр. 1816 - 10 февр. 1832), еп. Евгений (Баженов; 10 февр. 1832 - 1 сент. 1834), еп. Никанор (Клементьевский; 5 сент. 1834 - 28 янв. 1840), архиеп. Антоний (Зубко; 28 янв. 1840 - 1 марта 1848), архиеп. Михаил (Голубович; 1 марта 1848 - 23 янв. 1868), еп. Александр (Добрынин; 14 авг. 1868 - 25 апр. 1877), еп. Евгений (Шерешилов; 16 мая 1877 - 26 июля 1880), еп. Варлаам (Чернявский; 26 июля 1880 - 21 мая 1889), еп. Симеон (Линьков; 3 июня 1889 - 31 авг. 1899), архиеп. Михаил (Темнорусов; 22 сент. 1899 - 29 мая 1912; в сане архиепископа с 14 мая 1911), еп. Слуцкий сщмч. Иоанн (Поммер; 1 июня - нояб. 1912, в. у.), еп. сщмч. Митрофан (Краснопольский; 9 нояб. 1912 - 6 июля 1916), еп. Георгий (Ярошевский; 6 июля 1916 - 1919), митр. Мелхиседек (Паевский; 1919 - 23 июля 1922 (в сане епископа), 1926 - 12 июля 1927), бывш. Ростовский, на покое еп. Арсений (Смоленец; 13 июля - 12 сент. 1927, в. у.), архиеп. Павел (Вильковский; окт. 1927 - окт. 1930), архиеп. Феофан (Семеняко; 13 дек. 1930 - 1935), еп. Могилёвский Феодосий (Вощанский; апр. 1933, в. у.), еп. Могилёвский сщмч. Иоасаф (Жевахов; 1936, в. у.), в 1936-1941 гг. кафедра вдовствовала, митр. Пантелеимон (Рожновский; 6 окт. 1941 - 2 июня 1942 и 16 апр. 1943 - 7 июля 1944), архиеп. Филофей (Нарко; июнь 1942 - 16 апр. 1943), архиеп. Василий (Ратмиров; 4 сент. 1944 - 13 янв. 1947), митр. Питирим (Свиридов; 13 янв. 1947 - 21 апр. 1959), митр. Гурий (Егоров; 21 мая 1959 - 19 сент. 1960), еп. Бобруйский Леонтий (Бондарь; 19 сент. 1960 - 16 марта 1961, в. у.), митр. Антоний (Кротевич; 16 марта - 5 июля 1961), архиеп. Варлаам (Борисевич; 5 июля 1961 - 4 авг. 1963), митр. Никодим (Ротов; 4 авг.- 9 окт. 1963), архиеп. Сергий (Петров; 9 окт. 1963 - 25 мая 1965), митр. Антоний (Мельников; 25 мая 1965 - 10 окт. 1978; с окт. 1965 в сане архиепископа, с 1975 в сане митрополита), митр. Филарет (Вахромеев; 10 окт. 1978 - 25 дек. 2013), митр. Павел (Пономарёв; 25 дек. 2013 - 25 авг. 2020), митр. Вениамин (Тупеко; с 25 авг. 2020 в сане епископа, с с 6 сент. того же года в сане митрополита).

Перечень упраздненных мон-рей на территории Минской обл. см. в ст. Минская митрополия.

Лит.: Собрание древних грамот и актов городов Минской губ., правосл. мон-рей, церквей и по разным предметам. Мн., 1848; Зеленский И. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Ген. штаба. Ч. 2. СПб., 1864. Т. 15: Минская губ.; Николай (Трусковский), архим. Ист.-стат. описание Минской епархии. СПб., 1864; он же. Ист.-стат. сведения о чудотворных иконах и благочестивых обычаях в Минской епархии. СПб., 1864; Шеметилло В., свящ. Краткие сведения о рус. расколе в Минской губ. и о мерах по ослаблению его // Минские ЕВ. 1870. № 3. С. 65-72; Чистович И. А. Очерк истории западнорусской Церкви. СПб., 1884. Ч. 2;
Рункевич С. Г. Кирилло-Мефодиевское братство при Иоанно-Богословской ц. Минской ДС // Минские ЕВ. 1886. № 20. С. 472-477; он же. История Минской архиепископии (1793-1832). СПб., 1893; он же. Краткий ист. очерк столетия Минской епархии (1793 - 13 апр. 1893). Мн., 1893; Вержболович М. И. История Минской ДС. Вып. 1: Дореформенный период (1785-1817). Мн., 1893; Вып. 2: (1817-1840). 1896; Вып. 3: (1840-1874). 1901; Черницын А. Краткий очерк состояния церковноприходских школ и школ грамоты Минской епархии за 1-е 10-летие их существования. Мн., 1895; Товаров А. В. Ист.-стат. справочная книжка Минской епархии. Мн., 1903; он же. Личный состав епархиального управления, епархиальных учреждений, духовно-учебных заведений, мон-рей, духовенства и учащих в церковноприходских школах Минской епархии. Мн., 1904; Памятная книжка Минской губ. и календарь на 1915 г. Мн., 1914; Касяк I. З гiсторыi праваслаўнай Царквы беларускага народу. Н.-Й., 1956; Кароткая Т. П., Прокошина Е. С., Чудникова А. А. Старообрядчество в Беларуси. Мн., 1992; Велисейчик А., свящ. История Минской ДС с 1945 г. по наст. вр.: Дипл. раб. Жировичи, 1996; Кривонос Ф., свящ. Синодик за веру и Церковь Христову пострадавших в Минской епархии (1918-1951). Киевец, 1996; он же. Жития священномучеников Минской епархии: 1-я пол. ХХ в. Мн., 2002; он же. «У Бога мертвых нет»: Неизв. страницы из истории Минской епархии (1917-1939 гг.). Мн., 2007; он же. Белорусская Православная Церковь в ХХ ст. Мн., 2008; Завальнюк У. М., свящ., и др. Канфесii на Беларусi: (Канец XVIII-XX ст.). Мн., 1998; Гарбiнскi Ю. У. Беларускiя рэлiгiйныя дзеячы XX ст. Мюнхен; Мн., 1999; Верашчагiна А. У., Гурко А. В. Гiсторыя канфесiй ў Беларусi: Мiнулае i сучаснасць. Мн., 2000; Антоник В. К., прот. Минская ДС в годы ее первого возрождения // Тр. Минской ДА. 2002. № 1. С. 25-44; Шкаровский М. В. Нацистская Германия и Правосл. Церковь. М., 2002; Янушевич И. И. Политика Советского гос-ва по отношению к РПЦ в 1917-1927 гг.: (На мат-лах Беларуси): Канд. дис. Мн., 2002; он же. Взаимоотношения гос-ва и Правосл. Церкви в Беларуси: Периодизация и содержание (1917-2003 гг.) // Веснiк Магiлёўскага дзярж. ун-та. 2005. № 2/3(21). С. 26-31; он же. Развитие конфес. ситуации в Беларуси в межвоенный период (1921-1939 гг.) // Осень 1939 г.: Коренной перелом в судьбе белорусского народа: Материалы регион. науч.-практ. конф., посвященной 70-летию воссоединения Зап. Беларуси с БССР, 24-25 сент. 2009 г. Брест, 2009. С. 205-211; Правящие архиереи Минской епархии (1793-2003). Мн., 2003; Силова С. В. Православная Церковь в Белоруссии в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). Гродно, 2003; она же. Крестный путь: Белорусская Православная Церковь в период немецкой оккупации 1941-1944 гг. Мн., 2005; Афанасiй (Мартас), архiеп. Матэрыалы да гiсторыi Праваслаўнай Беларускай Царквы. Жыровiцы, 2004. С. 50-133; Горбацкий А. А. Старообрядчество на белорусских землях. Брест, 2004; Суханович Н., диак. Минская ДС: История и современность (1793-2003 гг.): Канд. дис. Жировичи, 2004; Грыцкевiч А. Праваслаўная Царква ў Беларусi ў гады Вялiкай Айчыннай вайны // Беларускi гiстарычны часопiс. 2006. № 5. С. 12-17; Маракоў Л. У. Рэпрэсаваныя праваслаўныя свяшчэнна- i царкоўнаслужыцелi Беларусi, 1917-1967: Энцыкл. даведнiк. Мн., 2007. 2 т.; Щеглов Г. Э. Серафимовский лазарет при Минской ДС в годы Первой мировой войны (1914-1917) // Тр. Минской ДА. 2008. № 6. С. 63-74; Автономия Белорусской Православной Церкви 1922 г. / Вступ. ст., публ., примеч.: Г. Э. Щеглов // Вестн. ПСТГУ. Сер. 2: История. История РПЦ. 2011. Вып. 3(40). С. 99-116; Конфессиональная политика в БССР в 1945-1965 гг.: (На примере правосл. Церкви) / Сост.: Т. В. Опиок. Могилёв, 2012. Морозько Е. В. Минская правосл. епархия в социально-культурной жизни Беларуси (1861-1905 гг.). Мн., 2012; Миронов А., свящ. Противостояние: Минская епархия после выхода указа 17 апр. 1905 г. «Об укреплении начал веротерпимости». Мн., 2015.

Архитектура

Правосл. церкви, находящиеся на исторической территории М. е., представляют широкий архитектурно-стилистический диапазон. Древнейшая церковная постройка епархии - храм XII в. на Замчище в Минске (согласно данным археологии, храм не был достроен; сохр. руины на глубине 2 м), к-рый является примером развития местной архитектурной школы. Существенным его отличием от церквей XI-XII вв., в частности, ц. Св. Софии в Полоцке как наиболее влиятельной и географически близкой является компактный 4-столпный объем. Для композиции минского храма, с одной стороны, свойственна своеобразная изоляция подкупольного пространства, о чем можно судить по несовпадению осей подкупольных опор с членениями внутренних поверхностей стен (лопаткам) и по Г-образному сечению самих опор (такая форма столбов - единственный сохранившийся пример в древнерус. архитектуре). С другой, план сооружения демонстрирует стремление преобразовать 3-апсидную алтарную группу, хорошо выраженную в интерьере, в 3-лопастную кривую снаружи и т. о. добиться большего единства и монументальности архитектурного облика. Особенностью церкви также являются сравнительно толстые стены. В наст. время место храма обозначено рисунком плана, к-рый является частью мемориального комплекса с памятной стелой в честь 200-летия М. е.

Храм Преображения Господня в Заславле представляет собой памятник оборонно-культовой архитектуры Ренессанса. Он находится в историческом центре города, на месте городища, окруженного рвом и оборонительным валом. Построен в 1577 г. кн. Иваном Глебовичем как кальвинист. храм, позже был переосвящен в католич. ц. арх. Михаила. В 1676-1832 гг. при храме существовал доминиканский мон-рь, основанный Казимиром Яном Сапегой и его супругой Кристиной. По объемно-пространственной композиции церковь представляет собой протяженный прямоугольный в плане объем под высокой двускатной черепичной крышей, зал храма перекрыт крестовыми сводами. К главному фасаду в XVII в. пристроена 5-ярусная башня-колокольня. Под церковью устроена 2-камерная крипта, перекрытая цилиндрическими сводами. Оборонительный характер создавался за счет бойниц, располагавшихся в верхней части сооружения. В 1865 г. храм был переосвящен в православную Спасо-Преображенскую ц. В 1996-2000 гг. был восстановлен после пожара.

В 1613 г. по разрешению кор. Сигизмунда III была возведена православным братством Петропавловская (Екатерининская) ц. в Минске. Трехнефная 6-столпная базилика с 5-гранной апсидой содержит в композиции и пластике черты западноевроп. 2-башенных церквей. За время своего существования храм был неск. раз перестроен. В 1795 г., после реконструкции, проведенной на средства, пожертвованные имп. Екатериной II, храм был переосвящен во имя вмц. Екатерины и в 1795-1799 гг. был кафедральным собором М. е. В 1870-1872 гг. его башни были увенчаны шатрами с маковками, а над основным объемом был возведен барабан с массивной главой; установлен новый иконостас, стены храма расписаны в 1871 г. (в наст. время в процессе реставрации).

Собор Св. Духа в Минске был построен в 1633-1642 гг. как храм католич. мон-ря бернардинок, основанного на месте находившегося здесь до нач. XVII в. правосл. монастыря во имя св. бессребреников Космы и Дамиана. Здание было реконструировано после пожара в 1741 г., передано правосл. Церкви в 1860 г. По инициативе архиеп. Александра (Добрынина) храм был отремонтирован и освящен в 1870 г., при нем был основан Свято-Духов мужской мон-рь (закрыт в 1918). Богослужения в соборе возобновились с 1942 г., с 1961 г. храм стал кафедральным собором М. е. Возведен в стиле виленского барокко и представляет собой 3-нефную 6-столпную базилику. Главный фасад фланкирован двумя 6-ярусными башнями-колокольнями с барочными завершениями. В центре главного фасада в 90-х гг. XX в. установлено мозаичное панно с образом Божией Матери «Оранта».

Барочная Воскресенская ц. в г. Клецке (первоначально церковь доминиканского мон-ря, основанного в 1683) построена на средства кн. С. К. Радзивилла и представляет собой однонефный 2-башенный прямоугольный в плане объем с полуциркульной апсидой. После реконструкции в 1854 г. храм стал православным.

Церковь св. Иоанна Предтечи в дер. Вишневец Столбцовского р-на (первоначально униатская) построена в стиле барокко в 1742 г. Базиликального типа прямоугольный в плане храм с полуциркульной апсидой фланкирован 2 башнями на главном фасаде. Пространство интерьера разделено на 3 нефа, центральный перекрыт цилиндрическим сводом с распалубками, а боковые нефы и ризницы - крестовыми сводами. В 1839 г. церковь переосвятили по правосл. чину, в 1852 г. перестроена (маковки над башнями, килеподобное завершение главного фасада).

Уникальным примером деревянного народного зодчества с элементами барокко является собор арх. Михаила в Слуцке, построенный во 2-й пол. XVIII в. (в 1812 был разорен франц. войсками). Выразительный силуэт храма формирует ярусная 3-срубная объемно-пространственная композиция, дополненная в XIX в. звонницей с высоким шпилем.

Спасо-Преображенская ц. в пос. Раков Воложинского р-на построена в 1793 г. как храм униатского мон-ря на средства прихожан, кн. К. Сангушко и членов Раковского братства св. Анны. В 1866 г. переосвящена по правосл. чину. После ремонтных работ 1877 и 1884 гг. барочный храм приобрел черты ретроспективно-русского стиля: массивный граненый барабан с граненым сферическим куполом с главкой, маковка над алтарной частью. Представляет собой однонефную композицию с вытянутой полукруглой апсидой, ризницей и часовней. Под штукатуркой сохранились первоначальные росписи.

Собор прав. Анны в Столбцах построен в 1825 г. по фундации владельца имения кн. А. Чарторыйского и является памятником архитектуры классицизма. Представляет собой цельный прямоугольный в плане объем. Главный фасад завершен 2-ярусным фигурным фронтоном с вогнутыми боковыми гранями и центральной арочной нишей. Выразительным декоративным элементом фасада является рельефный квадрат, размещенный между пилястрами над центральным входом.

Храм Успения Пресв. Богородицы в дер. Нов. Свержень Столбцовского р-на построен на месте явления Новосверженской иконы Божией Матери ок. 1590 г. До нач. XVII в. церковь была деревянной. В 1743 г., когда кн. Михаил Радзивилл основал здесь василианский мон-рь (упразднен в 1833), архитектура храма приобрела барочные черты, к-рые церковь сохранила до настоящего времени. В этот период возведено завершение башни над притвором.

Реформировав в 1832 г. систему управления в Царстве Польском, рус. правительство обратило особое внимание на ослабление польск. влияния и утверждение позиций рус. культуры. Продолжением политики возвращения Северо-Западного края в лоно Православия явился Соборный акт, подписанный в 1839 г. Законодательно переход в Православие подтвердил Синод, приняв постановление «О принятии греко-униатской церкви в полное и совершенное общение святыя православно-католические восточныя церкви в нераздельный состав Церкви Российския». Процесс передачи православной Церкви католических и униатских храмов был особенно интенсивен при ген.-губернаторе М. Н. Муравьёве, в 1863-1865 гг.; когда перестраивались не только отдельные церкви, но и целые архитектурные ансамбли. Нек-рые правосл. святыни, перестроенные ранее в католические и униатские храмы, приобрели элементы, напоминающие о рус. архитектуре XVII в. К переходному периоду относится постройка на месте старой деревянной церкви храма равноап. Марии Магдалины в Минске (1847), в архитектурном решении к-рого соединены черты классицизма и ретроспективно-русского стиля.

В 60-90-х гг. XIX в. большинство деревянных и каменных церквей строились по типовым проектам с возможностью незначительных изменений в пределах сметы. По объемно-пространственной композиции храмы обычно представляли собой вытянутые по продольной оси 4-частные здания, состоявшие из колокольни, трапезной, основного объема и алтаря. Эта схема была настолько популярной, что прихожане отвергали попытки строить церкви с отдельно стоящими колокольнями. Для мн. церквей того времени стало характерным использование в качестве строительного материала бутового камня. Контраст бутовой кладки и оштукатуренных белых элементов архитектурной пластики создавал художественный эффект и придавал постройкам ощущение историчности; таковы, напр., ц. святых Космы и Дамиана в дер. Вишнево Воложинского р-на (1865), ц. Св. Троицы в дер. Марково Молодечненского р-на (1860) и др. В то же время строились и храмы по индивидуальным проектам в рамках кирпичного стиля: ансамбль храма Воскресения Господня в г. Борисове (архит. П. П. Меркулов, 1874), ц. блгв. кн. Александра Невского в Минске (архит. В. И. Струев, 1898) и др. Храмы, построенные в рамках византийского направления ретроспективного стиля, напр., собор свт. Николая в Слуцке (1889) и ц. Казанской иконы Божией Матери в Минске (1914), имели черты, свойственные балканской архитектуре, были особенно величественны и являлись символом связи времен и преемственности традиций древнего правосл. зодчества.

В кон. XIX - нач. XX в. в церковной архитектуре появились черты неорус. стиля, основой художественной выразительности стала свободная интерпретация древнерус. форм. Среди сооружений неорус. стиля в Минске - здание Церковно-археологического музея (1913), часовня храма Казанской иконы Божией Матери (нач. XX в.; не сохр.). Однако популярным в церковной архитектуре М. е. этот стиль не стал, т. к. после имп. указа Сенату 1905 г. «Об укреплении начал веротерпимости» началось массовое возвращение населения в католицизм, мн. православные церкви пришли в запустение, а новых почти не строили.

С 90-х гг. XX в. начался новый этап в правосл. церковной архитектуре М. е. В объемно-пространственной композиции мн. храмов были продолжены традиции ретроспективного стиля, основанные на использовании форм и элементов древнерус. зодчества, напр. владимирской архитектуры XII в. (ц. прп. Евфросинии Полоцкой в Минске, 1990-1995; ц. в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в Минске, нач. 90-х гг. XX в.), московской архитектуры XVI в. (ц. Покрова Пресв. Богородицы в Крупцах в Минске, 2005-2007; ц. Св. Духа в пос. Гатово Минского р-на, 1999-2005). Минские храмы-памятники в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших» (1996-1998) и во имя Всех Святых и в память о жертвах, спасению Отечества нашего послуживших (1996-2008; входит в комплекс Дома милосердия) - примеры использования традиций шатрового зодчества. Минская ц. Св. Троицы в Севастопольском парке (2000-2009) напоминает образцы церковного зодчества Русского Севера, храмы Оптинских старцев в микрор-не Малиновка (2003) и свт. Николая Чудотворца в микрор-не Шабаны (90-е гг. XX в.) продолжают традиции полесской школы деревянного зодчества. Архитектура храма свт. Николая Чудотворца в микрор-не Сокол в Минске (2004) повторяет ретроспективно-рус. стиль 2-й пол. XIX в. Предпринимаются также попытки синтеза древней строительной традиции и современных стилевых направлений (ц. в честь Минской иконы Божией Матери в Минске, 1994-2000; ц. прп. Иоанна Рыльского, 2000; ц. прав. Софии Слуцкой в Минске, 2000-2007; ц. Св. Духа в пос. Самохваловичи Минского р-на, 1993-1999; ц. в честь Державной иконы Божией Матери в минском Елисаветинском мон-ре, 1999-2004). В совр. деревянном зодчестве также интересны опыты создания оригинальной композиции (ц. Воздвижения Креста Господня в дер. Королёв Стан Минского р-на, 2000-2007; ц. Рождества Христова в дер. Новоселье Минского р-на, ок. 2002; и др.). Мн. существующие, строящиеся и проектируемые храмы являются частью цельного архитектурно-художественного ансамбля минского Дома милосердия (1995-2002, архит. Л. Н. Погорелов), в основе плана к-рого лежит очертание Евфросинии Полоцкой, преподобной, креста - национального символа Белоруссии. В верхнем конце креста возведена домовая ц. во имя праотца Иова, ее интерьер украшен росписью, отражающей историю правосл. Церкви на территории Белоруссии в ликах ее святых и правосл. храмах Минска.

Лит.: Николай (Трусковский), архим. Ист.-стат. описание Минской епархии. СПб., 1864; Игнатьев Р. Археологическое обозрение церквей г. Минска // Минские ЕВ. Неофиц. ч. 1877. № 13. С. 275-278; № 16. С. 321-326; Описание церквей и приходов Минской епархии. Мн., 1878-1879. 9 вып.; Афонский П., свящ. Православные святыни Минска. Минск, 1889; Дзянiсаў У. М. Кляштар бенедыктынак // Помнiкi гiсторыi i культуры Беларусi. Мн., 1981. № 3. С. 12-14; Абушкевич Л. Минский кафедральный Свято-Духов собор // Минские ЕВ. 1990. № 16. С. 29-31; Кривонос Ф. Минская Свято-Петропавловская (Свято-Екатерининская) ц. // Там же. 1991. № 17. С. 14-18; Олина Э. Церковь на Военном кладбище // Царкоўнае слова. Мн., 1997. № 10. С. 4-5; Церкви и приходы Минска: История и современность. Мн., 1996; Шейкин Г. Н. Церковь св. блгв. Александра Невского в Минске, 1898-1998. Мн., 1998; Белорусская Православная Церковь. Мн., 2003; Ярашэвiч А. А. Мiнскi Свята-Духаў кафедральны сабор. Мн., 2006; Кривонос Ф., свящ. Церковь св. Марии Магдалины // Минские ЕВ. 2007. № 3(82). С. 66-71; Приходы и мон-ри Белорусской Православной Церкви. Мн., 2011; Минск старый и новый // minsk-old-new.com/minsk-2806-ru.htm [Электр. ресурс].
Г. А. Лаврецкий
Ключевые слова:
Минская Епархия (Белорусского Экзархата Русской Православной Церкви)
См.также:
АНТОНИЙ (Зубко; 1797-1884), архиеп. Минский и Бобруйский
БОБРУЙСКОЕ ВИКАРИАТСТВО Минской епархии