Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

МИКУ-КЛЯЙН
Т. 45, С. 200-203 опубликовано: 21 июля 2021г.


Содержание

МИКУ-КЛЯЙН

[Румын. Micu-Klein] Иоанн Иннокентий (24.06. 1700, Саду, Трансильвания в составе Габсбургской монархии (ныне в жудеце Сибиу, Румыния) - 22.09. 1768, Рим), еп. Фэгэрашский (Трансильванский) Румынской греко-католической Церкви.

Жизнь

Род. в семье вольных крестьян Мику, признавших унию правосл. Церкви в Трансильвании с Римско-католической Церковью (1699) и исповедовавших греко-католический обряд. Интеллектуальное формирование М.-К. происходило в иезуитской системе обучения. Начальное образование получил, очевидно, в Сибиу. Согласно историческим источникам, в тот период там не было постоянных учебных заведений, однако иезуиты занимались дидактической практикой в своих резиденциях и миссионерских домах. Для получения гимназического образования отправился сначала в иезуитскую семинарию в Алба-Юлию, в 1718 г. стал учеником по классу грамматики в иезуитской академической коллегии в Клуже. В этом учебном заведении обучались немало румын, и в соответствии с представлениями примаса Венгрии кард. Леопольда Карла фон Колонича († 1707) деятельность коллегии считалась важной в деле закрепления унии 1699 г. В 1722-1725 гг. Иоанн Мику прослушал курс на философском фак-те коллегии. В 1725 г. продолжил образование в иезуитском ун-те в Трнаве (ныне в Зап. Словакии) в рамках cеминарии св. Адальберта, будучи стипендиатом Фонда для студентов греко-католиков из Венгрии и Трансильвании, основанного кард. Л. К. фон Колоничем на средства, завещанные еп. Сремским Франческо Жани. Решив стать иезуитом, Иоанн прервал учебу и 20 дек. 1726 г. был принят на испытательный срок как послушник при иезуитском ун-те в Трнаве, затем направлен в т. н. domus probationis (испытательный дом) при иезуитской коллегии в Тренчине (ныне в Зап. Словакии). Через год в связи с ухудшением здоровья оставил послушничество и вернулся в Трнаву для продолжения теологического образования.

После кончины (29 окт. 1727) Фэгэрашского еп. Румынской греко-католической Церкви Йоана Джурджу Патаки 4 июня 1728 г. в Клуже был созван собор для избрания нового епископа. Покровитель Иоанна Мику, ректор иезуитской академической коллегии в Клуже Адам Фиттер, несмотря на то что в то время Иоанн был еще студентом, предложил его кандидатуру на этот самый высокий пост в иерархии униат. Церкви Румынии. 25 февр. 1729 г. рим. имп. Карл VI назначил Иоанна Мику Фэгэрашским греко-католич. епископом (при том что тот не имел степени ни по каноническому праву, ни по теологии и не входил в церковную иерархию) и своим советником. Также император даровал ему дворянство и титул барона Саду, к фамилии Мику была прибавлена ее нем. форма - Кляйн. 12 июля 1729 г. по поручению императора М.-К. отправился в Мукачево, где в течение года проходил в качестве послушника испытательный срок у монахов-базилианцев - закарпатских русин униат. вероисповедания. 23 сент. 1729 г. управлявший Мукачевской епархией еп. Севастийский Георгий Геннадий Бизанций рукоположил его во иерея с именем Иннокентий. По окончании испытательного срока 30 сент. 1730 г. М.-К. принял постриг, стал базилианским монахом и получил от папы Римского Климента XII подтверждение на епископат. 25 окт. того же года был хиротонисан во архиерея. 28 сент. 1732 г. интронизирован на кафедру епископа Фэгэрашского. В 1727-1732 гг., в соответствии с указами имп. двора, греко-католич. епископией Трансильвании управляли сначала Фиттер, который в кон. 1729 г. покинул Трансильванию и стал ректором иезуитской семинарии в Кошице, затем иезуитские теологи Э. Гёргей и Г. Регаи. Благодаря тому что баронский титул открывал возможности продвижения во власть, в 1733 г. М.-К. получил место в законодательном собрании (диете) Трансильвании, участвовал в сословных общественных собраниях.

В 1734-1735 гг. М.-К. безуспешно пытался перенести центр греко-католич. епископии румын Трансильвании в Албу-Юлию, стремясь т. о. сохранить континуитет 1-й румын. епископской кафедры в Трансильвании, поскольку именно здесь в 1600 г. под властью господаря Михая Храброго, на короткий срок объединившего Трансильванию с Молдавским и Валашским княжествами, была образована 1-я в Трансильвании правосл. митрополия (присутствие некоторых правосл. митрополитов было впервые документально зафиксировано еще в 1377 г.). В 1737 г. он сумел усилить позиции епископии путем перевода резиденции ближе к центру Трансильвании, из Фэгэраша (ныне в жудеце Брашов, Румыния) в Блаж, где материальные возможности были выше и где униат. епископия получила обширные владения. Доходы епископии позволили ей заключить 30 марта 1738 г. с архитектором Венского имп. двора Йоханном Баптистом (Джованни Баттистой) Мартинелли контракт на строительство комплекса епископских сооружений, состоявшего из храма, базилианского мон-ря и школы. Кафедральный епископский собор в честь Св. Троицы был построен в стиле барокко в 1738-1749 гг. по модели церкви иезуитов в Клуже. В мае 1737 г. М.-К. заключил контракт с иконописцем Ш. Тенецки на выполнение икон для иконостаса по моделям валашских правосл. мон-рей Козия (близ совр. Рымнику-Вылча, Румыния) и Хурези (Хорезу) (на территории совр. г. Хорезу, Румыния). 180 икон объединили традиции визант. иконографии с художественными элементами национального румын. брынковянского стиля и зап. влияниями иконографии. Этот иконостас самый крупный на территории, заселенной румынами.

Также М.-К. планировал создание греко-католич. теологической семинарии в Клуже, в 1740 г. он направил первых румын. студентов-униатов, в т. ч. Петру Павла Арона (преемник М.-К., греко-католич. еп. Фэгэрашский в 1752-1764), Григоре Майора (греко-католич. еп. Фэгэрашский в 1773-1782), Силвестру Калиани (настоятель базилианского мон-ря и член консистории Блажской греко-католич. епископии) в Рим на учебу в Урбанианскую коллегию по распространению веры (Collegium Urbanum de propaganda fide), созданную папой Римским Урбаном VIII.

М.-К. как глава униатской Церкви Трансильвании делал акцент на политическом аспекте унии румын с Римом в ущерб теологической стороне. Начиная с 1-й поездки в Вену в 1730 г., он стремился распространять свою политическую программу, регламентировавшую соблюдение имперскими властями прав румын, оговоренных в грамотах о церковной унии, к-рые были обнародованы имп. Леопольдом I 16 февр. 1699 г. и 19 марта 1701 г. В грамоте Леопольда I от 4 дек. 1691 г., в соответствии с к-рой Трансильвания переходила под управление Габсбургов, были признаны все местные обычаи, земельная собственность и дворянские привилегии, сложившиеся в Трансильванском княжестве на протяжении средних веков, и в первую очередь - своды законов: напр., Трипартитум (лат. Tripartitum opus juris consuetudinarii incluti regni Hungariae) - правовой кодекс Венгерского королевства в 3 частях, составленный в нач. XVI в. королевским протонотарием Иштваном Вербёци; Свод законов диеты Трансильвании 1541-1653 гг. (лат. Approbatae Constitutiones), напечатанных по распоряжению кн. Трансильвании Дьёрдя II Ракоци; Свод законов диеты Трансильвании 1563-1669 гг. (лат. Compilatae Constitutiones), изданных по распоряжению кн. Трансильвании Михая I Апафи. Существующее право позволяло 3 нациям: знати венгров, саксов (нем. колонисты, проживавшие гл. обр. в Юго-Вост. Трансильвании с XIII в., к-рые к нач. XVIII в. исповедовали в основном лютеранство) и секеев (венгероязычная этническая группа в Вост. Трансильвании) и представителям 4 признанных вероисповеданий (католицизм, лютеранство, кальвинизм и униатарианство) полностью контролировать политическую и экономическую жизнь Трансильвании. Румынская правосл. знать была ассимилирована венгерской католич. знатью в XV в. и, т. о., единственным институтом, представлявшим румын в политической и социальной системе Трансильвании, была Румынская Православная Церковь (РумПЦ), с кон. XVI в. контролируемая венг. кальвинист. политическими и религ. властями. Это место РумПЦ было признано грамотой дома Габсбургов от 4 дек. 1691 г. и в международном отношении - Карловицким трактатом от 26 янв. 1699 г. Имп. Иосиф I (в 1708) и императрица Мария Терезия (9 сент. 1743) подтвердили автономный статус Трансильвании.

Религ. политика имп. Леопольда I, следовавшая идеалу католич. униформизации империи и фактически подтверждавшая стремление Вены за стратегией Рима, направленной на восстановление христ. единства посредством притягивания правосл. Церквей Центр. и Юго-Вост. Европы, облегчала трансильванским румынам вхождение в рамки конституционной системы княжества через смену вероисповедания. Осуществление этой миссии взяли на себя иезуиты, вернувшиеся в Трансильванию вместе с имп. армией в качестве военных священников. В грамоте императора от 16 февр. 1699 г. была провозглашена уния при неизменном сохранении обрядов и без признания главенства католич. вероучения, как это было предусмотрено решениями Ферраро-Флорентийского Собора (1439). Подчеркивалось, что в политическом и социальном плане правосл. клир при условии принятия унии будет иметь те же привилегии, что и католич. священники, имущество будет сохранено в неприкосновенности. Этот законодательный акт венского правительства встретил сопротивление со стороны светской знати и свободных крестьян правосл. вероисповедания, которое поддержала кальвинист. знать, недовольная тем, что император не выполнил своего обещания разрешить православным унию с любым признанным в империи вероисповеданием, а не только с католиками.

Это недовольство румын по отношению к предписаниям имп. грамоты от 16 февр. 1699 г. об унии, касавшимся их материального и социального статусов, сделало возможными переговоры между правосл. митр. Трансильванским Афанасием (Ангелом) и кард. Л. К. фон Колоничем относительно принятия нового имперского законодательного акта, ставшего известным под названием Secunda Leopoldina (19 марта 1701). Его положения должны были пересмотреть программу предоставления прав и концессий Румынской греко-католической Церкви в Трансильвании. Так, согласно 3-му пункту, не только священники-униаты, но и крестьяне при переходе в унию «должны быть немедленно инкорпорированы в католическое сословие, пользующееся благами государства, поставлены под покров законодательства, не просто терпимые, как было до сих пор, а равные, как и остальные сыновья родины» (Nilles. 1885. Vol. 1. P. 296). Secunda Leopoldina была гос. реформой, поскольку предписывала включение большего количества новых граждан в состав католич. сословия, что должно было изменить соотношение сил между нациями и вероисповеданиями в Трансильвании. Этот закон гарантировал изменения в гражданском статусе румын и одновременно заложил догматический фундамент унии. Осознание церковной унии на теологическом уровне предстояло достичь и укрепить через принятие румын. церковной иерархией 4 догматических положений: главенства папы, догмата о Filioque, догмата об использовании на Евхаристии бездрожжевого хлеба и о Чистилище. С т. зр. Рима, признание этих 4 принципов при соблюдении вост. литургической богослужебной традиции обеспечивало восстановление изначального единства христ. Церкви. Это не считалось обращением румын в др. вероисповедание, как это произошло бы в случае их присоединения к любой из конфессий, ведущей истоки от протестантизма XVI в., что регламентировал 11-й пункт документа: «И поскольку румыны греческой веры не оставят ни знака Святого Креста, ни культа Божией Матери, ни веры в Святую Троицу, ясно, что они не смогут объединиться ни с кальвинистами, ни с лютеранами, ни с унитарианцами, так как одно дело - объединиться с каким-либо вероисповеданием, а другое - получить его покровительство» (Ibid. Р. 299). Кроме того, согласно грамоте Леопольда I от 1701 г., своеобразие в теологическом плане греко-католич. вероисповедания по отношению к Православию должно было быть обеспечено исключением катехизисов, принятых, в частности, под влиянием кальвинизма, освобождением публикуемой богослужебной лит-ры от положений, направленных против унии (пункт 4), каноническим подчинением епископа и клира греч. вероисповедания архиепископу Стригонскому (пункт 5), прекращением общения с господарем Валашского княжества, традиц. покровителем правосл. митрополии в Трансильвании, а также с вост. патриархами и некатолическими, в частности протестантскими, епископами (пункт 6). Для догматического и канонического контроля за этой новой религ. идентичностью в пунктах 5 и 7 было оговорено создание функции auditor causarum generalis (лицо, рассматривающее вопросы общего или догматического характера с т. зр. канонического права), выполнение к-рой было доверено теологам-иезуитам. По представлениям кард. Л. К. фон Колонича, прикрепление к греко-католич. епископату канонического теолога для предоставления консультаций по Свящ. Писанию и каноническому праву соответствовало положениям IV Латеранского (1215) и Тридентского (XVI в.) Соборов, принятым в отношении лат. епископов.

Secunda Leopoldina стала юридическим документом, на основе которого М.-К. пытался реализовать свой план укрепления униат. румын. Церкви в политической и конфессиональной системе монархии Габсбургов. Возглавив епископию в нач. 30-х гг. XVIII в., он осознал состояние неопределенности Румынской греко-католической Церкви, к-рая под упр. митр. Афанасия (Ангела), а затем Йоана Джурджу Патаки так и не стала ни национальной, ни католической. Такое положение было обусловлено в первую очередь сдержанностью со стороны православных иерархов в принятии 4 католич. догматов. Кроме того, оказывалось сопротивление иезуитскому контролю за униат. Церковью при помощи поставленного при униат. Церкви теолога; существование подобного института воспринималось как угроза латинизации и даже растворения униат. Церкви в католич. церковной системе. Вместе с тем можно констатировать, что в течение 30 лет после провозглашения унии австр. императорам так и не удалось осуществить реальную интеграцию румын в социально-политическую систему Трансильвании.

Свое прагматическое видение реорганизации церковной жизни румын, согласно предписаниям актов имп. Леопольда I, М.-К. представил в 24 записках и петициях, переданных имп. Карлу VI и имп. Марии Терезии в 1732-1744 гг. Петиции М.-К. позволяют рассмотреть его истинную политическую программу, к-рая обосновывала согласно естественному праву существование самостоятельной валашской нации, имеющей право полноценно участвовать в политической жизни империи. Вместе с тем М.-К. апеллировал к исходным правам румын, принимал во внимание большую численность румын. населения в империи, вклад румын в финансовую поддержку гос-ва, приверженность католицизму и подчеркивал, что среди румын много образованных людей. Концепцию нации в политическом и адм. смысле он использовал, как это было характерно для его эпохи, двояко, без разграничений: он трактовал понятие нации, с одной стороны, с т. зр. средневек. права, как социальной группы, отличающейся от других наличием нек-рых привилегий; с другой стороны, в духе Нового времени - как общность людей, имеющую общий язык, религию и традиции.

Настойчивость, с которой М.-К. выдвигал эти политические требования в течение долгих лет, вызвала активную оппозицию представителей др. наций, представленных в трансильванском сословном собрании (венгров, саксов, секеев). В 1744 г. М.-К. предстал перед следственной комиссией в Вене. Страх перед арестом и отстранение от выполнения обязанностей вынудили его выехать в Рим, где после долгих переговоров он под давлением Римской курии в конце концов оставил свой пост (7 мая 1751) и принял от австр. канцлера В. А. Кауница-Ритберга пожизненную пенсию.

В Риме М.-К. жил в резиденции монахов-базилиан (русин-униатов из Польши) при ц. Ла-Мадонна-дель-Пасколо. Он неоднократно обращался к властям с просьбой дать ему разрешение вернуться в Трансильванию. После кончины еп. Фэгэрашского, примаса Румынской греко-католической Церкви Петру Павла Арона (1764), он по предложению прот. Авраама Дэяну и др. сторонников претендовал на эту кафедру, но Венский двор каждый раз отвечал отказом.

Труды

Первые лит. опыты М.-К. были связаны с каноническим правом, прежде всего католическим. В начале рим. периода жизни, между 1745-1748 гг., он составил на румынском языке Архиератикон (лат. аналог: Pontificale Romanum). М.-К. был, по-видимому, знаком с 1-м Архиератиконом, изданным в Париже в 1643 г. усилиями французского епископа-теолога Исаака Абера (Liber pontificalis Ecclesiae Graecae). Это издание выполняло прежде всего функцию энциклопедии и было использовано при подготовке греч. Архиератикона, изданного в Венеции в 1679 г. и ставшего образцом для нек-рых румын. Архиератиконов XVIII в. Венецианский Архиератикон, так же как и французский, содержал 3 литургии - свт. Иоанна Златоуста, свт. Василия Великого и свт. Григория Двоеслова, а также архиерейское последование богослужения, включая молитвы и тропари. При составлении собственной книги М.-К. использовал и др. источники: слав. Архиератикон, греко-лат. издание Евхология французского доминиканца и эллиниста Ж. Гоара (Euchologion sive rituale graecorum complectens ritus et ordines Divinae liturgiae. P., 1647) и экзегетическое произведение греческого ученого, библиотекаря Ватикана Льва Алляция «Graeciae orthodoxae scriptores tomi duo» (R., 1652, 1659).

В 1753 г. М.-К. скопировал антологию лат. стихов «Illustrium poetarum flores» (Цветы прославленных поэтов), составленную с дидактической целью диаконом ц. св. Августина в Латеране августинцем Оттавиано Мирандолой (1453-1505), и внес в нее некоторые изменения. Оригинальное собрание включало поэтические произведения 22 лат. авторов, от Публия Вергилия Марона до Авзония, из их числа М.-К. исключил Сенеку, но добавил незначительные фрагменты из сочинений Тита Макция Плавта и Публия Теренция Афра. Используя др. неустановленные источники, он включил в рукопись также сочинения «De utilitate Graecae linguae» (О преимуществе греческого языка) и «Carmina unius Iesuitae» (Песнопения одного иезуита), а также творения свт. Григория Богослова и произведения франц. иезуита П. Г. Антуана «Theologia moralis universa» (Общее универсальное богословие). Др. рукопись философского содержания, «Liber definitionum» (Книга определений), была отредактирована М.-К. в 1762 г. (не сохр.; в 1869 находилась в б-ке диакона униат. Фэгэрашской епископии Йоана Антонелли).

Соч.: Arhieraticon / Ed. după originalul manuscris: I. Chindriş, F. Nuţiu. Bucur., 2000.
Пер.: Carte de înţelepciune latină: Illustrium poetarum flores (Florile poeţilor iluştri) / Ed. F. Firan, B. Hâncu. Bucur., 1992.
Ист.: Nilles N. Symbolae ad illustrandum historiam Ecclesiae Orientalis in terris coronae sancti Stephani. Oeniponte, 1885. Vol. 1. P. 291-306; Vol. 2. P. 497-604; Corespondenţa din exil a ep. Inochentie Micu Klein, 1746-1768 / Ed. Z. Pâclişanu. Bucur., 1924; Românii în arhivele Romei: Secolul XVIII / Ed. I. Dumitriu-Snagov. Bucur., 1973; Ein siebenbürgischer Bischof im römischen Exil: Inochentie Micu Klein (1745-1768): Stud. und unveröffentlichte Dokumente / Ed. F. Pall. Köln, 1991; Inochentie Micu-Klein: Exilul la Roma 1745-1768 / Ed. F. Pall. Cluj-Napoca, 1997. 2 vol.; Despre Biserica Românilor din Transilvania: Documente externe (1744-1754) / Ed. L. Stanciu etc. Cluj-Napoca, 2009.
Лит.:Bunea A. Din istoria românilor: Episcopul Ioan Inocenţiu Klein (1728-1751). Blaj, 1900; Pâclişanu Z. Din istoria bisericească a românilor Ardeleni: «Teologul» vlădicilor uniţi, 1700-1773 // Analele Academiei Române. Memoriile Secţiunii Istorice. Ser. 3. Bucur., 1923. Vol. 1. P. 147-175; idem. Istoria Bisericii Române Unite: Part. 2 (1752-1783) // Perspective. Münch., 1993. An. 14/16. N 53/60. P. 10-197; Part. 1 (1697-1751) // Ibid. 1995. An. 17. N 65/68. P. 1-388; Wessely K. A doua Dilpomă Leopoldină // Analele Academiei Române: Memoriile Secţiunii Istorice. Ser. 3. 1938. Vol. 20. P. 271-288; Tóth Z. I. Az erdélyi román nacionalizmus első százada, 1697-1792. Bdpst, 1946; Gill J. The Council of Florence. Camb., 1959; idem. The Definition of the Primacy of the Pope in the Council of Florence // The Heythrop Journal. L., 1961. Vol. 2/1. P. 14-29; Bărbat V. L'institution de l'office du «théologien» dans l'Église Roumaine unie // OCP. 1963. Vol. 29. P. 156-200; Pall F. Formaţia şcolară a lui Inochentie Micu Klein // Apulum. Alba Julia, 1981. Vol. 19. P. 229-238; idem. Inochentie Micu Klein, deschizător al luptei de emancipare naţională a românilor transilvăneni: Câteva îndreptări şi întregiri // Ibid. 1982. Vol. 20. P. 193-205; idem. Cele dintâi acţiuni ale lui Inochentie Micu Klein în exilul său din Roma, în 1745 // Ibid. 1983. Vol. 21. P. 207-230; idem. Noi acţiuni ale lui Inochentie Micu Klein pentru revenirea în patrie din exil în 1746 // Ibid. 1985. Vol. 22. P. 145-159; idem. Conflictul lui Inochentie Micu-Klein cu Petru Aaron: Promulgarea excomunicării lui Aaron şi revocarea ei, în 1747-1748 // Ibid. 1989. Vo. 25. P. 311-331; idem. Inochentie Micu-Klein şi cancelarul Kaunitz // Ibid. 1989. Vol. 26. P. 389-404; Hitchins K. The Idea of Nation: The Romanians of Transylvania, 1691-1849. Bucur., 1985. P. 41-56; eadem. The Idea of Nation among the Romanians of Transylvania, 1700-1849 // Nation and National Ideology: Past, Present and Prospects. Bucur., 2002. P. 78-109; Mihăilă I. Au seuil des Lumières dans la culture roumaine // Transactions of the 9-th International Congress on the Enlightenment: Actes du IXe Congrès des Lumières. Oxf., 1996. Vol. 1. Pars 1. P. 259-262; eadem. Un évêque roumain en Transylvanie: Ioan Inocenţiu Micu-Klein // Revista de istorie şi teorie literară. Ser. noua. Bucur., 2008. An. 2. N 1/2. P. 195-208; eadem. File din istoria unui manuscris: «Illustrium poetarum flores» de Ioan Inocenţiu Micu-Klein // Eadem. Cultura română, cultura europeană. Bucur., 2015. P. 57-74; Suttner E. Ch. Die Anfänge und das Durchsetzen der Siebenbürgener Kirchenunion sowie die Widerstände gegen sie (von der Eroberung Siebenbürgens durch Österreich bis zum Jahr 1761) // Annales Universitatis Apulensis. Ser. Historica. 2002. Vol. 6. N 2. P. 11-28; idem. Das Abrücken von der Ekklesiologie des Florentiner Konzils bei der Ruthenischen Union von 1595/96 und bei der Rumänischen Union von 1701 // Ibid. 2005. Vol. 9. N 2. P. 135-145; idem. Staaten und Kirchen in der Völkerwelt des Östlichen Europa: Entwicklungen der Neuzeit. Fribourg, 2007. P. 372-411; Shore P. Jesuits and the Politics of Religious Pluralism in XVIII cent. Transylvania: Culture, Politics and Religion, 1693-1773. [R., 2007]. P. 27-54; Câmpeanu R. Elitele româneşti din Transilvania veacului al XVIII-lea. [Cluj-Napoca], 20082. P. 140-158; Nedici R. Formarea identităţii confesionale greco-catolice în Transilvania veacului al XVIII-lea: Biserică şi comunitate. Bucur., 2013; Prodan D. Supplex Libellus Valachorum: Din istoria formării naţiunii române. Bucur., 2013. P. 180-236; Olar O. Intrigi politice, strategii de ascensiune socială şi genealogii fabuloase: Episcopul Inochentie Micu, cavaler şi prefect suprem pentru Dacia al ordinului «Constantinian» al Sf. Gheorghe // Apulum. 2014. Vol. 51. P. 129-161.
М. Антон