Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

МЕФОДИЕВ ПЕШНОШСКИЙ (ПЕСНОШСКИЙ) ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ
Т. 45, С. 85-92 опубликовано: 12 июля 2021г.


МЕФОДИЕВ ПЕШНОШСКИЙ (ПЕСНОШСКИЙ) ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ

Мефодиев Пешношский во имя свт. Николая Чудотворца мон-рь. Фотография. 2015 г.
Мефодиев Пешношский во имя свт. Николая Чудотворца мон-рь. Фотография. 2015 г.

Мефодиев Пешношский во имя свт. Николая Чудотворца мон-рь. Фотография. 2015 г.

(Московской епархии), находится в пос. Луговом Дмитровского р-на Московской обл.

XIV-XVI вв.

Основан прп. Мефодием Пешношским. Достоверные даты рождения и кончины прп. Мефодия неизвестны; основание М. П. м. датируется по-разному - от 1361 г. до 1-й трети XV в. (Будовниц. 1966. С. 100, 154; Клосс. 1998. С. 61; Попов. 2000; Он же. 2007. С. 220). Указание на 1361 г. появляется лишь в кон. XVIII в.: эта дата была внесена в древнейший список службы прп. Мефодию (ок. 1697), составителем канона в к-рой значится инок Мисаил.

Свт. Николай Чудотворец и прп. Мефодий Пешношский с видом Мефодиева Пешношского мон-ря. Икона. Кон. XIX в. (частное собрание)
Свт. Николай Чудотворец и прп. Мефодий Пешношский с видом Мефодиева Пешношского мон-ря. Икона. Кон. XIX в. (частное собрание)

Свт. Николай Чудотворец и прп. Мефодий Пешношский с видом Мефодиева Пешношского мон-ря. Икона. Кон. XIX в. (частное собрание)

В 1468 г. впервые упоминается настоятель М. П. м. игум. Иоаким (Строев. Списки иерархов. № 27. Стб. 216). Однако в ранних источниках основание мон-ря напрямую не соотносилось с деятельностью прп. Мефодия. По наблюдениям Г. В. Попова, в пользу основания обители в 1-й пол. XV в. косвенно свидетельствует датировка происходящей из мон-ря единственной древней деисусной поясной иконы св. Иоанна Предтечи, авторство к-рой принадлежит одному из учеников прп. Андрея Рублёва. Время создания этого образа дискуссионно. В. Н. Лазарев датировал икону 2-й четв. XV в. (Лазарев. 1980. С. 9), а Попов - 1-й пол. XV в. (Попов. 2007). Однако она могла оказаться в М. П. м. и позже предполагаемых дат (напр., в качестве вклада). Более точным свидетельством времени основания М. П. м. является иммунитетная грамота царя Иоанна IV Васильевича Грозного от 28 апр. 1547 г., выданная монастырским властям. В этом документе отмечены прежние пожалования рус. князей в пользу монастыря, начиная с дмитровского кн. Петра Дмитриевича (время правления 1399 (1401/02)-1427). Это был один из младших сыновей Владимирского, Московского и Новгородского св. блгв. вел. кн. Димитрия Иоанновича Донского и св. блгв. вел. кнг. Евдокии Димитриевны. Крестник прп. Сергия Радонежского пожаловал М. П. м. села Ивановское, Бестужево, Новоселки, Поповское, Александровское, Нестеровское, Белавино и Говейново вместе с деревнями и угодьями (Будовниц. 1966. С. 154). Поскольку Дмитров и его округ сильно пострадали во время набега темника Едигея в дек. 1408 г., пожалование кн. Петра Дмитриевича скорее всего состоялось после 1409 г., вероятно в 1417-1427 гг., когда Сев.-Вост. Русь пострадала от эпидемий и мора. Связь князя со сподвижниками прп. Сергия Радонежского неслучайна. Известны пожертвования кн. Петра Дмитриевича и его жены в пользу Троице-Сергиева и московского в честь Богоявления мужских монастырей, имеются также сведения об общении прп. Кирилла Белозерского и правителя Дмитровского удела. В свете этого поддержка кн. Петром Дмитриевичем на территории своего княжения новой обители представляется закономерной. По предположению Попова, «выбор духовного наставника из числа учеников радонежского игумена вообще выглядит вполне устойчивым для князей московского дома в конце XIV и начале XV в.» (Попов. 2007. С. 221). Поэтому время основания прп. Мефодием М. П. м. можно отнести не к посл. трети XIV в., а к самому кон. XIV - 1-й четв. XV в.

Согласно позднему преданию, записанному в нач. XIX в. К. Ф. Калайдовичем, прп. Мефодий по благословению прп. Сергия поселился в пустынном месте в дубовом лесу, окруженном болотами, за р. Яхромой. Здесь он построил келью. Когда собралась братия, по совету своего наставника прп. Мефодий переселился на более удобное место, к устью реки. По преданию, преподобный сам носил («пеш нося») бревна для постройки мон-ря через реку, названную с тех пор Пешноша. Иногда преподобный уходил для уединенной молитвы в часовню св. прор. Иоанна Предтечи, расположенную на расстоянии 2 верст от обители. В XVII в. появились утверждения, что прп. Сергий посетил М. П. м. в 1382 г., однако ни в одной из редакций его Жития, написанного преподобными Епифанием Премудрым и Пахомием Логофетом (Сербом), это событие не было отмечено.

Между 22 февр. 1522 г. и 25 авг. 1530 г. дворянин В. И. Пересветов, посол удельного кн. Юрия (Георгия) Ивановича, был отправлен на переговоры из Дмитрова в Москву. Речь на них шла о подтверждении прежних жалованных грамот и сохранении размеров митрополичьих даней и пошлин, к-рые пересылались из М. П. м. Московскому митр. Даниилу. Последний потребовал от местного келаря и братии обители «грамот жаловалных прежних митрополитов», к-рые они ему «не являли» (АИ. Т. 1. № 129. С. 191; РФА. 1987. Ч. 3. № 142. С. 519-520. Л. 427 об.- 428 об.; Попов. 1973. С. 103-104 [в 1522 г.]). Учитывая время правления в Дмитрове кн. Петра, можно полагать, что наиболее ранняя из митрополичьих жалованных грамот властям М. П. м. относилась к периоду архиерейства Киевского митр. Фотия.

Помимо кн. Петра Дмитриевича М. П. м. покровительствовали дмитровские князья Юрий (Георгий) Васильевич и его племянник Юрий (Георгий) Иванович. К 1547 г. кроме указанных сел за М. П. м. числились монастырские купли с. Широбахшино, сельцо Васильково с деревнями и меновные деревни в Лутосне, расположенные в Каменском стане, сельцо Базарово и сельцо Шилково Вышегородского стана Дмитровского у., а также сельцо Яхромское с деревнями в Дубенском стане Кашинского у. При этом общая пашня в этих монастырских владениях достигала 11 сох (Будовниц. 1966. С. 154-155). Характерно, что в сер. XVI в. земельные владения монастыря находились на территории Дмитровского и Каширского уездов, т. е. на землях княжества Юрия Ивановича. Вероятно, тогда же М. П. м. получил право сбора таможенных пошлин в Дмитрове, и эти средства позволили приступить к строительству в мон-ре каменного собора. Но в 1549 г. М. П. м. лишился права собирать таможенные пошлины в Дмитрове и с. Кимре (ныне г. Кимры Тверской обл.).

В 1-й четв. XVI в. в М. П. м. был возведен Никольский собор, что положило начало каменному строительству в обители (Подъяпольская. 1999. С. 175-176). В конце авг. 1578 г. мимо М. П. м. проехало дат. посольство во главе с Якобом Ульфельдтом. Он утверждал, что его спутники «по дороге видели монастырь св. Николая, отлично построенный из камня наподобие крепости» (Ульфельдт Я. Путешествие в Россию. М., 2002).

Из грамоты митр. Московского свт. Феодосия (Бывальцева) следует, что в 1461-1464 гг. в М. П. м., власти к-рого состояли с ним в переписке, действовал общежительный устав (АИ. Т. 1. № 276. С. 508). В кон. XV - 1-й пол. XVI в. М. П. м. считался обителью, братия к-рой была духовно близка к идеям прп. Иосифа Волоцкого. Настоятели М. П. м. тесным образом были связаны с московским Симоновым в честь Успения Пресвятой Богородицы и Саввиным Сторожевским в честь Рождества Пресвятой Богородицы мон-рями; игумены М. П. м. нередко занимали архиерейские кафедры. В нач. XVI в. настоятелем обители был игум. Вассиан II (Санин), буд. архиепископ Ростовский, а затем постриженики Иосифова Волоколамского мон-ря: после июня 1511 г.- игум. Вассиан (Топорков), с кон. 20-х гг. XVI в.- Гурий (Черлёного Заболоцкий ; до 16 марта 1539; буд. епископ Смоленский), Трифон (Ступишин; 1542-1544; буд. епископ Полоцкий) и св. Варсонофий (1543-1555; буд. епископ Тверской). 6 февр. 1539 г., во время настоятельства игум. Гурия, обитель получила от вел. кн. Иоанна IV ружную грамоту.

В сер.- 2-й пол. XVI в. в связи с ослаблением влияния при царском дворе иосифлян понизился и статус М. П. м. Так, несмотря на льготную грамоту 1547 г., уже в 1548 г. царь Иоанн IV Васильевич обязал власти М. П. м. платить в государеву казну ямские деньги. 4 июня 1549 г. по новому царскому указу обитель лишилась права беспошлинной торговли в Дмитрове, Кимрах и Рогачёве (РИБ. Т. 32. № 172. Стб. 295; Зимин. 1960. С. 333). В мае 1553 г. по пути в Кириллов Белозерский в честь Успения Пресвятой Богородицы мужской монастырь царь Иоанн IV Васильевич посетил М. П. м., беседовал с племянником прп. Иосифа Волоцкого бывш. Коломенским еп. Вассианом (Топорковым), находившимся здесь на покое. Согласно версии боярина кн. А. М. Курбского, этот иосифлянин убеждал царя: «...аще хощеши самодержец быти, не держи собе советника ни единаго мудреишаго собя, понеже сам еси всех лутчши» (РИБ. Т. 31. Стб. 212). Удовлетворенный ответом царь вскоре пожаловал властям М. П. м. на содержание крупное с. Суходол с 25 деревнями. 10 марта 1555 г. от старицкого кн. Владимира Андреевича мон-рь получил льготную грамоту на право беспошлинной покупки соли в с. Кимре (Зимин. 1960. С. 417).

Возможно, др. причиной упадка авторитета М. П. м. стало снижение дисциплины и нарушение монастырского устава богатыми вкладчиками и пострижениками. В 1578 г., критикуя внутренние порядки в Кирилловом Белозерском мон-ре, царь Иоанн IV Васильевич заметил, что здесь «ныне, грех ради наших, хуже и Песноши, как дотудова Песношь бывала» (АИ. Т. 1. № 204. С. 382).

А. В. Кузьмин

XVII-XXI вв.

Никольский собор. 1-я четв. XVI в. Фотография. 2015 г.
Никольский собор. 1-я четв. XVI в. Фотография. 2015 г.

Никольский собор. 1-я четв. XVI в. Фотография. 2015 г.

В Смутное время М. П. м. был разорен отрядами польско-литов. интервентов. По преданию XIX в., до 1612 г. мощи прп. Мефодия были «на вскрытии», но из-за угрозы осквернения их поместили под спудом (Руднев. 1895. С. 10; Славацкий. 2010. С. 34), а в 1623 г. они находились в деревянной часовне. В 1805-1806 гг., во время строительных работ, были найдены надгробия с высеченными именами замученных в Смутное время насельников: 2 иеромонахов, 2 священников, иеродиакона, 6 схимонахов и 7 монахов. К 1617 г., при игум. Ионе, в обители возобновились богослужения. В 1620 г. царь Михаил Феодорович выдал строителю (1620-1633) Нектарию (Вязмитину) грамоту, к-рой разрешал выплачивать ругу не из Москвы, как прежде, а из пошлинных денег с. Рогачёва. Согласно описи 1623 г., на территории М. П. м. находились собор свт. Николая Чудотворца с приделом свт. Леонтия Ростовского и папертью, Сретенская ц. с трапезной и 2 келарскими палатками, колокольня с Богоявленской ц., ограда, «палатка» над могилой еп. Гурия (Заболоцкого), игуменская и 7 монашеских келий, дом привратника, 2 поварни, квасоварня, погреб, ледник и другие подсобные помещения. В 1653 г., при игум. Тихоне, царь Алексей Михайлович прислал в Никольский собор напрестольное Евангелие. В записи на титульном листе царь именовал Пешношу «Царским богомольем» (Калайдович. 1866. С. 40). В царской грамоте 1648 г. упоминаются «отличные вкладчики» В. Ртищев, а также бывший енисейский воевода Н. Л. Верёвкин († 1676), который пожертвовал обители неск. деревень и принял в ней постриг с именем Нифонт. В 1676 г. мон-рь у стольника И. Я. Колычева приобрел двор в Москве для устроения подворья. В кон. XVII в. часть доходов монастыря шла на содержание Славяно-греко-латинской академии.

11 апр. 1700 г. решением Синода и 30 мая того же года указом царя Петра I М. П. м. был приписан к Троице-Сергиеву мон-рю, к-рый назначал для управления обителью строителей. По наказу Большого дворца 11 мая того же года в М. П. м. прибыли подьячий В. Абросимов с троицким иером. Исаией (Даниловским) и со слугой Г. Приклонским. Они составили опись храмов, ризницы, б-ки и хозяйственных построек. Среди владений мон-ря упомянуты 3 мельницы на реках Пешноше, Сестре и Рогачёвке. В одном из помещений обнаружили 10 карабинов, 8 ружей, 4 пищали, 6 пистолетов, 2 сабли и 2 чугунные пушки на станках, оставшиеся, вероятно, после литов. нашествия. Монастырскую казну (1900 р.) запечатали и вывезли в Москву, оставив мон-рю 28 р. 19 алтын и 3 деньги. 26 февр. 1729 г. троицкие архим. Варлаам (Высоцкий), келарь мон. Иосиф (Бурцев) и казначей Нектарий (Титов) сообщили в Синод, что крестьяне М. П. м. «упрямством своим не платят денежный погодный оброк... уже два года» (ОДДС. Т. 8. № 125. С. 120).

Строитель (1730-1734) Август (Старков) безуспешно ходатайствовал о возвращении мон-рю самостоятельного статуса. В это время в обители, а также рядом с ней, в лесной пещере, подвизался постриженик Троице-Сергиевого монастыря блж. мон. Иона († кон. 1737), пользовавшийся уважением троицкого архим. Варлаама (Высоцкого) (в 1877 на месте подвигов мон. Ионы, в лесу, была устроена часовня). В 1732 г. в М. П. м., вероятно над погребением прп. Мефодия, была построена ц. во имя прп. Сергия Радонежского, в к-рой была поставлена рака. В описи, направленной в 1764 г. в Эконом-Коллегию, строитель Филимон сообщал: «...при раке его ж преподобнаго Мефодия посох деревянный черный, с железным копием» (Калайдович. 1866. С. 15).

В 1745 г. решением Собора Троице-Сергиевой лавры М. П. м. обязывался ежегодно отправлять на содержание Ново-Сергиевой Троицкой пуст. (см. Санкт-Петербургская Троице-Сергиева мужская пустынь) хлебные запасы, муку, гречневую крупу, овес, горох и проч. К сер. XVIII в. обитель пришла в упадок, богослужения совершал белый свящ. Степан Васильев из с. Говейнова. Престарелый иером. Иосиф (Москвитин) доносил троицкому архимандриту: «Имеюсь я именованный при означенном монастыре в отправлении священно-церковного служения без чреды и без диакона, всего один». 23 авг. 1755 г. строитель Иннокентий (Григорович) писал в Троице-Сергиеву лавру, что богослужения в М. П. м. не совершаются (Там же. С. 50). Согласно исповедным ведомостям 1761 г., в мон-ре проживали престарелые строитель, иеромонах, иеродиакон, 2 монаха и белый священник.

Колокольня. Ок. 1-й трети XVI в., 1793 г. Фотография. 2015 г.
Колокольня. Ок. 1-й трети XVI в., 1793 г. Фотография. 2015 г.

Колокольня. Ок. 1-й трети XVI в., 1793 г. Фотография. 2015 г.

30 марта 1764 г. М. П. м. перешел в ведение Переславской духовной консистории, а в кон. того же года упразднен, храмы стали приходскими. 8 дек. указом консистории церкви были «сданы» свящ. Иоанну Афанасьеву, а строитель (1762-1764) Филимон (Василевский) вернулся в Троице-Сергиеву лавру. Приходу были оставлены приписные деревни Васильево, Александрово, Копытово, Поздняково и Васнево.

В 1766 г. по инициативе помещика действительного статского советника ген.-майора М. И. Верёвкина (потомка мон. Нифонта (Верёвкина; † 1676)), при помощи купцов И. Сычёва и И. Толчёнова М. П. м. был возрожден, 14 июля еп. Сильвестр (Страгородский) назначил строителем эконома Переславского архиерейского дома иером. Иоанникия. В обитель прибыли бывш. насельники Иосифова Волоцкого монастыря. В 70-х гг. XVIII в. строители конфликтовали с крестьянами соседнего с. Рогачёва, самовольно вырубавшими монастырский лес и разорявшими покосы.

Возрождение М. П. м. связывают с деятельностью строителя (1781-1788) иером. Игнатия († 1796) и казначея (впосл. строителя) иером. Макария (Брюшкова; † 1811), бывш. насельников Покровской Островской в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы пустыни. Иером. Игнатий ввел в монастыре строгий общежительный устав, принесенный с Афона иером. Клеопой I, строителем Островской пуст., отремонтировал некоторые постройки, упорядочил монастырское хозяйство, урегулировал конфликты с соседними крестьянами, в 1782 г. упразднил, считая его «несвойственным монашеским занятиям», скотный двор (Там же. С. 62). При иером. Игнатии в М. П. м. поступил московский купец А. Г. Мокеев († 1792), оказывавший обители финансовую помощь и поддерживавший все начинания строителя. В 1786 г. на средства московского купца А. А. Медведкина вместо обветшавшей деревянной раки над гробом прп. Мефодия в Сергиевской ц. была поставлена деревянная позолоченная рака. Когда 20 марта 1788 г. иером. Игнатий был переведен настоятелем в тихвинский Большой в честь Успения Пресвятой Богородицы монастырь, мн. насельники последовали за ним. На Пешноше остались только 2 иеромонаха, иеродиакон и неск. иноков.

После упразднения Переславской епархии М. П. м. в 1788 г. перешел в ведение Московской епархии. В том же году по прошению братии обитель возглавил сподвижник о. Игнатия иером. Макарий (Брюшков). Вскоре тихвинский архим. Игнатий прислал в М. П. м. копию с чудотворной Тихвинской иконы Божией Матери в знак духовного преемства строителей-сподвижников.

Иером. Макарий состоял в переписке с прп. Паисием (Величковским), пользовался его наставлениями; получил в подарок от преподобного посох. В кон. 90-х гг. XVIII в. прп. Феофан (Соколов), игум. Кириллова Новоезерского в честь Воскресения Христова мужского монастыря, посетил М. П. м. и «испросил» у иером. Макария «пешношский чин» и неск. насельников для введения в своей обители общежития. В 1796 г. Московский и Коломенский митр. Платон (Левшин) поручил иером. Макарию «наблюдение» за Оптиной в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы пустынью. Он перевел в Оптину пуст. строителя иером. Иосифа, а в 1797 г.- постриженика М. П. м. строителя иером. Авраамия, установившего в Оптиной пустыни «новый порядок нестяжательной жизни». Авраамий подавал «в этом личный пример и требуя от братии точного исполнения своих распоряжений». Для восстановления пустыни иером. Макарий направил туда 12 пешношских насельников, в т. ч. и буд. иеросхим. Афанасия (Степанова). В 1796-1797 гг. митр. Платон поручал о. Макарию наблюдение за всеми церквами в Рогачёве, Ведерницах и Медведевой Богородице-Рождественской пуст. на берегу р. Сестры. В 1798 г. братия Давидовой в честь Вознесения Господня мужской пустыни попросила митр. Платона ввести общежительный устав и «все что на Пешноше». По поручению Московского митрополита иером. Макарий составил общежительный устав для московского в честь Сретения Владимирской иконы Божией Матери мужского монастыря. Более 20 учеников иером. Макария стали настоятелями др. монастырей, в т. ч. иером. Пахомий - Берлюковской во имя святителя Николая Чудотворца мужской пустыни.

При о. Макарии в М. П. м. были перестроены ветхие здания, возведены новые, над мощами прп. Мефодия сооружена позолоченная рака с высеченным на ней текстом тропаря и кондака преподобному. Обитель пользовалась неизменной поддержкой и покровительством Московского митр. Платона, к-рый после 1-го посещения ее в 1795 г. воскликнул: «Пешноша - в моей епархии вторая лавра!» 24 авг. 1800 г. митр. Платон распорядился «для почести Пешношския обители и в вознаграждение за устроение оныя обители и за введение доброго порядка строителю той обители, иеромонаху Макарию, благословляем носить в служении набедренник и ходить с посохом преподобного Мефодия Пешношского, не в пример будущим по нем строителям».

В 1800 г. указом Московской духовной консистории в М. П. м. из Высоковского мон-ря была переведена епархиальная больница; стали насельниками М. П. м. 5 монашествующих из этой обители. В 1801 г. по ходатайству архим. Макария штатное число монашествующих увеличилось до 30. С того же года устав, к-рый привез с Афона старец Клеопа, был официально введен на Пешноше «в полном составе»: полагалось совершение 2 литургий, ведение синодиков, неусыпное чтение Псалтири, чтение вечернего правила с «умной молитвой» и поклонами.

9 авг. 1806 г. о. Макарий был возведен в сан архимандрита и назначен настоятелем одновременно и дмитровского во имя святых князей Бориса и Глеба мужского монастыря. С того же года наместником М. П. м. являлся иером. Иаков.

В 1812 г., при строителе (1811-1819) иером. Пахомии (Волкове; † 1835), монастырь избежал разорения со стороны французских войск; основные реликвии были эвакуированы в с. Кимра Тверской губ. В обители оставались только престарелые насельники, готовые принять мученическую кончину; богослужения не прекращались, но совершались без колокольного звона. В 1815-1816 гг. в юж. братском корпусе М. П. м. на положении послушника проживал археограф и историк Калайдович. При помощи монастырского письмоводителя о. Мефодия он составил историческое и топографическое описание обители (1837). В 20-х гг. XIX в. в мон-ре был издан сборник сказаний о чудесах Божией Матери «Зерцало Богородицы».

Церковь свт. Димитрия Ростовского с больничным корпусом. 1811–1829 гг. Фотография. 2015 г.
Церковь свт. Димитрия Ростовского с больничным корпусом. 1811–1829 гг. Фотография. 2015 г.

Церковь свт. Димитрия Ростовского с больничным корпусом. 1811–1829 гг. Фотография. 2015 г.

Иером. Максим (Погудкин; † 1850), управлявший М. П. м. в 1819-1836 гг., почитается как подвижник благочестия. Отец Максим стяжал дар прозорливости, его настолько почитали местные крестьяне, что «запрещали своим детям петь песни вблизи монастыря, боясь хоть чем-то оскорбить настоятеля». Иером. Максим состоял в переписке с прп. Львом (Наголкиным) Оптинским; он пользовался глубоким уважением митр. Московского и Коломенского свт. Филарета (Дроздова). При нем число братии М. П. м. увеличилось до 135. Среди учеников иером. Максима - настоятели Берлюковской, Давидовой пустыней, Стефанова Махрищского во имя Святой Троицы монастыря. По прошению строителя Максима 5 июня 1836 г. свт. Филарет запретил торговлю вином в «заведении», построенном у ограды М. П. м., «тем более неприличном, что при монастыре нет никакого селения» (Летопись жизни и служения свт. Филарета (Дроздова). 2012. Т. 3. С. 230).

В 1836 г. свт. Филарет писал, что иером. Максим «по неоднократной и настоятельной просьбе от должности строителя увольняется с благодарностью за понесенное им служение и с тем, чтобы преемник с вниманием доставлял старцу мирное пребывание» в обители. 31 авг. того же года М. П. м. возглавил игум. (с 1851 архимандрит) Сергий († 1857), бывш. настоятель московского Сретенского мон-ря. В 1848 г. митр. Филарет поручил благочинному, наместнику Троице-Сергиевой лавры архим. прп. Антонию (Медведеву), отобрать неск. пешношских насельников для перевода в Оршин в честь Вознесения Господня монастырь и устроения там общежития. Однако братия М. П. м. отказалась покидать родную обитель, даже рискуя навлечь на себя гнев святителя (Там же. 2015. Т. 5. С. 239). В 1854 г. неск. монахов М. П. м. направились для введения общежития в Чуркинскую пуст. (см. Чуркинский Высокогорский в честь Успения Пресвятой Богородицы и святителя Николая Чудотворца мужской монастырь).

В мае 1857 г. М. П. м. возглавил иером. Мефодий († 1869), ученик и келейник архим. Макария (Брюшкова), возведенный 30 дек. 1862 г. в сан архимандрита. Обитель неоднократно посещали свт. Филарет (Дроздов), свт. Иннокентий (Вениаминов), викарий Московской епархии еп. Дмитровский сщмч. Серафим (Звездинский). Среди лиц, погребенных в М. П. м., известны благотворитель мон. Нифонт (Верёвкин; † 1676), кн. А. И. Шаховской (1690-1737), боевой генерал кн. М. П. Волконский (1755-1805), директор С.-Петербургского дворянского банка кн. И. А. Вяземский (1722-1798), надворный советник барон С. С. Тухачевский († 1800), дмитровские помещики А. П. Юшков († 1804), городничий И. М. Квашнин († 1800) и др. В обители находились родовые усыпальницы Дмитриевых-Мамонтовых, Апраксиных, князей Засецких, Ржевских, Вельяминовых.

В кон. XIX в. в М. П. м. была открыта школа-приют на 15 сирот, для к-рой в 1901 г. выстроили отдельное здание. В 1902 г. в мон-ре проведен водопровод. К обители была приписана деревянная Мефодиева часовня, поставленная в лесу на месте предполагаемого первоначального поселения основателя. Ежегодно 14 июня к ней совершался крестный ход из М. П. м. В 2 верстах от мон-ря находилась часовня св. Иоанна Предтечи, крестный ход к к-рой совершался 24 июня. Для братии, стремившейся к «особенному уединению», в 2 верстах от М. П. м., в лесу, в 1793 г. иеромонахами Самуилом, Дорофеем и Иосифом была устроена пустынь с 2 кельями, плетневой оградой, прудом, садом, огородом. В 12 верстах от М. П. м., на берегу р. Сестры, стояла мукомольная «о 6 поставах» мельница (Калайдович. 1866. С. 22-23).

Церковь прп. Сергия Радонежского. Рубеж XIX и XX вв. Фотография. 2014 г.
Церковь прп. Сергия Радонежского. Рубеж XIX и XX вв. Фотография. 2014 г.

Церковь прп. Сергия Радонежского. Рубеж XIX и XX вв. Фотография. 2014 г.

В 1906 г. М. П. м. посетил поэт А. А. Блок с супругой. В 1913 г. в обители проживали 150 насельников. Ок. 1914 г. в М. П. м. перевели братию из дмитровского Борисоглебского мон-ря.

После 1917 г. в М. П. м. располагался филиал Дмитровского краеведческого музея. Монашеская община во главе со схиархим. Онуфрием († 1922) продолжала проживать в кельях, затем зарегистрировалась как сельскохозяйственная артель, которую возглавил игум. Варнава (схиигум. Мефодий), ученик схиархим. Онуфрия. К 1928 г. артель и филиал музея были упразднены, на территории обители устроен дом инвалидов Мособлсобеса. Директор музея Дмитровского края К. А. Соловьёв и его сотрудники попытались спасти обитель от разграбления, но в 1933 г. были репрессированы (Елизарова-Соловьёва Н. А. Восп. М., 2005. С. 125-175). Среди насельников М. П. м., пострадавших в 30-х гг. XX в.,- преподобномученики игум. Иоасаф (Шахов), иеромонахи Герасим (Мочалов), Николай (Салтыков), Аристарх (Заглодин-Кокорев), а также расстрелянные в 1931 г. Анастасий (Павлов) и Пахомий (Слепнёв), 27 нояб. 1937 г.- Варсонофий (Будкин), после 21 марта 1938 г.- мон. Герман (Смирнов), сосланный в Казахстан в 1932 г. иеродиак. Парфений (Никитин), свящ. Петр Максимович Крымов и др.

С 1966 г. на территории М. П. м. находился психоневрологический интернат № 3, подчиненный Департаменту социальной защиты населения Москвы. В 60-70-х гг. XX в. часть храмов и др. построек М. П. м. была отреставрирована под рук. Н. И. Иванова. В 1975 г. впервые был поднят вопрос о выводе из историко-архитектурного комплекса мон-ря находившегося на его территории медицинского учреждения.

21 авг. 2007 г. решением Синода Сергиевская ц. пос. Лугового, располагавшаяся на месте закрытого монастыря, была преобразована в мужскую обитель, настоятелем стал игум. Никон (Головко). С 27 авг. 2008 г. М. П. м. возглавляет игум. Григорий (Клименко). В нояб.-дек. 2008 г. на территории обители проходили съемки кинофильма «Палата № 6» по одноименной повести А. П. Чехова (режиссер К. Г. Шахназаров). B 2013 г. пcиxoнeвpoлoгичecкий интepнaт был переведен в здaниe, построенное вне монастырских стен, a 24 aвг. 2014 г., пocлe реставрации, состоялось торжественное освящение всей территории обители.

К кон. 2016 г. в М. П. м. находятся список с чудотворной иконы Божией Матери «Прежде Рождества и по Рождестве Дева», оригинал которой с 1780 г. пребывал и почитался в обители (после 1917 утрачен), келейная икона свт. Николая Чудотворца, принадлежавшая еп. Серафиму (Звездинскому), образ вмц. Параскевы Пятницы (XVIII в.), иконы св. Матроны Московской и прп. Агапита Киево-Печерского с частицами мощей и др. В Дмитровском краеведческом музее хранится деревянный потир XIV в., по преданию принадлежавший прп. Мефодию Пешношскому. В ЦМиАР хранится происходивший из М. П. м. чудотворный образ св. Иоанна Предтечи (XV в.) работы одного из учеников прп. Андрея Рублёва.

Д. Б. Кочетов

Архитектурный ансамбль

Мефодиев Пешношский мон-рь. Литография. 1804 г.
Мефодиев Пешношский мон-рь. Литография. 1804 г.

Мефодиев Пешношский мон-рь. Литография. 1804 г.

в камне начал складываться после 1511 г., в период управления мон-рем игум. Вассиана (Топоркова), при материальной поддержке дмитровского кн. Юрия (Георгия) Ивановича. Древнейшим зданием М. П. м. является собор во имя свт. Николая Чудотворца, к-рый по типологии и стилистике декора датируется 1-й четв. XVI в. Крестово-купольный в плане, с килевидными очертаниями закомар и арок в основании барабана, он выстроен в традициях раннемосковского зодчества. Некогда собор мог иметь 2 главы, т. к. в юж. апсиде размещался придел с престолом во имя свт. Леонтия Ростовского. Ныне он имеет единственную главу с 8 щелевидными окнами и с шлемовидным покрытием. Собор напоминает древние храмы, построенные князьями московского правящего дома в кон. XIV - 1-й трети XV в., такие как Успенский собор на Городке в Звенигороде (1399) или Троицкий собор (1422) Троице-Сергиева монастыря. Возможно, в подражание этой традиции применены орнаментальные фризы из керамических плиток на фасадах четверика, апсид и на барабане; подобный бордюр применяли при декорации великокняжеского дворца в Московском Кремле (кон. XV - нач. XVI в.), порталов собора Чудова мон-ря (1501-1503). Узор этого бордюра В. П. Выголов считал самостоятельно развившимся на основе «фряжских» мотивов (Выголов. 1975. С. 311). Некогда с запада собор имел паперть, расширенную в 1683-1691 гг. и охватившую наос с 3 сторон. Над ней были возведены 4 малые главы, так что собор приобрел пятиглавие, к-рое приблизило его облик к дмитровскому Успенскому собору (1503-1510); оно зафиксировано на гравюре с видом обители (1732, мастер И. Ф. Зубов, Музей-заповедник «Дмитровский кремль»). В нач. XIX в. на месте старой паперти были возведены трапезная и крытые паперти, оформленные в псевдоготическом стиле, возобновлено пятиглавие. В 40-х гг. XIX в. собор был заново расписан, украшен новым вызолоченным иконостасом и 9 июля 1850 г. освящен Московским свт. Филаретом (Дроздовым). Древние формы были возвращены кокошникам в основании барабана в ходе реставрации 1964-1965 гг.

Мефодиев Пешношский мон-рь. Фотография. Нач. XX в.
Мефодиев Пешношский мон-рь. Фотография. Нач. XX в.

Мефодиев Пешношский мон-рь. Фотография. Нач. XX в.

В ранний период согласно архитектурной тенденции 1-й трети XVI в. колокольня имела форму столпа-октагона с подклетом, в верхнем ярусе находилась ц. в честь Богоявления. Над церковным помещением располагался ярус звона. Внутренние помещения перекрыты купольными сводами и соединены 3 внутристенными лестницами. Декор фасадов определяет кирпичная профилированная аркатура с белокаменными деталями. Среди столпообразных храмов Московской Руси того времени здание в М. П. м. при всей его уникальности более всего приближено в плане к храмам московской работы 20-30-х гг. XVI в. в Варлаамиевом Хутынском в честь Преображения Господня и псковском Снетогорском в честь Рождества Пресвятой Богородицы монастырях. Килевидная аркатура на фасадах, по мнению А. В. Яганова, была сделана по образцу московской постройки итал. образца, церкви-колокольни прп. Иоанна Лествичника (1505-1508, архит. Бон Фрязин) в Московском Кремле; другие приемы в декоре также указывают на русское переосмысление столичного образца для формирования упрощенного, монастырского варианта церковного здания «иже под колоколы» с папертями. Строительство храма связывают с именем правившего в Дмитрове сына вел. кн. Иоанна III Васильевича Юрия (Георгия) Ивановича. В М. П. м. церковь подобного типа была возведена к югу от собора, от нее сохранились 2 нижних яруса - высокий цоколь и сводчатая галерея с открытой аркадой. Кирпичная, она украшена белокаменными деталями. Внутренние помещения в древней части перекрыты купольными сводами, вход с запада оформлен как перспективный портал с килевидным завершением, «дыньками» в декоре и резным карнизом. В 1793 г. были возведены 2 дополнительных яруса звона в виде октагонов меньшего размера, с открытыми аркадами, перекрытые высокими сомкнутыми сводами, с главкой. Во 2-й пол. 60-х гг. XX в. древние части храма были отреставрированы; его восстановление и новое освящение состоялись в 2013 г. Колокол весом 219 пудов, отлитый в 1688 г. дмитровским мастером М. Лодыгиным, в 1790 г. был отправлен в С.-Петербург и помещен на колокольню Петропавловского собора (ныне в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи).

К 1-й трети XVI в. относится каменная одностолпная трапезная (свод с распалубками переложен в XIX в. с сохранением системы перекрытия). С востока к ней примыкали помещения келарской и церкви, перекрытые крестовыми сводами. На гравюре 1804 г. с видом М. П. м. здание церкви отмечено главой, а ее фасады - лопатками, образующими 3-лопастное очертание. Современное здание трапезной было возведено в 1812 г. В процессе перестройки от старого сооружения сохранился лишь подклет; ц. в честь Сретения Господня (освящена 17 нояб. 1815) удлинили, в результате чего храм, прежде зального типа, стал 6-столпным, его наружный декор выполнен в стиле позднего классицизма, внутренний, как и живопись, утрачен.

Образование ансамбля каменных сооружений в М. П. м. в период правления кн. Юрия Ивановича связывают не только с княжескими земельными пожалованиями и доходами от них, но и с духовными взаимоотношениями заказчиков строительства и руководства М. П. м. с Иосифовым Волоколамским монастырем, где впервые была возведена каменная трапезная, объединенная с церковью. Каменные здания, по мнению исследователей, построены местными мастерами 2-й пол. XV в., знакомыми с архитектурными и конструктивными приемами итал. зодчих, работавших для вел. князя в кон. XV - нач. XVI в. (Яганов. 2008. С. 260, 269). До 70-х гг. XVI в. в мон-ре появились каменные св. ворота на зап. стороне ограды, благодаря к-рым датчанин Я. Ульфельдт в 1578 г. назвал М. П. м. подобием крепости.

В нач. XVII в. было начато строительство окружающих обитель стен с башнями. Наиболее старая, зап. стена сохранила следы машикулей и амбразур, в XVIII-XIX вв. была включена в состав др. построек (трапезной, жилых корпусов и хозяйственных служб). В 1623 г. уже существовали ворота, ведущие к р. Яхроме. В 80-90-х гг. XVII в. был заложен целый ряд зданий, в т. ч. настоятельский, казначейский в зап. стене и сев. братский корпуса. В настоятельском корпусе лестница и парадный этаж были каменные, верхний этаж со светлицами - деревянный, сохранились окна с наличниками в стиле московского барокко. Между резиденциями настоятеля и казначея, над св. воротами, была возведена надвратная ц. в честь Преображения Господня (1689) - одноглавый храм в виде бесстолпного четверика с апсидой.

В 1732 г. над местом погребения прп. Мефодия Пешношского, к югу от собора, была сооружена каменная ц. во имя прп. Сергия Радонежского. На гравюре 1732 г. она имеет вид небольшого храма типа «восьмерик на четверике» с главой, находится у подножия колокольни; отделена от собора аллеей. В сер. XIX в. «близ самых мощей преподобного - под колокольнею - в настоятельской усыпальнице» был устроен и 11 июня 1859 г. освящен престол во имя прп. Мефодия Пешношского, составлявший «единое целое» с Сергиевской ц. Совр. здание храма относится к рубежу XIX и XX вв., его декор представляет вариант эклектики в древнерус. стиле, внутри сохранились росписи. 2 сент. 1890 г., после неск. перестроек, Сергиевский храм был освящен митр. Московским и Коломенским свт. Иоанникием (Рудневым). Новое освящение храма состоялось в 2008 г.

В 1-й трети XVIII в. были возведены здания вокруг Красной башни в вост. стене; окончено строительство 3 башен (Спасской - в составе сев. стены; 2 из 3 проездных башен - на зап. стене). Все башни 3-ярусные, со сводчатыми перекрытиями. Проездные башни квадратные в плане, с шатрами; угловые башни круглые или 8-гранные.

Новая 2-этажная трапезная (1788-1793) имела скромный декор, использование ложных окон-ниш, характерных для классицизма. Отсутствие декоративных элементов характерно для фасадов братских корпусов, которым в нач. XIX в. был придан единообразный облик. Правильные формы их планов также можно объяснить следованием «образцовым» рекомендациям. В сев. прясле западной ограды монастыря был сооружен новый больничный корпус, 2-этажный, симметричный в плане. По его центральной оси сильно выдвинут объем, в к-ром расположена ц. во имя свт. Димитрия, митр. Ростовского. Она возведена (1811-1829) на средства московского купца М. Ф. Вешникова и Д. А. Засецкого и 29 июня 1829 г. освящена свт. Филаретом (Дроздовым). Бесстолпный объем ее внутри перекрыт сводом на распалубках, а снаружи выделен куполом на глухом низком барабане с круглыми нишами, напоминающими архитектуру таких больничных храмов, как ц. Св. Троицы при московском Странноприимном доме гр. Н. П. Шереметева (1792-1801, архит. Е. С. Назаров); боковые фасады небольшой церкви выделены лоджиями на 2 колоннах и треугольными фронтонами. Центральный фасад больничного корпуса, образующий внешнюю ограду обители с запада, выделен портиком с треугольным фронтоном и 6 полуколоннами.

С 8 сент. 2009 г. подворьем М. П. м. является ц. в честь Рождества Пресв. Богородицы бывш. Медведевой пуст. Храм, построенный в 1547 г. на средства от царского вклада в М. П. м., принадлежит к наиболее распространенному типу - одноглавый, крестово-купольный в плане, с 3 апсидами, со щелевидными окнами, по 3 на каждом фасаде. Фасады церкви разделены лопатками на 3 прясла, объединенные терракотовым орнаментальным фризом; каждое из прясел завершено килевидной закомарой, очертания к-рой повторяются в формах кокошников у основания главы (скрыты поздней кровлей) и белокаменных порталов.

М. А. Мханько
Ист.: АИ. Т. 1. № 129. С. 191, № 204. С. 382; № 276. С. 508; РФА. 1987. Ч. 3. № 142. С. 519-520; РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 627. Л. 528 об.- 529.
Лит.: Соковнин С. П. Опыт ист. словаря о всех в истинной правосл. греко-рос. вере св. непорочною жизнию прославившихся св. мужах. М., 1784. С. 148-149; ИРИ. Ч. 5. С. 520-524; Калайдович К. Ф. Ист. и топогр. описание муж. общежит. мон-ря св. чудотворца Николая, что на Пешноше, с присовокуплением устава его и чиноположения. М., 1837, 18662, 18934; Строев. Списки иерархов. № 27. Стб. 216-219; Кудрявцев М., диак. История православного монашества в Сев.-Вост. России со времен прп. Сергия Радонежского. М., 1881. С. 141-144; Барсуков. Источники агиографии. Стб. 361-362; Зверинский. Кн. 1. № 404. С. 217-219; Руднев В. Ф., свящ. Прп. Мефодий - игум. Пешношский, чудотворец. М., 18953, 19114; Сергий (Спасский). Месяцеслов. Т. 1. С. 386, 615; Т. 2. Ч. 1. С. 181; Троицкий патерик. Серг. П., 1896, 1992р. С. 322-323; Цветник Пешношский. М., 1898, 1998р; Голубинский. Канонизация святых. С. 146; Струков Д. П. Путев. по Артиллерийскому ист. музею. СПб., 1912. С. 36. № 137; Зимин А. А. Реформы Ивана Грозного: Очерки соц.-экон. и полит. истории России сер. XVI в. М., 1960. С. 333, 387, 414, 417; он же. Крупная феод. вотчина и соц.-полит. борьба в России (кон. XV-XVI вв.). М., 1977. С. 40. Примеч. 14; С. 300-303, 309; Будовниц И. У. Мон-ри на Руси и борьба с ними крестьян в XIV-XVI вв. М., 1966. С. 100, 153-155; Попов Г. В. Худож. жизнь Дмитрова в XV-XVI вв.: Москва и искусство московских уделов. М., 1973; он же. Московские художники в Дмитровском у. 1-й трети XV в. // Florilegium: К 60-летию Б. Н. Флори. М., 2000. С. 277-295; он же. О худож. развитии Подмосковья после 1389 г. // Саввинские чт., 2006: Сб. тр. науч. конф. по истории Звенигородского края / Сост.: Е. А. Белов, В. Е. Филатова; ред.: Е. В. Гладышева. М., 2007. Вып. 1. С. 220-221; Ильин М. А. Подмосковье. М., 19743. С. 256; Выголов В. П. Рус. архитектурная керамика кон. XV - нач. XVI в. // ДРИ. М., 1975. [Вып.:] Зарубежные связи. С. 282-317; Лазарев В. Н. Моск. школа иконописи. М., 19802; Тюренкова О. В. Док-ты Николо-Пешношского мон-ря в собр. Дмитровского ист.-худож. музея // Уваровские чт., 2-е. Муром, 1994. С. 97-99; Макарий. История РЦ. 1995. Кн. 3. С. 123, 140, 178; Клосс Б. М. Избр. труды. М., 1998. Т. 1. С. 61; idem (Kloss). Monasticism During the Formation of a Centralized State: Sergius of Radonezh and the Trinity Monastery // Russian Studies in History. Armonk (N. J.), 2013. Vol. 52. N 1. P. 5-37; Пешношский патерик: Подвижники благочестия Николаевского Пешношского мон-ря. М., 1998; Подъяпольская Е. Н., ред. Памятники архитектуры Московской обл. М., 1999. Вып. 1. С. 175-182, 183-185; Яганов А. В., Рузаева Е. И. Успенский собор в Дмитрове. М., 2003. С. 41-43, 44, 53. Ил. 14, 15; Спасский Ф. Г. Рус. литургическое творчество. М., 2008; Яганов А. В. Николо-Песношский мон-рь в XVI в. // Московская Русь: Проблемы археологии и истории архитектуры: К 60-летию Л. А. Беляева. М., 2008. С. 255-270; Летопись жизни и служения свт. Филарета (Дроздова), митр. Московского. М., 2010. Т. 2. С. 39, 54, 133, 205, 209, 210; 2012. Т. 3. С. 118, 174, 207, 214, 230, 234, 236, 261, 279, 338, 358; 2015. Т. 5. С. 164-165, 239; Славацкий Р. В. Николо-Пешношский мон-рь. Коломна, 2010.
Д. Б. Кочетов, А. В. Кузьмин, М. А. Маханько