Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЛАДАН
Т. 39, С. 636-639 опубликовано: 19 марта 2020г.


ЛАДАН

[Греч. θυμίαμα], смола особых пород дерева, при ее сжигании распространяется ароматный дым; используется в христ. богослужении для каждения.

В Священном Писании

Древнеевр. слово   обозначающее Л., возводят к древнему южноаравийскому   смола деревьев рода босвеллия (boswellia sacra (т. н. ладанное дерево), boswellia carteri и boswellia Frereana), растущих в Хадрамауте (исторической области на юге Аравийского п-ова, включающей территорию совр. гос-ва Йемен) и Сомали (Вост. Африка) (TDOT. Vol. 7. P. 441; Koehler L., Baumgartner W. Hebräisches und Aramäisches Lexikon zum Alten Testament. Leiden, 19743. S. 493). Слово   вероятно, образовано от общесемит. корня   (быть белым) и указывает на цвет застывшей смолы (TDOT. Vol. 7. P. 442). Cлова, обозначающие Л. в арабском и древнеписьменных семит. языках, восходят к древнему южноарав. этимону - непосредственно или через древнеевр.  (Ibidem). В синодальном переводе слово  передается как «ливан» (в текстах, описывающих ритуал), «ладан» (Иер 6. 20; Ис 60. 6; 1 Пар 9. 29; Неем 13. 5, 9; во всех случаях речь идет о поставке или хранении Л., т. е. тексты не описывают конкретные обряды), «фимиам» (Ис 43. 23; 66. 3; Песн 3. 6; 4. 6; во всех случаях, кроме 1-го, термин   не связан с ветхозаветным богослужением; в Ис 43. 23 это слово, хотя и отсылает к храмовому священнодействию, употреблено в контексте обличительной речи). Словосочетание    в Песн 4. 14 передано как «благовонные дерева».

Самым ранним упоминанием о Л. в ВЗ считается Иер 6. 20. Данный текст имеет большое значение не только как древнейшее сообщение об использовании Л. в иерусалимском культе допленной эпохи, но и как указание на регион, из к-рого Л. импортировался,- южноарав. царство Саба (Сава): «Для чего Мне ладан, который идет из Савы, и благовонный тростник из дальней страны? Всесожжения ваши неугодны, и жертвы ваши неприятны Мне» (Иер 6. 20). Более позднее указание на царство Саба как поставщика Л. в Палестинский регион содержится в Книге прор. Исаии (в тексте, относимом к разд. Тритоисаии, датируемому послепленной эпохой): «Множество верблюдов покроет тебя [Иерусалим]… все они из Савы придут, принесут золото и ладан» (Ис 60. 6).

Прор. Иеремия, увещевая соблюдать субботу и закрывать городские ворота в этот день, предсказывает, что в случае соблюдения жителями Иерусалима этого предписания через городские ворота «будут входить цари и князья, сидящие на престоле Давида... и город сей будет обитаем вечно. И будут приходить из городов Иудейских, и из окрестностей Иерусалима, и из земли Вениаминовой, и с равнины и с гор и с юга, и приносить всесожжение и жертву, и хлебное приношение, и ливан, и благодарственные жертвы в дом Господень» (Иер 17. 25-26). Здесь Л. (ливан) упоминается в контексте перечисления видов жертв, очень близкого к перечню, представленному в Лев 1-3 (жертва всесожжения, хлебное приношение, мирная жертва; жертва за грех и жертва повинности не имеют аналога в Иер 17. 26). В свете данной параллели упоминание Л. вместе с хлебным приношением ( ), возможно, подразумевает тот же ритуал, что и Лев 2. 1-2: «Если какая душа хочет принести Господу жертву приношения хлебного (   ), пусть принесет пшеничной муки, и вольет на нее елея, и положит на нее ливана». Вероятно, та же комбинация и схожий ритуал подразумеваются в 3-м свидетельстве прор. Иеремии использования Л. в Иерусалимском храме: «На другой день по убиении Годолии, когда никто не знал об этом, пришли из Сихема, Силома и Самарии восемьдесят человек с обритыми бородами и в разодранных одеждах, и изранив себя, с дарами и ливаном в руках для принесения их в дом Господень» (Иер 41. 4-5). Подобный ритуал засвидетельствован и в относительно раннем небиблейском источнике по истории древнеевр. культа: в документах из евр. военной колонии в Элефантине (V в. до Р. Х.) слово   употребляется вместе с   (*  ).

Помимо хлебного приношения (ритуала, предполагающего активное участие в нем израильтян, не являющихся священниками) в Книге прор. Иеремии содержится косвенное указание на чисто священнический ритуал - воскурение Л. в храме. В Иер 52. 19 среди храмовой утвари, вывезенной Навузарданом, чиновником Навуходоносора II, упоминаются   чаши для воскурения ароматических веществ (в синодальном переводе - фимиамники). Это упоминание повторяется в 4 Цар 25. 15 (в синодальном переводе - кадильницы). В 3-й кн. Царств сообщается об изготовлении   для Иерусалимского храма (3 Цар 7. 50).

Еще одним косвенным свидетельством употребления Л. в богослужении в допленную эпоху является неоднократное использование в книгах Царств слов, образованых от корня  - (сжигать, создавать дым). Две наиболее употребительные основы, производные от этого корня,-  - и  -- как правило, разграничивают по их значению:  - означает сжигать (жир и т. д.),  - - «воскурять [фимиам]» (TDOT. Vol. 13. P. 10-11). В подавляющем большинстве случаев образования от корня  указывают в книгах Царств на нелегитимный культ. С использованием фимиама в ветхозаветном богослужении связаны лишь 2 контекста. В 1 Цар 2. 27-28 говорится о том, что Бог избрал род священника Илия для того, чтобы он «воскурял фимиам» (  ); подробнее этот ритуал не описан. В 3 Цар 9. 25 глагол  указывает на воскурение, 3 раза в год совершаемое царем Соломоном на жертвеннике, «который пред Господом» (букв. перевод евр. текста), т. е. на золотом жертвеннике, описанном в 3 Цар 6. 20, 22; 7. 48. Это указание противоречит Священническому кодексу: присутствие светского человека перед кадильным жертвенником невозможно (ср. сообщение во 2-й книге Паралипоменон, написанной в послепленную эпоху, о царе Озии, пораженном проказой именно за попытку совершить курение на этом жертвеннике - 2 Пар 26. 16-23). Возможно, это обстоятельство послужило причиной неточности в синодальном переводе, в к-ром не отражен тот факт, что Соломон совершал всесожжение и мирные жертвы и курения на разных жертвенниках («Соломон три раза в год совершал всесожжения и мирные жертвы на жертвеннике, который он построил Господу, и курение на нем совершал пред Господом»).

Согласно предписаниям Священнического кодекса, Л. должен использоваться: 1) в составе жертвы «минха» (в синодальном переводе - [хлебное] приношение); 2) в составе смеси, сжигавшейся на кадильном алтаре; 3) для воскурения в кадильницах; 4) вместе с хлебами предложения.

Воскурение ладана на жертвенике (Исх 39. 37–38). Гравюра. XX в.
Воскурение ладана на жертвенике (Исх 39. 37–38). Гравюра. XX в.

Воскурение ладана на жертвенике (Исх 39. 37–38). Гравюра. XX в.

Ритуал сжигания Л. вместе с мукой или зернами, засвидетельствованный и для более ранних этапов развития израильского культа, подробно описан в Лев 2. Человек, приносящий жертву, поливал муку или зерна маслом и посыпал Л. Священник должен был взять из приношения полную горсть так, чтобы захватить весь Л., и сжечь ее на жертвеннике (Лев 2. 2, 16). Эта горсть имела особое название -   образованное от древнеевр. глагола   (помнить) по арам. модели   (слово   переводится как напоминание). Тем не менее термин   обозначает не абстрактное понятие, а конкретную культовую реалию, поэтому переводы выражения    - и сожжет ее азкару (слово «ее» относится к  ), как «и сожжет сие в память» (Лев 2. 2, 16 в синодальном переводе), неточны. Часть приношения, оставшуюся после сожжения   священник забирал себе. Точный объем Л., использовавшегося в жертвоприношении, неизвестен: вероятно, он зависел от возможностей человека, приносящего жертву (TDOT. Vol. 7. P. 444). В Лев 2 нет указаний о том, нужно ли посыпать Л. пресные лепешки, к-рые могли быть принесены в качестве жертвы   наряду с мукой или зернами (Лев 2. 4-10). При этом по-прежнему подчеркивается необходимость сожжения   в качестве к-рой выступала часть лепешки. Возможно, Л. не использовался при принесении лепешек в качестве   чтобы отделить этот ритуал от обрядов, связанных с поставлением хлебов предложения (подобным образом Л. эксплицитно запрещается использовать при принесении муки в качестве   при испытании супружеской верности - Числ 5. 15).

Предписания относительно хлебов предложения тесно связаны с обрядом принесения   Согласно Лев 24. 5-9, перед завесой Святого Святых в субботу следует ставить 12 лепешек ( ) в 2 ряда; каждая лепешка должна быть посыпана Л. По истечении недели лепешки забирают священники, Л. же сжигают в качестве   (последнее обстоятельство неясно из синодального перевода).

В Исх 30. 34-38 подробно описан ритуал воскурения Л. на особом жертвеннике, стоявшем перед завесой Святого Святых. Л. был одним из 4 компонентов, входивших в состав ароматической смеси: «Возьми себе благовонных веществ: стакти, ониха, халвана душистого и чистого ливана, всего поровну, и сделай из них искусством составляющего масти курительный состав, стертый, чистый, святой, и истолки его мелко, и полагай его пред [ковчегом] откровения в скинии собрания, где Я буду открываться тебе: это будет святыня великая для вас» (Исх 30. 34-36). Изготовлять подобную смесь в профанных целях запрещалось под страхом смерти (Исх 30. 37-38), что, в частности, должно было разграничить религ. и нерелиг. употребление Л. (о том, что Л. использовался в косметических целях, может свидетельствовать Песн 3. 6).

В Священническом кодексе неоднократно упоминаются кадильницы ( ), при этом их богослужебное использование лишь однажды прописано эксплицитно - в ритуале в День очищения (Йом Киппур): «И возьмет [первосвященник] горящих угольев полную кадильницу с жертвенника, который пред лицом Господним, и благовонного мелко истолченного курения полные горсти, и внесет за завесу; и положит курение на огонь пред лицом Господним, и облако курения покроет крышку, которая над [ковчегом] откровения, дабы ему не умереть» (Лев 16. 12-13). Др. упоминания о кадильницах в Священническом кодексе связаны с 2 повествованиями о нарушении обрядовых предписаний: историей Надава и Авиуда (Лев 10. 1-2) и Корея, Дафана и Авирона (Числ 16. 6, 17-18). Надав и Авиуд положили в кадильницы «огонь чуждый», т. е. угли, взятые не из кадильного жертвенника, за что были наказаны смертью. Возможно, данное повествование подразумевает тот же ритуал, о котором можно косвенно судить по сообщению Книги прор. Иеремии и 3-й и 4-й книг Царств о храмовых  . В истории Корея, Дафана и Авирона кадильницы выступают символом их притязаний на священническое достоинство.

В церковном богослужении

В эпоху Римской империи Л. повсеместно использовался в медицине (в составе различных лекарственных средств) и для санитарной обработки помещений: считалось, что дурные запахи провоцируют различные заболевания. Кроме того, Л. наряду с живыми цветами использовался для повседневной дезодорации помещений; воскурением Л. сопровождались различные семейные торжества и похороны; Л. также приписывалась способность отгонять демонов (подробнее см.: Caseau. 2007).

Поскольку Л. приносили в качестве жертвы не только в ветхозаветном богослужении, но и в языческих культах, раннехрист. авторы высказывались резко против его использования. Так, напр., мч. Иустин Философ пишет, что христиане служат Богу не через кровавые жертвы (имеется в виду принесение в жертву животных), возлияния и сжигание Л. (θυμιαμάτων), но через молитву и благодарение (Iust. Martyr. I Apol. 13; ср.: Idem. Dial. 41). В др. месте он же говорит, что языческим жертвоприношениям, возлияниям и сжиганию Л. (θυμιαμάτων) людей научили падшие духи, чтобы отвратить от истинного богопочитания (Idem. II Apol. 5). Афинагор отмечает, что Богу не требуются в качестве жертвы ни кровь, ни сжигаемый жир, ни запах цветов или Л. (θυμιαμάτων); как и мч. Иустин, богоугодной жертвой он считает молитву (Athenag. Legat. pro christian. 13). Тертуллиан пишет, что христиане приносят Богу чистосердечную молитву, а не зерна Л. (grana turis) или смолу арав. деревьев (Tertull. Apol. adv. gent. 30. 5-6); он также говорит о запрете для христианина заниматься продажей Л. для идолослужения (Idem. De idololatr. 11. 7), но при этом отмечает, что христиане, как и их современники-язычники, иногда используют Л. в медицинских или санитарных целях (в т. ч. в гробницах) (Ibid. 11. 2). По его словам, принято сжигать «нечто из Аравии» (Arabiae aliquid incendo) для дезодорации помещения, но этот обычай не имеет ничего общего с тем, как отправляют свой культ язычники (Idem. De corona. 10. 5 // CCSL. 2. P. 1054). Климент Александрийский свидетельствует, что для христианина истинным жертвенником является праведная душа, а Л. (θυμίαμα), к-рый на него возлагается,- молитва (Clem. Alex. Strom. 7. 6). О том же говорит и Ориген, ссылаясь на Пс 140. 2: Л.- это молитвы святых (Orig. Contr. Cels. 8. 17; Idem. Hom. 13. In Lev. 5 // PG. 12. Col. 550).

Еще в нач. IV в. Арнобий Старший писал, что христиане не используют Л. в качестве жертвы (Arnob. Adv. nat. 6. 1; 7. 26 // PL. 5. Col. 1162, 1253). Но уже в кон. IV в. появляются ясные свидетельства использования Л. и в христ. богослужении: по словам паломницы Эгерии, в Иерусалиме во время воскресного богослужения в храм вносили кадила (thiamataria) (Eger. Itiner. 24). Свт. Иоанн Златоуст также упоминает наполнение храма «фимиамом» (θυμιάματα) (Ioan. Chrysost. In Matth. 84. 4 // PG. 59. Col. 781).

В Liber Pontificalis сообщается о том, что св. имп. Константин подарил еп. Сильвестру I золотые кадила для Латеранской базилики (LP. Vol. 1. P. 177), но историческая достоверность этого сообщения небесспорна. Косвенное указание на каждение престола во время литургии содержится в толковании на Евангелие от Луки свт. Амвросия Медиоланского (Ambros. Mediol. In Luc. Exp. 1. 28 // PL. 15. Col. 1625).

К сер. V в. Л. использовался в христ. богослужении повсеместно, о чем косвенно свидетельствует запрет, содержащийся в Кодексе Феодосия, на отправление языческих культов и, в частности, сооружение жертвенников для принесения в жертву Л. (CTh. XVI 10. 12).

В последующей традиции использование Л. получает символическое истолкование. Согласно одной из редакций толкования литургии, известного как «Церковная история», авторство которого приписывается свт. Герману I К-польскому († до 754), Л. символизирует ароматы, к-рые принесли жены-мироносицы, дары волхвов Младенцу Иисусу, а также чистую молитву (PG. 98. Col. 400). В творениях свт. Симеона, архиеп. Фессалоникийского (Ɨ 1429), Л. и кадильный дым истолковываются гл. обр. как символы присутствия и благоухания благодати Св. Духа (Sym. Thessal. De sacr. 62 // PG. 115. Col. 224; Idem. De sacr. Lit. 95 // Ibid. Col. 285; Idem. De div. templ. 19 // Ibid. Col. 705). Комментируя каждение в начале утрени, он проводит аналогию между дымом сгорающего Л. и облаком, к-рое было над ветхозаветной скинией (Idem. De sacr. templ. 124 // Ibid. Col. 329), а также облаками как жилищем Бога (Idem. De sacr. precat. 309 // Ibid. Col. 561); в связи с пением на вечерне Пс 140 каждение Л. ассоциируется также с искренней молитвой (Ibid. 347 // Ibid. Col. 629).

В Требнике митр. Петра (Могилы) имеется чин благословения Л. (фимиама или кадила): после обычного начала и Пс 95 над Л. произносится молитва, в к-рой сделан акцент на его действии против нечистых духов, в конце чина совершается окропление Л. св. водой (Требник Петра (Могилы). Т. 2. С. 226-227). Об употреблении Л. см. также ст. Каждение.

Лит.: Atchley E. G. C. History of the Use of Incense in Divine Worship. L., 1909; Fehreinbach E. Encens // DACL. 1922. Vol. 5. Pt. 1. Col. 2-21; Schneider C. Studien zum Ursprung liturgischer Einzelheiten oestlicher Liturgien: ΘΥΜΙΑΜΑΤΑ // Kyrios. 1938. Bd. 3. S. 149-190; Dix G. The Shape of the Liturgy. L., 1945. P. 425-430; Taft. Great Entrance. P. 149-162; Müller W. W. Weihrauch // Pauly, Wissowa. 1978. Supplbd. 15. Sp. 700-777; Nielsen K. Incense in Ancient Israel. Leiden, 1986; Heger P. The Development of Incense Cult in Israel. B., 1997; Caseau B. Incense and Fragrances: From House to Church: A Study of the Introd. of Incense in the Early Byzantine Christian Churches // Material Culture and Well-Being in Byzantium (400-1453) / Ed. M. Grünbart. W., 2007. P. 75-92.
М. Г. Калинин, Е. Е. Макаров
Ключевые слова:
Священные сосуды и вещи, употребляемые при богослужении (см. также "Декоративно-прикладное искусство") Ладан, смола особых пород дерева, при ее сжигании распространяется ароматный дым; используется в христианском богослужении для каждения
См.также:
АЛАВАСТР в богослужении визант. обряда сосуд для хранения св. мира
АНАЛОЙ подставка для возложения богослужебных книг или икон
ВАТОПЕД во имя Благовещения Пресв. Богородицы общежительный муж. мон-рь на Афоне
ВОЗДУХ в правосл. литургической традиции один из тканых покровов для священных сосудов, используемый за Божественной литургией