Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

МУЖИЛОВСКИЙ
Т. 47, С. 594-597 опубликовано: 22 февраля 2022г.


МУЖИЛОВСКИЙ

Андрей (в монашестве Анатолий) (80-е гг. XVI в. (?) - после 1633), протопоп Слуцкого повета, насельник Киево-Печерского мон-ря (см. Киево-Печерская лавра), правосл. писатель-полемист.

Биография

Дата и место рождения М. неизвестны. М. С. Грушевский предполагал, что протопоп происходил из Галичины (из с. Мужилов близ г. Подгайцы (ныне город в Тернопольской обл., Украина)). Однако, учитывая то, что Мужиловские в XVII в. считали себя шляхтичами, возможно, они жили на Волыни в имении князей Острожских Мужиловичи (Луцкий повет). Не исключено, что Мужиловские были слугами кн. Константина Константиновича Острожского. В 1603 г. кн. Острожский был покровителем Иоанна Мужиловского, софийского протопопа в Киеве (к 1605 Иоанн Мужиловский подчинился униатскому митр. Ипатию Потею). В источниках 30-х гг. XVII в. упоминается киево-печерский проповедник и игумен Белиловского мон-ря Киевской епархии Антоний Мужиловский. Возможно, М. учился в Острожской академии.

Служение М. проходило в Слуцке, важнейшем центре Православия в Литовском великом княжестве (ВКЛ). В 1616 г. «пресвитер Андрей со Слуцка» поставил подпись в начале полемического произведения «Отпис на лист унитов виленских...». Владельцами Слуцка были представители «биржанской» ветви Радзивиллов, им принадлежало право «подачи» слуцких церквей. В городе и его окрестностях помнили времена правосл. князей Олельковичей, патронов правосл. Церкви (XVI в.). Когда Слуцк перешел к протестантам Янушу Радзивиллу, затем к его брату Кшиштофу, новые владельцы вынуждены были считаться с православным прошлым края. По крайней мере с 1595 г. протестанты находились в союзе с православными против католич. Контрреформации. Слуцк со Слуцкой архимандритией, принадлежавший митрополичьей Киевской епархии, являлся центром правосл. мон-рей в ВКЛ. Слуцкие архимандриты Самуил (Шитик-Залесский) и Феодосий (Василевич) были наместниками Киевских митрополитов (соответственно Петра (Могилы) и Сильвестра (Косова)) в ВКЛ.

В нач. XVII в. слуцким протопопом являлся Варфоломей Зашковский, после 1609 г. он покинул Вильно из-за насилия униатов. В 1620-1621 гг. Киевский митр. Иов (Борецкий) назначил М. настоятелем братской Преображенской ц. в Слуцке, построенной членами Слуцкого братства, и слуцким протопопом. Митрополит писал об утверждении М. в должности слуцкого протопопа и настоятеля Спасской ц. светскому патрону последнего К. Радзивиллу 8 мая и 24 июня 1621 г., 22 янв. следующего года митрополит еще раз просил К. Радзивилла подтвердить номинацию. Обращался к князю по этому поводу также М. Обстоятельства назначения М. описаны в грамоте К. Радзивилла (ГПБ. Собр. автографов Дубровского. 242. № 45). О назначении М. перед магнатом ходатайствовали члены Слуцкого братства, получившие еще от Я. Радзивилла право самим выбирать священника Спасской ц. и предлагать патрону для подтверждения. Пользуясь этим правом, они предложили кандидатуру М. В грамоте К. Радзивилла отмечено, что такое решение одобрили «старшие религии греческой», о чем говорят «listy» (письма) Иерусалимского патриарха и экзарха К-польского патриарха. Известно, что М. посетил Иерусалимского патриарха Феофана IV и 6 июня 1620 г. Феофан и экзарх Арсений объявили Слуцкое братство патриаршей ставропигией. Очевидно, тогда же были написаны и упомянутые в грамоте К. Радзивилла «listy». В итоге ц. Спаса со всем принадлежавшим ей имуществом, одна из 9 «русских» церквей города, была передана М. «do żywota iego» (до смерти).

К нач. 20-х гг. XVII в. Слуцкая протопопия была вакантной, обязанности протопопа выполнял архимандрит слуцкого во имя Святой Троицы монастыря Михаил (Загоровский), сын кн. Загоровского. Став протопопом, М. должен был считаться с тем, что первенство в духовных делах в Слуцком повете принадлежало слуцкому архимандриту. М. дал обязательство уважать управление архим. Михаила и не вмешиваться в дела подчиненного тому духовенства. По-видимому, М. и архим. Михаил (Загоровский) влияли на замещение правосл. приходов в местных княжествах.

В Слуцке М. в союзе с протестантами включился в борьбу против унии. Протопоп поддерживал тесные связи с Виленским православным Свято-Духовским братством, которое осталось единственным центром Православия в столице ВКЛ. М. был посредником между митрополией в Киеве и К. Радзивиллом; известны 4 письма М. к К. Радзивиллу, написанные из Киева в Слуцк: от 15 июля 1621 г., от 3 авг. и от 16 дек. 1623 г., от 13 февр. 1624 г. М. сообщал митрополиту в Киев сведения о Православии в Вильно. После ареста в 1621 г. в Вильно 12 правосл. мещан М. сообщил об этом митр. Иову (Борецкому), к-рый вместе с казаками выступил с акцией протеста.

М. имел связи с запорожским казачеством, в Речи Посполитой он считался компетентным экспертом в контактах с казаками. Слуцкий протопоп участвовал в совещаниях запорожской старшины, о которых в 1621-1624 гг. он сообщал К. Радзивиллу. В апр. 1621 г. гетман Я. Бородавка встретился в Киеве с митр. Иовом (Борецким) и с М. Для казаков слуцкий протопоп был источником информации о виленских делах (об этом писал Бородавка К. Радзивиллу 8 мая 1621). Часто выезжая в Киев, М. имел контакты с правосл. епископами и игуменами крупных мон-рей, напр. киевского Златоверхого во имя архангела Михаила. Его добрым знакомым был и будущий противник - Полоцкий архиеп. Мелетий (Смотрицкий), с к-рым М. состоял в переписке.

В кон. 1623 - нач. 1624 г. М. включился в процесс объединения правосл. и униат. Церквей, к-рый был начат униат. митр. Иосифом Вельямином Рутским. В нояб. 1623 г. в Киеве состоялось совещание, на котором присутствовали с православной стороны митр. Иов (Борецкий) и архиеп. Мелетий (Смотрицкий), с униатской стороны - Ян Дубович. Перед отъездом в Киев Дубович встретился в Слуцке с М. Мелетий (Смотрицкий) подробно рассказал М. о киевском совещании в письме от 6 дек. 1623 г. Митрополит сообщил М. о переговорах с униатами в письме от 30 нояб. 1623 г., прося совета и рассчитывая на поддержку. Из письма М. к К. Радзивиллу от 6 дек. 1623 г. видно, что слуцкий протопоп был противником объединения с униатами. В нач. 1624 г. К. Радзивилл приказал М. ехать в Киев, чтобы достичь договоренности с митр. Иовом по вопросу «новой унии», 3 февр. М. написал Радзивиллу из Киева в Вильно. Т. Кемпа считает, что слуцкий протопоп был причастен к прекращению объединительного процесса. Однако основными причинами неудачи проекта «новой унии» являлись резко отрицательное отношение к нему запорожского казачества и отсутствие поддержки «новой унии» со стороны римской Конгрегации распространения веры. В дальнейшем М. часто выезжал по поручению Радзивилла в Киев для переговоров с митрополитом.

После открытого перехода Мелетия (Смотрицкого) в унию в 1627 г. М. стал одним из самых острых его критиков. На Киевском Соборе в 1628 г. проуниат. произведение Мелетия «Apologia peregrinatiey do kraiów wschodnych...» (Апология паломничества в страны восточные...) подверглось сокрушительной критике. Разбор «Апологии...» был предпринят М. и Лаврентием Зизанием (см. в ст. Зизании) по поручению митр. Иова (Борецкого). Изучение трактата продолжалось ок. 4 недель, после чего было вынесено неблагоприятное заключение. На Соборе М. требовал, чтобы Смотрицкий отрекся от своих ошибок и пообещал, что не будет действовать против правосл. Церкви. Смотрицкий называл М. и Лаврентия Зизания фактическими руководителями Собора 1628 г.

В ответ на соч. Смотрицкого «Protestatia przeciwko Soborowi w tym roku 1628. we dni Augusta miesiąca, w Kijowie w monasteru Pieczerskim obchodzonemu...» (Протест против Собора, в том году 1628 в дни августа в Киеве в монастыре Печерском состоявшегося...) М. написал полемический труд «Антидотум», изданный в 1629 г., по-видимому, в Вильно. Смотрицкий ему ответил, М. не стал продолжать полемику, в немалой степени еще и потому, что часть правосл. духовенства поддержала идею Смотрицкого об объединении Руси униатской и православной. Однако объединительный собор, назначенный на окт. 1629 г. во Львове, не состоялся.

В 1629 г. М. вел активную деятельность, часто выезжал из Слуцка. В нач. янв., находясь в мон-ре Св. Духа в Вильно, он получил ранение в голову во время нападения униатов (свидетельство братских старост Л. Древинского и Б. М. Огинского). В нач. июля М. находился в Киеве на Соборе, созванном Иовом (Борецким) для выработки позиции в отношении объединения с униатами. Киевский Собор 1629 г. под давлением казачества заблокировал проект объединения.

Вслед. поездки в Киев между М. и его патроном возник конфликт. Противники протопопа в Слуцке решили дискредитировать его в глазах К. Радзивилла, не советовавшего М. ехать в Киев. Оппозицию протопопу создал слуцкий протестант. пастор Андрей Добрянский (протестантам было невыгодно объединение униатов и православных), жаловавшийся на то, что М. запрещал своим прихожанам посещать кальвинист. молитвенный дом. Претензии к М. предъявлял слуцкий урядник С. Бучинский, архим. Михаил (Загоровский) написал Радзивиллу о самовольном отъезде М. на Собор в Киев. К. Радзивилл послал вместе с М. в Киев Г. Куницкого, к-рый должен был контролировать протопопа, в частности предупредить его возможный переход на сторону униатов. О раздражении К. Радзивилла против М. позволяет судить текст инструкций Куницкому от 30 июня 1629 г. (ГПБ. Собр. автогр. Дубровского. 242. № 44). К. Радзивилл выражал недовольство тем, что М. «bez wiadomości naszey iachal, nie wiem po co, do Kijowa» (без нашего разрешения неизвестно зачем поехал в Киев). Куницкому предписывалось в случае его нежелательных действий «iawnie przeciwko temu protestować» (решительно этому препятствовать). Князь также позаботился, чтобы никто из слуцкого духовенства не поехал на объединительный собор во Львов. Из реляции А. Киселя известно, что М. на Соборе в Киеве ничем не отличился. Однако в Слуцке его противники распространили слухи о его отступничестве от Православия. 23 сент. 1629 г. митрополит написал письмо Слуцкому братству, в к-ром засвидетельствовал приверженность М. правосл. вере. Вернувшись из Киева, М. привез письма К. Радзивиллу от Иова (Борецкого), к-рые должны были успокоить князя, но из-за потери доверия Радзивилл уже не поручал М. к.-л. дела в Киеве.

После смерти митр. Иова (Борецкого) 2(12) марта 1631 г. быстро распространились известия о том, что М. является кандидатом на Киевскую кафедру. Такие слухи вызвали беспокойство в Варшаве вслед. антиуниат. позиции М. и его связей с казачеством. 23 июня 1631 г. кор. Сигизмунд III в письме киевскому воеводе Я. Тышкевичу приказал сделать все возможное, чтобы помешать поставлению на кафедру М. Киевским митрополитом стал Исаия (Копинский), известный своими контактами с Россией.

М. принял постриг с именем Анатолий в Киево-Печерском мон-ре. Причины такого поступка неизвестны, возможно, М. не оставлял надежды на получение епископского сана. Уже как монах он вел активную церковную и политическую деятельность. 20 сент. 1631 г. он написал письмо патриарху Московскому и всея Руси Филарету. Письмо было связано с поездкой в Киев рус. гонца Г. Гладкого, к-рый должен был добиться передачи Войску Запорожскому грамот вост. патриархов с призывом к казакам перейти под власть царя Михаила Феодоровича. Мон. Анатолий обещал Гладкому грамоты, оказавшиеся у Петра (Могилы), «вырвати и запорожским черкасом отдати». Это же он обещал и патриарху Филарету в письме от 20 сент. (подписался как «новоначальный инок»). Называя Филарета патриархом «всея Росии» и «моим» пастырем, Анатолий писал, что, выполняя «остатнее повеление» Иова (Борецкого), к-рый «под проклятием» приказал ему предостеречь о враждебных планах Речи Посполитой по отношению к Русскому гос-ву, он сообщает о таких планах. Он выражал просьбу, чтобы патриарх, как «непоколебимый столп благочестия», его «патриаршеским благословением обослал». В письме Римский папа назван предтечей антихриста. После поставления Петра (Могилы) на Киевскую кафедру мон. Анатолий и Сильвестр (Косов), собрав вооруженных мещан, казаков и монастырских крестьян, 2 июля 1633 г. заняли Софийский собор и др. церкви в Киеве, находившиеся в руках униатов.

Одно из последних упоминаний о мон. Анатолии содержится в извлечении из декрета коронного трибунала за июль 1633 г., где зафиксировано его участие в делах Киево-Печерского мон-ря. Возможно, шляхтич Анатолий Мужиловский, отмеченный в 1633 г. среди преподавателей Киево-Могилянской коллегии, а в 1642 г. вместе с Филофеем (Кизаревичем) как представитель Киево-Печерского монастыря в суде о монастырских землях,- это М.

М. был отцом Самуила (Силуяна) Мужиловского (нач. XVII в.- ок. 1655), политического и военного деятеля, дипломата, участника посольств в Стокгольм, Молдавию и Москву. Младшим братом или племянником М. был Григорий Мужиловский, священник, участник военных действий во время восстания Б. М. Хмельницкого.

Сочинения

М. является автором 2 полемических произведений. В небольшом соч. «Отпис на лист унитов виленских...» (1616) подвергнуты критическому разбору основы заключения Брестской унии 1596 г., католич. учение о Filioque, исторические аргументы униатов. Автор упрекал Римских пап в моральной нечистоплотности, зависимости от материальных благ. Униаты на это произведение не ответили.

Основным сочинением М. является написанный на польск. языке трактат «Antidotum przezacnemu narodowi ruskiemu, abo warunek przeciw Apologiej, iadem napełnionej, którą wydał Melety Smotrzycky, niesłusznie Cerkiew Ruską Prawosławną w niey pomawiając haeresią i schizmą, dla niektórych scribentów») (Противоядие уважаемому русскому народу, или Средство против наполненной ядом «Апологии», изданной Мелетием Смотрицким, в которой [он] Русскую Православную Церковь безосновательно назвал ересью и схизмой, для некоторых борзописцев). Книга была издана в нач. 1629 г. предположительно в Вильно. «Антидотум...» стал заметным явлением в борьбе против унии. Автор не только уделил внимание теологическим аспектам полемики, но и высказал свои политические взгляды, произведение насыщено национально-патриотическими мотивами. Оно предваряется коротким посвящением митр. Иову (Борецкому), включает 10 разделов, в к-рых М. критикует «Апологию...», заканчивается книга обращением к правосл. соотечественникам духовного и светского состояний.

М. выступил прежде против рассуждений Смотрицкого о «еретизме» правосл. полемистов и о «слепом» их ученичестве у лютеран и кальвинистов. М. пишет о наличии серьезных догматических различий между Православием и католицизмом, прежде всего в наличии у католиков учения о Filioque и догмата о примате Римских пап. М. признаёт только одного главу христиан - Христа, Римский папа должен признать себя равным с правосл. патриархами Востока. М. подверг язвительной критике поездку Смотрицкого на Восток, считая, что ответ на вопрос о чистоте «русской веры» нужно искать не на Востоке, а на родине. «Загрязнение» веры необходимо, по мнению М., исследовать не по памфлетам «скрибентов», а на основе «науки Христа, апостолов, пророков, постановлений Синода, писаний святых отцов». М. защищает православность сочинений Зизания, Филалета (см. Броневский М.), Клирика Острожского, Теофила Ортолога (т. е. самого Мелетия (Смотрицкого) в православный период его жизни).

В заключение книги М. в коротких обращениях «К братии духовного сословия», «К братии, в законе находящейся» и в «Предостережении к народу шляхетскому, который держится православной веры Восточной Церкви» эмоционально выступает против униат. идей Смотрицкого. По его мнению, уния не прекратит междоусобицы, не вернет старые свободы, не откроет православным путь к правительственным должностям и достоинствам, не украсит церкви и мон-ри, не откроет школы, не даст народу образование. Правосл. русины пользовались такими правами с древних времен, нужно вести борьбу за веру, не прибегая к компромиссам. М. призывает всех православных сплотиться и удивить мир подвижничеством и стойкостью в вере. Он видит борца против унии в образе монаха-подвижника, наставника казаческих низов. Монахи-ученые должны выйти из своих келий, пойти в народ и вести просветительскую работу. Таким же воинственным оптимизмом проникнуто воззвание к шляхте и казачеству - в целом к светским людям. М. ратует за «золотую вольность», за национально-религ. и социальную свободу: «Уважаемый народ русский, который, будучи рожден в свободе, кровью предков добытой, и ее поэтому беречь и защищать должен!» Свобода и вера существуют, по мнению М., в единстве. Критику унии М. сопровождает описанием разоренных униатами правосл. храмов и мон-рей, что нестерпимо для рус. народа. М. близок к призывам к казацкому восстанию.

В коротком «Приложении», которым заканчивается «Антидотум...», М. отмечает, что прочитанная им недавно «Протестация» Смотрицкого для него неприемлема. На нее нужно дать отдельный ответ. Такой ответ - «Антапологию» написал в 1632 г. Геласий Диплиц (Е. Кисель).

Ответ Смотрицкого на произведение М. был незамедлительным. Смотрицкий подверг критике взгляды М. в произведении «Exethesis, abo Expostulatio, to iest Rozprawa między Apologią z Antidotem o ostanek błędów, hereziy y klamstw Zyzaniowych, Philaletowych, Orthologowych y Klerykowych uczyniona. Anno 1629. Aprili 3, w monasteru w Dermaniu» (Экзетезис, или Увещевание, то есть разбирательство, учиненное между «Апологией» и «Антидотомом», об остатках ошибок, ересей и обманов Зизания, Филалета, Ортолога и Клирика). Биограф Смотрицкого Яков Суша безосновательно утверждал, что после публикации «Экзетезиса...» Смотрицкого митр. Петр (Могила) приказал сжечь «Антидотум...» из-за еретических взглядов автора и что якобы сохранившийся «Антидотум...» был написан не М., а Иннокентием (Гизелем).

Популярность автора «Антидотума...» среди православных была огромной. Особняком в научной лит-ре стоит мнение Грушевского о произведениях М. Историк писал, что М. в «Антидотуме...» выступил как представитель «поповской массы», к-рый пользовался демагогическими приемами для получения популярности среди радикальных правосл. деятелей, прежде всего в казацкой среде. Грушевский утверждал, что произведения М. не имели ничего общего с поисками блага для Православия. Однако взгляды Грушевского не нашли поддержки у исследователей. С. Сухарева считает, что «Антидотум...» не отличается оригинальностью содержания, близок к др. полемическим трактатам эпохи. Сочинение стоит высоко в художественном отношении, представляет не одновекторный дискурс, а многоплановый диалог, в который вовлечены не только главные, но и второстепенные мнения и точки зрения.

Соч.: Отпис на лист виленских унитов, 1616 г. // АрхЮЗР. Ч. 1. Т. 7. С. 266-278; Antidotum... [Wilna], 1629.
Ист.: Голубев С. Т. Киевский митр. Петр Могила и его сподвижники. К., 1883. Т. 1. Прил. С. 399-401; Снитко А. К. Описание док-тов, составляющих 1-й т. Слуцкого Тройчанского архива (XVI-XVII вв.) // Минская старина: Тр. Минского церк. ист.-археол. комитета. Мн., 1913. Вып. 4. С. 19-20; Мицик Ю. Iз листування укр. письменникiв-полемiстiв 1621-1624 рр. // ЗНТШ. 1993. Т. 225: Працi iст.-фiлос. сек. № 1. С. 316-319; № 2. С. 319-322; № 3. С. 322-324; № 5. С. 329-331; № 6. С. 331-332; № 8. С. 335-339; № 9. С. 339-340; № 10. С. 340-342; № 11. С. 342-343; № 12. С. 343-345; Архiў унiяцкiх мiтрапалiтаў: Дак-ты да гiсторыi Царквы ў Беларусi XV-XIX ст. у фондзе «Каныцлярыя мiтрапалiта грэка-унiяцкiх цэркваў у Расii»: Даведнiк. Мн.; Полацк, 1999. С. 115; Заборовский Л. В., Захарьина Н. С. Из док-тов по истории рус.-укр. взаимоотношений нач. 30-х гг. XVII в. // Славяне и их соседи. М., 1999. Вып. 7: Межконфес. связи в странах Центр., Вост. и Юго-Вост. Европы в XV-XVII вв. С. 165, 167, 169-171; Володiння князiв Острозьких на Схiднiй Волинi: (За iнвентарем 1620 р.) / iзд.: I. Ворончук. К.; Старокостянтинiв, 2001. С. 306; Пам'ятки. К., 2001. Т. 3: Архiв Укр. Церкви. Вип. 1: Док-ти до iсторiï унiï на Волинi i Киïвщинi кiн. XVI - 1-ï пол. XVII ст. / Упор.: М. В. Довбищенко. № 29. С. 336; № 30. С. 336-337; Док-ти укр. козацтва XVI - 1-ï пол. XVII ст.: Унiверсали, листування, угоди, присяги / Упор.: В. Брехуненко и др. К., 2016. № 154. С. 209.
Лит.: Яременко П. К. Мелетiй Смотрицький: Життя i творчiсть. К., 1986. С. 135-143; он же. Мужиловський Андрiй // Украïнська лiт. енцикл. К., 1995. Т. 3. С. 429; Грушевський М. С. Iсторiя укр. лiт-ри. К., 1995. Т. 6. С. 3, 353, 354, 359, 362, 402, 412, 413, 415, 420-422, 435-438, 440, 445, 447, 450, 460, 465, 468, 471, 473-475, 479, 482, 495-497, 499-503, 505, 510, 511, 517, 619, 620, 666, 667, 670, 674; Frick D. А. Meletij Smotryc'kyj. Camb., 1995. Р. 54, 73, 87, 88, 99, 100, 130, 131, 137-140, 145, 156, 183, 201, 217, 218, 220, 224; Wagilewicz J. D. Pisarze polscy Rusini / Wyd. R. Radyszeskyj. Przemyśl, 1996. S. 153-156; Саверчанка I. В. Aurea mediocritas: Кнiжна-пiсьмовая культура Беларусi: Адраждэнне i ранняе барока. Мн., 1998. С. 32, 105, 134, 166, 181, 219, 221; Макарий. История РЦ. Т. 6 (по указ.); Degiel R. Protestanci i prawosławni: Patronat wyznaniowy Radziwiłłów birżańskich nad Cerkwią prawosławną w księstwie słuckim w XVII w. Warsz., 2000. S. 74; Плохiй С. М. Наливайкова вiра: Козацтво i релiгiя в ранньомодернiй Украïнi. К., 2005. С. 156, 160-164, 166, 168, 171, 177, 178; Kempa T. Wobec kontrreformacji: Protestanci i prawosławni w obronie swobód wyznaniowych w Rzeczypospolitej w końcu XVI i w pierwszej połowie XVII w. Toruń, 2007. S. 130, 257, 309, 324-327, 370, 375, 541, 542, 545-547; idem. Protopop słucki Andrzej Mużyłowski - antagonista unii brzeskiej z pierwszej połowy XVII w. // Od Kijowa do Rzymu: Z dziejów stosunków Rzeczypospolitej ze stolicą Apostolską i Ukrainą / red. M. Drozdowskie e. a. Białystok, 2012. S. 745-773; Hodana T. Między krolem a carem: Moskwa w oczach prawosławnych rusinów - obywateli Rzeczypospolitej: (Na podstawie piśmiennictwa końca XVI - połowy XVII st.). Kraków, 2008. S. 90-91, 153; Скеп'ян А. А. Князi Слуцкiя. Мн., 2013. С. 153-205; Сухарєва С. В. Риторичний простiр польськомовноï прози XVII ст. Луцьк, 2015. С. 130-131, 356.
Л. В. Тимошенко
Ключевые слова:
Духовные писатели русские Монашество Киево-Печерской лавры Мужиловский Андрей (в монашестве Анатолий) (80-е гг. XVI в. (?) - после 1633), протопоп Слуцкого повета, насельник Киево-Печерского, православный писатель-полемист
См.также:
АФАНАСИЙ КАЛЬНОФОЙСКИЙ (1-я пол. XVII в.), соборный мон. Киево-Печерской Лавры
АВРААМИЙ ЗАТВОРНИК (не ранее 2-й трети XIII - нач. XIV в.), прп., Киево-Печерский (пам. 29 окт., 28 сент.- в Соборе преподобных отцов Киево-Печерских в Ближних пещерах почивающих, в неделю 2-ю Великого поста - в Соборе всех преподобных отцов Киево-Печерских и в Соборе всех святых, в Малой России просиявших)
АВРААМИЙ ИГУМЕН († между 1377 и 1399, возможно, 1392) прп. Киево-Печерский (пам. 29 окт. в неделю 2-ю Великого поста - в Соборе преподобных отцов Киево-Печерских и в Соборе всех святых, в Малой России просиявших)
АВРААМИЙ ТРУДОЛЮБИВЫЙ прп. Киево-Печерский, в Ближних пещерах почивающий (пам. 21 авг., 28 сент.- в Соборе преподобных отцов Киево-Печерских, в Ближних пещерах почивающих, в неделю 2-ю Великого поста - в Соборе всех преподобных отцов Киево-Печерских и в Соборе всех святых, в Малой России просиявших)
АГАПИТ, ВРАЧ БЕЗМЕЗДНЫЙ (XI в.), прп. (пам. 1 июня; 28 сент.- в Соборе преподобных отцов Ближних пещер и в неделю 2-ю Великого поста - в Соборе всех святых, в Малой России просиявших), монах Киево-Печерского монастыря
АГАПИТ КИЕВО-ПЕЧЕРСКИЙ (в схиме Феодосий, в миру Милованов Тимофей Павлович) († 1887), игум.