Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

З
Т. 19, С. 422-425 опубликовано: 25 марта 2020г.


З

Буква всех алфавитов, основанных на кириллице. В церковнославянском и болгарском - 8-я, в русском, белорусском, сербском и македонском - 9-я, в украинском - 10-я. Русское совр. название буквы «зэ» употребляется как существительное среднего рода (прописное З). Старослав. и церковнослав. название - «земля» (существительное женского рода).

Во мн. древнейших слав. азбучных акростихах З связано со словом «земля», напр., в молитвах «Аз есть всему миру свет»: «Землю на водах основах» (1-я редакция), «Земля подножие ногам моим» (2-я редакция) (Демкова, Дробленкова. 1968. С. 55, 56; Кобяк. 1987. С. 155); «Аз преже о Господе Бозе начинаю вещати»: «Землю и воздух оумному естеству поручил есть» (Демкова, Дробленкова. 1968. С. 58; Кобяк. 1987. С. 148), в др. редакции: «Землю и воздух многому естеству поручил есть» (Петров. 1894. С. 18); «Аз есмь Бог»: «Землю на водах основах» (Демкова, Дробленкова. 1968. С. 59); «Аз от начала повествую с тобою, евреянине»: «Земля Сенарьска тяготою безстудства их возопи к Богу» (Петров. 1894. С. 19; Кобяк. 1987. С. 149); «Аз есмь, Израилю, изведыи тя из дому работы»: «Землю благу обещах» (Петров. 1894. С. 20; Кобяк. 1987. С. 151); «Аз любях вы и без числа отдаяи»: «Землю же свою потом наследисте» (Петров. 1894. С. 21; Кобяк. 1987. С. 152); «Аз ти благодарю Бог»: «Землю обещанную похвалившее, халев возлюбии»; «Аз превечен в Троицы»: «Земли даст плод и вселенныя приносить воздание свое по словеси Моему» (Кобяк. 1987. С. 153, 154). Значительно реже в азбучных акростихах З соотносится со словами: «заповедь» - в молитве «Аз есмь Бог первый»: «Заповеди Моя» (Демкова, Дробленкова. 1968. С. 59), «зачало» - в молитве «Аще хощеши мудрости святых»: «Зачало премудрости - страх Господень» (Кобяк. 1987. С. 145), «заблужьдшаго» - в молитве «Аз Тебе припадаю, милостиве»: «Заблужьшаго прими мя, Христе» (Соболевский. 1902. С. 33, 35; то же в др. редакции - Кобяк. 1987. С. 146). В азбучной молитве свт. Константина Преславского Зсоотносится со словом «закон»: «Закон Твои - свет стьзам того» (Степанов. 1997. С. 421, 423).

В рус. и церковнослав. языках З обозначает звуки [з] и [з']: заря,   зима,   После букв, обозначающих согласные звуки, парные по твердости-мягкости, З обозначает твердость этих звуков: отзвук, взять,    В рус. языке в позиции перед буквами, обозначающими глухие согласные звуки, и на конце слова З обозначает звуки [с] и [с']: сказка, мазь. В сочетаниях с некоторыми согласными в рус. языке З обозначает др. звуки, образовавшиеся в результате ассимиляции (уподобления). Сочетание «зш» произносится как долгий шипящий звук [ш]: низший, сочетание «зж» - как долгий шипящий звук [ж]: изжарить, без жены, а в отдельных словах (напр., езжу, брезжит) в речи нек-рых людей, преимущественно представителей старшего поколения, может произноситься как долгий мягкий согласный [ж']. Сочетания «зч», «здч» читаются как долгий мягкий [ш'] или как сочетание [ш'ч']: извозчик, объездчик, звездчатка.

Начертание З в кириллице восходит к унциальному варианту греч. буквы «дзета» (Z ), к-рая представляет собой видоизменение финик. знака « зайн» . В древнейших слав. памятниках XI в. З имеет геометрическую форму, сходную с греч. Z . Различие начертаний определяется местом пересечения основной линии и нижнего штриха, а также формой нижнего штриха. Средняя главная черта может пересекаться с нижним штрихом ниже линии строки (Супрасльский сборник, Хиландарские листки, листки Ундольского, Македонский листок) либо на линии строки (Саввина книга, Энинский Апостол). Известны следующие варианты начерков нижнего штриха: нижний штрих спускается овальной линией, утончаясь книзу: ; нижний штрих идет вправо по строке, затем поворачивает вниз, утончаясь: ; нижний штрих идет слегка вправо по строке, затем круто поворачивает вниз с постепенным утончением: ; хвостик идет по строке направо, затем делает крутой поворот под букву, образуя узкую петлю: .

Z -образное начертание сохраняется в уставных и полууставных почерках еще в XVII в. Но существуют и отклонения от этого основного типа. С XIII в. основная линия становится изогнутой, вслед. чего угол между этой линией и хвостом буквы превращается в закругление: (напр., Апостол 1220 г., Псалтирь «княгини Марины» (2-я четв. XIV в., не позднее 1343)). В новгородских берестяных грамотах нижние штрихи разной формы могут пересекаться с основной наклонной чертой не только в ее нижней точке, но и гораздо выше, образуя развилку: . На основе подобных начертаний развиваются Ъ-образные варианты З: . В грамотах есть и своеобразные начерки верхнего штриха буквы со значительным выступом вправо: . Со 2-й пол. XIV в. в новгородских грамотах встречаются змеевидные начертания З: , которые будут представлены в скорописи XV в. (Зализняк. 2000. С. 168-169). К Z-образному начертанию восходят вариант буквы, напоминающий цифру 7, и его зеркальное видоизменение типа Г, к-рые встречаются в памятниках боснийской эпиграфики 2-й пол. XIV - XV в. (Томовић. 1974. С. 20).

С 1-й четв. XV в. вместо старых геометрических типов появляются и негеометрические начертания, приближающиеся к написанию тройки: (см., напр., Евангелие РГБ. Ф. 304.III. № 5/М. 8655, 10-е гг. XV в.). В южнослав. почерках подобное начертание распространяется значительно раньше. Оно есть в среднеболг. Апостол-Евангелии 1-й пол. XIV в. из старого собрания НБ Сербии в Белграде, № 91/146 (Лавров П. А. Палеографическое обозрение кирилловского письма. Пг., 1915. С. 118. Сн. 116), в Минее праздничной того же времени из того же собрания, № 139/434 (Там же. С. 160-161. Сн. 157-159), в «Маргарите» 3-й четв. XIV в. (Ath. Zogr., № 168; см.: Райков Б., Кожухаров С., Миклас Х., Кодов Х. Каталог на славянските ръкописи в библиотеката на Зографския манастир в Света Гора. София, 1994. Табл. 170) и др.

Т. о., к началу книгопечатания буква З существовала в 2 основных начертаниях - З-образном и Z -образном. Это различие в некоторых письменных традициях (особенно на Украине) приобрело орфографическое значение: З-образное начертание употреблялось в начале слов, а Z -образное - в середине и в конце. Оба варианта присутствуют во всех шрифтах московских анонимных изданий 50-60-х гг. XVI в., в шрифтах Ивана Фёдорова использовались произвольно. Позднейшие укр. церковнослав. издания вплоть до кон. XIX в. строго соблюдали различие между данными начертаниями. В великорус. изданиях различие начертаний наблюдалось до сер. XVIII в.: Z -образный знак встречался в качестве 2-й буквы из 2 рядом стоящих З (возzвати, безzаконник и т. п.).

Скорописные начертания З в XV в. представляют собой видоизменения указанных типов - Z -образного и З-образного: . В московской скорописи XVI-XVII вв. З, как правило, пишется в виде тройки: , реже имеет змеевидную форму: . В укр. скорописи этого времени З подвергается максимальному упрощению - преобладают змеевидные начертания, которые превращаются в волнистую или изогнутую черту: . Для белорус. скорописи характерны начертания на основе З и Z с петлями в верхней либо нижней части: .

Начертание печатной кириллической буквы до XVIII в. воспроизводило рукописный полуустав. Такое начертание З, характерное для рус. книгопечатания XVII в., было взято за основу при создании гражданского шрифта в нач. XVIII в. В этом состоит отличие совр. варианта начертания З от начертания подавляющего большинства остальных букв на базе канцелярского курсива и ренессансного шрифта «антиква». Отличающиеся друг от друга совр. рукописные начертания строчной и прописной букв - ведут происхождение от московской скорописи XVIII в.

В глаголице, согласно наиболее распространенной т. зр., начертание буквы восходит к греч. букве «дзета» в ее минускульно-скорописном варианте . По др. версии, прототипами глаголического начертания могли служить знаки эфиоп. алфавита («we»), («цу»), грузинского («тхан»), армянского («ра»). Варианты начертания буквы в глаголице различаются между собой формой корпуса и его положением. Существует 2 основных варианта корпуса, приблизительно симметричные: 4-угольный: (2-й почерк Бычковско-Синайской Псалтири, Клоцев сборник, Синайский Евхологий) и ромбовидный: (1-й почерк Бычковско-Синайской Псалтири,Зографское Евангелие). В остальных памятниках представлены разного рода асимметричные трансформации этих типов. В нек-рых случаях буква может быть сильно наклонена налево: (Ассеманиево Евангелие, Клоцев сборник, Синайский Евхологий), реже - направо (Охридские глаголические листки). Черта в середине корпуса бывает либо горизонтальной (2-й почерк Бычковско-Синайской Псалтири, Охридские глаголические листки, Мариинское Евангелие, Зографское Евангелие), либо с подъемом вправо.

В пермской азбуке, созданной свт. Стефаном в посл. четв. XIV в. для обращения в христианство финно-угорских народов, буква З пишется как четырехугольник: , т. е. представляет собой стилизованный вариант верхней части кириллической буквы Z -образной формы (горизонтальная черта вверху и почти вертикальный стержень), дополненный горизонтальной чертой внизу и вертикальной слева.

В глаголице, в к-рой числа обозначались буквами в порядке их следования в азбуке, имеет числовое значение 9. В кириллице же, следующей за греко-визант. цифровой системой, З обозначает число 7. В церковнослав. письменности в числовом значении буква употребляется с дополнительными знаками - титлом и обозначениями цифровых разрядов:   - 7,  - 7000.

В церковнослав. тайнописи, в системе простой литореи («тарабарская азбука»), основанной на взаимозамене согласных букв, одинаково отстоящих от начала и конца алфавита, З передается через  («ферт»). В числовой тайнописи, т. н. византийской, основанной на взаимозамене букв, имеющих числовое значение и составляющих в сумме предел порядка, З передается через  («глаголи», числовое значение - 3) (7 + 3 = 10). В тайнописи «Лаодикийского послания» - «литореи в квадратах»,- смысл соотношения алфавитных рядов к-рой неясен, З1-го ряда алфавита соотносится с  2-го ряда, а З 2-го ряда - с  1-го ряда.

В церковнославянском языке наряду с буквой З звуковое значение [з] и [з'] имеет и др. буква -  (  наречие со значением «очень», «много»), к-рая употребляется в ограниченном списке слов:         а также в производных от них (в слове   допускается написание как  , так и ).   - 8-я буква церковнослав. алфавита, 10-я буква македон. алфавита. В старослав. азбуке звуковое значение  отличалось от З:  обозначало звонкую свистящую аффрикату [д'з'], изменившуюся затем в мягкий свистящий [з'].

В древнейших славянских азбучных акростихах  соотносится преимущественно со своим названием «зело», напр., в азбучной молитве свт. Константина Преславского «Аз словом сим молюся Богоу»: « ело бо есть светильник жизни» (Степанов. 1997. С. 421); в одной из редакций молитвы «Аз преже о Господе Бозе начинаю вещати»: « ело бо закон Его и свет стезям моим» (Кобяк. 1987. С. 148; Демкова, Дробленкова. 1968. С. 58); в молитвах «Аз есмь Бог»: « ело дивна створих»; «Азбука об Адаме»: « ело убо горце рыдая, вопиаше» (Там же. С. 59, 60); «Аз есмь, Израилю, изведыи тя из дому работы»: « ело возлюбих вы и любимая подах»; «Аз ти благодарю Бог»: « ело угрозившая вам лютость хананейскую потреби»; «Аз превечен в Троицы, начала и конца не имыи»: « ело бо щедроты Моя и милость Моя на вся изливаю» (Кобяк. 1987. С. 150, 153, 154). Реже  соотносится со словом «зло» и производными от него, напр., в молитвах «Аз есть всему миру свет»: « ло боудет законопреступником» (1-я редакция), « ло законопреступником» (2-я редакция) (Демкова, Дробленкова. 1968. С. 55, 56; Кобяк. 1987. С. 155); «Аще хощеши мудрости святых»: « ло есть неведение»; «Аз от начала повествую с тобою, евреянине»: « ло безумствоваше, высокою гордынею одержими» (Кобяк. 1987. С. 145, 149); «Аз любях вы и без числа отдаяи»: « ле постражете 60 лет в Вавилоне» (Там же. С. 152).

В древнейшей кириллице буква «зело» имела неск. начертаний. Самым распространенным было начертание   к-рое использовалось для обозначения числа 6 (Саввина книга, Супрасльская рукопись, Остромирово Евангелие, Изборник Святослава 1073 г., Галицкое Евангелие 1144 г., Успенский сборник XII-XIII вв. и др.). Это начертание восходит к греч. лигатуре «стигма» употреблявшейся в числовом значении 6. Зеркальное видоизменение этого начертания , возникшее под влиянием формы глаголической буквы , встречается реже. При этом если в рус. памятниках (как и  ) служило только для передачи числа (Архангельское Евангелие 1092 г., Минея 1097 г., Юрьевское Евангелие 1120 г., Стихирарь 1157 г. и др.), то в южнослав. памятниках употреблялось также и в словах:    (Охридский Апостол, кон. XII в.),      (Боянское Евангелие, 1-я пол.- сер. XIII в.) и др. памятники кон. XII - XIII в. (Слепченский Апостол, Орбельская Триодь, Псалтирь Григоровича, Дечанское Евангелие).

Только в написании слов в южнослав. памятниках использовалось еще одно начертание «зело», представляющее собой видоизмененный вариант буквы «земля» с крючком справа в середине - :   (Хиландарские листки, XI в.),   (Болонская Псалтирь, 1230-1241),   (Погодинская Псалтирь, 2-я пол. XIII в.),  (Охридский Апостол) и др. (Боянское Евангелие, Евангелие Сречковича (XIII в.), Пражский Македонский Апостол (XIII в.), Псалтирь Григоровича (2-я пол. XIII в.), Дечанское Евангелие (2-я пол. XIII в.), молд. Венское Четвероевангелие 1502 г.). В южнослав. и рус. рукописях попадается особый вид такого начертания - перечеркнутая буква «земля»: (южнослав. списки: Листки Ундольского XI в., Мирославово Евангелие ок. XI в., Слепченский Апостол кон. XII в., Хроника Георгия Амартола 1388-1389 гг.; рус. списки: Евангелие учительное Константина Болгарского (2-я пол. XII в.) и др.). Такое начертание «зело» употребляется только в словах.

В новгородских берестяных грамотах представлены различные варианты буквы «зело»: -образное начертание преобладает во все периоды, наряду с ним в XI-XIII вв. встречается начертание в виде перечеркнутой буквы «земля»: , в XII в.- в виде перечеркнутых и  , в XIII-XIV вв. распространяется  -образный начерк. В грамотах засвидетельствованы также единичные примеры особых моделей: «зело» в виде восьмерки: (XII в.) и горизонтального, лежащего на строке (кон. XIV в.) (Зализняк. 2000. С. 166-167).

В результате 2-го южнослав. влияния (см. Южнославянские влияния на древнерусскую культуру) буква «зело» как в виде и (c рубежа XIV и XV вв.), так и в виде (с 10-х гг. XV в.) начинает использоваться в древнерус. рукописях для обозначения звука [з] (Паренесис прп. Ефрема Сирина кон. XIV в., московская Триодь Цветная ок. 1403 г., Сборник с поучениями аввы Дорофея 1414 г. из Троице-Сергиева мон-ря, Лествица прп. Иоанна Лествичника 1420-1421 гг. и др.). Впосл. начертания и выходят из употребления, а написание  в соответствии с [з] закрепляется в древнерус. письменности и книгопечатании.

В уставных и полууставных почерках начертания  и отличаются устойчивостью, ср.: Устав XI-XIII вв.- , полуустав XIV-XV вв.- . Из этих видов   развились и скорописные начертания XV в.: Наряду с ними в скорописи XV в. появился еще один вариант -  горизонтальное, лежащее на строке: . В скорописи XVI-XVII вв. представлены начертания в виде  или основанные на  с незначительными видоизменениями: , а также  лежащее на строке: .

Поскольку в древнерусских текстах с XV в. буквы «земля» и «зело» функционируют как омофоничные, орфографические руководства дают рекомендации, направленные на дифференциацию их употребления. Орфографический трактат XVI в. «Сила существу книжнаго писания» предписывает употреблять букву «зело» в словах, производных от «зло»: «... лобу всякую и  лое и  лым пиши  елом» (Ягич. 1896. С. 439). В некоторых орфографических сочинениях XVI-XVII вв. посредством оппозиции букв   и З реализуется принцип антистиха - противопоставляются омонимичные формы ед. и мн. ч. Так, в «Буковнице» Герасима Ворбозомского (1592) буква  представлена в формах ед. ч., З - в формах мн. ч.:   -     -   (цит. по: Живов. 1995. С. 292). Противоположная рекомендация - использовать З в ед. ч., а   во мн. ч.- дается в анонимной орфографической статье XVII в.: «З - единьственному имени,  - множественному и честнеишему» (Ягич. 1896. С. 402). В грамматиках церковнослав. языка Лаврентия Зизания (1596), Мелетия (Смотрицкого) (1619, 1648, 1721), Ф. Максимова (1723) правила, регламентирующие употребление  и З, отсутствуют. В 1-м издании «Грамматики» Мелетия (Смотрицкого) (Евье, 1619) содержится лишь указание на «заимствованный» характер буквы «зело» и ее избыточность в слав. языке: «Сие писмя числа деля точию з греческаго , шесть знаменующаго, привзяся, славенскому языку излишное, долг его -  навершающу» (л. 11 об.- 12).

В первоначальном варианте рус. гражданского шрифта (1708) из 2 букв с одним звуковым значением [з]/[з'] Петр I сохранил букву   исключая З, что является проявлением его латинофильской ориентации: выбрана буква, соответствующая лат. алфавиту. Во 2-й версии гражданского шрифта, учебной азбуке 1710 г., буква З была восстановлена, а  упразднена. Оба варианта азбуки имели параллельное хождение до 1735 г., когда в результате орфографической реформы, осуществленной АН, буква  была окончательно отменена.

Активная полемика вокруг букв З и   продолжалась в сер. XVIII в. В. Е. Адодуров в грамматическом очерке «Anfangs-Gründe der Rußischen Sprache» (1731) и В. К. Тредиаковский в орфографическом трактате «Разговор между чужестранным человеком и российским об ортографии» (1748) предлагают исключить из рус. гражданской азбуки букву З и последовательно использовать вместо нее   Тредиаковский придерживался этой орфографии, при издании «Разговора...» для книги было изготовлено прописное  . Активным противником использования буквы «зело» выступил А. П. Сумароков критиковавший орфографические рекомендации Тредиаковского в ст. «О правописании» (1768-1771): «А г. Тредьяковской извергал литеру З и водил  оснуяся на Азбуке, выданной при государе Петре I. Но сей Азбуке, соображающейся с начертанием латинских литер, во типографиях хотя и следовали, однако отошли от не свойственнаго нам латинскаго начертания нечувствительно и пристали ко своему, данному нам от греков, откуда и римляне свое начертание получали, и прилепилися мы к подлиннику, отстав от преображеннаго списка» (цит. по: Живов. 1996. С. 80-81). Приверженность Тредиаковского букве «зело» высмеивается Сумароковым в стихотворной «Эпистоле о русском языке» (1748): «Зело, зело, зело, дружок мой, ты искусен, Я спорить не хочу, да только склад твой гнусен» - и в комедии «Тресотиниус» (1750), где автор заставляет Тресотиниуса, прообразом к-рого является Тредиаковский, спорить с подьячим, настаивая на употреблении  

В серб. гражданской печати, орфография которой была более (по сравнению с русской) близка к церковнославянской, буква  изредка использовалась до сер. XIX в. В новосоздаваемый македонский алфавит буква  была введена 4 дек. 1944 г. по результату голосования членов «филологической комиссии по установлению македонской азбуки и македонского литературного языка», причем в македон. азбуке  следует за З, тогда как в старослав. и церковнослав. алфавитах порядок обратный. Звуковое значение  в македон. языке - аффриката [dz].

Происхождение формы глаголической буквы недостаточно ясно. Некоторые исследователи возводят глаголическое начертание к знакам эфиоп. алфавита («цы») и («це»). В рукописях корпус буквы мог иметь трапециевидную форму: (Мариинское Евангелие, Рильские листки) или треугольную: (Зографское Евангелие, Синайская Псалтирь, сборник Клоца, Охридские листки); существуют также переходные варианты между ними (Ассеманиево Евангелие, Боянское Евангелие). Верхняя петля либо отделена от корпуса: (Зографское и Ассеманиево Евангелия, 1-й почерк Бычковско-Синайской Псалтири, Охридские листки, Боянское Евангелие), либо касается его: (Мариинское Евангелие, сборник Клоца, 2-й и 3-й почерки Бычковско-Синайской Псалтири). Петля могла быть развернута налево (такой вариант начертания признается первоначальным): (Ассеманиево Евангелие, Рильские листки, Бычковско-Синайская Псалтирь, Охридские листки) - или направо: (Мюнхенский и Парижский абецедарии).

В азбуке свт. Стефана Пермского буква   пишется как прямая вертикальная черта, похожая на «i» десятеричное: . В др. варианте начертания примерно от середины стержня отходит черта под острым углом вверх: .

В глаголице имеет числовое значение 8, в кириллице   имеет числовое значение 6. В церковнослав. кириллической письменности в числовом значении буква употребляется с дополнительными знаками - титлом и обозначением цифровых разрядов:   - 6,   - 6000.

Церковнослав. тайнопись, система простой литореи («тарабарская азбука»), оставляет  без замены. В числовой тайнописи, т. н. византийской,  передается через  («добро», числовое значение - 4) (6+4=10). В тайнописи «Лаодикийского послания» - «литореи в квадратах»   1-го ряда алфавита соотносится с  2-го ряда, а  2-го ряда - с  и  1-го ряда.

Лит.: Петров А. К истории букваря // Рус. школа. 1894. № 4. С. 18-21; Ягич И. В. Рассуждения южнослав. и рус. старины о церковнослав. языке. СПб., 1896; Соболевский А. И. Славяно-рус. палеография. СПб., 1902. Курс 2. С. 56-57; он же. Церковнослав. стихотворения IX-X вв. и их значение // Тр. XI Археол. съезда, Киев, 1899. М., 1902. Т. 2. С. 33, 35; Карский Е. Ф. Слав. кирилловская палеография. Л., 1928. С. 189-192, 254; Сперанский М. Н. Тайнопись в югослав. и рус. памятниках письма. Л., 1929. С. 74-75; Селищев А. М. Старослав. язык. М., 1951. Ч. 1. С. 39-41; Черепнин Л. В. Рус. палеография. М., 1956. С. 154-156, 243-244, 248-249, 361-362, 365-366, 378-381; Шицгал А. Г. Рус. гражданский шрифт, 1708-1958. М., 1959. С. 110, 112-114; Демкова Н. С., Дробленкова Н. Ф. К изучению слав. азбучных стихов // ТОДРЛ. 1968. Т. 23. С. 27-61; Томовић Г. Морфологиjа ћириличких натписа на Балкану. Београд, 1974; Кобяк Н. А., Поздеева И. В. Славяно-рус. рукописи XV-XVI вв. Науч. б-ки МГУ. М., 1981. С. 143; КМЕ. Т. 1. С. 581-582, 706-708; Кобяк Н. А. Азбуки толковые в сборнике XVII в. из собр. МГУ № 1356 // Из фонда редких книг и рукописей Науч. б-ки Моск. ун-та. М., 1987. [Вып. 4]. С. 142-156; Алипий (Гаманович), иером. Грамматика церковнослав. языка. М., 1991р. С. 18; Лурье Я. С., Григоренко А. Ю. Курицын Федор Васильевич // СККДР. Вып. 2. Ч. 1. С. 504-510; Живов В. М. Буковница 1592 г. и ее место в истории рус. грамматической мысли // The Language and Verse of Russia: In Honor of Dean S. Worth. M., 1995. C. 291-303; он же. Язык и культура в России XVIII в. М., 1996. С. 76-81; Плетнева А. А., Кравецкий А. Г. Церковнослав. язык. М., 1996. С. 159-160; Успенский Б. А. К истории одной эпиграммы Тредиаковского // Он же. Избр. тр. М., 1996. Т. 2: Язык и культура. С. 287-288, 314; он же. Доломоносовский период отеч. русистики: Адодуров и Тредиаковский // Там же. 1997. Т. 3: Общее и слав. языкознание. С. 618; Степанов Ю. С. Константы: Словарь рус. культуры: Опыт исслед. М., 1997; Щепкин В. Н. Рус. палеография. М., 1999п. С. 123, 138-139, 142-143, 157; Зализняк А. А. Палеография берестяных грамот и их внестратиграфическое датирование // Янин В. Л., Зализняк А. А. Новгородские грамоты на бересте. М., 2000. Т. 10: Из раскопок 1990-1996 гг. С. 152-217; Гальченко М. Г. Второе южнослав. влияние в древнерус. книжности // Она же. Книжная культура, книгописание, надписи на иконах Древней Руси: Избр. работы. М., 2001. C. 366-368. (Тр. ЦМиАР; Т. 1).
Е. А. Кузьминова